Марозия (880-954).

Дочь римского сенатора Феофилакта и его жены-куртизанки Теодоры. Отличаясь красотой и легкими нравами, унаследованными от матери, она имела, вместе с ней, большое влияние в Риме. Период контроля Марозии и Феодоры над Римом называется порнократией.

Выйдя замуж за Альбериха, маркграфа Камерино, Марозия побуждала мужа, победителя над сарацинами при Гарильяно, захватить с помощью своего любовника, Папы Сергия III, власть над Римом.

Когда это не удалось благодаря Папе Иоанну X и Альберих был убит, Марозия вышла замуж за Гвидо, маркграфа Тосканы, составила себе сильную партию в Риме, захватила Иоанна Х и приказала задушить его в тюрьме.

Ближайшие за тем Папы — Лев VI и Стефан VIII были креатурой Марозии, которая после смерти Стефана VIII возвела на папский престол своего сына от Папы Сергия III, Иоанна XI, и стала полной властительницей Рима и Церкви.

После смерти Гвидо Марозия вышла замуж за короля Италии Гуго Прованского, который путём этого брака надеялся утвердиться в Риме. В 935, вскоре после свадьбы, её сын от первого брака, Альберих II Сполетский, возмутил римлян против матери, выгнал Гуго из Рима, захватил власть в свои руки, отдал под стражу Папу Иоанна XI и заключил Марозию в тюрьму, где она оставалась до самой смерти.


Годфрид II Бородатый (ум. 30.12.1069).

Сын герцога Гоцело Лотарингского. После смерти отца в 1044 Лотарингия была разделена: Годфрид получил от императора Генриха III в лен только Верхнюю Лотарингию, его брат Гоцело Младший — Нижнюю Лотарингию. Этот раздел вызвал крупное восстание лотарингской знати, которое возглавил Годфрид Бородатый, стремившийся объединить Лотарингию под своей властью.

В 1047 у Годфрида была отнята и Верхняя Лотарингия за попытку насильственно овладеть всей Лотарингией.

Годфрид в 1054 вознаградил себя за утраченное браком с Беатриче де Бар, вдовой Бонифация, маркграфа Тосканы, которая поручила ему опеку над своей дочерью — наследницей Матильдой. Годфрид обручил с Матильдой своего сына Готфрида Горбатого.

Император Генрих III, недовольный этим его втором браком приказал всех арестовать, но удалось пленить и заключить в тюрьму в Германии лишь Беатрису и её детей от первого брака, Фредерика и Матильду. Вскоре в тюрьме Фредерик умер.

Годфрид бежал из Италии и нашёл временное убежище в Лотарингии. Его поддержал Балдуин, граф Фландрии, напавший на Трир и Нейменген. Генрих в ответ вторгся во Фландрию и разорил Лилль и Турнэ.

После смерти Генриха III (1056) Годфрид примирился с новым императором и ему вернули жену и падчерицу. Годфрид Бородатый расширил свою власть в Италии. Он способствовал тому, что в 1057 его брат Фридрих был избран Папой римским и принял имя Стефана Х.

Годфрид получил от брата множество владений в Италии: в 1056 он получил права на Пизу и графство Анкону, а в 1057 он получил ещё герцогство Сполето. Последующие Папы дорожили поддержкой могущественного соседа, защищавшего церковную политику, выразителем которой явился впоследствии Григорий VII.

В 1065 император Генрих IV назначил Годфрида Бородатого герцогом Нижней Лотарингии. В 1067 Годфрид Бородатый совершил поход на Рим, чтобы защитить его от нападения норманнов Ричарда. Осада Рима норманнами была прекращена. Готфрид Бородатый умер в Вердене 30.12.1069.


Матильда (1046-1115).

Маркграфиня Тосканская. Дочь Бонифация III Тосканского. В 1070 она по политическим соображениям вступила в тайный брак с Готфридом Горбатым, герцогом Лотарингским, умершим в 1076.

В её замке Каноссе Папа Григорий VII укрывался от императора Генриха IV, который в 1077 приходил к нему туда на покаяние.

Когда в 1081 Генрих IV напал на Григория VII, Матильда воспрепятствовала полному поражению последнего.

И после смерти Григория VII она продолжала враждовать с Генрихом и поддерживала восстания Конрада и Генриха против их отца.

В 1089 она согласилась, по просьбе Папы Урбана II, вступить во второй тайный брак с 18-летним противником Генриха IV, Вельфом V, сыном баварского герцога. Этот брак, однако, был расторгнут через несколько лет.

Матильда умерла 24.07.1115. Наследницей своих ленных земель и поместий Матильда назначила римскую Церковь. Борьба между императором и Папами за это т.н. "наследие Матильды" продолжалась до XIII века. Во время этой междоусобицы тосканские города быстро достигли такой же независимости, как и города Ломбардии. Таким образом, наследство Матильды распалось на целый ряд городских областей: Флоренции, Лукки, Пизы, Сиены, Ареццо, Модены, Реджио, Мантуи и Пармы.


Арнольд Брешианский (ок.1100-1155).

Один из выдающихся защитников реформатского движения, начавшегося в начале XII века во Франции и в Верхней Италии. Он был учеником Абеляра, за которым последовал в уединение, но потом возвратился в свой родной город Брешию, где уже прежде занимал церковную должность, с пламенным желанием очищения церкви.

Его строгая нравственность, признанная даже противниками, его блестящее красноречие и республиканский свободный дух скоро собрали вокруг него множество приверженцев, при содействии которых он стремился осуществить свои нравственные идеалы и возвратить клир, предавшийся пышной и ленивой жизни, к истинному христианству по образу апостольских времен.

Испорченность церкви он приписывал преимущественно богатству духовных лиц и потому требовал, чтобы они отказались от светской власти и богатства и довольствовались для своего содержания добровольными приношениями и десятиной.

Хотя между его проповедями и учением катаров и альбигойцев не было никакой связи, епископ Брешии на Втором Латеранском соборе (1139) обличал его в ереси. Иннокентий II присудил его к изгнанию и к вечному молчанию.

Арнольд возвратился во Францию к Абеляру, но там он подвергся нападениям со стороны Св. Бернарда и был осуждён вместе с Абеляром на Сенском соборе (1140).

Тогда он бежал в Швейцарию и нашёл убежище у кардинала-легата Гвидо. После смерти Иннокентия II Гвидо занял папский престол под именем Целестина II, и тогда Арнольд Брешианский возвратился в своё отечество.

В 1043 в Риме вспыхнуло восстанние, в результате которого была установлена республика. Преемник Целестина, Луций II, был побит камнями во время штурма Капитолия. Евгений III вынужден был бежать, спасаясь от народного бунта, во Францию.

В 1145 Арнольд Брешианский явился в Рим и принял активное участие в управлении римской республикой. Он произносил проповеди против светского владычества Пап и за восстановление древней Римской республики.

Новый Папа Адриан IV устрашил мятежных римлян интердиктом, отлучил Арнольда от церкви и потребовал его выдачи от Фридриха Барбароссы, только что перешедшего через Альпы для своего коронования.

Арнольд попал в руки Папы, который не осмелился подвергнуть его смертной казни из боязни римлян. Некоторые из приверженцев освободили его силой, но были вынуждены выдать опять по требованию короля Фридриха. 18.6.1155 по приказу римского префекта его повесили, тело сожгли, а пепел бросили в Тибр. Папский двор счёл более выгодным не принимать участия в казни.

Политические стремления Арнольда Брешианского и его последователей усилили оппозицию против церкви и клира, принявшую светский характер.


Энрико Дандоло (1107/1108-1192).

Энрико Дандоло происходил из влиятельной венецианской семьи. Его отец Витале был советником у 38-го дожа Витале Микьеля II. Его дядя, также носивший имя Энрико Дандоло, был высшим церковным сановником в Венеции. До 60-летнего возраста будущий дож оставался в тени своих родственников.

Первую значительную роль в истории Дандоло сыграл в 1171—1172 годах, когда правительство Византийской империи схватило и бросило в тюрьмы тысячи венецианцев. Дож Витале II Микель решил подготовить карательную экспедицию: он собрал 120 судов и в сентябре 1171 вышел из Венеции. В этом походе его сопровождал Энрико. Но во время похода среди венецианцев вспыхнула чума, и поход пришлось прекратить. 28.05.1172 недовольные жители города-государства осудили дожа за провал похода, а также за то, что именно он принёс в город чуму. Витале пытался бежать от толпы, но возле Соломенного моста он был заколот.

Энрико избежал обвинений и вскоре был назначен послом для улаживания конфликта с Византией. В течение нескольких лет он выполнял посольские миссии, а в 1183 он снова отправился в Константинополь, чтобы договориться о восстановлении Венецианского квартала в городе.

Известно, что Дандоло ослеп на один глаз до того, как стал дожем. По одной версии его ослепил византийский император Мануил Комнин во время посольской миссии в 1171, по другой — слепота явилась следствием удара по голове, полученного между 1176 и 1192 годом.

В 1192 Энрико Дандоло становится 41-м дожем. Ему тогда исполнилось уже 85 лет. Опираясь на свой богатый опыт, он положил конец разногласиям с Вероной, подписав договор с этим городом-государством и с Тревизо в 1192. Далее дож успешно заключил соглашения с Патриархом Аквилеи (1200), царем Армении (1201), с императором Священной Римской империи (1201) и с самой Византией (1199).

Наибольшую историческую известность ему принёс Четвёртый крестовый поход. В 1202 в Венеции собралось большое количество крестоносцев, которые должны были переправиться либо в Египет, либо в Палестину. Средств на оплату перевозки морем у крестоносцев не было, и многие накопили долги в Венеции. Дандоло принудил крестоносцев отправиться в поход в Далмацию, где те 23.11.1202 захватили город Задар, основного торгового конкурента Венеции.

Немного погодя к Дандоло и лидерам крестоносцев обратился Алексей IV Ангел, сын свергнутого византийского императора Исаака II. Он убедил крестоносцев идти на Константинополь. Таким образом, первоначальные цели Крестового похода полностью изменились в сторону, угодную Дандоло.

При взятии Константинополя Дандоло проявил удивительную храбрость. Венецианские моряки не решались втащить суда на берег, и тогда дож встал на носы галеры рядом со знаменем Св. Марка и крикнул людям, чтобы его первым высадили на сушу. Когда другие венецианцы увидели штандарт Св. Марка и рядом с ним галеру своего дожа, то устыдились и последовали его примеру.

13.04.1204 Константинополь был взят и разграблен. В том же году была основана Латинская империя со столицей в Константинополе. Дандоло сыграл определяющую роль в написании договора о разделе империи между византийцами и крестоносцами, закрепив за Венецией множество привилегий. Венеция получила значительные колониальные территории и на долгое время закрепила за собой господство на Средиземном море, укрепив своё экономическое положение.

В мае 1205 Энрико Дандоло заболел и скончался 1.06.1205 в возрасте 98 лет в Константинополе. Дожа похоронили в в Софийском соборе. Однако до нашего времени сохранился только кенотаф с его именем.

Имя Дандоло носил один из сильнейших броненосцев конца XIX века.


Кснрад Монферратский (Коррадо дель Монферрато) (1145-1192).

Конрад был вторым сыном маркграфа Монферратского Вильгельма V Старого и его жены Ютты фон Бабенберг. Его старшим братом был Гульельмо по прозвищу Длинный меч. Конрад также приходился двоюродным братом Фридриху Барбароссе, Людовику VII Французскому и Леопольду V Австрийскому.

По отзывам современников Конрад был энергичным воином, крайне умный и способным к обучению, любезным характером и делами, наделенным всеми человеческими добродетелями, не терпевшим притворство и лицемерие в политике, образованным в языках.

Конрад принимал активное участие в дипломатических маневрах с двадцати лет и был также способным военачальником, участвуя наряду с другими членами своей семьи в борьбе с Ломбардской лигой.

В 1179, в рамках альянса его семьи с Мануилом I Комниным, Конрад возглавил армию против войск Фридриха Барбароссы, которыми командовал имперский канцлер архиепископ Майнцкий Кристиан. В сентябре 1179 Конрад разбил немцев при Камерино и пленил канцлера, после чего отправился в Константинополь за наградой. Конрад вернулся в Италию в 1180, вскоре после смерти Мануила (24.09.1180).

С целью возобновить византийский союз с Монферратом зимой 1186—1187 Исаак II Ангел предложил свою сестру Феодору в жены младшему брату Конрада Бонифацию, но Бонифаций был женат. Конрад же, недавно овдовевший, принял к этому времени крест, намереваясь присоединиться к своему отцу в Иерусалимском королевстве. Однако ради женитьбы на принцессе он вернулся в Константинополь. После женитьбы он был удостоен титула цезаря. Практически сразу Конрад был вынужден помогать императору защищать свой трон против мятежников во главе с византийским полководцем Алексеем Враном.

Конрад вдохновил слабого императора взять на себя инициативу в войне. В битве у Константинополя, в которой Врана был убит, Конрад героически сражался без щита и шлема. Сам Конрад был легко ранен в плечо, при этом лично убил в бою телохранителей Враны. Однако Конрад считал, что его служба была недостаточно вознаграждена. Кроме того, он опасался антилатинских настроений среди византийцев (его младший брат Ренье был убит в 1182) и возможной мести со стороны семьи Враны, и поэтому в июле 1187 Конрад отправился в Иерусалим на борту генуэзского торгового судна.

Конрад, очевидно, был намерен присоединиться к отцу, который занимал замок Св. Илии. Он прибыл сначала в Акру, но город недавно перешел в руки Саладина (Салах-ад-дин — "Благочестие веры"), и он отплыл на север, в Тир, где застал остатки армии крестоносцев. После победы в битве при Хаттине (4.07.1187) Саладин продвигался на север и уже захватил Акру, Сидон и Бейрут. Раймунд III, граф Триполи, Реджинальд Сидонский и ряд видных баронов бежали в Тир, но большинство из них были озабочены тем, чтобы вернуться на свои земли. Раймунд III, к тому же, всё более слабел здоровьем и вскоре умер.

К тому времени, когда в Тир прибыл Конрад, Реджинальд Сидонский уже начал переговоры о капитуляции с Саладином. Реджинальд отправился в свой замок Белфорт на реке Литани, а Конрад, при поддержке итальянских торговых общин города, вновь организовал оборону Тира. Когда армия Саладина прибыла к Тиру, она нашла город хорошо защищенным. Тир успешно выдержал осаду, и армия Саладина ушла от стен города на юг, в Кесарию, Арсуф и Яффу. Между тем Конрад послал Йоскию, архиепископа Тира, на запад, чтобы призвать на помощь западных королей.

В ноябре 1187 Саладин вернулся для второй осады Тира. Конрад все ещё правил городом, который уже был сильно укреплён и наполнен христианскими беженцами из всей северной части Иерусалимского королевства. На этот раз Саладин начал комбинированный штурм с суши и с моря, заблокировав гавань. По преданию египетский султан привёл к стенам Тира престарелого отца Конрада, пленённого при Хаттине, и предложил освободить его взамен на сдачу города. Конрад направил на отца баллисту и заявил, что Вильгельм прожил долгую жизнь и что лучше он лично убьет своего отца, чем сдаст город. Этот поступок Конрада произвел впечатление на султана, и он отпустил Вильгельма. В 1188 отец и сын воссоединились в Тортосе.

30 декабря силы Конрада провели вылазку против уставших египетских моряков, захватив несколько галер. Остальные египетские суда попытались передислоцироваться в Бейрут, но корабли Тира пустились в погоню, вынудив египтян бросить свои суда на отмели и бежать. Тогда Саладин начал наступление с суши, полагая, что силы защитников отвлечены на морское сражение. Тем не менее, Конрад повёл своих людей в контратаку и вынудил египтян отступить. Саладину пришлось сжечь свои осадные машины и корабли, чтобы они не достались врагу.

Летом 1188 Саладин отпустил попавшего в плен при Хаттине Ги де Лузиньяна, мужа королевы Сибиллы Иерусалимской. Через год, в 1189, Ги в сопровождении своего брата Жоффруа появился в Тире и потребовал, чтобы Конрад вручил ему ключи от города. Конрад отказался это сделать, заявив, что будет править городом до прибытия крестоносцев из Европы и что в битве при Хаттине Ги утратил свои права на престол. Кроме того Конрад напомнил Ги, что Балдуин IV завещал, чтобы судьбу регентства в Иерусалиме при малолетнем Балдуине V должны были решать короли Англии и Франции и император Священной Римской империи. Конрад не впустил Ги и Сибиллу в город, но дал им возможность разбить лагерь под стенами.

