Полтавская битва

Полтавская битва состоялась 8.07.1709 (здесь и далее по н.с.) между русскими войсками и шведской армией во время Северной войны (1700-1721).

После поражения русской армии при Нарве (30.11.1700) Карл XII возобновил военные действия против саксонского курфюрста и польского короля Августа II, нанося ему одно поражение за другим. Возвращение русских земель в Ингерманландии, основание русским царём Петром I в устье Невы Санкт-Петербурга (1703) и успехи русских в Курляндии (1705) побудили Карла XII принять решение после разгрома Августа II вернуться к действиям против России и захватить Москву. В июне 1708 Карл XII начал поход против России.

Пётр I понимал неизбежность наступления шведов в глубь России. 1708 год прошел в столкновениях шведской и русской армий на территории Великого княжества Литовского (сражения при Головчине, при Добром, Раёвке и Лесной). Шведы начали ощущать недостаток провианта и фуража, чему немало способствовало крестьянство Белой Руси, которое прятало хлеб, корм для лошадей, убивало фуражиров.

Шведской армии необходим был отдых, поэтому шведы из-под Смоленска повернули на земли Малороссии, чтобы отдохнув там, продолжить наступление на Москву с юга. Однако, зима для шведской армии оказалась тяжёлой, несмотря на то, что русская армия на землях Малороссии прекратила тактику "выжженной земли". Однако крестьяне Малороссии, как и белорусы, с ненавистью встретили иноземцев. Они убегали в леса, прятали хлеб и корм для лошадей, убивали фуражиров. Шведская армия голодала.

Осенью 1708 гетман Иван Мазепа изменил Петру и принял сторону Карла XII, заверив его в союзнических чувствах населения Малороссии к шведской короне. Мазепа обещая ему, в случае прихода шведов в Малороссию, до 50 тыс. казацкого войска, продовольствие и удобную зимовку. 8.11.1708 Мазепа во главе отряда казаков прибыл в ставку Карла. В ответ Александр Меншиков 13.11.1708 захватил и разорил Батурин — ставку гетмана. Кроме того, Пётр I амнистировал и отозвал из ссылки украинского полковника Семёна Палия, пытаясь заручиться поддержкой казачества. 17 ноября в Глухове был избран новый гетман — по настоянию Петра I им стал Иван Скоропадский.

К тому моменту, когда шведская армия подошла к Полтаве, она потеряла до трети состава и насчитывала 35 тыс. человек. Стремясь создать выгодные предпосылки для наступления, Карл решил овладеть Полтавой, которая с фортификационной точки зрения казалась "лёгкой добычей" и где по уверению Мазепы и запорожцев, находились провиантские склады и большие денежные суммы. Карл XII надеялся принудить этим Петра I к бою и приобрести опорный пункт на Украйне, в котором можно было бы держаться до тех пор, пока Турция согласится начать войну с Россией или польский король Станислав Лещинский подаст шведам помощь.

В марте 1709 на сторону шведов перешли казаки Запорожской Сечи. Направленный на юг русский 3-тыс. кавалерийский отряд полковника Кемпбелла 27 марта был перебит запорожцами в Царичанке , однако Кемпбеллу удалось прорваться на север. 22 апреля казаки (мазепинцы и запорожские) вместе со шведами участвовал в сражении против русских у Соколки. В ответ русский отряд полковника Петра Яковлева 27 апреля сжёг Келеберду (пощадив только церковь), 29 апреля — Переволочну, затем крепости Старый и Новый Кодак. Наконец, 21 мая он подошёл к Сечи. Первый приступ был неудачен, но 25 мая на помощь подошёл полковник Игнатий Галаган, и Сечь была разгромлена.

Разгром Запорожской Сечи вызвал приток запорожцев в шведское войско. Однако дисциплина казаков, по мнению шведов, оставляла желать лучшего и поэтому шведы использовали их для охраны пленных и на землекопных работах. При традиционно высокой самооценке запорожцев такое отношение вызывало у них недовольство. В итоге из многотысячного украинского казачества (реестровых казаков насчитывалось 30 тыс., запорожских казаков — 10-12 тыс.) на сторону Карла XII перешли около 10 тыс. человек, но и те вскоре начали разбегаться из походного лагеря шведской армии и в результате их осталось около 2 тыс. Таких ненадёжных союзников Карл XII не рискнул использовать в сражении и поэтому оставил их в обозе под присмотром 7 кавалерийских полков. В бою участвовал только небольшой отряд казаков-добровольцев.

Пётр I, не вполне доверяя казакам нового гетмана Скоропадского, также не использовал их в битве. Для присмотра за ними он направил 6 драгунских полков под началом генерал-майора Григория Волконского.

