Предшественник
Преемник

Димитрий Иоаннович Донской

великий князь Московский (1359-1389),

великий князь Владимирский(1363-1389),

князь Новгородский (1363-1389)


Димитрий Донской

Родился 12.10.1350. Старший сын великого князя Московского Иоанна Иоанновича от второй его супруги Александры (вероятно дочери тысяцкого Василия Вельяминова).

Димитрию было всего девять лет, когда умер его отец, а 26.12.1364 во время эпидемии чумы умерла его мать. Казалось, малолетнему князю не удастся удержать великий стол в своих руках. Однако за Димитрия горой стояло московское боярство. К тому же при его дворе был митрополит Алексий, человек большого ума и незаурядных способностей, обладавший сильным характером и умевший пользоваться своим авторитетом для проведения идеи объединения северо-востока Руси и главенства Москвы. Его уважали не только в Москве, но и в Орде, т.к. ещё прежде он исцелил жену Джанибека, Тайдулу, и на него смотрели как на человека, обладающего высшей чудотворной силой.

Суздальский князь Дмитрий Константинович отправился в Орду и получил там ярлык на великое владимирское княжение. За него стояли новгородцы, чувствовавшие тягость московского первенства, так как по примеру Иоанна Калиты его сын Симеон Гордый теснил Новгород и начал собирать с новоторжской волости новую дань — т.н. "чёрный бор".

Однако через несколько месяцев покровитель суздальского князя Навруз был убит Хизром, который объявил себя ханом. Московские бояре повезли к нему 10-летнего Димитрия Иоанновича. Но Хизр был вскоре умерщвлён своим сыном, которого также немедленно убили. Орда разделилась. Сильный темник Мамай выставил ханом какого-то Абдуллу, находившегося за Волгой, а сарайские вельможи — Хизрева брата Мюрида. Москвичам сначала показалось, что партия Мюрида сильнее, и они выхлопотали у него ярлык для Димитрия, но в следующем 1362 году они увидели, что партия Мамая берет верх, тотчас обратились к нему и получили для Димитрия ярлык на великое княжение от имени Абдуллы. Таким образом, несовершеннолетний московский князь был утверждён разом двумя соперниками, готовыми растерзать друг друга.

Мюрид, узнавши, что московский князь получил ярлык от его врага, послал ярлык Дмитрию Суздальскому, который явился во Владимир, чтобы занять великокняжеский престол, но московские бояре изгнали его и опустошили его суздальские владения. После взятия Переясавля, в котором заперся Дмитрий Суздальский, в 1362 Димитрий Иоаннович вокняжился во Владимире.

Вскоре суздальский князь не только помирился с Московским, но ещё просил его помощи, когда после смерти его брата Андрея Нижним Новгородом завладел другой его брат, Борис. Митрополит послал Сергия Радонежского мирить князей, а когда Борис воспротивился — в Нижнем Новгороде были заперты церкви. Борис ушёл в Городец и в 1364 Димитрий Суздальский сел в Нижнем Новгороде. Вслед за тем 18.01.1366 Димитрий Иоаннович женился на его дочери Евдокии.

Летом 1365 Москва была полностью уничтожена т.н. Всехсвятским пожаром, возникшим из-за опрокинутой лампады в церкви Всех Святых. Несчастье подтолкнуло москвичей к началу интенсивного каменного строительства. В 1367 был заложен и новый белокаменный Кремль.

В это время определились три основные проблемы: угроза татарских набегов и разорения Золотой Ордой, быстро объединяющаяся русско-литовская держава Ольгерда и внутренняя междоусобица. Димитрию Иоанновичу пришлось вести длительную борьбу с князем Михаилом Александровичем Тверским, который претендовал на великокняжеский престол.

Михаил Александрович неоднократно обращался за помощью в Орду и к своему зятю — великому князю Литовскому Ольгерду. В 1368 Ольгерд двинулся на Москву вместе со своим братом Кейстутом, племянником Витовтом, разными литовскими князьями, смоленскою ратью и Михаилом Тверским. Высланная против него московская рать была ими разбита 21.12.1368 на реке Тростне.