В 1190 Конрад вместе с войсками Третьего крестового похода под руководством Ричарда Львиное Сердце принял участие в осаде Акры. 7 октября Конрад отправился в Малую Азию на встречу с остатками войска Барбароссы и привёл их в Палестину.

Летом 1190 в лагере вспыхнула эпидемия, которая сначала унесла жизни двух дочерей Сибиллы, а затем и её самой. Ги больше не имел законных прав на престол, но отказываться от претензий на него не собирался. Наследницей Иерусалима стала Изабелла, сводная сестра королевы Сибиллы, которая была замужем за Онфруа IV де Тороном. Тем не менее, Конрад получил поддержку её матери Марии Комниной и отчима Балиана Ибелина, а также знатных баронов. Они добились развода Изабеллы с мужем, и Конрад женился на ней, несмотря на слухи о его двоеженстве (его предыдущая жена Феодора была ещё жива). Были также возражения по поводу кровосмешения — брат Конрада был ранее женат на сводной сестре Изабеллы, и Церковь приравнивала это к родству. Тем не менее, папский легат Убальдо Ланфранчи, архиепископ Пизы, дал своё согласие на брак. Бракосочетание было проведено 24.11.1190. После это Конрад де-юре стал королём Иерусалима. За девять дней до свадьбы он был ранен в бою и вернулся со своей невестой в Тир, чтобы восстановиться. Между Конрадом и Ги де Лузиньяном началась тяжба за престол.

Ги де Лузиньян был вассалом Ричарда Львиное Сердце, поэтому английский король поддержал его в этой борьбе, в то время как Конрада поддержали его Леопольд V Австрийский и Филипп II Август. Конрад выступал в качестве главного переговорщика при капитуляции Акры и поднял знамена королей в городе. После этого стороны попытались прийти к соглашению. В 1191 Конрад был объявлен наследником Ги де Лузиньяна в Иерусалимском королевстве, которое, впрочем, надо было ещё вновь завоевать. Конрад сохранял Тир, Бейрут и Сидон, а его наследники должны были унаследовать Иерусалим после смерти Ги.

В июле 1191 родственник Конрада, король Филипп, решил вернуться во Францию, но перед отъездом он передал Конраду половину сокровищ Акры, а также всех мусульманских пленников. Король Ричард попросил Конрада передать пленников ему, но Конрад отказывался это делать до тех пор, пока мог. Конрад не присоединился к походу Ричарда на юг, предпочитая оставаться с женой Изабеллой в Тире, полагая, что его жизнь находится в опасности.

В ту зиму Конрад начал прямые переговоры с Саладином, подозревая, что следующим шагом Ричарда будет захват Тира и передача его Ги. Конрад рассчитывал на признание султаном себя в качестве правителя на севере, в то время как Саладин, ведший параллельно переговоры с Ричардом о браке своего брата аль-Адилем с овдовевшей сестрой Ричарда Иоанной, намеревался окончательно поссорить Конрада с крестоносцами. Соглашение с султаном сорвалось, как и брак Иоанны с мусульманином.

В апреле 1192 вопрос о правителе был поставлен на голосование баронов и знать избрала королём Конрада. Чтобы компенсировать провал Ги де Лузиньяна, Ричард предоставил ему Кипр, на котором было основано Кипрское королевство (Ричард тем самым ещё и пытался удержать Ги от возвращения в Пуату, где его семья давно имела репутацию бунтарей).

Однако Конрад так и не был коронован. Утром 28.04.1192 его жена Изабелла, которая была к тому времени беременна, задержалась в банях и не вернулась к обеду. Тогда Конрад отправился в дом своего родственника и друга епископа Филиппа де Бовэ, чтобы пригласить его отобедать с ним. Но епископ уже пообедал, поэтому Конрад отправился домой. На пути его остановили двое ассасинов в бедняцкой одежде и ударили его кинжалами. Телохранители Конрада убили одного из нападавших. Умирающего Конрада принесли в церковь, в которой прятался один из нападавших. Когда убийца увидел, что Конрад ещё жив, он напал опять и добил раненого. Конрад был похоронен в Тире в церкви госпитальеров. Его смерть стала ударом для королевства.

Заказчик убийства остался неизвестным. Под пытками выживший ассасин утверждал, что за убийством стоял Ричард, но это невозможно доказать. Другим, менее вероятным, подозреваемым был Онфруа IV де Торон, первый муж Изабеллы. Подозревали и причастность Саладина, но Конрад вёл с ним переговоры, поэтому заинтересованность султана в убийстве потенциально ценного союзника кажется маловероятной. К тому же Саладин враждовал с ассасинами.

Позже, возвращаясь из крестового похода, Ричард был взят в плен и заключен в тюрьму кузеном Конрада, Леопольдом V Австрийским. Убийство Конрада было одним из предъявленных ему обвинений. Ричард просил ассасинов оправдать его, и в письме якобы от их лидера, Рашид ад-Дина Синана, ассасины утверждали, что Ричард не имеет отношения к убийству. В письме указывалось, что в 1191 Конрад захватил корабль ассасинов, укрывшихся в Тире от шторма. Он убил капитана, заключил в тюрьму экипаж и ограбил корабль. Когда Рашид аль-Дин Синан просил вернуть экипаж судна и сокровища, он получил отказ, после чего лидер ассасинов выписал Конраду смертный приговор. Тем не менее, это письмо, как полагают, были сфальсифицировано: Синан к тому времени был уже мертв. Последующие события — свадьба Изабеллы и Генриха Шампанского, племянника Ричарда, всего семь дней спустя после смерти Конрада — по-прежнему считаются одними из косвенных доказательств причастности Ричарда к убийству Конрада.


Эццелино III да Романо (1194-1259).

Знаменитый полководец и владетельный князь Северной Италии XIII века. Свое происхождение вёл от немецкого рыцаря, в 1036 прибывшего в Италию с императором Конрадом II, который пожаловал ему замок Романо на горе близ Падуи, с землями около него.

Вся жизнь Эццелино IV прошла в военных походах и смелых политических предприятиях, осуществлявшихся силой оружия и кровавого террора. Он был энергичным и последовательным гибеллином, являясь верным и твёрдым сотрудником императора Фридриха II, наместником его во время отсутствия, соратником и советником в совместной борьбе против гвельфов Ломбардии и в деле политического подчинения Италии.

Им была заметно расшатана лига ломбардских городов и укреплены верховные права императора над многими городами и местностями Северной Италии. Благодаря воинским успехам Эццелино Фридрихом II была одержана победа над гвельфами при Кортенуова (27.11.1237). Благодарный император выдал в 1238 за Эццелино свою побочную дочь Сельваджу.

Вместе с Энцио, королём Неаполя и Сицилии, Эццелино продолжал в 1239-1245 бороться против городов, стоявших на стороне Папы. В 1247 он осадил Парму, но в 1248 испытал серьезную неудачу при Виттории.

После смерти Фридриха II (13.12.1250) Эццелино возглавил имперскую партию в Италии. Конрад IV утвердил Эццелино в звании главного викария императорского престола. После смерти Конрада IV, его внебрачный сын Манфред, занявший престол Неаполя и Сицилии, отказался от услуг Эццелино, который приобрёл репутацию изверга.

Опираясь на небольшое, но крепкое владение предков и на собственное выдающееся военное искусство, пользуясь без разбора всякими средствами, начиная с бурного натиска или ловкого коварства и кончая неслыханными кровавыми насилиями, Эццелино сумел завладеть обширной территорией. Его владения простирались от границ Милана до Адриатики и от Альп до Феррары.

В 1254 за многочисленные преступления Эццелино был отлучён от Церкви, а в 1256 против него был организован крестовый поход. Эццелино чуть не захватил Мантую и пошёл на завоевание самого Милана, но в сражении при Кассано 27.09.1259 был ранен и попал в руки неприятеля. Не желая терпеть плена и позорной для него расправы со стороны ожесточенных врагов, Эццелино сорвал повязки, наложенные на его раны, и таким образом покончил с собой (1.10.1259), оставаясь до последней минуты полным несокрушимой энергии, отказавшись примириться с Церковью.

Талантливый полководец и грозный деспот, Эццелино да Романо привлекал внимание многих писателей и художников, отразивших его образ в своих произведениях. Данте в своей "Божественной комедии" называет его среди обитателей ада.


Кола ди Риенцо (ок.1313-1354).

Знаменитый римский трибун. Родился в Риме в семье кабатчика, но детство и первую молодость провёл в деревне. Двадцатилетним юношей он вернулся в Рим, стал посещать университет и особенно пристрастился к римским писателям, познакомившим его с блестящим прошлым Римской империи.

Он чувствовал всю тяжесть тогдашнего положения Рима и его области, в которых хозяйничало необузданное дворянство. Один дворянин совершенно безнаказанно убил его брата. Поэтому он стал мечтать о возрождении древнеримской доблести. На должности городского нотариуса он ближе узнал о злоупотреблениях дворянства.

В 1343 Риенцо был послан в Авиньон с поручением представить Папе Клименту VI проект реформы городского управления и просить его вернуться в свою столицу. Возвратясь в Рим, Риенцо, с кружком друзей, стал подготовлять революцию. В полночь 19.05.1347 Риенцо, выслушав мессу, двинулся на Капитолий, в сопровождении папского легата, с четырьмя знаменами, придававшими шествию вид крестного хода, и приказал прочесть народу декреты, вводившие наиболее необходимые реформы. Созванное вслед затем народное собрание утвердило эти законы.

С помощью городской милиции Риенцо смирил баронов, обеспечил отправление правосудия и на первое время установил хорошее правление. Но Риенцо не удовольствовался достигнутым успехом и задумал объединить Италию, а затем восстановить всемирное главенство Рима.

Он разослал ко всем монархам и городам Италии приглашения прислать в Рим депутатов на сейм. Сам Папа прислал трибуну подарок, почти все государства — лестные письма, а некоторые — и депутатов. Выпустив новые монеты с надписью: "Рим глава мира", Риенцо объявил отменёнными все ранее выданные права и привилегии, признал за римским народом, в лице сейма итальянских депутатов, исключительное право избирать императора и назначил выборы на 19.09.1347.

Перед открытием сейма Риенцо с большой пышностью возвёл себя в рыцарское достоинство, погрузившись в ту самую купель, в которой, по преданию, крестился Константин Великий. После этого вызвал к своему трибуналу Людвига Баварского, Карла IV и всех курфюрстов. Италия была объявлена объединённой и повсюду были разосланы послы оповестить, что трибун решил дать вселенной новое устройство.

Риенцо короновался шестью коронами; ему были вручены скипетр и держава. Восстание знати, вспыхнувшее 20.11.1347, было им подавлено, при этом погибли почти все члены дома Колонна. Но новое восстание, при содействии Папы, начинавшего опасаться замыслов трибуна, принудило Риенцо бежать из Рима.

Он скрывался у анахоретов в Абруццах, а в 1350 отправился в Прагу, к Карлу IV, чтобы побудить его предпринять поход на Рим, но был арестован по обвинению в ереси и в 1352 выдан Папе Клименту VI. Преемник последнего, Иннокентий VI, решил сделать Риенцо орудием для подавления римской знати и в 1354 назначил его сенатором Рима.

Явившись в Рим, Риенцо вновь смирил баронов, 29 августа казнил знаменитого предводителя кондотьеров фра Мореале, окружил себя сильным конвоем, повысил налоги и вообще правил Римом, как тиран, возбудив всеобщую ненависть.

8.10.1354 вспыхнуло восстание, руководимое семьями Колонна и Савелли. Риенцо бежал с Капитолия, но был узнан, задержан и варварски убит. Его обезображенный труп чернь волокла по всему городу, затем сожгла, а пепел рассеяла по ветру.


Марко Поло (1254-1324).

Марко Поло родился в Венеции 15.09.1254 в семье венецианского купца Никколо Поло, семейство которого занималось торговлей ювелирными изделиями и пряностями.

В 1260 Никколо вместе со своим братом Маттео отправились по тому же маршруту, по которому в 1253 прошёл Гийом де Рубрук м побывав в Крыму, Сарай-Бату и Бухаре зимой 1266 прибыли в Ханбалык (современный Пекин) к монгольскому хану Хубилаю, который к тому времени практически завершил разгром китайской династии Сун и вскоре стал единоличным правителем Монгольской империи и Китая.

Братья были приняты Хубилаем, который дал им золотую пайцзу для свободной дороги назад и попросил их передать послание Папе римскому с просьбой прислать ему масла с гробницы Христа в Иерусалиме и проповедников христианства. Прибыв в Венецию в 1269, братья обнаружили, что Папа Климент IV умер, а новый так и не был назначен. Желая поскорее выполнить поручение, они решили не дожидаться назначения нового Папы, и в 1271 отправились в Иерусалим, взяв с собой Марко.

Морским путём они добрались до юго-восточного побережья Малой Азии и далее по суше проехали через Армянское нагорье, Месопотамию, Иранское нагорье, Памир и Кашгарию и достигли Китая. Первым китайским городом, в который в 1275 добралось семейство Поло, был Шачжа (современный Дуньхуан). В том же году они добрались до летней резиденции Хубилая в Шанду (провинция Ганьсу). По словам Марко Поло, хан был им восхищён, давал различные поручения, не разрешал возвращаться в Венецию и даже в течение трёх лет держал его губернатором города Янчжоу. Семейство Поло (по утверждениям книги) участвовало в развитии армии хана и научило его использовать катапульты при осаде крепостей.

Несмотря на многочисленные просьбы семейства Поло, хан не хотел отпускать их от себя, но в 1291, когда он выдал одну из монгольских принцесс за персидского ильхана Аргуна, ему понадобилась помощь венецианцев, для того чтобы доставить невесту более безопасным морским путём.

После возвращения из Китая Марко Поло участвовал в войне с Генуей. После поражения в сражении при Курцоле в 1298 Поло попал в плен к генуэзцам и находился там до мая 1299 года. Его рассказы о путешествиях были записаны одним заключённым, Рустикелло (Рустичано), который занимался также написанием рыцарских романов. После освобождения из генуэзского плена Марко вернулся в Венецию, женился и от этого брака у него было три дочери.

В 1324, будучи уже больным человеком, Поло написал своё завещание, в котором была упомянута золотая пайцза, полученная от татарского хана (он получил её от дяди Маттео). 8.01.1324 Марко умер и был похоронен в церкви Сан Лоренцо (снесена в XIX веке).

Одним из мифов, сложившихся вокруг путешествия Марко Поло, является представление о нём как о первом контакте между Европой и Китаем. Даже не учитывая предположения о контактах между Римской империей и династией Хань, монгольские завоевания XIII века облегчили маршрут между Европой и Азией, поскольку он теперь проходил по территории практически одного государства.

В архивах Хубилая от 1261 года есть ссылка на европейских купцов из Страны полночного солнца, вероятно, скандинавских или новгородских. В своем первом путешествии Николо и Маттео Поло шли по тому же маршруту, что и Гийом де Рубрук, действительно посланный королём Людовиком IX, дошедший до тогдашней монгольской столицы Каракорума и вернувшийся в 1255 году. Описание его маршрута было известно в средневековой Европе и могло быть известно братьям Поло ещё в их первом путешествии. Во время пребывания Поло в Китае в Европу приехал уроженец Пекина Раббан Саума, а миссионер Джованни Монтекорвино, наоборот, направился в Китай.

Тем не менее, в отличие от предыдущих путешественников, Марко Поло оставил описание мест, в которых он побывал. Его книга приобрела большую популярность и на протяжении всего Средневековья соперничала по успеху у публики с фантастическим путешествием Джона Мандевиля.

Книга Марко Поло состоит из четырёх частей. Первая описывает территории Ближнего Востока и Центральной Азии, которые Марко Поло посетил на пути в Китай. Вторая описывает Китай и двор Хубилай-хана. В третьей части говорится о приморских странах: Японии, Индии, Шри-Ланке, Юго-Восточной Азии и восточном побережье Африки. В четвёртой описываются некоторые войны между монголами и их северными соседями. "Книга чудес света" является одним из самых популярных объектов исторических исследований.

