Второй крестовый поход

После Первого крестового похода государства крестоносцев на Востоке преследовали цель уничтожение византийского господства в Малой Азии, вследствие чего мусульманские государства снова усилились и начали из Месопотамии угрожать христианским владениям.

Один из наиболее сильных мусульманских эмиров, эмир Мосула Имад-ад-Дин ("Столп веры") Зенги, в 1144 взял Эдессу — форпост христианства в Малой Азии.

В Иерусалиме после смерти короля Фулька во главе королевства стала вдова, королева Мелисенда Иерусалимская, опекунша Бодуэна III. Из-за непокорности вассальных князей она не имела средства для защиты даже собственных владений. Князь Антиохии Раймунд развязал войну с Византией, кончившуюся для него полной неудачей, и таким образом также не мог подать помощи Эдессе.

Папа римский Евгений III был вынужден тратить все силы на борьбу с Арнольдом Брешианским. Германский король Конрад III также был поставлен в затруднительные обстоятельства борьбой с Вельфами.

Единственным, кто был склонен предпринять крестовый поход, был король Франции Луи VII. В 1146 святой Бернард Клервоский надел на короля крест и произнёс пламенную речь с призывом защитить Гроб Господень от неверных. Южная и средняя Франция двинула многочисленную армию, которая одна была вполне достаточна для того, чтобы дать отпор мусульманам.

Идеи Второго Крестового похода стали распространяться и в Германии. Накануне 1147 под влиянием призывов Бернарда Клервосского Конрад III также решился принять участие в Крестовом походе. Это отозвалось во всей германской нации и с 1147 в Германии началось такое же воодушевление, как и во Франции, и также, как перед Первым крестовым походом, вызвало волну антисемитских выступлений.

Для французского короля всего естественнее было избрать путь через Италию, откуда он мог, воспользовавшись норманнским флотом и также флотом торговых городов, удобно и скоро прибыть в Сирию. Кроме того, к ополчению мог присоединиться и сицилийский король Рожер II, с которым французский король находились в близких отношениях.

Однако германский король предложил избрать путь, которым шли германские крестоносцы в прошлом походе, — через Венгрию, Болгарию, Сербию, Фракию и Македонию, и настоял на том, чтобы и французский король двинулся этим же путём во избежание разделения сил.

Движение крестоносцев началось летом 1147; Конрад шёл впереди, месяцем позже за ним шёл Луи VII. Рожер II, снарядив корабли, тоже отправился на Восток, но не в помощь крестоносцам, а стал грабить острова и приморские земли, принадлежащие Византии, — берега Иллирии, Далмации и южной Греции. Опустошая византийские владения, сицилийский король завладел о-вом Корфу и чтобы обеспечить свою безопасность со стороны африканских мусульман, заключил с последними союз.

По пути в Святую землю крестоносцы грабили территории, которые лежали на их пути. Добровольцы, примкнувшие к крестовому ополчению, не признавали авторитета руководителей похода и грабежами и насилиями возбуждали ропот местных жителей, в результате чего начались взаимные претензии между византийсим императором Мануилом I Комниным и Конрадом III. Чтобы обезопасить столицу Мануил старался направить крестоносцев в обход Константинополя и ускорить их переправу на азиатский берег.

Но крестоносцы силой пробились к Константинополю, сопровождая свой путь грабежами и насилиями. У стен Константинополя стояли германцы, предававшие всё грабежу, а через две-три недели ожидалось прибытие французских крестоносцев. Под влиянием грозившей со всех сторон опасности Мануил заключил союз с тюрками-сельджуками. Таким образом против крестового ополчения составилось два христианско-мусульманских союза: союз Рожера II с египетским султаном и союз византийского императора с иконийским султаном.

Не дожидаясь подхода французов Мануил обеспечил переправу немцев на противоположный берег Босфора. В Никее войско немцев разделилось. 15-тыс. отряд отделился от немецкого ополчения и направился приморским путём к Палестине. Конрад с остальным войском двинулся через Дорилей, Иконий и Гераклею.

26.10.1147 в Каппадокии в первой же битве близ Дорилея, немецкое войско, застигнутое врасплох, было наголову разбито, бóльшая часть ополчения погибла или была взята в плен. Весьма немногие вернулись с королём в Никею, где Конрад стал поджидать французов.

В это время Луи VII приближался к Константинополю. Чтобы быстрее спровадить крестоносцев, Мануил распустил слух, что немцы одерживают блистательные победы, быстро продвигаются вперёд и французам скоро нечего будет делать в Азии. Французские рыцари, раззадоренные дезинформацией, потребовали поскорее переправить их через Босфор и уже на азиатском берегу узнали об участи немецкого войска. Из Никеи оба короля решили продолжать путь вместе.

Чтобы избавить войско от тяжёлого зрелища павших воинов, отправились обходным путём — на Адрамитий, Пергам и Смирну. Выбирая этот путь, короли надеялись встретить здесь меньше опасностей со стороны мусульман. Однако турецкие наездники держали крестоносную армию в постоянном напряжении, замедляли путь, грабили, отбивали людей и обозы.

