Предшественник

Михаил VIII Палеолог

император Никейской империи (1259-1261)

византийский император (1261-1282)

Преемник
в Никейской империи
Предшественник
в Латинской империи

Родился ок. 1224. Михаил происходил из богатого и знатного рода Палеологов. Его дед, Алексей Палеолог, женившись на дочери императора Алексея III Ангела, получил титул деспота. Отец Михаила Андроник Палеолог был великим доместиком при Иоанне III Ватаце.

С юности Михаил мечтал о престоле, обладание которым было ему обещано многими пророчествами. Сын наместника Фессалоники, он с юных лет вращался в сфере никейской аристократии, и, будучи человеком крайне хитрым и изворотливым приобрёл значительное влияние при Иоанне III.

В 1252 во время похода Иоанна III во Фракию пронёсся слух, что Палеолог затевает мятеж. Возвратившийся с полпути император приказал произвести дознание. Недруг обвиняемого, митрополит Фока, предложил испытание огнём. Однако Михаил со свойственной ему изворотливостью нашёл выход. От согласился на испытание, если митрополит сам вложит ему в руку раскалённое железо. Фока поспешил отказаться от своего предложения, а василевс вскоре снял обвинение, удовлетворясь честным словом Михаила.

В 1256, назначенный во время отлучки Феодора II Ласкариса наместником столицы, Михаил неожиданно бежал к иконийскому султану якобы из опасения перед угрозами императора в свой адрес. Султан, пытавшийся сдержать монгольское нашествие, дал Михаилу в командование полк, составленный из пленных ромеев. Ромейский полк хорошо проявил себя в сражении с монголами, но общий исход битвы был неудачен для турок. Тем временем василевс прислал Михаилу письмо с гарантией личной безопасности. Палеолог вернулся, и царь возвёл его в сан великого коноставла.

Умирая, Феодор II потребовал с высших сановников, в том числе и с Михаила, присягу на верность малолетнему сыну Иоанну и его опекунам — Георгию Музалону и патриарху Арсению. Коварный Палеолог не сдержал слова. После убийства Георгия Музалона и его братьев Михаил сосредоточил в своих руках всю полноту власти. Осенью 1258 он уже деспот, а в начале янв. 1259 патриарх Арсений венчал Михаила Палеолога на никейский престол при условии передачи власти Иоанну Ласкарису по достижении им совершеннолетия.

Вступив на трон, узурпатор стал сорить деньгами и землями, заискивая перед простым народом и подкупая знать. Он отворил тюрьмы и снял с должников казённые недоимки. Увеличив пронии и признав их наследственными, Михаил сделал тем самым шаг от централизованного государства к раздробленности. Сразу же после коронации Михаил VIII женил своих братьев на знатных невестах, чтобы посредством брачных союзов привлечь на свою сторону главных сановников империи.

Все эти меры несколько упрочили положение Палеолога, но для окончательного утверждения на троне требовалась победоносная война. Весной 1259 севастократор Иоанн Палеолог, брат императора, нанёс мощный удар по северо-восточным владениям эпирского деспота Михаила II Ангела. Предварительно Михаил VIII дипломатическими интригами добился политической изоляции Эпира.

Осенью, у Пелагонии (во Фракии) в решающей битве отряды эпирцев проиграли сражение ещё до его начала. Михаил II и его сын Никифор бежали с поля боя, не дожидаясь исхода битвы, Иоанн Фессалийский, побочный сын деспота, так и не вступил в схватку. Рыцари сицилийского короля Манфреда и тяжёлая конница Гийома де Виллардуэна, князя Ахайи, бесславно погибли, а их предводитель князь Гийом попал в плен. В конце года никейцы заняли Арту — столицу деспотата, но их жестокость спровоцировала мощное народное восстание. Вскоре Михаил II вернул себе Арту, но мирный договор, заключённый им с Палеологом, был для Эпира крайне невыгодным.

После этого Палеолог начал готовиться к захвату Константинополя. Весной 1260 его солдаты овладели Силимврией. Стремясь обеспечить себе господство на море, Палеолог заключил соглашение с основным конкурентом Венеции — Генуей. Итальянский флот так и не понадобился, но генуэзская колония в Галате впоследствии всё-таки была основана и два века отравляла существование реставрированной Византии, всячески вмешиваясь в её политику, а порой и воюя против империи.

Летом 1261 латиняне решили совершить набег на о-ов Дафнусий, принадлежавший Никее. Узнав, что в Константинополе войск нет никейский военачальник Алексей Стратигопул с небольшим отрядом подошёл к городу. В ночь на 25.07.1261 греки-горожане тайком провели через проходы в обветшалых городских стенах нескольких храбрецов Алексея. На рассвете стража у ворот была ими молниеносно перебита, и весь отряд никейцев ворвался в город.

Получив известие о событиях в столице, император Латинской империи Балдуин II и венецианцы поспешили назад. Стратигопул, сознавая ничтожность своих сил и стремясь избежать боя, поджёг дома католиков. Латинское войско бросилось спасать своё добро, не помышляя о каком-либо организованном сопротивлении. Полуодетые женщины и дети в ужасе побежали в гавань, под защиту прибывших кораблей. Никейцы беспрепятственно пропустили их к судам, чтобы те садились на них и плыли куда угодно. Позабыв свои инсигнии — диадему и меч, одним из первых город покинул сам император Балдуин.