Благодаря Марко Поло широкому кругу европейцев стало известно о бумажных деньгах, саговой пальме, о черных камнях, которые горят. Информация о местонахождении пряностей, ценившихся на вес золота, способствовало вовлечению европейцев в торговлю ими, ликвидации торговой монополии арабских купцов и последующему переделу мира.

С самого момента его возвращения в город истории их поездки воспринимались с недоверием. Одной из причин недоверия быыло нежелание принять его описание хорошо организованной и гостеприимной Монгольской империи, которое противоречило традиционному западному представлению о варварах.

Сомнения в правдивости Марко Поло, существовавшие со времени его возвращения в Венецию, изложены в популярной книге Фрэнсис Вуд, которая предположила, что венецианец не путешествовал за пределы Малой Азии и Чёрного моря, а просто использовал известные ему описания путешествий персидских купцов. Описания Марко Поло полны неточностей. Это касается названий отдельных городов и провинций, их взаимного местоположения, а также описаний объектов в этих городах. Знаменитым примером является описание моста под Пекином (носящего сейчас имя Марко Поло), который в действительности имеет в два раза меньше арок, чем описано в книге.

Однако в своей книге Поло демонстрирует такую осведомлённость о происшествиях при дворе хана, которую затруднительно приобрести без близости ко двору. Так, он подробно описывает различные злоупотребления министра Ахмада и обстоятельства его убийства, называя имя убийцы (Ванчжу), что в точности соответствует китайским источникам.

В защиту Марко Поло можно сказать, что описание им велось по памяти, он был знаком с персидским и использовал персидские названия, которые часто также были непоследовательны в своей передаче китайских названий. Некоторые неточности вносились при переводе или переписывании книги, поэтому некоторые сохранившиеся манускрипты точнее других. Кроме того, во многих случаях Марко действительно пользовался информацией из вторых рук (особенно при описании исторических или фантастических событий, случившихся до его путешествия). Такого рода неточностями грешат и многие другие современные ему описания, которые не могут быть обвинены в том, что их авторы не находились в том месте в то время.

Более продуктивной (и общепринятой) точкой зрения является взгляд на эту книгу, как на источник записей купца о местах для покупки товаров, маршрутах их продвижения и обстоятельствах жизни в этих странах. Даже данные полученные из вторых рук в этом описании (например, о путешествии в Россию) довольно точны, большинство данных о географии Китая и других стран на маршруте путешествия также вполне согласуются с современным знанием об истории и географии Китая. В свою очередь эти записки купца были дополнены интересными широкой публике фрагментами о жизни в экзотических странах.

Возможно, роль Поло в Китае в его книге сильно преувеличена, но эта ошибка может быть приписана бахвальству автора, украшательству переписчиков или проблемам переводчиков, в результате которых роль советника могла преобразоваться в пост губернатора.


Данте Алигьери (1265-1321).

Данте (полное имя — Дуранте дельи Алигьери) родился в пследней декаде мая 1265 года. Согласно семейному преданию, предки Данте происходили из римского рода Элизеев, участвовавших в основании Флоренции. Каччагвида, прапрадед Данте, участвовал в крестовом походе Конрада III (1147—1149), был посвящён им в рыцари и погиб в бою с мусульманами. Каччагвида был женат на даме из ломбардской семьи Альдигьери да Фонтана. Имя "Альдигьери" трансформировалось в "Алигьери"; так был назван один из сыновей Каччагвиды. Сын этого Алигьери, Беллинчоне, дед Данте, изгонявшийся из Флоренции во время борьбы гвельфов и гибеллинов, вернулся в родной город в 1266, после поражения Манфреда Сицилийского в сражении при Беневенто (26.02.1266).

Отец Данте, тоже Алигьери, служил писцом в суде. Мать — Белла дель Абати была из рода Паццо ди Пацци, один из предков которого по преданию при взятии Иерусалима первым взобрался на стену города и водрузил там флорентийское знамя. За этот подвиг он был удостоен первым засветить свечу от свеч у Гроба Господня. В трёхлетнем возрасте мать умерла и отец женился снова на пополанке, как тогда называли представителей торгово-ремесленных слоёв. Со своими сводным братом Франческо Данте жил дружно.

Первым наставником Данте был известный в то время поэт и учёный Брунетто Латини. Данте получил широкие познания в античной и средневековой литературе, в естественных науках и был знаком с еретическими учениями того времени. В юности Данте полюбил Беатриче Портинари. Юная Беатриче, которую поэт видел лишь три раза в жизни, внушила ему целомудренное, духовно преображающее чувство. Но Портинари были из среды богатых пополанов и выходцу из обеднешего рыцарского рода была не пара. Кроме того они были ярыми гвельфами, и представителей дворянства они подозревали в тайной сипатии к гиббелинам. Данте посвящал Беатриче стихи и сонеты, в которых боготворил её. Данте и Беатриче стали символом любви, как Петрарка и Лаура, Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта.

Ближайшим другом Данте был поэт Гвидо Кавальканти (1259-1300), которы считался лучшим из флорентийских поэтов. Ему Данте также посвятил множество стихов и фрагментов поэмы "Новая жизнь".

Замужество Беатриче с Симоном, сыном богатого флорентийского банкира Томмазо Барди, было тяжёлым ударом для молодого поэта. По настоянию отца Данте женился на Джемме, дочери Манетто Донати из старинного рыцарского рода.

В это время гиббелины Ареццо под предводительством Гульельмо Убертини и Буоноконти да Монтефельтро попытались захватить Флоренцию, но её банкиры смогли подготовить ополччение. 11.06.1289 в битве при Кампальдино флорентийцы одержали победу благодаря полковоческому таланту Корсо Донато, шурина Данте. Данте тоже принимал участие в этой битве.

В следующем году во время родов Беатриче умерла. Свою скорбь Данте выразил в канцонне. После появился целый цикл сонетов, оплакивающих Беатриче. В 1292 собрав все сочинения, посвящённые Беатриче, Данте превратил их в поэму "Новая жизнь". С помощью Кавальканти поэма была размножена переписчиками (техники печати в то время ещё не было). В этом произведении объединены поэтические традиции трубадуров, выстроивших иерархию любовного чувства: от простого увлечения до высшего озарения, и поэтов "cладостного нового стиля", превозносивших в любви источник поэтического вдохновения. У Данте речь идёт о земной любви к т.н. "даме-ширме" (совершенно посторонней женщине) и о высокой любви, благодаря которой счастливый избранник получает второе рождение.

Собираясь описать в стихах историю своей страны Данте отправился в Болонью для пополнения своего образования. Он хотел создать эпос Италии,подобно тому как Вергилий создал эпос Древнего Рима. В то время Италия предствавляла собой различные герцогства, города-коммуны, Неаполитанское королевство, и Папсккое государство, раздираемые постоянными междоусобицами. В Болонье Данте посещал лекции по философии, теологии и космогонии. Предполагается, что в Болонье он встречался со своим соотечественником Джотто ди Бондоне, который тогда был ещё начинающим художником.

Узнав о болезни отца Данте поспешил во Флоренцию, но не застал его в живых. Через год у Данте появился первенец — сын Якопо. Данте необходимо выло искать себе занятие кроме поэзии. Во Флоренции в то время произошёл раскол гвельфов на две фракции — фракцию Донати, т.н. "черных гвельфов", больше связанных с папством и фракцию Черки или "белых", снабжавшего деньгами императора Рудольфа.

Решив принять участие в общественной жизни, Данте с помощью Кавальканти вступил в цех врачей и аптенарей и от этого цеха попал в Синьорию (орган городского самоуправления). Однажды ремесленники, т.н. "тощий народ", обозлённый нещадной эксплуатацией, поднял бунт и начал громить дома банкиров, старейшин цехов и купцов, которых называли "жирным народом". Но каталонские наёмники жестоко подавили бунт.

После бунта в составе Синьории произошли изменения, были приняты "Установления Справедливости", флорентийского лворянства и усилившие представительство "белых гвельфов"; в результате мессир Алигьери оказался в Совете Ста Старейшин Людей, а в июле-августе 1300 его избрали приором. Осенью "чёрные гвельфы" предприняли попытку восстания, но в отсутствие Донати Корсо, который накануне за столкновения с Кавальканти был отправлен в ссылку, мятежникибыли разбиты.

Бежавший из ссылки Корсо Донати отправился в Рим и добился прощения у Папы Бонифация VIII, который принял сторону "чёрных гвельфов". 6.11.1301 Корсо Донати с немногочисленным отрядом проник в город и освободил из тюрмы своих сторонников. К нему присоединились жители Флоренции из числа "тощего народа". Донати захватил Синьорию и тут же расправился со многими лидерами "белых гвельфов". Данте остался цел, поскольку в это время находился в Риме и ждал аудиенции Папы. 27.01.1302 суд приговорил бывшего приора Данте Алигьери к пожизненному изгнанию и конфискации всего имущества, а если он вернётся во Флоренцию, его надлежит предать огненной смерти.

На первых порах Данте нашёл приют у властителя Вероны, Бартоломео делла Скала. 11.10.1303 умер Бонифаций VIII и "чёрные гвельфы" лишились своего покровителя.После смерти Бартоломео (7.03.1304) Данте был вынужден покинуть Верону. Некоторое время он жил в Падуе у Джотто ди Бондоне, который работал там над росписью капеллы дель Арена (капелла была построена на фундаменте остатков древнеримского театра).

В 1304 "белые гвельфы", поддержанные новым Папой Бенедиктом XI, воспользовавшись отсутствием Корсо Данато и других лидеров "чёрных гвельфов", пытались силой добиться водворения во Флоренцию, но потерпели поражение.

В 1305 Данте получил приглашение от маркиза Маласпина. В богатой библиотеке маркиза Данте изучал книги древних философов и работал над трактатами "О народном красноречии" и "Пир", в которых поэт обосновывал необходимость создания единого для всей Италии литературного языка, объединяющего диалекты и наречия различных областей, т.н. "вольгаре". При этом Флорентийский вольгаре (тосканский диалект) был принят за основу этого языка.

В 1308 Данте начал работу над своим главным произведением, которое он позже назвал "Божественная Комедия". Отвергнув античный гекзаметр, он избрал в качестве стихотворного размера терцины (строфа из трёх строк, с которых первая строка рифмуется с третьей"). Кроме "Пролога" в 1396-1309 им написан "Ад". Вместе со своим воображаемым спутником Вергилием поэт как бы странствует в загробном мире, где встречает тени деятелей различных эпох. В зависимости от оценки, даваемой автором этим историческим деятелям, их тени помещались в различные условия "загробного пребывания" в т.н. "кругах Ада". Над остальными частями этого произведения ("Частилище" и "Рай") Данте работал до самой смерти.

Поэма будто бы представляет собой аллегорическое здание. Так, дремучий лес, в котором поэт заблудился на середине жизненного пути, — символ совершённых на протяжении жизни грехов и испытыванных заблуждений. Три зверя, которые там на него нападают: рысь, лев и волчица — три самые сильные страсти: соответственно сладострастие, гордыня, корыстолюбие. Этим аллегориям придаётся также политический смысл: рысь — Флоренция, пятна на шкуре которой должны обозначать вражду партий гвельфов и гибеллинов; лев, символ грубой физической силы — Франция; волчица, алчная и похотливая, — папская курия. Эти звери угрожают национальному единству Италии, о котором мечтал Данте. От зверей рассказчика спасает Вергилий — разум, посланный к поэту Беатриче (которая здесь предстаёт как символ божественного провидения). Вергилий ведёт Данте через ад в чистилище и на пороге рая уступает место Беатриче. Суть этой аллегории такова: человека от страстей спасает разум, а божественная благодать (Беатриче в переводе с ит. — благодатная) ведёт к вечному блаженству.

Во время скитаний Данте прибывал в Болоньи, Луниджьяне и Казентино, а в 1308—1309 очутился в Париже, где с честью выступал на публичных диспутах, обычных в университетах того времени. В 1312-1313 он написáл свой латинский трактат "О монархии", в котором дал своё представление об идеальном общественно-политическом устройстве. В трактате Данте полемизирует с деятелями Церкви, яростно отстаивавшими принципы теократии, и осуждает т.н. "дар Константина", то есть власть Папы римского, будто бы дарованную ему первым христианским императором.

В Париже Данте застала весть, что император Генрих VII собирается в Италию. Идеальные грёзы его "Монархии" воскресли в нём с новой силой; он вернулся в Италию, желая с помощью императора обновления страны, а себе — возвращения гражданских прав. Его "Послание к народам и правителям Италии" полно этих надежд и восторженной уверенности, однако, 24.08.1313 император-идеалист внезапно скончался. 6.11.1315 наместник Неаполитанского короля Роберта во Флоренции, подтвердил декрет изгнания в отношении Данте Алигьери, его сыновей и многих других, осудив их на казнь, в случае, если они попадутся в руки флорентийцев.

С 1316—1317 Данте поселился в Равенне, куда его пригласил на покой синьор города, Гвидо да Полента. Здесь, в кругу детей (Якопо, Пьетро и дочь Антония), среди друзей и поклонников, создавались песни "Рая". Летом 1321 Данте как посол правителя Равенны отправился в Венецию для заключения мира с республикой Св. Марка. По дороге назад Данте заболел малярией и умер в Равенне в ночь на 14.09.1321 и был там же похоронен. В 1865 к 600-летию поэта во Флоренции ему был установлен памятник на площади перед церковью Санта-Кроче.


Джан-Галеаццо Висконти (1351-1402).

Джан Галеаццо Висконти родился в 1351. Его отцом был живший в Павии Галеаццо II Висконти, который совместно с жившим в Милане братом — Бернабо Висконти — управлял миланской сеньорией.

В 1360 Джан Галеаццо Висконти женился на Изабелле, дочери французского короля Жана (Иоанна) II Доброго, получил за ней графство Вертю в Шампани и принял титул графа Вертю. В 1378 Галеаццо II умер, и Джан Галеаццо, наследуя ему, стал соправителем своего дяди Бернабо. Бернабо выдал за него замуж свою дочь (к тому времени Изабелла уже умерла) и дал за ней громадное приданое, однако это не прекратило взаимных интриг дяди и племянника. Чтобы усыпить бдительность дяди, Джан Галеаццо делал вид, что совсем не занимается политикой, в то же время тщательно плетя интриги за кулисами.

В мае 1385 Джан Галеаццо известил дядю, что он с небольшой свитой направляется на очередное богомолье, и что, проезжая мимо Милана, хотел бы приветствовать его. Ничего не подозревающий Бернабо со своими двумя старшими сыновьями, не вооруженный и без свиты, выехал за ворота, чтобы приветствовать дорогого племянника, но тут же был схвачен и привезён в Милан, где заключён в крепость. Население города восторженно приветствовало своего нового господина Джан Галеаццо. На следующий день был собран Большой совет (Совет девятисот), формально продолжавший существовать. Совет безоговорочно передал Джан Галеаццо всю полноту власти в Милане.

Стремясь воспользоваться этим и ликвидировать неблагоприятное впечатление от своего вероломства, Джан Галеаццо гласно провёл процесс над Бернабо, на которого были возведены самые чудовищные обвинения (в значительной степени, правда, обоснованные). Бернабо был переведён в крепость Треццо, где при невыясненных обстоятельствах умер в декабре того же года. Два его сына бродили по Италии, тщетно пытаясь спасти сначала своего отца, а затем хотя бы какую-нибудь часть его владений.

Через месяц после переворота Джан Галеаццо вернулся в Павию, которая и в дальнейшем оставалась его излюбленной резиденцией, и отсюда принялся энергично и решительно управлять государством. Его политика была направлена к одной цели — к объединению Северной и Средней Италии и созданию из разрозненных владений с местным правом и привилегиями единого государства с единым законом, правом, единой финансовой и военной системой. Из независимого города-коммуны Милан превратился в столицу государства, администрация которого полностью подчинялась синьору.

Сначала Джан Галеаццо сломил Скалигеров, которые правили Вероной. В 1391, покорив Верону и Виченцу, он вступил в борьбу с владевшим Падуей семейством Каррарези, но под ударами герцога Баварского и графа Арманьяка был вынужден в 1392 заключить мир. В последующие годы он собрал под своей властью огромное количество доменов в Северной и Средней Италии.