Французский король, не предвидя всех этих затруднений, взял с собой многочисленную свиту, в т.ч. свою супругу Элеонору. Из-за этого крестоносное ополчение двигалось очень медленно, теряя на своём пути массу людей. Недостаток съестных припасов и фуража заставил Луи бросить массу вьючных животных и багажа.

В начале 1148 оба короля прибыли в Эфес с жалкими остатками войска. В Эфесе они получили от византийского императора письмо, в котором последний приглашал их в Константинополь отдохнуть. Конрад отправился морским путём в Константинополь, а Луи отправился в Атталию. Поход был чрезвычайно тяжёл; французы страдали от недостатка пищи, от нападения турок и от явной враждебности местных греков.

При переходе через высокий скалистый хребет тысячи крестоносцев были убиты стрелами турок или попадали вместе с лошадьми в пропасть. Сам король уцелел только благодаря тому, что его панцирь был очень крепок. С остатками войска Луи на византийских кораблях в марте 1148 прибыл в Антиохию.

Раймунд Антиохийский принял французов очень радушно: последовал ряд празднеств и торжеств. Жизнь в Антиохии была очень весёлая, женщины не стеснялись приличиями. Вскоре стало известно, что Элеонора вступила в связь с Раймундом. Луи, чувствовавший себя оскорблённым и униженным, потерял всякую охоту продолжать начатое дело. Он увёз жену против её воли в Триполи, а оттуда в Тир.

В Тире Луи дождался Конрада и тех крестоносцев, которые избрали морской путь, и с ними в 1148 прибыл в Иерусалим. Король Иерусалима Балдуин III побудил Конрада стать во главе Иерусалимского войска численностью до 50 тыс. и предпринять поход против Дамаска. Иерусалимский король Балдуин III и Фюльше, патриарх Иерусалимский, приняли в нём участие.

Это предприятие было в высшей степени неверным и ошибочным, поскольку вся сила и опасность для христиан сосредоточивалась в это время не в Дамаске, а в Мосуле. Именно мосульский эмир Зенги завоевал Эдессу и угрожал остальным христианским владениям. После смерти Зенги в Мосуле сидел его сын Нуреддин Махмуд (Нур-ад-дин — "Свет веры") — самый непримиримый и грозный враг Антиохии и Триполи.

Под угрозой нападения эмир Дамаска заключил союз с Нуреддином. Палестинские христиане рассорились с крестоносцами из-за того, что Луи и Конрад после взятия Дамаска хотели сделать эту область особым государством и не соглашались отдать её иерусалимскому королю.

Среди крестоносцев начался голод. Проведя довольно продолжительное время в бесполезной осаде, угрожаемые с севера Нуреддином, христиане вынуждены были отступить от Дамаска. Вскоре отступление превратилось в бегство, турки убивали отстававших и захватили много добычи. После этого Луи и Конрад хотели напасть на Аскалон, но иерусалимцы не поддержали их, потому расстроилось и это предприятие.

Энергия и рыцарский энтузиазм Конрада ослабли. Оставив Иерусалимское королевство на произвол судьбы в окт. 1148 на византийских кораблях он прибыл в Константинополь, а оттуда в начале 1149 бесславно возвратился в Германию.

Луи по просьбе тамплиеров оставался в Иерусалиме до Пасхи 1149, а потом тоже отправился на родину. Византийский флот задержал его корабль, и король был бы взят в плен, если бы его не избавила от опасности норманнская эскадра, возвращавшаяся из экспедиции против Константинополя. Этот инцидент окончательно рассорил Луиа с императором Мануилом.

На норманнских кораблях Луи VII переправился в южную Италию, откуда осенью 1149 прибыл во Францию. Вернувшись домой, Луи в 1152 развёлся с Элеонорой, которой были возвращены Гиеннь, Пуату и Гасконь. Эти владения после её замужества с Генрихом II Плантагенетом перешли во владение английской короны.

Таким образом Второй крестовый поход, который так много обещавший вначале, закончился весьма ничтожными результатами. Неудача Второго крестового похода подорвала авторитет Бернарда Клервосского и Папы Евгения III, которые пытались переложить ответственность за провал друг на друга.

Когда началось движение в Святую землю, некоторые северогерманские князья, Генрих Лев, Альбрехт Медведь и другие вместо борьбы с неверными на отдалённом Востоке решили направить оружие против соседних языческих народов славянского происхождения. Получив благословение Папы римского они напали на вендов, живших между Эльбой и Одером.

Этот поход под лозунгом распространения христианства преследовал в первую очередь экономические интересы; саксонские князья стремились приобрести новые земли для колонизации и тем способствовать распространению германского элемента на Востоке. Несмотря на то, что саксонская армия насчитывала до 100 тыс. человек поход, сопровождавшийся страшными жестокостями, убийствами и грабежами, не привёл к желаемому результату.

Часть норманнских, французских и английских рыцарей была занесена бурей в Испанию. Здесь они предложили свои услуги португальскому королю Афонсу I и в 1148 приняли участие в захвате Лиссабона. Многие из этих крестоносцев навсегда остались в Испании, и только очень незначительная часть направилась в Святую землю, где принимала участие в неудачном походе против Дамаска.

На главную страницу