15.08.1261 василевс торжественно вступил в древнюю столицу через её Золотые Ворота, а вскоре короновался как автократор ромеев в храме Св. Софии. Восстановление Византийской империи, для всех греков неотделимо связанной с Константинополем, свершилось. Синклит утвердил за Алексеем Стратигопулом на целый год право требовать почести, отдававшиеся императору. В стране царило ликование.

Константинополь представлял собой плачевное зрелище. Город, бывший ещё не так давно крупнейшим среди христианских городов, лежал в запустении. Население столицы сократилось до нескольких десятков тысяч человек. Восстановление столицы, куда потянулись вместе с никейским двором потомки изгнанных латинянами жителей, потребовало колоссальных затрат. Налоги с сельского населения возросли, и уже в 1262 вспыхнул крестьянский бунт в Вифинии.

Немало сил начали отнимать у империи и её внешние враги. После взятия Константинополя антивизантийские коалиции стали возникать не только на Балканах, но и по всей католической Европе. Даже недавний союзник греков генуэзский подеста Гверчио пытался наладить связи со злейшим врагом империи, сицилийским королём Манфредом, за что разгневанный василевс приказал на три года изгнать всех итальянцев за пределы столицы.

Не прекращал своих интриг и Эпирский деспот, в 1265 номинально признавший сюзеренитет империи. Опасаясь нового крестового похода, Михаил VIII решил пойти на заключение унии с католической Церковью, предоставив ряд уступок папству. Однако патриарх Иосиф I наотрез отказался утвердить её; большая часть клира поддержала владыку. В ответ император прибег к террору. Многие высшие чины государства и Церкви, даже родственники государя, были посажены в тюрьмы.

Настойчивость Михаила VIII в деле насаждения унии объяснялась натянутыми отношениями с православной Церковью. После ослепления 25.12.1261 11-летнего Иоанна Ласкариса возмущённый патриарх Арсений подверг автократора церковному отлучению. В 1265 император сместил строптивого патриарха, но его преемника Германа большая часть духовенства не признала. Сменивший Германа Иосиф I снял наложенную на василевса епитимью лишь после унизительной для монарха процедуры, когда тот ползал на коленях перед патриархом и публично каялся в своих грехах.

Византийское общество отвергло унию практически единогласно. Начались волнения и эмиграция населения из столицы. Католическая Церковь, в свою очередь, не выполнила взятых обязательств — прекратить антивизантийскую кампанию. В результате к началу 1280-х годов Палеолог сам прекратил попытки насадить "единение". Папа Мартин IV в 1281 отлучил его от церкви и открыто призвал к крестовому походу на Византию.

К тому времени Палеолог сумел отвоевать о-ва Наксос, Кос, Карист, захватил высоты Пелопоннеса близ Монемвасии, Мистру. В 1278 греки выиграли очередную войну с эпирскими Ангелами и заключили союз с Болгарией. Сколоченный против Византии союз, включавший Рим, Неаполь и Венецию, возглавленный Папой и сицилийским королём Карлом I Анжуйским оказался безрезультатным. В 1281 войско анжуйского полководца Руссо де Сюлли было выбито из Фракии великим доместиком Михаилом Тарханиотом. А случившееся 31.03.1282 народное восстание на Сицилии, известное как "Сицилийская вечерня", закончившееся избиением и изгнанием анжуйцев, лишило Карла возможности вмешиваться в дела на Балканах.

Император выдал двух своих незаконнорожденных дочерей за татарских правителей Абагу и Ногая, рассчитывая на возможную помощь византийцам кого-либо из них (Абага и Ногай враждовали). И действительно, монгольские отряды нередко воевали в составе армии Михаила Палеолога.

Внешнеполитические успехи, достигнутые империей при Михаиле VIII, к концу его правления обернулись полным её финансовым банкротством. Плата за возрождение Великой Византии оказалась слишком тяжела. Малая Азия за два десятка лет достигла катастрофической степени нищеты, сословие акритов, обложенное поборами, по сути дела, прекратило существование, войны в Европе поглотили имперские войска, и система обороны рубежей, созданная Ласкарисами, рухнула. Турки завоёвывали малоазийские районы с ничтожными для себя потерями, а порою просто колонизируя опустевшие территории. Восточная граница стремительно покатилась на запад. К началу XIV столетия Византия оказалась окружённой со всех сторон врагами.

Состарившись, Михаил VIII превратился в жестокого и подозрительного тирана. По самым разным, зачастую просто вздорным обвинениям лишались жизни придворные и простые граждане. В столице царили запустение и голод. На смену восхищению императором пришла ненависть. Когда 11.12.1282 василевс скончался во Фракии во время очередного похода на латинян, его сын Андроник, опасаясь беспорядков, даже не посмел организовать отцу торжественные похороны.

Предшественник   Преемник
в Никейской империи
Предшественник
в Латинской империи

На главную страницу