В 1395 германский король Венцель, получив в дар 100 тыс. флоринов, согласился учредить титул герцога Миланского, который передавался бы в роду Висконти. 5.09.1395 на площади Сант-Амброджо в Милане произошла торжественная церемония вручения знаков герцогского достоинства имперскими уполномоченными, на которой присутствовали представители всех государств Италии. Таким образом, Джан Галеаццо из тирана и захватчика власти превратился в законного государя. Внутри своих владений новый титул дал ему право вмешиваться в дела на местах.

Однако грандиозным планам объединения Италии под единой властью не было суждено осуществиться. 3.09.1402 Джан Галеаццо Висконти умер от чумы в своём замке Мариньяно. После его смерти Миланом правили Джан Мария Висконти (1402-1412) и Филиппо Мария Висконти (1412—1447), его дети от второго брака. Его дочь от первого брака, Валентина Висконти, вышла замуж за герцога Луи Орлеанского, младшего брата французского короля Карла VI Безумного.


Муцио Аттендоло Сфорца (1369-1424).

Родился 28.05.1369 в состоятельной семье Аттендоло. При крещении был назван именем Джакомо. "Муцио" — сокращение от уменьшительного Джакомуццо.

В возрасте 15 лет присоединился к отряду кондотьера Больдрино да Пеникале. Согласно легенде, проходившие мимо солдаты позвали его с собой, Муцио метнул топор и загадал: если он застрянет в дереве, то юноша пойдёт с солдатами, если упадёт на землю, то останется. Эта история стала семейной легендой: когда герцог Франческо Сфорца показывал свой миланский замок, он приговаривал, лукаво поглядывая вокруг, что всему этому они обязаны роковому топору, застрявшему в дереве.

Следующие 15 лет Муцио прослужил с кондотьером Альбериго да Барбьяно, одного из основателей кондотьерства, отличился храбростью и сам сделался вождём наёмного войска. Именно тогда заслужил своё прозвище Сфорца (от итал. sforzare — одолевать силой). Он обладал огромной физической силой, мог согнуть подкову и вскочить в седло в полном вооружении.

Со своими людьми Сфорца служил Джан Галеаццо Висконти, но из-за клеветы был вынужден бежать из Милана. Будучи на службе Флоренции, воевал против Пизы. Служил Ферраре и римскому Папе. Папа Иоанну XXIII передал ему в личное владение родной город — Котиньолу. В 1419 Сфорца был назначен Папой Мартином V главнокомандующим римскими вооружёнными силами, чтобы подчинить Перуджу.

Поступил на службу к королю Неаполя Владиславу, который воспитывал взятого в заложники сына Муцио Франческо вместе с принцами. Король подарил мальчику несколько городов и сделал Франческо графом Трикарико.

Новая королева Джованна II Неаполитанская, став правительницей после смерти брата, отличалась невоздержанностью в личной жизни. По наговору Пандульфо Алопо, одного из её ревнивых фаворитов, Сфорца был арестован и провёл в заключении 4 месяца. В поисках военной поддержки Алопо освободил Сфорца и выдал за него свою сестру.

В последующие годы Сфорца боролся с кондотьерами Браччо и Тартальей. Во время одной из битв с Браччо 4.01.1424 Сфорца утонул при форсировании реки Пескары.

Любовница по имени Лючия Трегани (Лючия ди Терцано) родила ему по меньшей мере семерых детей (в т.ч. Франческо и Алессандро Сфорца). В 1409 Сфорца женился на Антонии, сестре графа Салимбени, правителя Кортоны. Законная супруга родила ему сына Босио, который был убит молодым. Второй супругой Муцио была сестра Алопо, по имени Кателла (Катерина), родившая двух детей. От третьего брака — с Марией, вдовой Людовика II Арагонского и графа Челано остался сын Габриэль, ставший монахом.


Медичи.

Знаменитое флорентийское семейство, переселившаяся во Флоренцию в конце XII века. Составив себе большое состояние коммерческими операциями, Медичи с половины XIV века принимают деятельное участие в борьбе народа со знатью, образовавшейся из слияния дворянства с богатой буржуазией и всегда стоят на стороне народной партии. Из многочисленных представителей этого семейства наиболее яркий след в истории оставили Козимо и Лоренцо Медичи.


Козимо Медичи Старший (1389-1464).

Родиляся 27.09.1389 в семье Джиованни ди Биччи де Медичи (1360—1429), итальянского банкира, сделавшего Банк Медичи одним из самых высокодоходных предприятий в Европе.

В 1415 и 1417 Козимо ненадолго избирался членом Синьории (Приората). В 1417 он был назначен управляющим Римским филиалом банка Медичи, а в 1420 формально возглавил весь банковский дом Медичи.

После смерти отца в 1429, получив в наследство огромное состояние в 180 тыс. флоринов, не считая кредитов и недвижимого имущества, Козимо и его брат Лоренцо возглавили партию пополанов. В то время городу Флоренции повиновалась значительная часть Тосканы, города Пиза, Ареццо и Вольтерра. Флорентийцы задумали покорить и город Лукку, в чём их поддержала партия аристократов во главе с Ринальдо Альбицци.

В 1430 Козимо вошёл в состав Комитета Десяти, созданного для руководства войной с Луккой. Военными действиями управляли аристократы, поэтому их влияние усилилось. Все восемь приоров и гонфалоньер, составлявшие сеньорию, избирались тогда из аристократической партии. Чтобы упрочить своё положение, аристократы решили изгнать из города пополанов — своих главных соперников в борьбе за власть. Но кроме политических соображений Ринальдо Альбицци руководствовался и личной враждой к семье Медичи.

Козимо обвинили в распространении ложных слухов и в подстрекательстве народа с намерением провести мятеж и сделаться правителем Флоренции. Сеньория потребовала от Козимо объяснений, и он, не слушая предостережений друзей, явился во дворец, где его арестовали по обвинению "в возвеличивании себя выше, чем других", и заключили в темницу. Стеречь Козимо поручили начальнику тюрьмы Федериго Малавольти. Медичи опасался, что его отравят, а потому воздерживался от еды и за четыре дня заключения съел только немного хлеба. Заметив это, Федериго сжалился над Козимо и пообещал, что будет разделять вместе с ним всю еду, которую будут приносить, в доказательство своей преданности Козимо. Слова эти вернули узнику мужество, со слезами на глазах он обнял и поцеловал Федериго, горячо благодаря за сострадание и доброту и обещая воздать ему за них, если судьба предоставит такую возможность.

Для решения вопроса с Козимо флорентийцы назначили комиссию с неограниченными полномочиями из 200 человек, называвшуюся балией. Почти все члены комиссии принадлежали к партии аристократов, и поэтому Ринальдо Альбицци смело выступил с предложением казнить Козимо. Но прийти к согласию балии не удалось. Кто-то сочувствовал Медичи, кто-то боялся и молчал, так что принятие окончательного решения постоянно откладывалось. Тогда Козимо решил действовать.

Однажды тюремщик привёл на обед к Медичи некоего Фарганаччо, приятеля гонфалоньера. Дружески поговорив с Фарганаччо, Козимо дал ему письменную доверенность на получение тысячи ста дукатов: из них сто Фарганаччо забирал себе, а тысячу должен был передать гонфалоньеру Бернардо Гуаданьи. Человек небогатый, Гуаданьи принял деньги и убедил балию отвергнуть предложение Альбицци о смертной казни. В результате Козимо смог избежать смерти, но его и многих его друзей и родственников постановили на десять лет изгнать из флорентийской республики.

Козимо под сильной вооруженной охраной отправился к границе республики. Всюду по пути его встречали с почетом, а венецианцы и вовсе открыто посетили его, и притом не как изгнанника, а как важного государственного деятеля, по сути правителя Флоренции. Позже Козимо уехал в Падую, где также был принят с большим почетом. Венецианское правительство активно вело с ним переговоры. А тем временем его друзья, оставшиеся в городе, готовили низвержение аристократической партии. Когда изгнание Козимо продолжалось уже почти год, в конце августа 1434 гонфалоньером был избран Никколо ди Кокко, и вместе с ним в сеньорию попали ещё восемь сторонников Медичи.

Новый состав сеньории по предложению гонфалоньера предал Ринальдо Альбицци и его партию суду. Это вынудило соратников Альбицци наконец взяться за оружие, но было уже поздно. Часть врагов была изгнана, часть казнена. В том же 1434 Козимо Медичи был встречен во Флоренции как триумфатор, а сами жители города вышли ему навстречу за городские ворота, приветствуя как отца народа. Теперь правительство состояло из сторонников Козимо и действовало под его влиянием. Эта дата является началом правления династии Медичи во Флоренции.

Став во главе государства, Козимо оставался простым гражданином, не приняв никакого титула и не изменяя республиканских форм. От тирании, вымогательств и насилий Козимо был почти совершенно свободен и пользовался своей властью для устранения внутренних смут и для руководства очень трудными отношениями с Миланом, Венецией и Неаполем. Для организации проходившего во Флоренции Вселенского собора в 1438 он на установленный срок занял пост гонфалоньера справедливости. Козимо проявлял политическую дальновидность, в зачатке подавляя противников, а средства, порою употребляемые Медичи для сохранения своей власти под видом патриотизма, бывали чрезвычайно жестокими и даже преступными.

Новое Флорентийское правительство заботилось о расширении торговли, промышленности и банковских оборотов своих граждан. Огромные средства, приобретенные обширными и удачными коммерческими операциями, Козимо употреблял на благо народа: за раздачу хлеба в голодный год он получил название "отца отечества"; Флоренция обязана ему весьма многими сооружениями. Стремясь сделать город центром интеллектуальной жизни Италии, столицей западной культуры, Козимо первым из Медичи начал широко покровительствовать художникам, а в особенности учёным и поэтам. Его дворец был первым крупным гуманистическим центром во Флоренции.

Вскоре во Флоренции начала формироваться враждебная Козимо партия, вождём которой был Нери Каппони — один из командиров флорентийской армии, чрезвычайно уважаемый солдатами и заслуживший их привязанность своим мужеством и воинским искусством. Среди многочисленных командиров флорентийского войска выделялся и кондотьер Бальдаччо Ангиари, считавшийся самым сильным и храбрым человеком в Италии. Нери дружил с Бальдаччо и, опираясь на эту дружбу, начал приобретать такую силу во Флоренции, что сделался опасным для Медичи.

Козимо решил избавиться от этого военачальника, и обстоятельства ему благоприятствовали. Медичи стало известно, что Бальдаччо имел во Флоренции собственного врага, Бартоломео Орландини, обиженного резкими упреками кондотьера за трусость, и Козимо Медичи решил сделать Орландини орудием в своих руках.

В 1441 Бальдаччо прибыл во Флоренцию для переговоров с правительством о выдаче жалованья. Бартоломео Орландини, который к тому времени был гонфалоньером справедливости, решил убить Бальдаччо и с этой целью собрал в своём зале большое число вооружённых людей. Когда по обыкновению Бальдаччо явился на площадь, чтобы договориться с правителями об условиях своей кондотты, гонфалоньер вызвал его к себе, и в подходящий момент дал условный сигнал убийцам: те выскочили из комнаты в галерею, убили безоружного кондотьера и выбросили его труп из окна дворца.

Через десять лет после начала правления Медичи посчитали возможным расширить круг своих полномочий. Кроме того, Козимо Медичи считал необходимым поставить у власти своих сторонников, совершенно оттеснив политических противников. В 1441 многие флорентийские фамилии были исключены из числа граждан, способных занимать государственные должности. Свободы флорентийцев были сильно ущемлены, а Флорентийское государство из республики по сути превратилось в синьорию.

Последние годы жизни Козимо были полны проблем и огорчений. В 1455 разногласия возникли в самой партии Козимо, но Медичи сумел их преодолеть. Причиной недовольства сторонников Козимо было то, что он постепенно устранял их от решения важных дел, сосредотачивая в своих руках все больше власти. Были предприняты попытки пресечь эту деятельность Козимо, но его поддерживало большое количество граждан, что Медичи и использовал, чтобы усилить свой авторитет.

В последние годы жизни его собственные дела особенно расстроились. Для приобретения влиятельных друзей Козимо давал взаймы денег, уплаты которых не требовал, а иногда и доли в своих заграничных банкирских операциях, не требуя никакого взноса. Кроме того Медичи всецело увлёкся постройками. Незадолго до смерти он настоятельно советовал своему сыну Пьеро привести в порядок дела семейной фирмы и следовать советам Диотисальви Нерони, искусного дельца, которого он считал верным другом.

Умер Козимо Медичи мирно в своей постели 1.08.1464, и был похоронен в церкви Сан-Лоренцо. По указу Синьории на надгробии было начертано Pater Patriae (Отец отечества), в подражание древнеримскому титулу.


Франческо Буссоне да Карманьола (1390-1432).

Франческо Буссоне родился в городе Карманьола (отсюда и его прозвище Карманьола), расположенном недалеко от Турина, в простой крестьянской семье. В двенадцать лет он начал военную карьеру у прославленного кондотьера Фачино Кане на службе миланского герцога Джан Галеаццо Висконти.

После смерти Кане герцог Филиппо Мария Висконти сделал Карманьолу своим генералом. Карманьола завоевал для своего господина Пьяченцу, Брешию, Бергамо и другие города. За верную службу герцог даровал ему титул графа Кастельнуово, отдал в жёны свою родственницу, Антонетту Висконоти, а также назначил губернатором Генуи.

В 1424 Филиппо Мария, человек жестокий и параноидальный, увидел во влиятельном генерале Карманьоле угрозу для себя и отстранил его от военного командования. Кондотьер явился к герцогу за разъяснениями, но Филиппо Мария отказал ему в аудиенции. Тогда Карманьола, опасаясь за свою жизнь, с несколькими верными людьми бежал из Милана. На венецианской территории, в Тревизо, его настигли посланные герцогом убийцы, которые со своей миссией не справились.

В феврале 1425 Карманьола прибыл в Венецию и поступил на службу республике. В январе 1426, когда сенат Венеции объявил войну Миланскому герцогству, Карманьола был назначен генералом венецианской армии. Он разбил миланские войска и захватил провинцию Брешия, которую за пять лет до этого покорил для Висконти.

В 1427 Карманьола вновь разбил армию герцога, во главе которой стояли прославленные кондотьеры Франческо Сфорца, Пергола, Пиччинино и Торелло. Однако будучи наёмником, которому платят во время войны, Карманьола не стремился развить успех и сокрушить Миланское герцогство, хотя венецианцы предлагали ему в случае успеха титул правителя Милана. В то же время послы Висконти пытались убедить Карманьолу сменить воюющий лагерь.

В 1428 Венеция и Висконти заключили мир, но уже в 1431 война вспыхнула вновь, и Карманьола вновь стал во главе венецианской армии. В начале войны он попытался овладеть замком Сончино, но потерпел поражение. В июле 1431 миланцы разбили венецианский флот на реке По, недалеко от лагеря Карманьолы, который не успел прийти на помощь.

Сенат республики был недоволен действиями своего генерала и заподозрил его в измене, но оставил во главе войск. После того, как в октябре того же года войскам Карманьолы не удалось взять практически незащищённую Кремону, сенат Венеции решил избавиться от генерала.

При солдатах, любивших своего командира, предпринимать какие-либо действия против него было опасно, поэтому Карманьолу вызвали на совет в Венецию. Представ перед Советом десяти, он был обвинён в измене, арестован, заключён в тюрьму, подвергнут пыткам и приговорён к смерти. 5.05.1432 Карманьола был обезглавлен перед дворцом дожей. Голову удалось отрубить только с третьего удара.


Франческо Сфорца (1401-1466)

Родился 23.07.1401. Один из 7 незаконнорожденных сыновей кондотьера Муцио Аттендоло Сфорца и Лючии да Терцано. С 1419 Франческо Сфорца воевал вместе с отцом, заслужив славу тем, что мог голыми руками сгибать металлические бруски. Позже он показал себя профессиональным тактиком и очень способным лидером на поле боя.

В 1418 Муцио Аттендоло женил Франческо на Полиссене Руффо, графине Монтальто. Брак закончился трагически — немногим чем через год молодую женщину и её новорожденную дочку отравила тётка, захватившая её имущество.