В начале мая к Полтаве прибыла шведская армия. После двух неудачных попыток штурма (9 и 10 мая) 11 мая шведы приступили к осадным работам. Однако у шведов не было осадных орудий. С апреля по июнь шведы предприняли 20 штурмов Полтавы и потеряли под её стенами более 6 тыс. человек. Гарнизон Полтавы (4,2 тыс. солдат и 2,6 тыс. вооружённых горожан) успешно отбил штурмы, в течение 3-х месяцев сковывая главные силы противника и обеспечивая русской армии время для подготовки решительного удара. 26 мая Алексей Головин сумел провести в крепость 2 батальона (900 человек). После этого гарнизон Полтавы стал вести себя активнее и предпринял ряд вылазок, в одной из которых Головин попал в плен.

6 июня под Полтаву прибыл Шереметев с главной армией. Вся русская армия собралась у деревни Крутой берег в укреплённом лагере. Шведы противопоставили русским свою линию укреплений, усиленную на флангах редутами. Для ослабления противника русские отряды совершали частые нападения на его расположение. Наиболее значительное нападение было произведено генерал-лейтенантом Иоганном Гейнскином на деревню Старые Санжары, где содержались русские пленные, взятые в Веприке. В результате шведы были разбиты, 1200 русских пленных освобождены. У неприятеля были взяты 2 орудия и 8 знамен, потери русских — 60 убитых и 181 раненых.

27 июня Пётр решил дать Карлу XII генеральное сражение. Он направил генерала Людвига Алларта подготовить переправу южнее Полтавы, а Карла Ренне с тремя полками пехоты и несколькими полками драгун — севернее, в район деревни Петровка, а также продолжил строительство плотины, начатой Меншиковым. Узнав о переправе русских через Ворсклу, Карл XII направил против Ренне фельдмаршала Карла Реншильда, а сам направился против Алларта. Во время рекогносцировк 27 июня, в свой день рождения, шведский король был ранен в ногу, после чего шведы возвратились в лагерь.

1 июля Петр I переправил армию на правый берег Ворсклы и расположился в укреплённом лагере около деревень Петровки и Семеновки. 6 июля русские продвинулись по направлению к Полтаве и расположились у деревни Яковцы, где был создан второй полевой укреплённый лагерь. Направляясь атаковать грозного противника, Пётр I при каждой остановке возводилл тет-де-пон. Он велел построить 6 редутов, соединённых валами между Яковецким и Малобудищенским лесами, на расстоянии ружейного выстрела друг от друга. Затем перпендикулярно их фронту началось возведение ещё четырёх посередине прохода между лесками у деревень Малые Будищи и Малые Павленки. Строить их было приказано ночью, чтобы об этом не знал противник. Однако, к началу битвы были окончены лишь два из них.

Всё это должно было уравновесить тактическое превосходство неприятеля в случае неожиданного нападения. Теперь в любом случае шведской армии в ходе атаки предстояло двигаться под огнём противника. Редуты составляли передовую позицию русской армии, что было новым словом в истории военного искусства и полной неожиданностью для шведов. Конницу расположили на открытом поле между Яковчанским и Малобудищенским лесом за шестью поперечными редутами. В лесу у Малых Будищ подрубили деревья и сделали завалы.

Узнав через перебежчика о подходе к русским усиления в виде калмыцкой конницы и лишившись надежды получить собственное подкрепление (отказ турецкого султана вступить в войну против России и невозможность Станислава Лещинского и корпуса Крассова прийти на помощь из Польши), 3 июля Карл XII решился ещё раз атаковать Полтаву, а после неудачи штурма стал готовиться к генеральному сражению.

Карта сражения под Полтавой

Карл XII располагал до 37 тыс. солдат (в т.ч. несколько тысяч реестровых и низовых запорожских казаков). Оставив против Полтавы 2 полка с небольшим отрядом кавалерии и отрядив 4 полка кавалерии (2 тыс.) для занятия переправ через Ворсклу от Полтавы до Переволочной, у Карла XII осталось 26 батальонов пехоты и 22 полка кавалерии (всего 25 тыс. человек). Непосредственно в Полтавском сражении принимало участие около 8 тыс. пехоты, 7800 кавалерии и около тысячи нерегулярной кавалерии (валахов). Карл XII располагал 41 орудием, однако в сражении участвовали только 4 орудия. Возможно шведы растратили все заряды при осаде Полтавы и остались без зарядов и пороха. Кроме того, шведы недооценивали значение в бою артиллерии; весь упор делался на мощную атаку каролинов сомкнутым строем.

Русская армия (42 тыс.) расположились следующим образом: в редутах было расположено 2 батальона, между редутами и лагерем — 17 полков кавалерии под командованием Меншикова, главные силы — 56 батальонов пехоты и вся артиллерия (72 орудия) занимали укреплённый лагерь. В отличие от шведов, Пётр I уделял огромное внимание артиллерии. В итоге в Полтавской битве превосходство русских в материальной части стало подавляющим. Всей русской артиллерией командовал генерал-поручик Яков Брюс.