Великий князь Димитрий, князь Владимир Андреевич Серпуховской, митрополит и бояре со множеством народа заперлись в Кремле, который только что перед тем был укреплён каменной стеной. Москвичи сами сожгли посад около Кремля. Ольгерд трое суток простоял под стенами Кремля. Взять его приступом было трудно, а морить осажденных голодом Ольгерд не мог, т.к. зимою стоять долгое время в открытом поле было бы слишком тяжело для осаждающих. Литовцы сожгли всё, что осталось, не щадя ни церквей, ни монастырей. Возвращаясь назад, они разоряли Московскую волость, жгли строения, грабили имущества, забирали скот, убивали или гнали в плен тех людей, которые не успевали спастись от них в леса. По известию современника, Москва потерпела от Ольгерда такое бедствие, какого не испытывала со времени нашествия Батыя.

Москвичи и с ними волочане (т.е. Волока-Ламского) пограбили Смоленскую волость в отмщение за то, что смольняне ходили с литовцами на Москву. Потом Димитрий Иоаннович объявил войну тверскому князю. Михаил Александрович тотчас убежал в Литву. Московская рать два раза вступала в тверскую землю, разоряла сёла и волости, взяла, под начальством самого Димитрия, Зубцов и Микулин. Москвичи пригнали тогда из Тверской земли множество пленных и скота в свою разорённую литовцами землю. Пленные из Тверской земли заменили в Московской земле тех людей, которых угнали литовцы в свою сторону.

Ольгерд на этот раз не мог дать скорой помощи шурину, потому что был занят войной с Ливонским орденом. Тогда Михаил Тверской отправился в Орду и без труда выхлопотал там себе великокняжеское достоинство от Мамант-Салтана, хана, посаженного Мамаем. Об этом узнали в Москве и поставили заставы, чтобы изловить Михаила на возвратном пути, но Михаил сумел избежать плена и пробрался в Литву.

Наконец Ольгерд по просьбе своей жены отправился на московскую землю с братом Кейстутом, литовскими князьями, Святославом Смоленским и Михаилом Тверским. Простояв несколько дней у Волока-Ламского и не взявши его, 6.12.1370 литовцы подошли к Москве. Димитрий заперся в Кремле, а Владимир Андреевич, собрав свою рать, стоял в Перемышле. Простояв 8 дней под Кремлем, Ольгерд заключил с московским князем перемирие до Петрова дня.

Лишённый помощи зятя Михаил отправился в Орду, с ханским послом Сарыходжой прибыл к городу Владимиру, но владимирцы не пустили их. Сарыходжа поехал в Москву, где его так щедро одарили, что он совершенно перешёл на сторону Димитрия, уговоривал его ехать к Мамаю и обещал ходатайствовать за него. Михаил с досады разорил Мологу, Углич, Бежицкий-Верх и вернулся в Тверь, а в Орду послал своего сына Ивана.

По общему совету с митрополитом и боярами, Димитрий сам отправился в Орду вместе с Андреем Фёдоровичем Ростовским и московскими боярами. Благодаря накопленному богатству Димитрий не только смог выхлопотать милость Мамая, но даже выкупил за 10 тыс. гривен серебра Ивана, сына Михала Тверского, удержанного в Орде за долг, и взял его себе в заложники в Москву. Там этот князь находился в неволе на митрополичьем дворе до выкупа. Димитрий получил от хана ярлык на великое владимирское княжение. При этом Мамай сделал ему уступку и назначил дань в меньшем размере, чем платилось при Узбеке и Джанибеке.

Михаил снова обратился в Литву. Однако дочь Ольгерда, Елена, была обручена с Владимиром Андреевичем Серпуховским. Поэтому Михаил уговорил идти с ним на московскую землю Кейстута, его сына Витовта, Андрея Ольгердовича Полоцкого и других литовских князей. Димитрий в это время расправлялся с Олегом Ивановичем Рязанским, вероятно, благоприятствовавшим Михаилу. Этот князь не менее тверского питал родовую неприязнь к московскому княжескому роду. 14.12.1371 Олег потерпел поражение в битве при Скорнищеве; Димитрий овладел Рязанью и отдал её князю Владимиру Пронскому в надежде, что новый князь будет ему повиноваться. Но когда Димитрий ушёл, Олег выгнал пронского князя и по-прежнему стал княжить в Рязани.