После смерти отца (4.01.1424) Франческо сформировал собственное войско и попеременно служил Неаполю, папскому престолу, Милану, Венеции и Флоренции.

В 1431 Франческо Сфорца оставил войско папского государства и повёл армию Милана против Венеции. В том же году он обручился с Бианкой Марией, побочной дочерью миланского герцога Филиппо-Мария Висконти. Однако Филиппо-Мария никогда не доверял Сфорца и после успехов военачальник впал в немилость и был сослан в замок Мортары, фактически стал узником, но вернул себе былое положение после удачного похода против Лукки.

В 1433-1435 Сфорца сражался против Папского государства на стороне Миланского герцогства, но, завоевав Анкону в Марке, он перешёл в другой лагерь, получив титул подесты города из рук Папы Евгения IV. В 1436-1439 Сфорца воевал попеременно то за Флоренцию, то за Венецию.

В 1440 феодальные владения Сфорца в Неаполитанском королевстве были оккупированы королём Альфонсо I и тот был вынужден примириться с Филиппо Висконти, чтобы вернуть свои земли. 25.10.1441 он наконец женился на Бьянке-Марии Висконти (1425-1468).

На следующий год, соединившись с Рене Анжуйским, претендентом на неаполитанский трон, он выступил в Южную Италию. После неудач в неаполитанском походе Сфорца с помощью Сиджизмондо Пандольфо Малатесты (который был женат на его дочери Полиссене) и венецианцев разбил войска кондотьера Никколо Пиччинино, занявшего владения Сфорца в Романье и Марке, и вернулся в Милан.

Затем Сфорца пришлось воевать сначала с Франческо, приёмным сыном Никколо Пиччинино, над которым он одержал победу в битве при Монтольмо в 1444, а затем против союза Висконти, Евгения IV и Сиджизмондо Малатеста (якобы убившего Полиссену, дочь Сфорца). Из этого противостояния кондотьер снова вышел победителем (не без помощи венецианцев) и в обмен на расторжение союза с Венецией, Франческо Сфорца получил звание главнокомандующего войсками Миланского герцогства.

После смерти в 1447 герцога Филиппо-Мария Висконти, не оставившего наследников мужского пола, в Милане вспыхнул конфликт и в герцогстве была восстановлена Амброзийская республика. Сфорца стал сеньором нескольких городов герцогства, включая Павию и Лоди. По прошествии нескольких голодных лет в 1450 в Милане вспыхнул бунт, и сенат города решил передать герцогство Франческо Сфорца.

В правление Францеско Сфорца в Милане, во главе Флоренции фактически стоял Козимо Медичи, и между двумя правителями завязалась дружба. Впоследствии эта дружба привела к Лодийскому миру и созданию Итальянской Лиги, многополярного оборонного союза крупнейших итальянских государств, преуспевшего в стабилизации политической обстановки в Италии.

Так как король Неаполя Альфонсо I тоже подписал соглашение о вступление в союз, Сфорца перестал поддерживать претендентов на Неаполитанский престол из Анжуйской ветви.

Сфорца был одним из первых европейских правителей, чья внешняя политика основывалась на принципе баланса сил с целью противостоять государствам вне Апеннинского п-ва, например, Франции. Во многом благодаря усилиям Франческо Сфорца иностранные государства потеряли своё влияние в Италии до конца XV века.

В 1464 Франческо добился подчинения Милану Генуи (с Корсикой), большей части Ломбардии и Бари, герцогом которого он сделал своего сына Лодовико.

Во время умелого и сдержанного правления Сфорца Милан и герцогство были модернизированы, создана эффективная система сбора налогов, которая принесла правительству огромные доходы. Привлекая к своему двору учёных, поэтов, художников, герцог способствовал превращению Милана в значительный культурный центр. Его двор стал одним из центров культуры Возрождения, и герцог был популярен среди миланцев. В Милане при нём был основан Большой Госпиталь и проведён канал, соединяющий город с рекой Адда.

Сфорца страдал отёками и подагрой. В 1462 распространился слух о том, что он мёртв, в результате чего в Милане начались беспорядки, хотя герцог умер только через четыре года 8.03.1466. Его преемником стал его старший сын Галеаццо-Мария (1444-1476).

Старшая из его дочерей, Ипполита-Мария (1445-1488), была замужем за королём Неаполя Альфонсо II. Ещё один сын, Лодовико (1452-1508), стал герцогом Милана в 1494.


Галеаццо-Мария Сфорца (1444-1476)

Родился 24.01.1444. Старший сын Франческо Сфорца и его второй жены Бьянки-Марии Висконти (1425-1468). В день смерти своего отца (8.03.1466) Галеаццо-Мария Сфорца находился во Франции во главе экспедиционного корпуса, направленного Франческо Сфорца чтобы помочь королю Франции Луи XI против мятежных феодалов, возглавляемых герцогом Бургундии Карлом Смелым.

Будучи вызван домой матерью, Галеаццо попал в Милан после опасного путешествия через враждебные земли Савойского герцогства. Новый герцог вошёл в Милан, приветствуемый ликующей толпой; это было организовано его матерью, чтобы заставить молчать тех, у кого могли бы возникнуть вопросы касательно легитимности преемственности.

В первые годы его мать Бьянка-Мария была кем-то вроде сорегента при молодом герцоге, но импульсивный и авторитарный характер последнего привёл к появлению трений между ними, и Бьянка-Мария решила покинуть Милан.

Галеаццо-Мария увлекался книгами, значительно пополнил герцогскую библиотеку и сильно способствовал развитию книгопечатания в Милане. Он очень любил музыку и пение, вывез из Фландрии певцов с лучшими в Европе голосами; при дворе Галеаццо был создан большой оркестр и хор. Многие современники считали, что у Галеаццо был самый роскошный двор во всей Европе.

В возрасте 22 лет он женился на Доротее Гонзага (1449-1467), которая умерла годом позже 24.04.1467. В 1468 он женился второй раз на Бонне Савойской (1449-1485), дочери Людовика I Савойского и Анны Лузиньян.

Примерно в 1470 Галеаццо Мария ввёл в обращение новую серебряную монету, "тестоне" ( большая голова), названную так потому, что на ней был изображён большой профиль герцога.

Несмотря на любовь к искусствам, ходили слухи о тиранических наклонностях герцога и его садистском характере. В 1476 среди высшей знати Милана сложился заговор против Галеаццо-Марии Сфорцы. 26.12.1476, на следующий день после Рождества, заговорщики в сопровождении около трёх десятков друзей пришли к собору Сан-Стефано, где герцог, которому недавно исполнилось 33 года, должен был выйти к народу. Воспользовавшись моментом, в разгар торжественной мессы Карло Висконти, Джероламо Ольджиати и Джованни Андреа Лампуньяни ворвались в церковь, расталкивая придворных якобы для того, чтобы передать герцогу важное сообщение. С пакетом в руках Лампуньяни опустился на колени перед герцогом и ударил его кинжалом в живот. Одновременно Ольджиати и Висконти поразили его в грудь и спину.

Убийство было совершено так быстро, что заговорщики воспользовавшись замешательством, бросились к выходу, но Лампуньяни, запутавшись шпорами в юбках коленопреклонённых женщин, упал и придворные тут же прикончили его. Висконти схватили уже у самого выхода, и он подвергся той же участи. Одному Ольджиати удалось убежать, но после того, как ряд родственников отказал ему в убежище, он был схвачен несколько дней спустя и подвергнут ужасным пыткам. Был казнён и слуга Лампуньяни, помогавший убийству.

После убийства Галеаццо-Марии Сфорцы новым герцогом стал его 7-летний сын Джан-Галеаццо Сфорца. Его дочь Бьянка-Мария (1472-1510), в 1493 вышла замуж за императора Священной Римской империи Максимилиана I.


Лоренцо ди Пьеро де Медичи Великолепный (1449-1492).

Родился 1.01.1449. Сын Пьеро Медичи и его жены Лукреции Торнабуони. Стал главой Флорентийской республики в 1469 в возрасте двадцати лет после смерти своего отца. Однако уже весной 1470 он столкнулся с вооружённой оппозицией. Изгнанный его отцом из Флоренции Бернардо Нарди вторгся в республику во главе вооружённого отряда и занял Прато, собираясь вторгнуться в саму Флоренцию. К счастью для Лоренцо, местное ополчение Прато во главе с городским головой Чезаре Петруччи пленило Нарди и его сторонников. По приказу Петруччи главари мятежников были повешены на городской площади Прато.

Заговор Франческо Пацци, поддерживаемый пизанским архиепископом Франческо Сальвиати Риарио и Папой Сикстом IV, имел целью истребить Медичи, но заговорщики, напав на Лоренцо и его брата Джулиано в церкви, во время обедни, успели убить только последнего. Раненому Лоренцо удалось спастись в ризнице. Народ произвёл над заговорщиками жестокую расправу; трое Пацци и архиепископ были повешены.

В гневе Сикст IV конфисковал всё имущество Медичи, на которое смог наложить руку, закрыл в Риме концессии банка Медичи, отлучил от церкви Лоренцо и всё правительство Флоренции и впоследствии наложил отлучение на весь город. В конце концов Папа договорился с неаполитанским правителем Фернандо II, сын которого — Альфонсо — напал на Флоренцию.

Война длилась два года, но крупными сражениями она не отмечена. Войска Папы и неаполитанского короля одержали всего несколько побед, поскольку флорентийцам пришлось рассчитывать только на свои силы: ни венецианцы, ни миланцы не прислали войск в поддержку. Тогда Лоренцо вступил в переговоры с неаполитанским королём. Фернандо принял его с почётом. Был заключён мир, и Флоренция сохранила все свои владения.

Война с Папой длилась ещё некоторое время, пока Сикст IV не счёл более важным, чтобы итальянцы общими усилиями изгнали турок, уже овладевших к этому времени Отранто. Кроме того до Папы дошли слухи, что Лоренцо намерен вступить в союз с французским королём. 3.12.1481 был заключён мир, по которому Флоренция обязалась снарядить 15 галер для войны с турками, вторгшимися в Италию.

Возросшая популярность Лоренцо позволила ему ослабить республиканскую систему правления и ввести желательные для него перемены в государственное устройство. Теперь решение всех дел поручалось совету из семидесяти граждан, приверженцев политики Лоренцо. Совет, в частности, назначал на все должности, заведовал финансами и, естественно, исполнял все пожелания Лоренцо, отдавая ему государственные деньги, в которых он при своей роскошной жизни постоянно имел надобность. Государственные долги росли, и часто приходилось производить финансовые операции дурного характера: насильственно понижались проценты государственного долга, отбирались деньги у благотворительных учреждений. В конце концов государственная казна сделалась едва ли ни личной собственностью Лоренцо, а Флорентийская республика осталась таковой только по названию — фактически Лоренцо обладал властью суверенного монарха.

Был введён закон, согласно которому каждое покушение на жизнь и благополучие Лоренцо рассматривались как "оскорбление величества" и каралось жесточайшим образом. Но, к чести Лоренцо, свою неограниченную власть он употреблял во многом к большей пользе и славе государства.

Лоренцо способствовал возрождению интереса к философии, литературе, скульптуре и живописи. Находящаяся под его патронатом Академия Кареджи, членами которой были Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола и Анджело Полициано, стала тем центром, из которого по всей Европе распространилось понятие неоплатонизма. При флорентийском дворе создавали в то время свои шедевры Лоренцо Сандро Боттичелли (1445-1510) и Микеланджело Буонарроти (1475-1564).

Желая сохранить политическое равновесие в итальянских городах-государствах, Лоренцо также делал всё возможное для того, чтобы положительный пример флорентийского Возрождения распространился на Рим, Венецию, Милан и Неаполь. Флоренция достигла при нём культурного и экономического расцвета. Благодаря его уму и военному счастью, государство пользовалось безопасностью. Междоусобицы, от которых в то время страдали многие города Средней Италии, показывали флорентийцам, что они должны дорожить спокойствием, которым пользуются под управлением Лоренцо.

Лоренцо собрал большую коллекцию книг, ставшую впоследствии Библиотекой Лауренциана, или Медичи. Он и сам писал стихи, используя народные мотивы: лирические поэмы, идиллии, зарисовки быта, фольклор и религиозные стихи.

Лоренцо вёл активный образ жизни: любил рыцарские турниры и игры, охоту, но страдал подагрой. Эта болезнь в конце концов усилилась до того, что он перестал лично заниматься государственными делами, жил в своих загородных дворцах или ездил лечиться на минеральные воды. Теперь его любимым обществом стали учёные.

Чувствуя приближение смерти, он пригласил к себе знаменитого проповедника Джироламо Савонаролу, бывшего тогда настоятелем доминиканского монастыря Св. Марка во Флоренции. Савонарола убеждал Лоренцо возвратить флорентийцам свободу и отдать законным владельцам всё несправедливо приобретенное имущество, но Лоренцо с досадой отвернулся, и Савонарола ушёл, не дав умирающему отпущения грехов. В ночь на 9.04.1492 Лоренцо умер в своём загородном дворце в Кареджи и был похоронен в Капелле Медичи рядом со своим братом Джулиано. Флорентийцы очень сожалели о смерти Лоренцо, которому было всего 43 года.

Правителем Флоренции стал его старший сын Пьеро II ди Лоренцо де Медичи, но в 1494 тот был вынужден бежать из города. Во Флоренции было восстановлено республиканское правление, а фактическим правителем стал Савонарола.


Лодовико-Мария Сфорца (Лодовико Моро) (1452-1508)

Родился 27.07.1452. Четвёртый сын герцога Милана Франческо Сфорца и его второй жены Бьянки-Марии Висконти (1425-1468).

Лодовико был фактическим правителем Милана ещё тогда, когда герцогом был его племянник Джан-Галеаццо Сфорца. В период правления Лодовико Моро были достигнуты политические и экономические успехи миланского герцогства, был завершён ряд культурных и художественных проектов, что подчеркнуло политические и экономические успехи Миланского герцогства.

Добившись, благодаря своим дипломатическим усилиям, политического равновесия с Флоренцией, Венецией и папским Римом, Лодовико оказался после смерти Лоренцо Великолепного самым влиятельным государственным деятелем Италии. В конце XV века Милан инвестировал значительные капиталы в освоение земель и строительство каналов, а также выделил большие площади под выращивание шелковицы, льна и риса, которые вывозили за границу наравне с оружием, стеклом, тканями и сельскохозяйственными продуктами.

Считают, что прозвище "Моро" Лодовико получил не за тёмный цвет лица, а за своё увлечение шелководством ( от лат. morus — шелковица, тутовое дерево).

Кроме того, Лодовико уделял внимание и проблемам культуры; он пригласил к своему двору таких просветителей, как Лука Пачоли, Филельфо, Калькондила и Фацио, а также способствовал развитию печати, оказав поддержку Панфило Кастальди из Фельтре и Антонио Царото из Пармы. В отличие от Флоренции при дворе Сфорца большим весом пользовались математические и естественные науки, в этом сказывалась близость Павийского и Болонского университетов.

В 1482 он пригласил к себе в Милан на службу в коллегию герцогских инженеров великого Леонардо да Винчи (1452-1519) прежде всего в качестве архитектора, гидротехника, инженера гражданских сооружений и конструктора военных машин. Леонардо предложил правителю Милана свои проекты "очень лёгких и прочных мостов", "пушек, мортир и лёгкого вооружения новой удобной формы, сильно отличающегося от всего известного; вооружённых повозок, неуязвимых и неприступных".

В коалиции с Папой Александром VI и Венецией Лодовико в 1495 участвовал в войне против Карла VIII Французского. После битвы при Форново (6.07.1495), так и не выявившей победителя, тем не менее военная мощь Милана была подорвана.

Осенью 1499 Милан был захвачен войсками короля Франции Луи XII. Лодовико Моро попытался восстановить свою власть и вначале сумел выбить французов из Милана, но был разбит под Новарой (8.04.1500). Швейцарские наёмники в обмен на свободный возврат домой выдали Лодовико французам. Свергнутый герцог был увезён во Францию, где и умер 27.05.1508 в заключении в замке Лош.

