Предшественник

Константин XII Палеолог

византийский император (1449-1453)


Родился 8.02.1405. Четвёртый сын императора Мануила II и Елены, дочери сербского князя Костантина Драгаша. Константин не блистал образованием, предпочитая книгам воинские упражнения, был вспыльчив, но обладал здравым рассудком и даром убеждать слушателей. Кроме того, Константину Драгашу были присущи такие редкие для правителей качества, как честность и благородство души.

Вступил на престол в янв. 1449. Константин уже управлял страной во время отъезда Иоанна VIII на Ферраро-Флорентийский собор, а до того снискал уважение среди греков как храбрый деспот Мореи.

Когда Иоанн VIII умер, Константин находился в Мистре. Беспокойный Дмитрий Палеолог попытался опередить брата и морем добрался до Константинополя, надеясь, что престол достанется ему. Правительство сумело отклонить претензии Дмитрия, имевшего репутацию авантюриста. 6.01.1449 в Мистре Константин XII Палеолог был провозглашён императором, а в начале марта прибыл в столицу.

По сути последний византийский василевс унаследовал только столицу с её окрестностями, несколько о-вов в Эгейском море и обескровленную войной с турками Морею, откуда султан в 1446 увёл множество пленных. Население столицы со времён античности сократилось в 10 — 12 раз и составляло 35 — 50 тыс. человек. Многие кварталы были необитаемы, большинство дворцов лежало в руинах, в т.ч. Большой Императорский дворец, на восстановление которого не хватало денег — василевсы жили во Влахернском дворце.

Но Византия, и особенно её столица, выгодно расположенная и неплохо защищённая, по-прежнему манила османов.

Внутреннее положение империи было очень тяжёлым. Торговлю контролировали итальянцы. Обострилось противостояние латинофильской и туркофильской партий. Первые стояли за унию и спасение страны ценой покорения Папе, вторые (в основном страдавшее от католиков купечество) заявляли, что только турки могут навести в государстве порядок и вышвырнуть из него жадных католиков.

Попытки Константина заставить православную Церковь признать унию, без чего невозможна была западная подмога, натыкались на упорное сопротивление иерархов и простых граждан. Сторонника унии патриарха Григория III Мамму признавала лишь ничтожная часть духовенства, а состоявшийся осенью 1450 собор при участии патриархов Александрии, Антиохии и Иерусалима низвёл Мамму с патриаршества и последний бежал в Италию.

По причине униатства самого Константина XII так и не состоялась его официальная церковная хиротония. В довершение всего до междоусобных войн доходили ссоры младших братьев василевса, деспотов Фомы и Дмитрия.

После смерти в февр. 1451 Мурада II османский престол занял его 25-летний побочный сын Мехмед II Фатих (Завоеватель). Он владел, кроме турецкого, четырьмя языками, в т.ч. латынью и греческим, знал философию и астрономию. При этом Мехмед был патологически жесток, хитёр, лжив и вероломен.

Например, он приказал обезглавить человека, чтобы работавший при его дворе итальянский живописец Беллини мог более реалистично отразить на картине гримасу лицевых мышц отрубленной головы. В другой раз он велел вспороть животы 14-ти слугам, желая найти похитителя дыни из султанского сада.

Скрытный, как все государи Востока, султан держал замыслы в тайне и набирал войска, пытаясь усыпить бдительность греков ложными уверениями в дружбе и покровительстве.

Вступив на престол Мехмед отправил в Константинополь своего родственника Орхана, который был возможным претендентом на османский трон. Когда император заявил о необходимости увеличить выплату на содержание Орхана, Фатих счёл требование оскорбительным и поводом к разрыву мирных соглашений с Византией.

Летом 1452 османские инженеры возвели на европейском побережье Босфора, в одном из самых узких мест, мощную крепость Румели-Хиссар. С другой стороны пролив уже стерегла выстроенная при Баязиде I цитадель Анатоли-Хиссар. Теперь батареи турок держали под прицелом весь Босфор, и ни один корабль без ведома султана не мог пройти к Константинополю из Черного моря, Геллеспонт (Дарданеллы) стерёг мусульманский флот.

Снабжение столицы греков продовольствием султан мог прервать в любой момент. Итальянская эскадра, попытавшаяся прорвалься к городу была обстрелена; самая крупная галера венецианцев, получив несколько каменных ядер, затонула, все спасшиеся моряки во главе с капитаном были казнены.