Летом 1373 Ольгерд уступил просьбе своей жены и пошёл с войском на Москву. К нему присоединился Михаил Тверской. Москвичи встретили Ольгерда у Любутска (близ Калуги). Обе рати долго простояли по обеим сторонам крутого оврага, но битвы между ними не произошло. Великие князья Московский и Литовский заключили перемирие. Димитрий обязался не беспокоить Михаила в Твери, а Михаил не должен был искать великого княжения, обязался возвратить все похищенное в земле Димитрия и вывести оттуда своих наместников.

В 1374 в Москве умер тысяцкий Василий Васильевич Вельяминов. Тысяцкий выбирался землей помимо князя, предводительствовал земскою ратью, был представителем земской силы, опорою вечевого строя. Эта старинная должность с её правами стояла вразрез с самовластными стремлениями князей; она была не по сердцу также и боярам, которые окружали князя и хотели быть его единственными советниками. Великий князь решил упразднить этот важный древний сан вечевой Руси.

У последнего тысяцкого остался старший сын Иван, недовольный новыми распоряжениями. Вместе с богатым купцом Некоматом он убежал в Тверь к Михаилу и побуждали его опять добиваться великого княжения. Михаил препоручил им выхлопотать для него новый ярлык в Орде, а сам уехал в Литву, но скоро вернулся с одними обещаниями.

14.07.1375 Некомат привёз Михаилу ярлык на великокняжеское достоинство. Михаил послал объявить войну Димитрию, надеясь сокрушить московского князя силами Орды и Литвы, но за Димитрия, кроме сил Московской и Владимирской волостей, ополчились подручные Москве князья. Его тесть, князь суздальский, с братьями и детьми вёл рати суздальские, нижегородские и городецкие. Многие другие князья, которые не хотели подчиняться литовской власти и потому добровольно признали над собою первенство Москвы, вступили в число её подручников. Наконец, за Димитрия был тогда Новгород, с радостью увидевший возможность отомстить Михаилу за разорение Торжка.

В августе 1375 Димитрий с союзниками вступил в тверскую землю, взял Микулин и осадил Тверь. Он простоял там четыре недели, а между тем его воины жгли в Тверской области селения, травили на полях хлеб, убивали людей или гнали их в плен. Михаил, не дождавшись ниоткуда помощи, выслал к Димитрию владыку Евфимия просить мира. В результате был заключён мир, по которому тверской князь отказаться от притязаний на Москву, великое княжение Владимирское и Новгород, отрекался от союза с Ольгердом. Михаил обязался возвратить Новгороду все земли, купленные его боярами, и все товары, когда-либо захваченные у новгородских гостей. И, наконец, было оговорено, что если татары пойдут на Москву или на Тверь, то обеим сторонам быть заодно против них; если же князь Московский сам захочет идти против татар, то и Тверской должен идти вместе с Московским. Сын последнего тысяцкого Иван и Некомат были выданы московскому князю и 30.08.1379 публично казнены на Кучковом поле (где теперь Сретенский монастырь).

Смирив соседних сильных князей, великий князь мог смело начать действия против татар. В это смутное для Орды время разные царевичи, действуя самостоятельно, делали нападения на Русскую землю.

В 1377 на Суздальскую землю напал царевич Араб-шах (Арапша) из Синей Орды (между Каспийским и Аральским морями). Димитрий послал войско на помощь тестю, но по неосторожности русских князей, ополчение их было разбито в битве на реке Пьяне. Затем татары разграбили Нижегородскую землю и сделали набег на Рязанскую. Араб-шах провозгласил себя ханом Золотой Орды, но скоро погиб.

в 1378 Мамай послал на Москву мурзу Бегича. Московские войска вышли ему навстречу, перешли Оку и здесь на рязанской земле 11.08.1378 в битве на реке Воже татары были разбиты наголову. В этой битве на стороне Димитрия сражался Андрей Ольгердович, князь Полоцкий и Псковский, не поладивший после смерти отца со своим сводным братом великим князем Литовским Владиславом Ягайло.

Вскоре Андрей Ольгердович вместе с Дмитрием Михайловичем Боброк-Волынским захватили литовские города Трубчевск и Стародуб в Северской земле. На сторону Москвы перешёл и Дмитрий Ольгердович Брянский, также недовольный Владиславом Ягайло и получивший от Димитрия Иоанновича Переславль-Залесский. Эти враждебные отношения к Литве побудило Ягайло вступить в союз с Мамаем против Москвы.