С 1490 Лодовико был женат на Беатриче д’Эсте, герцогине де Бари (1475-1497), которая родила ему сыновей — Массимилиано и Франческо.

Любовницей Лодовико была Чечилия Галлерани, родившая ему сына Чезаре. Её портрет "Дама с горностаем" был написан Леонардо да Винчи. Историки отмечают очень близкие отношения, связывавшие Леонардо и Чечилию. Другой фавориткой герцога и матерью его бастарда Джованни Паоло I Сфорца была Лукреция Кривелли — предполагаемая модель портрета "Прекрасная Ферроньера" также кисти Леонардо да Винчи.

Его старший сын Массимилиано (1493-1530) после битвы при Новаре (6.06.1513) ненадолго вернул себе власть, но после битвы при Мариньяно (13-14.09.1515), вынужден был отказаться от Милана в пользу короля Франции Франциска I, за ежегодную пенсию.

После изгнания французов из Италии императором Карлом V, последний в 1520 отдал Милан в ленное владение младшему сыну Лодовико Моро, Франческо II (1495-1535), после смерти которого династия Сфорца пресеклась и в 1535 Милан вошёл в состав владений Испании.


Джироламо Савонарола (1452-1498).

Знаменитый итальянский проповедник и общественный реформатор. Почитатель Фомы Аквинского, он поступил в доминиканский монастырь, где вёл аскетическую жизнь, изучая сочинения отцов церкви. Возмущённый падением нравов священнослужителей он проповедовал о необходимости обновления церкви.

Народ верил в его пророчества, тем более, что некоторые его предсказания — смерть папы Иннокентия VIII, нашествие Карла VIII Французского — сбылись. Он и сам был убеждён в своём божественном призвании. Став настоятелем монастыря Сан-Марко во Флоренции, он изгнал всякую роскошь из монастыря и обязал всех монахов работой.

После изгнания из Флоренции Петра Медичи под влиянием Савонаролы в городе была восстановлена республика. По его предложению поземельный налог был заменён подоходным, заёмщики были освобождены от уплаты долгов ростовщикам, сами ростовщики были изгнаны из города, а взамен был основан заёмный банк.

С жестокостью средневекового фанатика обрушивался Савонарола на святотатцев, которым велел вырезывать языки, на азартных игроков, которых наказывал огромными штрафами, развратников он приказывал жечь живыми. Игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи сжигались на городской площади. Светская литература гуманизма нашли в его лице непримиримого врага; стоя на средневековой точке зрения, он даже доказывал вред науки вообще. В своих проповедях он никого не щадил и потому имел много врагов как светских, так и среди духовенства.

Папа Александр VI пытался привлечь его на свою сторону, предлагая ему сначала архиепископство во Флоренции, потом кардинальскую шапку, но Савонарола не прекращал своих обвинений Рима и Папы и тот 12.05.1497 отлучил Савонаролу от церкви. Савонарола заявил о необходимости созвания Вселенского собора, так как Папа может заблуждаться, и направил письмо к французскому королю Карлу VIII, но оно было перехвачено и попало в руки Папы.

Чтобы испытать справедливость учения Савонаролы, был назначен суд Божий — испытание огнем. Савонарола и монах-францисканец должны были пройти среди костров, но огненная проба не состоялась. Народ разочаровался в своем пророке и монастырь Сан-Марко был осаждён разъярённой толпой.

Савонарола был схвачен и заключён в темницу, где его пытали и вынудили признание, что все его пророчества — ложь и обман. 23.05.1498 при огромном стечении народа он был повешен, а потом тело его сожжено.


Леонардо да Винчи (1452-1519).

Леонардо родился 15.04.1452 в селении Анкиано близ небольшого городка Винчи (недалеко от Флоренции). Его родителями были нотариус Пьеро (1427—1504) и его возлюбленная, крестьянка Катерина. Поэтому Леонардо не имел фамилии, "да Винчи" означает просто "родом из городка Винчи".

Первые годы жизни Леонардо провёл вместе с матерью. Его отец вскоре женился на богатой и знатной девушке, но этот брак оказался бездетным, и Пьеро забрал своего трёхлетнего сына на воспитание. Разлученный с матерью Леонардо всю жизнь пытался воссоздать её образ в своих шедеврах.

В 1466 Леонардо поступил в мастерскую Верроккьо подмастерьем художника. Мастерская Верроккьо находилась во Флоренции, интеллектуальном центре тогдашней Италии, что позволило Леонардо обучаться гуманитарным наукам, а также приобретать некоторые технические навыки. Он изучил черчение, химию, металлургию, работу с металлом, гипсом и кожей. Помимо этого юный подмастерье занимался рисованием, скульптурой и моделированием. В мастерской, кроме Леонардо, обучались Перуджино, Лоренцо ди Креди, Аньоло ди Поло, Боттичелли.

В 1473 в возрасте 20 лет Леонардо да Винчи получил квалификацию мастера в Гильдии Святого Луки. В XV веке в воздухе носились идеи о возрождении античных идеалов. Во Флорентийской Академии лучшие умы Италии создавали теорию нового искусства.

Однажды Верроккьо получил заказ на картину "Крещение Христа" и поручил Леонардо написать одного из двух ангелов. Эта работа продемонстрировала превосходство ученика над учителем. Как пишет Вазари, поражённый Верроккьо забросил кисть и никогда больше не возвращался к живописи.

В 1482 Леонардо попал Милан в качестве посланца мира от Лоренцо Медичи к Лодовико Сфорца. Здесь его творчество получило новое направление. Он был зачислен в придворный штат сначала как инженер и только позже – как художник.

Миланского герцога, человека жестокого и недалекого, мало интересовала творческая составляющая личности Леонардо. Моро были нужны инженерные приспособления для военных действий и механические сооружения для увеселений двора. Леонардо разбирался в этом как никто другой. Его идеи были близки гуманистам Нового времени, но во многом непонятны современникам. К этому периоду относятся его фреска "Тайная вечеря" для трапезной монастыря Санта Мария делла Грацие.

В "Тайной вечере" композиция доведена до совершенства: несмотря на большое количество фигур – 13, размещение их строго рассчитано так, что все они в целом представляют некое единство, полное большого внутреннего содержания. Картина очень динамична: сообщенная Иисусом какая-то ужасная весть поразила его учеников, каждый из них реагирует на нее по-своему, отсюда огромное разнообразие выражения внутренних чувств на лицах апостолов. Композиционное совершенство дополняется необычайно мастерским использованием красок, гармонией света и теней.

В этот же период им написана картина "Дама с горностаем", которая представляет собой портрет Цецилии Галлерани, фаворитки герцога Сфорца. Ходили слухи, что С Леонардо ее связывали самые нежные отношения, но, по свидетельству современников и мнению большинства исследователей, их краткая связь осталась платонической. Более распространена (и тоже не подтверждена) версия об интимных отношениях мастера со своими учениками, Франческо Мельци и Салаи. Подробности личной жизни художник предпочитал держать в глубокой тайне.

Моро заказал мастеру конную статую Франческо Сфорца. Были выполнены необходимые эскизы и изготовлена глиняная модель будущего памятника, но дальнейшей работе помешало вторжение в Милан французов.

Вернувшись во Флоренцию Леонардо поступил на службу к герцогу Чезаре Борджиа. Новая работа предполагала частые разъезды, мастер исколесил Романью, Тоскану и Умбрию с различными поручениями. Главной его миссией была разведка и подготовка местности к боевым действиям со стороны Чезаре, задумавшего подчинить себе Папскую область. Одновременно Леонардо работал над созданием самого прославленного полотна – "Джоконды". Честолюбивые планы великого авантюриста не осуществились и Леонардо в 1506 вернулся в Милан.

В Милане Леонардо занимался изучением строения человеческого глаза, работал над памятником Джакомо Тривульцио и собственным автопортретом. В 1512 художник переехал в Рим. Папой был избран Джовании Медичи, сын Лоренцо Великолепного, принявший сан под именем Льва X. Брат Папы, герцог Джулиано Медичи, высоко оценивал творчество соотечественника. Леонардо жил в Бельведере и работал над картиной "Иоанн Креститель". 19.12.1515 Леонардо присутствовал в Болонье на свидании короля Франциска I с Львом X. После его смерти Леонардо принял приглашение короля Франциска I и в 1516 отбыл во Францию.

Леонардо поселился в замке Кло-Люсе, неподалёку от королевского замка Амбуаз, получил звание первого королевского художника, инженера и архитектора, годовую ренту в тысячу экю и угодья с виноградниками, обеспечившие ему спокойную старость. Во Франции Леонардо почти не рисовал, но мастерски занимался организацией придворных празднеств, планированием нового дворца в Роморантане, проектом канала между Луарой и Соной, главной двухзаходной спиральной лестницей в замке Шамбор.

За два года до смерти у мастера онемела правая рука, и он с трудом передвигался без посторонней помощи. Третий год жизни в Амбуазе Леонардо провёл в постели. Он умер 2.05.1519 в окружении учеников и своих шедевров в замке Кло-Люсе и был похоронен в замке Амбуаз.

Нашим современникам Леонардо в первую очередь известен как художник. Однако сам да Винчи в разные периоды своей жизни считал себя в первую очередь инженером или учёным. Он отдавал изобразительному искусству не очень много времени и работал достаточно медленно. Поэтому художественное наследие Леонардо количественно не велико, а ряд его работ утрачен или сильно повреждён. Однако его вклад в мировую художественную культуру является исключительно важным даже на фоне той когорты гениев, которую дало Итальянское Возрождение. Благодаря его работам искусство живописи перешло на качественно новый этап своего развития.

Предшествующие Леонардо художники Ренессанса решительно отказывались от многих условностей средневекового искусства. Это было движение в сторону реализма и многое уже было достигнуто в изучении перспективы, анатомии, большей свободы в композиционных решениях. Но в плане живописности, работы с краской, художники были ещё достаточно условны и скованы. Линия на картине чётко очёрчивала предмет, и изображение имело вид раскрашенного рисунка. Наиболее условным был пейзаж, который играл второстепенную роль. Леонардо осознал и воплотил новую живописную технику. У него линииа размыты, потому что так мы её видим. Он осознал явления рассеяния света в воздухе и возникновения сфумато — дымки между зрителем и изображённым предметом, которая смягчает цветовые контрасты и линии. В итоге реализм в живописи перешёл на качественно новую ступень.

Леонардо изучал строение человеческого тела, его пропорции. В течение своей жизни Леонардо сделал тысячи заметок и рисунков, посвящённых анатомии, однако не публиковал свои работы. Делая вскрытие тел людей и животных, он точно передавал строение скелета и внутренних органов, включая мелкие детали. Его "Витрувианский человек" (иллюстрация к книге античного римского архитектора Марка Витрувия) является одновременно научным трудом и произведением искусства. Он был создан для определения пропорций (мужского) человеческого тела, как это описано в трактате античного архитектора. Сотни рисунков Леонардо дают гигантскую галерею типов людей, их лиц, частей их тела. Человек во всем многообразии его чувств и действий — вот задача художественного изображения. И в этом сила и очарование живописи Леонардо.

Вынужденный по условиям времени писать картины преимущественно на религиозные сюжеты, ибо его заказчиками были церковь, феодалы и богатые купцы, Леонардо властно подчиняет своему гению эти традиционные сюжеты и создает произведения общечеловеческого значения. Мадонны Леонардо – это прежде всего изображение одного из глубоко человеческих чувств – чувства материнства, безграничной любви матери к младенцу, восхищения и любования им. Все его мадонны – молодые, цветущие, полные жизни женщины, все младенцы на его картинах – здоровые, полнощекие, шаловливые мальчишки, в которых нет ни грамма "святости".

Леонардо первым объяснил, почему небо синее. В книге "О живописи" он писал: "Синева неба происходит благодаря толще освещённых частиц воздуха, которая расположена между Землёй и находящейся наверху чернотой".

Леонардо виртуозно играл на лире. Когда в суде Милана рассматривалось дело Леонардо, он фигурировал там именно как музыкант, а не как художник или изобретатель.

Единственное его изобретение, получившее признание при его жизни — колесцовый замок для пистолета, в котором необходимая для воспламенения порохового заряда искра высекалась с помощью вращающегося колёсика с насечкой. До этого воспламенение порохового заряда производилось с помощью тлеющего фитиля. Колесцовый пистолет уже к середине XVI века приобрёл популярность у дворян, особенно у кавалерии, и был настолько совершенен, что продолжал встречаться и в XIX веке. В настоящее время похожий принцип получения искры за счёт контакта пирофорного сплава с насечённой поверхностью колесца применяется в некоторых зажигалках.

Леонардо оставил много записей и рисунков, которые представляют собой проекты различных изобретений. Одинаково хорошо владевший обеими руками, он писал левой, мельчайшим шрифтом, да ещё и справа налево в зеркальном отображении.

Леонардо интересовали проблемы полёта и он хотел построить летательный аппарат. В Милане он делал много рисунков и изучал летательный механизм птиц разных пород и летучих мышей. Леонардо разрабатывал проблему полёта при помощи крыльев, приводимых в движение мышечной силой человека.

Другой его проект, задуманный в 1493, представлял прототип вертикального летательного аппарата вместе с описанием воздушного винта. Этот винт должен был быть примерно 5 метров высотой, и радиусом в 2 метра. Для снижения трения в опоре винта Леонардо изобрел шарикоподшипник.

В связи с изучением полета Леонардо разработал новый дизайн анемометра, устройства, которое измеряет скорость ветра. Скорость ветра определялась отклонением шарнирно подвешенной тонкой пластины.

Раздвижной поворотный мост, разработанный Леонардо для герцога Сфорца, позволял войскам быстро пересекать реки, и его можно было легко собрать и перевезти для повторного использования в другом месте.

Леонардо предложил конструкцию шлюзовых ворот, створки которых плотно сдвигались под действием напора воды.

Также для военных нужд было сконструировано 33-ствольное залповое оружие, состоящее из трёх рядов по 11 малокалиберных пушек, установленных на треугольной вращающейся платформе с большими колесами.

В чертежах Леонардо есть гигантский арбалет. В раскрытом виде длина этого сооружения достигала 24 метров. Оно располагалось на платформе, которая имела шесть колес, чтобы сделать арбалет мобильным. Этот арбалет мог стрелять не только стрелами, но и большими камнями. А его тетива натягивалась с помощью механических устройств.

Леонардо предложил также бронированную круглую вращающуюся платформу, на которой должны были располагаться множество легких пушек. При этом их наводчик имел поле обзора в 360 °, находясь в прицельной башне наверху. Для передвижения платформа имела четыре колеса.

Разработанная Леонардо самоходная тележка, предположительно была предназначена для театрального использования. Аппарат, приводимый в действие спиральными пружинами, был оснащён тормозами и системами рулевого управления. Также для театральных нужд им был изобретён прототип прожектора.

Также в его рисунках есть изображение устроййства, похожего на парашют и мягкий водолазный костюм, задуманный как средство для поражения кораблей противника.

Леонардо предложил первую схему зрительной трубы (телескопа) с двумя линзами (известная сейчас как зрительная труба системы Кеплера).

В 1950 был опубликован список Великих магистров Приората Сиона – тайной организации, созданной в 1090 году в Иерусалиме. Согласно списку, Леонардо да Винчи был девятым из Великих магистров Приората. Основной целью организации было восстановление династии Меровингов на престоле Франции. Отпрысков этого рода Приорат считал потомками Иисуса Христа.


Франческо II Гонзага (1466-1519).

Родился 10.08.1466 в Мантуе, был старшим сыном маркиза Федерико I Гонзага и Маргариты Баварской. Его описывают так: "Невысокий, пучеглазый, курносый и невероятно храбрый, лучший рыцарь Италии".

Начал военную карьеру кондотьера, был капитаном на службе Миланского герцога в 1483, 1485 и 1486 годах. Возглавлял отряды Венеции в (1489-1498), с т.ч. в битве при Форново, впрочем, руководствуясь советами своего более опытного дяди Ридольфо Гонзага. Хотя победа была неопределённой, она всё же привела к тому, что войска Карла VIII Французского ушли обратно за Альпы.