В Константинополе готовились к отпору захватчикам. Город запасался хлебом, дровами и оружием, спешно чинились стены и башни. Осенью 1452 василевс начал переговоры с Папой Николаем V. Но Запад не торопился реально помочь Византии, лишний раз не желая тратиться. Не выделили войск брату и морейские деспоты. Лишь отчаянный генуэзец Джованни Джустиниани Лонг привёл семьсот добровольцев на двух галерах, и Константин пообещал ему о-ов Лемнос, если столицу удастся отстоять.

Во Фракии вовсю шла подготовка к штурму греческой столицы. В мастерской близ Адрианополя венгр по имени Урбан, не согласившийся в своё время остаться на службе у нищего василевса, делал султану пушки. В начале 1453 была готова самая большая бомбарда, способная палить каменными ядрами в 1200 фунтов (ок. 400 кг)! Для передвижений этого монстра требовались две сотни людей и шестьдесят пар волов. Своими размерами и калибром она превосходила знаменитую Царь-пушку.

К середине марта огромная турецкая рать (от 80 до 300 тыс.чел.) была готова. Эскадра в несколько сот военных и вспомогательных кораблей ждала только приказа выйти в море. Месемврия, Анхиал и Виза без особого труда были покорены султаном; из фракийских городов под властью Палеолога остались только Силимврия и Эпиваты.

Численность гарнизона Константинополя составляла до 5 тыс. греков и около 2 тыс. иноземцев. На рейде столицы осталось 26 кораблей: по пять — венецианских и генуэзских, три — с Крита, по одному — из Анконы, Каталонии и Прованса, и десять императорских. Все трудоспособные жители с воодушевлением приводили в порядок заваленные разным хламом рвы и латали древние стены. И только население Галаты держало граничивший с предательством нейтралитет.

Вскоре на окрестных холмах появились первые разъезды султанской кавалерии и части легкой турецкой пехоты. Утром 2.04.1453 отряд защитников во главе с императором, предпринял вылазку, перебил несколько десятков врагов и, ликуя, возвратился в город.

Надежды осаждённых имели под собой основание. Во-первых, все защитники — как греки, так и латиняне, были превосходно вооружены и более или менее обучены вести бой. Во-вторых, город имел мощные двойные стены с пушками и метательными машинами. В распоряжении христиан имелись и запасы "греческого огня". Столица была заранее снабжена всем необходимым — от хлеба до арбалетных стрел, парусов и селитры. В-третьих, большинство населения горело решимостью скорее погибнуть, чем сдаться. И наконец, в-четвертых, император рассчитывал на обещанные Папой и венецианцами войска.

Султан предложил Константину оставить город в обмен на удел в Морее, но василевс отверг предложение Мехмеда.

7.04.1453 началась долгая бомбардировка Константинополя. Но первое время обстрел не давал желаемого эффекта. Бомбарда Урбана могла стрелять всего три-четыре раза в день, а наводчики у этого, да и прочих орудий были плохие. Большая часть ядер не долетала до стен, придвинуть батареи к городу было опасно из-за возможных подкопов и вылазок христиан, а увеличивать заряд турки боялись — не выдерживали стволы.

Османы сумели лишь взять приступом два небольших замка в предместьях — Ферапии и Студиос. Несколько десятков пленных, оставшихся от их гарнизонов, султан распорядился посадить на кол. Греки предпринимали частые нападения на зазевавшиеся турецкие отряды, и эти вылазки, проводимые нередко при участии самого василевса, приносили османам значительное беспокойство. Однако вскоре вылазки прекратились, т.к. солдат катастрофически не хватало для отражения частых приступов по всей линии укреплений.

Первая попытка штурма, предпринятая 18 апр. захлебнулась. Османы бежали, оставив гнить во рву и на подступах к городу сотни трупов. Точно так же завершились и другие приступы; защитники успешно защищались, сбрасывая штурмующих в ров. Малочисленные солдаты Палеолога после боя валились с ног от усталости, а Морские стены стояли без охраны, так как на них вообще не хватало людей.

20 апр. к городу смогли прорваться 3 генуэзских и 1 греческий корабль, гружённые продовольствием и с несколькими сотнями волонтеров на борту. Османы выстроили перед ними полторы сотни судов, однако умение вести морское сражение у ромеев и итальянцев оказалось гораздо выше, да и в техническом отношении их галеры далеко превосходили турецкие. Мехмед II, наблюдавший с берега за неуклюжими действиями своих капитанов, пришёл в ярость. Султанского адмирала от неминуемой казни спасли лишь полученные в бою тяжёлые раны.