8 июля на рассвете шведская армия двинулась к русскому лагерю, имея в первой линии 4 колонны пехоты и во второй линии 6 колонн конницы. Ещё около 10 тыс. человек, в том числе мазепинцы — сердюки и запорожцы — оставались в осадном лагере для его охраны. Пехота шведов атаковала редуты. Кавалерия, проскакав между ними, бросилась на нашу конницу, стоявшую лагерем на поле за редутами. Шведам удалось быстро захватить два первых недостроенных редута. Пленных не брали. Однако третий редут взять с ходу не удалось.

Тем временем русские драгуны, выстроившись в боевой порядок, под командованием Меншикова двинулись навстречу шведам. Кавалерийский бой произошёл на линии поперечных русских редутов, и именно поддержка кавалерии позволила русским редутам выполнить своё предназначение. Русская конница несколько раз отбила атаки шведской кавалерии, которая потеряла к концу боя 14 знамён и штандартов. Тогда Карл XII приказал шведской пехоте двинуться на помощь кавалерии сквозь линию редутов.

Около 4 ч утра Пётр I приказал своей кавалерии отойти на главную позицию возле укреплённого лагеря. Однако Меншиков не подчинился приказу царя и, желая покончить с шведами у редутов, продолжил бой. Князь извещал, что разворачивать эскадроны, когда шведская конница находится рядом — опасно. Выдержать медленный темп отхода можно было только при поддержке пехоты. Пётр отказал в присылке пехоты, отозвал Меншикова и вручил командование Родиону Бауру, который стал повёртывать конницу.

Случилось то, чего опасался Меншиков: всадникам пришлось почти 3 км отрываться полным галопом и проскочить мимо ретраншемента. Сложилось впечатление, что русская кавалерия побежала. Шведская кавалерия организовала преследование, однако Реншильд вернул кавалерию назад, боясь оставить пехоту на поле боя без прикрытия. В шведском лагере царило приподнятое настроение, приближённые поздравляли короля с победой. Шведы полагали, что осталось только добить русскую армию.

Проход линии редутов привёл в расстройство шведскую пехоту. Особенно это касалось колонны генерал-майора Карла Рооса: часть батальонов прошла линию русских укреплений вместе с остальной пехотой Адама Левенгаупта, другая часть осталась штурмовать 3-й русский редут. К штурмующим присоединились батальоны соседних колонн. Неподготовленный штурм 3-го редута (шведы не заготовили лестницы, фашины, канаты и другое необходимое снаряжение) привёл к большим потерям, особенно в офицерах. Из 2600 человек в начале боя в отряде Рооса осталось около 1500. Отказавшись от штурма редута, Роос приказал отойти к Яковецкому лесу, при этом он потерял из виду главные силы.

Пётр I увидел отрыв части шведской пехоты от основных сил и отправил против неё 5 пехотных батальонов под началом генерал-лейтенанта Самуила Ренцеля и 5 драгунских полков генерал-лейтенанта Иоганна Гейнскина. К отряду Рооса присоединилась кавалерия генерал-майора Вольмара Шлиппенбаха, игравшая в начале битвы роль передового отряда. Шлиппенбах отправился на поиск главной армии, но натолкнулся на русскую кавалерию и попал в плен. Вскоре и Роос увидел перед собой окружавших его русских. После короткого, но жаркого боя остатки отряда Рооса (к этому времени 300-400 человек) бежали на юг через лес к шведским укреплениям у Полтавы. Здесь отряд укрылся в так называемом "Гвардейском шанце" и вскоре сдался на капитуляцию перед Ренцелем.

После этого в сражении наступила пауза. Шведская армия приводила себя в порядок; её командование ожидало возвращения своей кавалерии и пехоты и ничего не знало о судьбе отряда Рооса.

Около шести часов утра Пётр вывел всю армию из лагеря и построил её в две линии фронтом к Будищенскому лесу, имея в центре пехоту под командованием генерал-фельдмаршала Шереметева и генерала Аникиты Репнина. Конница раположилась на флангах (на левом фланге под командованием Меншикова, на правом — Баура), а артиллерия под командованием Брюса впереди равномерно по всему фронту. В лагере был оставлен резерв из девяти пехотных батальонов под командованием генерал-майора Ивана Гинтера.

Шведская армия, приведя себя в порядок в Будищенском лесу, построилась против русской армии в одну линию с кавалерией на флангах. В центре шведская пехота (10 батальонов, около 4 тыс. человек) под командованием Левенгаупта. Кавалерия правого фланга (52 эскадрона) под командованием генерал-майора Карла Крейца из-за тесноты на поле боя стала не на фланге, а позади шведской пехоты. Кавалерией левого фланга командовал генерал-майор Хуго Гамильтон.