Позже он обратил своё оружие уже против венецианцев, возглавив Священную лигу, созданную против них Папой Юлием II. По случайности он был захвачен их войсками и содержался несколько месяцев в качестве заложника, подвергаясь оскорблениям. Освобожден он был благодаря хлопотам Папы римского и был вынужден отдать взамен в заложники своего маленького сына. Это вызвало его бесконечную враждебность к этому городу, и впоследствии он отвергал любые предложения венецианцев снова возглавить их войска.

В 1499 Гонзага поступил на службу к французскому королю Людовику XII и удостоился от него ордена Св. Михаила, стал лейтенантом-генералом на службе французов в Неаполитанском королевстве в августе 1503, лейтенантом Римской Церкви в 1506, главой ордена Св. Михаила в июне 1507, гонфалоньером Римской церкви в 1510.

Во время его отсутствия Мантуя управлялась его супругой Изабеллой д’Эсте, на которой он женился 12.02.1490, возобновив традиционный альянс между д'Эсте и Гонзага. Под правлением этой пары Мантуя приобрела большое культурное значение и блеск благодаря приглашению в город таких художников, как Мантенья и Бонакольси. По приказу Франческо было отстроено Палаццо ди Сан Себастьяно, где позже разместился "Триумф Цезаря" кисти Мантеньи. Именно в честь Франческо Гонзага носит название знаменитая камея, принадлежавшая его супруге, которая в настоящее время хранится в Государственном Эрмитаже.

Франческо Гонзага находился в любовной переписке с Лукрецией Борджиа, женой брата Изабеллы д’Эсте, предполагают, что их отношения не вышли из категории платонических. Он скончался 29.03.1519 от сифилиса, подхваченного у проституток в 1512. Ему наследовал его сын Федерико, при котором Изабелла правила как регент. Другой его сын, Ферранте, стал родоначальником ветви графов Гуастала.


Андреа Дориа (1468-1560).

Дориа родился во влиятельной генуэзской семье. Его юность совпала со временем величайших бедствий Генуи, раздиравшейся междоусобиями и переходившей то под владычество Франции, то Милана. В раннем возрасте Андреа стал сиротой, завербовался в солдаты и служил вначале в охране Папы Иннокентия VIII, после этого у государей Неаполя Фернандо I и Альфонсо II и различных итальянских князей.

Прославившись на службе в Неаполе и Милане, в 1513 он получил главное начальство над генуэзскими галерами, изгнал французов из всех приморских пунктов, очистил Генуэзский залив от морских разбойников. С той поры к нему пришла известность военно-морского командира.

Во время Итальянских войн Генуя была вассалом то Милана, то Франции, а в 1522 оказалась во власти Священной Римской империи. Считая протекторат Франции полезным для Генуи, Дориа перешёл на службу к французскому королю Франциску I и во главе соединённого флота нанёс много вреда испанцам. На этой службе Дориа заработал звание генерал-капитана. В 1524 он избавил Марсель от войск немецкого императора.

Когда Франциск I не сдержал обещания дать льготы Генуе, Дориа перешёл на сторону императора Карла V под условием сохранения независимости Генуи. В 1528 Дориа изгнал французов сначала из Неаполя, затем из Генуи, которой дал новую конституцию, существовавшую до самого конца республики.

Новая конституция, устанавливала правление патрициата, во всех ветвях власти стали фигурировать выходцы из Священной Римской империи, анархия группировок, контролировавших прежде некоторые городски области, была устранена. Администрация дожей была ограничена, срок их служебных обязанностей был урезан с пожизненного до двухлетнего. Сам Дориа стал реальным правителем своей страны, влияя на политику и распоряжаясь казной. Он присвоил себе несколько дворцов, многие привилегии и получил титул Спасителя Отечества.

Карл V сделал его главнокомандующим своих морских сил. Как адмирал Дориа провел несколько экспедиций против османов. В 1532 Дориа одержал у берегов Греции блистательную победу над турецким флотом. В 1535 он участвовал вместе с императором в нападении на Тунис. Карл V нашёл в Дориа незаменимого помощника в своей борьбе с Франциском I. Благодаря Дориа он распространил влияние империи на все регионы Италии.

Когда в 1538 Дориа проиграл битву с алжирскими корсарами у Превезе, все посчитали это не преднамеренным, оправдывая поражение его нелюбовью к венецианцам.

В 1541 Дориа принял участие в неудачной для Карла V военной экспедиции в Алжире и спас от полного разгрома армию и флот императора. В течение следующих пяти лет, продолжая служить императору, Дориа участвовал в нескольких компаниях.

Когда в 1544 в Крепи между Карлом V и Франциском I был подписан мирный договор, Дориа вернулся к управлению страной. Высокомерное поведение племянника Джанеттино Дориа, влияние и богатство самого Дориа нажили ему недругов. В 1547 Джан Луиджи Фиески и другие представители аристократии сформировали против Дориа коалицию (Заговор Фиески). Племянник Дориа Джанеттино был убит, но сам заговор закончился неудачей из-за случайной смерти Фиески — при попытке захватить галеру он упал в воду и утонул. Многие его участники жестоко преследовались, некоторые были казнены либо лишены своих поместий.

Дориа принимал участие в убийстве помощника Фиески Пьера Луиджи Фарнезе, герцога Пармы и Пьяченцы. В будущем были организованы и другие заговоры против Дориа, самый значительный из которых в 1548 возглавлял Джулио Чибо, но все они закончились неудачно.

Невзирая на железную политику, проводимую Дориа против своих врагов, он выступал за интересы республики. В 1552, в возрасте 84 лет, он вновь вышел в море для войны с пиратами, но 5.08.1552 около острова Понца в Тирренском море турецкий флот под руководством Тургут-реиса сокрушил испано-итальянский флот императора под командованием Дориа.

В 1553 Франция при помощи османского флота отняла у Генуи Корсику, и Дориа был вынужден вновь вступить в борьбу с французами. Уже в глубокой старости, в 1554, он изгнал французов с Корсики. В 1555 Дориа возвратился в Геную. 25.11.1560 он скончался, завещав своё богатство Джованни Андреа Дориа, сыну убитого племянника, которому ещё ранее вручил руководство флотом.

Именем Андреа Дориа были названы итальянский линкор, участвовавший в обеих мировых войнах, а также итальянский трансатлантический лайнер. Оба корабля прекратили своё существование в 1956 — лайнер затонул после столкновения с лайнером "Стокгольм" (26.07.1956), а линкор был списан в металлолом (1.11.1956).


Джан-Галеаццо Сфорца (1469-1494)

Родился 20.06.1469. Старший сын Галеаццо-Мария Сфорца и Боны Савойской. После убийства отца, в возрасте семи лет унаследовал титул герцога Миланского. 3.01.1477 его мать была объявлена регентшей. Она управляла герцогством с помощью секретаря ее убитого мужа, Франческо Симонетты.

Однако вскоре дядя Джан-Галеаццо, Лодовико, начал набирать реальную власть. Титул герцога носил мальчик, а правил Лодовико Сфорца.

Чтобы укрепить альянс между Миланским герцогством и Неаполитанским королевством Лодовико женил племянника на Изабелле (1470-1524), дочери короля Неаполя Альфонсо II. Поскольку сам Альфонсо II был женат на его тётке Ипполите-Марии, Изабелла приходилась Джан-Галеаццо двоюродной сестрой. Ввиду предстоящего бракосочетания дворец Кастелло Сфорцеско декорировал сам Леонардо да Винчи (1452-1519), приглашенный ко двору Лодовико. Свадьба состоялась 2.02.1489.

Джан Галеаццо не был способен управлять столь большим государством, как герцогство Милана. Он странствовал по окрестным владениям, развлекаясь соколиной и псовой охотой. Он довольно рано пристрастился к выпивке — довольно редкий порок в тогдашней Италии, — что также не способствовало ни умственному, ни физическому его развитию.

Представляется вероятным, что его дядя не прилагал никаких усилий к тому, чтобы Джан Галеаццо получил столь же хорошее образование, как он сам и его братья, и вполне возможно, что Людовико намеренно потворствовал ему в его склонности к пороку, в его низкой страсти к обоим полам, чтобы подорвать его силы и волю.

Джан Галеаццо был весьма привлекателен и обладал характерной для Ломбардии внешностью — с тонкими чертами лица и светлыми волосами. Простодушный и доверчивый, он, по-видимому, был на самом деле привязан к своему дяде, во всём ему доверяя.

Джан-Галеаццо умер 21.10.1494 в возрасте 25 лет. Как полагают, он был отравлен своим дядей Лодовико, который и захватил власть над Миланом. Дочь Бона (1495-1557), рождённая спустя три месяца после смерти Джан-Галеаццо, в 1518 вышла замуж за короля Польши Зигмунда I.


Чезаре Борджиа (1475-1507).

Родился 13.09.1475. Внебрачный сын Родриго Борджиа, будущего Папы Александра VI, и Ваноццы де Каттани. Брат Лукреции Борджиа. По свидетельствам того времени, Чезаре был определённо хорош собой — в нём сочеталась римская утончённость, полученная от матери, и сила испанских аристократов, доставшаяся от отца.

Поскольку его отец занимал важный пост в Ватикане, Чезаре с детства готовили к тому, что он станет священником. Совсем юным он получил сан епископа.

В 1493 году, после того, как его отец стал Римским Папой, Чезаре получил сан кардинала Валенсийского. До этого он изучал право и теологию в университетах Перуджи и Пизы, а его диссертация по юриспруденции считалась одной из лучших.

Относительное богатство и аристократическое воспитание сформировали у него личность лидера. Он имел горячий испанский темперамент, способность схватывать на лету любые науки, был физически сильным и превосходно владел мечом.

Его старший брат Хуан, брак которого с Марией Энрикес, кузиной короля Испании Фердинанда V, был призван укрепить союз Ватикана с могучим западным соседом, получил титул герцога Гандийского и звание гонфалоньера Церкви, то есть командующего всеми войсками, находящимися в подчинении Папы.

Заносчивый и не слишком дальновидный, он преуспел в дворцовых интригах, но в командовании войсками понимал мало, тогда как Чезаре с детства изучал тактику ведения боя и даже будучи кардиналом принимал участие в нескольких битвах.

Чезаре имел в своём распоряжении хорошо обученную армию, солдаты любили его за щедрость и внимательность к их нуждам. Обладая отличной памятью, герцог знал едва ли не каждого солдата, побывавшего с ним в серьёзных сражениях, не только в лицо, но и по имени и никогда не забывал награждать за верную службу.

После загадочной смерти Хуана в 1497 (вероятно убитого из чувства мести семьёй Миранделло, обесчещенной Хуаном) Александр VI разрешил Чезаре снять с себя сан кардинала для того, чтобы впоследствии сделать его гонфалоньером.

12.05.1499 состоялась свадьба Чезаре Борджиа и Шарлоты д’Альбре, сестре Наварского короля. Эта свадьба состоялась благодаря французскому королю Луи XII, получившему взамен разрешение Папы на развод с Иоанной, дочерью Луи XI. Несмотря на то, что дела заставили Чезаре уже в том же году вернуться в Рим, Шарлота всегда ждала его, и впоследствии даже гибель Чезаре не заставит её вновь выйти замуж.

В 1499 году при поддержке французской армии, Чезаре захватывает множество городов и крепостей в Романье. Некоторые сдавались без боя — горожане просто открывали ворота и впускали войска Чезаре. В подобных случаях он под страхом смертной казни запрещал грабить города и как-либо ущемлять местное население.

Именно в этот момент он пригласил к себе Леонардо да Винчи и назначил художника своим главным инженером. Войска Чезаре уверенно захватывали территории, входившие в Папскую Область, но не подчинявшиеся пока Св. Престолу из-за самоуправства местных сеньоров, стремившихся к личной власти. Он контролировал практически всю Романью и Урбино и оказывал влияние на Флоренцию.

Против Чезаре был составлен заговор кондотьеров, к которому присоединились Паоло и Франко Орсини, Гравина, Вито Виттелли и многие другие. Во время праздника, посвящённого взятию Сенигальи, Чезаре окружил изменников своими надёжными людьми и казнил на месте, ещё более упрочив свою репутацию человека решительного и жестокого, способного отличать врагов от друзей, карать и миловать по своему усмотрению.

К 1503 Чезаре значительно расширил Папскую Область, установив над ней полный контроль. Его целью было объединение всей Италии под властью Папы. Но его завоеваниям не суждено было продолжиться. 18.08.1503 Александр VI внезапно умер от яда. Чезаре тоже находился при смерти. Предположительно Александр VI вместе с Чезаре решили устранить нескольких кардиналов с помощью отравленного вина, а прислуга то ли была подкуплена, то ли по глупости перепутала бутылки.

Чезаре вместе со своими верными людьми закрылся в Замке Св. Ангела. Болезнь его длилась в течение нескольких месяцев, но он сумел повлиять на выборы нового Папы, которым стал Франческо Пикколомини, взявший имя Пия III. Он был более чем лоялен к семье Борджиа, но умер, пробыв Папой всего двадцать семь дней.

На его место пришёл Юлий II, Джулиано делла Ровере, который был самым главным врагом Чезаре и Родриго Борджиа. Против Чезаре объединились даже ненавидевшие друг друга Колонна и Орсини.

Юлий II, публично обещавший оставить Чезаре на посту гонфалоньера, отрёкся от своих слов, когда понял, что после смерти Александра VI ни Франция, ни Испания не будут поддерживать Чезаре. Он распорядился арестовать его и отправить в Остию, чтобы герцог сдал людям нового Папы все принадлежащие ему замки.

Чезаре удалось вырваться и добраться до Неаполя, находившегося под испанским контролем, чтобы связаться со своим старым товарищем, Гонсалво де Кордобой. Но де Кордоба, руководствуясь исключительно интересами испанской короны, заключил Чезаре под стражу и отправил в Вильянуэва-дель-Грао в Испании, где герцога заключили в тюрьму.

Чезаре бежал и оттуда, добрался до Наварры, где правил Хуан III, брат его жены Шарлоты, который очень тепло встретил Чезаре и сразу поставил командовать над своими войсками. 12.03.1507 при взятии замка Бьюмонта, вассала короля Наварры, Чезаре Борджиа погиб.

Чезаре Борджиа, которого Макиавелли взял за образец для своего "Государя", был абсолютно беспринципным и неразборчивым в средствах.

Ему приписывается единственное доброе дело, которое он сделал за свою жизнь: он открыл специальную больничную палату, в которой могли пожить и подлечиться старые проститутки, отошедшие от дел по причине слабого здоровья или преклонного возраста.

Его сексуальное поведение было скандальным даже для Италии эпохи Возрождения. Ходили упорные слухи, что он поддерживал сексуальные отношения даже со своей сестрой Лукрецией. В 1496, будучи ещё кардиналом, Чезаре имел любовную связь с 22-летней невестой своего брата Джофре, которому тогда было 15 лет. 30.10.1501 он устроил настоящую оргию, т.н. Каштановый банкет, в котором участвовало 50 куртизанок.

В 1500 его войска захватили крепость Форли на севере Италии, которую обороняла Катерина Сфорца. Позже Борджиа объявил её офицерам, взятым в плен, что Катерина защищала крепость гораздо дольше и мужественнее, чем свою честь.

В 1501 по его приказу солдаты похитили Доротею Каракколо, жену офицера венецианской армии. В течение двух лет Доротея оставалась жертвой сексуальных капризов Чезаре, после чего она была помещена в женский монастырь.

Его внебрачный сын по имени Героламо был столь же безжалостным и жестоким, как и его отец, зато дочь Камилла Лукреция в 1516 стала монахиней и вела праведный образ жизни.

В 1497 Чезаре заразился сифилисом. Из-за болезни на его лице иногда выступали пятна и прыщи, и по этой причине в последние годы жизни он часто носил специальную маску. Он умер 12.03.1507.

Прах Чезаре Борджиа в 1527 был извлечён из церковного склепа и перезахоронен в другом месте. Лишь спустя пятьсот лет его прах был возвращён под алтарь церкви Св. Марии. Жители и власти города Виана в Наварре до сих пор трепетно относятся к памяти Чезаре Борджиа. На одной из площадей города установлен бюст с надписью "Капитан Наваррской армии".