Построив сухопутный волок, турки ночью перетащили в Золотой Рог восемьдесят своих кораблей. Генуэзцы Галаты, мимо стен и башен которой мусульмане перемещали суда, не сделали и попытки воспрепятствовать им. Когда спустя неделю отважный капитан Тревизано попробовал ночью с несколькими добровольцами сжечь флот турок, галатцы, которым этот план стал известен, выдали его султану. Османы заблаговременно навели пушки и ночью расстреляли смельчаков в упор. Галера Тревизано затонула у берега, захваченных матросов турки казнили утром на глазах императора, который в ответ распорядился обезглавить 250 пленных мусульман и выставить их головы на стены.

Обстрелы с суши и плавучих батарей не наносили городу особого вреда. Проломы в стенах и башнях горожане по ночам заваливали камнями, землёй и брёвнами. Утром стены были исправны и неприятеля, практически каждый день шедшего на приступ, снова встречали стрелы, пули, камни и струи "греческого огня". Однако самыми страшными последствиями турецкой стрельбы были невосполнимые людские потери, ничтожные в сравнении с уроном осаждающих, но защитников было слишком мало.

Солдаты императора, закованные в крепкие латы, бесстрашно выдерживали стрелы и пули. Отважно бились не только мужчины, но и их жены и дети, способные держать копьё или арбалет. 7 мая был отбит кровопролитный штурм у Месотихиона, 12 — у Влахерн. 18 мая греки взорвали и сожгли огромную передвижную осадную башню — гелеополу. 23 мая, христиане обнаружили и взорвали подкоп, шедший под городские стены; погибли десятки землекопов и инженеры султана. Ярость Мехмеда II сменилась унынием.

26 мая турки пошли на стены всей армией. Три часа кипел жестокий бой. Забыв о распрях, бок о бок сражались греки, генуэзцы, венецианцы, каталонцы, французы, даже турки — слуги принца Орхана, предложившего императору свои услуги. Вдоль стен громоздились сотни мертвых тел, воздух оглашали крики умиравших от ран и смертельных ожогов мусульман.

Накануне решительного штурма, вечером 28.05.1453 в храме Св. Софии состоялся торжественный молебен. Впервые вместе молились вчерашние спорщики и противники. Священники — и католические, и православные, совершали службу вместе.

В час ночи, оглашая местность дикими воплями, с фашинами и лестницами на плечах вперед ринулись отряды вооружённых чем попало башибузуков, сформированных из всякого сброда, преступников и бродяг. Атака башибузуков, длившаяся два часа, захлебнулась в крови.

После нескольких залпов батарей за час до рассвета ядро обрушило большой участок стены близ ворот Св. Романа. На склонах холмов показалась вторая волна атакующих. Теперь на приступ шли, поблескивая панцирями, отряды анатолийских турок. Около трех сотен турок прорвались в Паратихион, но василевс со своими греками выбил их оттуда.

После четырех часов боя, когда греки и их союзники изнемогали от усталости и ран, к воротам Св. Романа двинулись лучшие турецкие части — янычары. Мехмед II лично довёл их колонну до рва. Этот третий приступ стал наиболее яростным. В течение часа янычары несли большие потери. Фатих, понимая, что после этого единственным выходом будет только снятие осады, снова гнал и гнал своих людей вперед, под пули, камни и стрелы.

И тут, раненый, упал Лонг Джустиниани. Кондотьер приказал отнести себя на галеру. Оказавшись без предводителя, итальянцы начали бросать свои посты и уходить в город. Огромного роста янычар Хасан забрался на стену, отбиваясь от греков, подоспевшие его товарищи закрепились наверху.

Через оставшуюся незапертой после какой-то из вылазок калитку в стене отряд из полусотни янычар проник внутрь. Вскарабкавшись на стену с тыла, турки побежали по ней, сбрасывая вниз измученных христиан. Император приказал отступать за внутреннюю стену, но многие её ворота оказались заперты. Внутреннюю стену никто не защищал, вслед за последними греками в город ворвались турки.

В Золотом Роге обезумевшие от ужаса люди, давя и сталкивая в воду друг друга, пытались спастись на уцелевших кораблях. Турки, занятые грабежом, не препятствовали бегству, и корабли смогли уплыть, оставив на пристанях тех, кому не хватило места.

Константин, Феофил Палеолог и двое других рыцарей бились у ворот Св. Романа. После боя его опознали по золотым двуглавым орлам на пурпурных сапогах. Султан приказал отрезать царю голову и выставить её на ипподроме, а тело похоронить с императорскими почестями.

Византия пала 29.05.1453. Примечательно, что город, основанный Константином I, сыном Елены, перешёл под власть мусульман при Константине XII, тоже сыне Елены.

Предшественник

На главную страницу