Прежде всего Мамай подвергнул каре рязанскую землю, за то, что поражение татар произошло в рязанской земле. Татарские полчища ворвались туда, разорили много сел, угнали в плен много людей и сожгли Переяславль рязанский. Олег Иоаннович Рязанский был вынужден поехать к хану, поклониться ему и обещать верно служить Мамаю против Москвы.

В 1380 Мамай собрал огромное войско, где кроме ордынцев были хивинцы, буртасы и ясы. Заключив союз с генуэзцами и литовцами Мамай летом остановился у Воронежа, дожидаясь там Ягайло. Однако рязанский князь послал людей предупредить московского князя, и тот стал собирать подручных князей на общее дело защиты Руси. Митрополита Алексия уже не было в живых. Он скончался в 1378. Благославление на борьбу с Мамаем Димитрию послал преподобный Сергий Радонежский.

Димитрий встретил Мамая в верховьях Дона. Кроме тверского князя, непримиримого врага Москвы, да кроме Олега Рязанского, который поневоле должен был держаться Мамая из расчета спасти свою землю, с Димитрием были силы русской земли — московской, владимирской, суздальской, ростовской, нижегородской, белозерской, муромской, псковичи со своим князем Андреем Ольгердовичем, брянцы с его братом Димитрием Ольгердовичем. В битве на Куликовом поле (8.09.1380) Димитрий Иоанович нанёс татарскому войску полное поражение. Сам Мамай успел убежать, бежали все его князья. Русские гнали татар верст тридцать до реки Красивой Мечи. Ягайло к битве не поспел и, узнав о поражении Мамая, поспешно вернулся в Литву. После Куликовской битвы Димитрий Иоанович был прозван "Донским".

Похоронив своих убитых, великий князь со своим ополчением с торжеством вернулся в Москву и хотел немедленно послать войско в рязанскую землю, чтобы разорить её за измену Олега, но рязанцы приехали к нему с поклоном, извещали, что князь их бежал, и изъявили желание быть в послушании у московского князя. Димитрий отправил к ним своих наместников.

Вскоре на берегах Калки Мамай был разбит Тохтамышем, который и стал ханом Золотой Орды. Мамай бежал в Кафу (нынешняя Феодосия) и там был убит генуэзцами.

В 1382 Тохтамыш двинулся к Москве чтобы наказать Димитрия за попытку освободиться от татар. Олег Рязанский бил ему челом и изъявлял готовность вести татарское войско, указывать ему пути и переправы. Став проводником у татар, Олег намеренно повёл их так, чтобы миновать рязанскую землю; он навёл их на Серпухов, который был истреблён. Весть о походе Тохтамыша дошла к Димитрию прежде, чем татары приблизились к Москве. Внезапность нашествия произвела такое впечатление, что князья, воеводы и бояре совсем потеряли голову. Димитрий с воеводами и ратью, покинув Москву на произвол судьбы, бежал в Переяславль, оттуда в Ростов, а оттуда в Кострому.

23.08.1382 Тохтамыш подошёл к Москве. Князь Остей, Ольгердов внук, бояре, купцы, духовные и жители города и окрестностей заперлись в Кремле, надеясь на крепость каменных стен. При этом сами москвичи сожгли тогда посад около Кремля. Тохтамыш три дня безуспешно пытался взять Кремль и решил взять его коварством. Пообещав не карать москвичей в случае изъявления ими своей покорности от постебовал открыть ворота. Бывшие вместе с ним двое сыновей суздальского князя, шурины великого князя, убедили защитников сдаться. Татары, дав москвичам выйти из ворот, бросились на них и начали рубить саблями без разбора. По известию летописца, резня продолжалась до тех пор, пока у татар не утомились плечи и не иступились сабли. Все церковные сокровища, великокняжеская казна, боярское имущество, купеческие товары – всё было ограблено.