Русские стояли так плотно, что разрывы между батальонами составляли около 10 м, причём в эти промежутки выкатывали выдвинутые в боевые порядки орудия. Стараясь построить собственную линию не меньше линии противника, шведы сделали разрывы между батальонами около 50 м. И всё равно русская линия (около 2 км) превосходила по длине шведскую (1,4—1,5 км).

В 9 часов утра линия шведской пехоты атаковала русскую пехоту. Шведы были встречены сначала артиллерийским огнём, затем противники обменялись ружейным огнём, после чего начали рукопашную схватку. Шведская кавалерия Крейца поддержала атаку своей пехоты. 4 левофланговых русских батальона были вынуждены стать в каре, но кавалерия Меншикова атаковала шведов во фланг, расстроив их атаку.

Воодушевляемое присутствием короля, правое крыло шведской пехоты яростно атаковало левый фланг русской армии. Под натиском шведов первая линия русских войск стала отступать. Напору противника поддались Казанский, Псковский, Сибирский, Московский, Бутырский и Новгородский полки левого фланга дивизии Репнина. В передней линии русской пехоты образовался опасный разрыв боевого порядка: шведы штыковой атакой "опрокинули" 1-й батальон Новгородского полка, захватили свыше десятка русских орудий, некоторые из них они обратили против противника. Пётр I, который вовремя заметил это, стал во главе батальона второй линии этого полка и контратакой отбросил противника, ликвидировав образовавшуюся брешь.

Пока правый фланг шведской пехоты прорывал фронт русской армии, её левый фланг даже не вступил в соприкосновение с русскими. Напротив, русская пехота правого фланга генерал-лейтенанта Михаила Голицына (самые опытные, в том числе гвардейские полки) атаковала шведскую пехоту и обратила её в бегство. Кавалерия шведского левого фланга не успела поддержать собственную пехоту и вскоре сама была обращена в бегство, при этом командир Нюландского кавалерийского полка полковник Андерс Торстенссон погиб, а генерал Гамильтон попал в плен.

Бегство пехоты шведского левого фланга обнажило центр боевых порядков. Русская пехота усилила напор на противника, а таявшая тонкая линия шведов сломалась, разрывы между батальонами достигли 100-150 м. Фланги русской армии охватили боевой порядок шведов. Шведы уже устали от напряжённого боя. Оба стоявших в центре батальона Уппландского полка были окружены и полностью уничтожены. Под натиском русских сил потерявшие строй шведы начали беспорядочное отступление, превратившееся к 11 часам в настоящее бегство.

Осознав неизбежность поражения, король под охраной драбантов и кавалерии Крейца покинул поле боя, при этом проходя назад через линию русских редутов (которые опять заняли русские) охрана короля понесла большие потери. Добравшись до обоза в Пушкарёвке (где находились около 7 тыс. кавалерии и верные Карлу XII казаки), шведская армия начала приводить себя в порядок. Здесь к армии присоединились два полка, которые вели осаду Полтавы. Вечером остатки шведской армии с королём направились на юг, к переправе через Днепр.

Пётр отрядил в погоню 10 драгунских полков Баура и Семёновский лейб-гвардии полк Голицына, посаженный на лошадей. На следующий день в преследование включился Меншиков с ротой лейб-шквадрона. Вскоре остатки шведской армии были настигнуты русскими и блокированы у Переволочной. Здесь на капитуляцию сдались 16 тыс. человек, в т.ч. 3 генерала (Левенгаупт, Крейц и Крузе). Ещё ранее, во время сражения, в плен были взяты фельдмаршал Реншильд, генералы Шлиппенбах, Роос, Стакельберг и Гамильтон, а также Максимилиан Эммануил, принц Вюртембергский.

В Полтавской битве шведская армия потеряла 9234 убитыми, 18794 попало в плен. Русскими трофеями стали 32 орудия, 264 знамени и штандарта. Русская армия потеряла 1345 убитыми и 3290 ранеными.

Во время битвы оба полководца не щадили себя: шляпа Петра была прострелена, другая пуля попала в крест на его груди, третья была найдена в арчаке седла. Носилки Карла были разбиты ядром, все окружавшие его драбанты (телохранители) были перебиты.

После разгрома под Полтавой Карл XII вместе с Мазепой бежал в Турцию. Последствием Полтавской битвы было низведение Швеции на степень второклассной державы и поднятие России на небывалую дотоле высоту.

За участие в Полтавской битве Пётр I удостоил Меншикова, одного из героев разгрома королевской армии Швеции, званием генерал-фельдмаршала. Такой чин до этого в русской армии имел только один Шереметев.

На главную страницу