Татары рассеялись и по другим городам: одни разоряли волости Звенигорода, Юрьева, другие шли к Дмитрову, иные к Волоку и Можайску. Татары зажгли Переяславль; жители, покинувшие свой город, спаслись в судах посреди озера. Все русские города (кроме Твери) были разграблены. Сам великий князь со своей семьей малодушно сидел запершись в Костроме, другие князья или также прятались, или спешили раболепством получить пощаду у разгневанного хана. Только один Владимир Андреевич Серпуховской, прозванный Храбрым, не изменил себе: выехав из Волока, он ударил на татарский отряд, разбил его наголову и взял много пленников. Этот подвиг так подействовал на хана, что он начал отступать назад. На обратном пути татары не пощадили и рязанского князя, разорив Рязань и взяв много пленных.

Димитрий, вернувшись в Москву вместе с Владимиром Андреевичем, стал восстанавливать сожжённый город. За невозможностью отомстить татарам он обратил свой гнев на Рязанскую землю и вконец разорил её хуже Тохтамыша. В 1385 Димитрий при посредстве преподобного Сергия примирился с Олегом Рязанским, вновь вернувшимся в свои владения. Мир был скреплён браком дочери Димитрия, Софии, и сына Олега Рязанского, Фёдора.

Воспользовавшись ослаблением Москвы, подняла голову Тверь. Михаил Александрович Тверской отправился в Орду в надежде получить ярлык на великое княжение, но Димитрий отправил хану 8 тыс.руб. долга за невыплаченную дань и согласился впредь платить дань в ещё большем размере, отправив в заложники своего сына Василия. Благодаря такой уступчивости ему удалось сохранить великий стол за собой. Василий Димитриевич через 2 года бежал в Молдавию, а оттуда в Литву, где был помолвлен с Софьей, дочерью великого князя Литовского Витовта, и с польско-литовской свитой в январе 1387 вернулся в Москву.

Разорение Москвы и необходимость платить татарам большую дань привело к совершенному опустошению княжеской казны. Димитрий задумал пополнить её за счёт Новгорода. Под предлогом наказания ушкуйников, нападавших на Кострому, Ярославль, Нижний Новгород и Вятку, он собрал рать и в 1386 двинулся на Новгород. Новгородцы были вынуждены откупиться, заплатив 8 тыс.руб. и позволили князю собрать "чёрный бор".

Пока Димитрий решал проблемы с Новгородом, на западе он практически потерял Смоленск. В 1386 смоленские войска осадили контролируемый Литвой Мстиславль, но вскоре подошли польско-литовские войска и 29.04.1386 в битве на реке Вехре нанесли смолянам поражение. Святослав Иванович Смоленский с племянником погибли, старший сын Святослава Глеб попал в плен, и смоленский престол занял его второй сын Юрий, женатый на Елене, дочери Олега Ивановича Рязанского и Ефросиньи (Евпраксии) Ольгердовны, но только после того, как присягнул Ягайло. В 1387 Ягайло, ставший к этому времени королём Польши, отправил в Литву Витовта и Скиргайло с польскими войсками. Весной 1387 они взяли Полоцк. Великий князь Андрей Ольгердович с помощью обмана был захвачен в плен и сослан в польский Хенчинский замок. При обороне Полоцка погиб сын Андрея.

Димитрий Иоаннович умер 19.05.1389. После него остались дети: Василий (1371-1425), Юрий (1374-1434), Андрей (1382-1432), Пётр (1385-1428) и Константин (1389-1433).

Великое владимирское княжение Димитрий передал своему старшему сыну Василию без санкции Золотой Орды. Остальные сыновья получили более мелкие уделы, но должны были жить не в своих вотчинах, а в Москве, и служить великому князю.

Княжение Димитрия Донского принадлежит к самым несчастным и печальным эпохам истории многострадального русского народа. Беспрестанные разорения и опустошения то от внешних врагов, то от внутренних усобиц следовали одни за другими. Московская земля, не считая мелких разорений, была два раза опустошена литовцами, а потом потерпела нашествие Тохтамыша; Рязанская – страдала два раза от татар, два раза от москвичей и была приведена в крайнее разорение; Тверскую – несколько раз разоряли москвичи; Смоленская – терпела и от москвичей, и от литовцев;Новгородская – понесла разорение от тверичей и москвичей. Кроме того русская земля в сороковых и пятидесятых годах XIV века, наравне со всей Европой подвергалась губительным эпидемиям. Тем не менее потомство сохранило о нём память, как о первом победителе татар.

Предшественник
Преемник

На главную страницу