Никколо Макиавелли (1469-1527)

Никколо родился 3.05.1469 в деревне Сан-Кашано недалеко от Флоренции в семье адвоката. Он получил хорошее образование, прекрасно знал латинскую и итальянскую классику. Был знаком с трудами Тита Ливия, Иосифа Флавия, Цицерона, Макробия. Макиавелли не изучал древнегреческий язык, но читал латинские переводы Фукидида, Полибия и Плутарха, из которых впоследствии черпал вдохновение для своих исторических трактатов.

Жизнь Макиавелли пришлась на интересную, но опасную эпоху, когда Римский папа мог обладать целой армией, а богатые города-государства Италии попадали под власть иностранных государств ? Франции, Испании или Священной Римской империи. Это было время ненадёжных союзов, продажных наёмников, бросавших своих властителей без предупреждения, когда власть рушилась в несколько дней и сменялась новой.

В 1494 армия французского короля Карла VIII вступила в Италию и в ноябре дошла до Флоренции. Молодой Пьеро ди Лоренцо Медичи, семья которого правила городом почти 60 лет, спешно отправился в королевский лагерь, однако добился лишь подписания унизительного мирного договора, сдачи нескольких ключевых крепостей и уплаты огромной контрибуции. Пьеро не имел законных полномочий заключать подобное соглашение, тем более без санкции Синьории. В результате он был изгнан из Флоренции возмущённым народом, а дом его разграблен.

Во главе нового посольства к французскому королю был отправлен монах Савонарола. В это тревожное время Савонарола стал настоящим повелителем Флоренции. Под его влиянием в 1494 была восстановлена Флорентийская республика и возвращены республиканские учреждения. По предложению Савонаролы были учреждены "Большой совет" и "Совет восьмидесяти". В это время Макиавелли был решительным противником Савонаролы.

После казни Савонаролы (23.05.1498) Макиавелли занял пост секретаря второй канцелярии флорентийского правительстваа. Формально Первая канцелярия Флорентийской республики ведала иностранными делами, а Вторая – делами внутренними и городским ополчением. Но зачастую подобное разграничение оказывалось весьма условным, и текущие дела решал тот, у кого было больше шансов добиться успеха за счёт связей, влияния или способностей.

14.07.1498 Макиавелли был также избран секретарем военной Комиссии Десяти (Десятка), уполномоченного представлять Флоренцию в вооружённых конфликтах. Но так как члены Десятки сменялись каждые полгода, основная работа осуществлялась канцелярией. Именно в этой должности с 1499 по 1512 год по поручению правительства Макиавелли многократно выполнял дипломатические поручения при дворах Людовика XII во Франции, Фернандо II Арагонского, и при Папском дворе в Риме.

В то время Италия была раздроблена на десяток государств, к тому же начались войны Франции и Священной Римской империи за Неаполитанское королевство. Войны тогда велись наёмными армиями и Флоренции приходилось маневрировать между сильными соперниками, а Макиавелли осуществлял дипломатические связи с ними. К тому же осада восставшей Пизы занимала много времени и сил правительства Флоренции и её полномочного представителя при армии - Макиавелли.

14.01.1501 Макиавелли вернулся во Флоренцию. Он достиг почтенного, по флорентийским меркам, возраста тридцать два года, занимал должность, которая обеспечивала ему высокое положение в обществе и достойный заработок. В августе того же года Макиавелли заключил брак с дамой из старинного и прославленного рода – Мариеттой Корсини. Семья Корсини занимала более высокую ступень в общественной иерархии, чем ветвь, к которой принадлежал Макиавелли. Однако благодаря политическому положению Макиавелли этот брак был обоюдовыгодным и оказался счастливым.

С 1502 по 1503 Макиавелли был послом при дворе герцога Чезаре Борджиа, сына Папы Александра VI, очень умного и удачливого военачальника и правителя, расширявшего мечом и интригами свои владения в центральной Италии. Чезаре всегда был смел, благоразумен, уверен в своих силах, твёрд, а подчас и жесток. В июне 1502 победоносная армия Борджиа подошла к границам Флоренции. Напуганная республика тут же направила к нему послов для переговоров - Франческо Содерини, епископа Вольтерры, и Макиавелли.

Неожиданная смерть Александра VI (18.08.1503) лишила Чезаре Борджиа финансовых и политических ресурсов. После краткого, всего в 27 дней, понтификата Пия III, 1.11.1503 понтификом был избран Юлий II — один из наиболее воинственных Пап, главными противниками которого были Венеция и Франция. Это было на руку Флоренции, которая опасалась венецианских экспансионистских амбиций.

В доме гонфалоньера Содерини Макиавелли обсуждал планы создания во Флоренции народного ополчения, чтобы заменить им городскую стражу, состоявшую из наёмных солдат под командованием кондотьеров, которых Макиавелли считал ненадёжными. В декабре 1505 Десятка, наконец-то, поручила Макиавелли приступить к созданию ополчения и 15 февраля отборный отряд ополченцев-пикинёров прошёл парадом по улицам Флоренции под восторженные возгласы толпы. Все солдаты были в ладно подогнанной красно-белой (цвета флага города) форме, "в кирасах, вооруженные пиками и аркебузами". У Флоренции появилась собственная армия.

В дальнейшем Макиавелли был посланником к Людовику XII, Максимилиану I Габсбургскому, инспектировал крепости, смог создать даже кавалерию во флорентийском ополчении. Именно благодаря народному ополчению Флоренции удалось вернуть республике Пизу, отделившуюся в 1494 году. Макиавелли принял капитуляцию Пизы и поставил свою подпись под договором о капитуляции.

К 1512 Священная Лига под руководством Папы Юлия II добилась ухода французских войск из Италии. После этого Папа обратил войска против итальянских союзников Франции. Флоренция была "пожалована" Юлием II своему верному стороннику кардиналу Джованни Медичи, командовавшему войсками в последнем сражении с французами. 1.09.1512 Джованни Медичи, второй сын Лоренцо Великолепного, вошёл в город своих предков, восстановив над Флоренцией власть своей семьи. Республика была отменена.

Макиавелли оказался в опале и лишенным средств к существованию, а в 1513 был ещё и обвинён в заговоре против Медичи и арестован. Но даже на пытках на дыбе, он отвергал свою причастность и был в итоге освобождён, но только благодаря амнистии. Оказавшись на свободе, Макиавелли удалился в своё поместье в Сант’Андреа-ин-Перкуссина около Флоренции и занялся написанием книг, которые и обеспечили ему место в истории политической философии.

В ноябре 1520 Макиавелли был призван во Флоренцию и получил должность историографа. Он написáл "Историю Флоренции". Работы длились почти 5 лет. В это же время им были написаны пьесы "Клиция", "Бельфагор", "Мандрагора", которые ставились с большим успехом.

Макиавелли не доверяли, как чиновнику прежнего режима. Ему стали поручать разовые дипломатические поручения понтифика, и, наконец, он получил новую должность, когда республике стали угрожать Габсбурги. Понтифик поручил Макиавелли отправиться вместе с военным архитектором Педро Наварро (бывший пират) для инспекции крепостных стен Флоренции и укрепления их в связи с возможной осадой города. Выбрали Макиавелли, потому что его считали знатоком военного дела: ведь он написал целую книгу "О военном искусстве", к тому же целая глава в ней посвящалась осадам городов.

9.05.1526 Совет Ста по требованию Климента VII учредил в правительстве Флоренции новый орган – Коллегию Пяти по укреплению стен, её секретарем был назначен Никколо Макиавелли. Однако после того, как 6.05.1527 Рим был взят войсками императора Карла V и разграблен, Папа потерял всякое влияние на Флоренцию, и в ней было восстановлено республиканское правление. Новой власти Макиавелли был уже не нужен.

Это подорвало дух Макиавелли, здоровье не выдержало негативных переживаний, и он умер 2.06.1527. Местонахождение его могилы неизвестно, однако кенотаф в его честь находится в Церкви Санта-Кроче во Флоренции.

После этого возрожденная Флорентийская республика просуществовала всего три года. Объединенные войска Императора и Папы осадили Флоренцию уже в октябре 1529. Город стойко оборонялся во время 10-месячной осады, благодаря восстановленным оборонительным укреплениям и возрожденному ополчению, в чем есть заслуга и Макиавелли.

В 1532 была издана самая неоднозначная, но и самая значительная работа Никколо Макиавелли – книга "Государь", в которой описываются методология захвата власти, методы правления и умения, необходимые для идеального правителя. Книга являлась фундаментальным трудом своего времени по систематизации сведений о государстве и управлении им. Благодаря этой книге в политологии появился термин "макиавеллиизм", обозначающий государственную политику, основанную на культе грубой силы и пренебрежении нормами морали. С 1559 все сочинения Макиавелли были включены в "Индекс запрещённых книг".


Микеланджело Буонарроти (1475-1564)

Микеланджело (полное имя — Микеланджело ди Лодовико ди Леонардо ди Буонарроти Симони) родился 6.03.1475 в тосканском городке Капрезе в семье обедневшего флорентийского дворянина Лодовико Буонарроти, который в это время занимал должность подесты. Микеланджело с детства отдали на воспитание кормилице. Там, воспитанный супружеской парой Тополино, мальчик научился разминать глину и владеть резцом раньше, чем читать и писать. Вскоре Микеланджело отдали в школу Франческо Галатеа да Урбин во Флоренции, где юноша не проявлял особого интереса к учёбе и предпочитал общение с художниками и перерисовки церковных икон и фресок.

В 1488 отец смирился с наклонностями сына и поместил его учеником в мастерскую к художнику Доменико Гирландайо. Здесь Микеланджело получил возможность ознакомиться с основными материалами и техникой и проявилось характерное для Микеланджело скульптурное видение форм. К этому же периоду относится его картина "Мучения святого Антония" (копия гравюры Мартина Шонгауэра).

Год спустя Микеланджело перешёл в школу скульптора Бертольдо ди Джованни, существовавшую под патронатом Лоренцо де Медичи, фактического хозяина Флоренции. Медичи распознал талант Микеланджело и покровительствовал ему. Во дворе Медичи Микеланджело познакомился с философами Платоновской академии (Марсилио Фичино, Анджело Полициано, Пико делла Мирандола и др.). Также он подружился с Джованни (второй сын Лоренцо, будущий Папа Лев Х) и Джулио Медичи (внебрачный сын Джулиано Медичи, будущий Папа Климент VII). Возможно, в это время были созданы "Мадонна у лестницы" и "Битва кентавров". Известно, что в это время Пьетро Торриджано, который тоже был учеником Бертольдо, поссорившись с Микеланджело, ударом в лицо сломал нос парню. В 1492, после смерти Медичи, Микеланджело возвратился домой.

В 1494—1495 годах Микеланджело жил в Болонье, и создавал скульптуры для раки святого Доминика. Здесь он видел терракотовые скульптуры Никколо делль Арка, образующие группу "Оплакивание Христа" и, по-видимому, запомнил их драматическое и экспрессивное положение. Предположительно болонские впечатления воплотились в Ватиканской Пьете при изображении лица и руки Иисуса.

В 1495 Микеланджело возвратился во Флоренцию, где в то время правил доминиканский проповедник Джироламо Савонарола, и создал скульптуры "Святой Йоханнес" и "Спящий Купидон". В 1496 кардинал Рафаэль Риарио купил мраморного "Купидона" Микеланджело и пригласил художника для работы в Рим. Там в 1496—1501скульптор создал "Вакха" и "Римскую Пьету".

В 1501 Микеланджело возвратился во Флоренцию. Здесь он создаёт скульптуры для "алтаря Пикколомини" и "Двенадцать Апостолов", написал единственное сохранившееся до нашего времени станковое произведение "Мадонна Дони", создал барельефы "Мадонна Таддеи", "Мадонна Питти", статую "Брюггерской Мадонны" и, наконец, своё самое известное произведение — скульптуру "Давид", которая 8.09.1504 впервые была представлена флорентийской публике на площади Синьории. С тех пор 5-метровое изваяние стало восприниматься как символ Флорентийской республики и одна из вершин не только искусства Возрождения, но и человеческого гения в целом (мраморная копия скульптуры находится в Музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Москве).

В 1505 Микеланджело был вызван Папой Юлием II в Рим; тот заказал ему гробницу. 8 месяцев Микеланжело провёл в Карраре, выбирая необходимый для работы мрамор. Работа над гробницей, для которой были созданы скульптуры "Моисей", "Связанный раб", "Умирающий раб" и "Лия", продолжалась в 1505—1545 (с перерывами).

В 1507 Микеланджело работал над бронзовой статуей Юлия II (позже была разрушена). С мая 1508 и до октября 1512 он пишет фрески потолка в Сикстинской капелле. В 1513 Юлий II умер и следующим понтификом стал Джованни Медичи, принявши имя Лев Х. В 1514 скульптор получил заказ римского патриция Метелло Вари на скульптуру "Христос с крестом". Над первой версией скульптуры Микеланджело прекратил рыботу, обнаружив в мраморе чёрную прожилку. Над второй версией Микеланджело работал во Флоренции в 1519—1520, перевозка скульптуры в Рим и окончательная доводка была поручена ученику Микеланджело, Пьетро Урбано, который повредил статую, но Федерико Фрицци сумел исправить нанесенный ущерб и закончить скульптуру. Сейчас она находится в Риме в базилике Святой Марии.

В 1520—1534 годах Микеланджело работал над архитектурным и скульптурным комплексом капеллы Медичи во Флоренции, а также проектировал и строил библиотеку Лауренциана. Изгнание Медичи из Флоренции в 1527 остановило эти работы. Микеланджело примкнул к народному движению, был назначен главным инспектором укреплений Сан-Миньято, Пизы, Ливорно и Феррары и оказал ему важные услуги при его осаде имперскими войсками. Падение Флоренции грозило художнику смертельной опасностью, от которой его спасли только общее уважение к его таланту и желание Папы Климента VII окончить устройство капеллы Медичи.

В 1546 году художнику были доверены наиболее значительные в его жизни архитектурные заказы. Для Папы Павла III он закончил Палаццо Фарнезе и спроектировал для него новое убранство Капитолия. Но наиболее важным заказом, препятствовавшим ему вплоть до самой смерти вернуться в родную Флоренцию, было назначение Микеланджело главным архитектором собора Святого Петра. Микеланджело пожелал, чтобы в указе было объявлено, что он служит на строительстве из любви к Богу и без какого-либо вознаграждения.

Микеланджело умер в Риме 18.02.1564, не дожив совсем немного до своего 89-летия. Перед смертью он продиктовал завещание со всей свойственной ему немногословностью: "Я отдаю душу Богу, тело земле, имущество родным". Тело Микеланджело было временно возложено в базилике Санти-Апостоли, вскоре было тайно перевезено во Флоренцию и 14.07.1564 торжественно погребено в францисканской церкви Санта-Кроче, недалеко от могилы Макиавелли.

Микеланджело не оставил после себя ни одного задокументированного автопортрета, однако, по мнению исследователей, в ряде его работ имеются возможные изображения художника.

Гений Микеланджело наложил отпечаток не только на искусство Возрождения, но и на всю дальнейшую мировую культуру. Деятельность его связана в основном с двумя итальянскими городами — Флоренцией и Римом. По характеру своего дарования он был прежде всего скульптор. Это ощущается и в живописных работах мастера, необычайно богатых пластичностью движений, сложных поз, отчётливой и мощной лепкой объёмов. Во Флоренции Микеланджело создал бессмертный образец Высокого Возрождения — статую "Давид", ставшую на многие века эталоном изображения человеческого тела, в Риме — скульптурную композицию "Пьета?", одно из первых воплощений фигуры мёртвого человека в пластике. Однако наиболее грандиозные свои замыслы художник смог реализовать именно в живописи, где он выступил подлинным новатором цвета и формы.

По заказу Папы Юлия II он выполнил роспись потолка Сикстинской капеллы (1508—1512), представляющую библейскую историю от сотворения мира до потопа и включающую более 300 фигур. В 1534—1541 годах в той же Сикстинской капелле для Папы Павла III он исполнил грандиозную, полную драматизма фреску "Страшный суд". Поражают своей красотой и величием архитектурные работы Микеланджело — ансамбль площади Капитолия и купол Ватиканского собора в Риме.

Швейцарская гвардия до настоящего времени щеголяет в Ватикане в красочной униформе, которая (по неподтверждённой легенде) сшита по рисункам Микеланжело.


Лукреция Борджиа (1480-1519).

Родилась 18.04.1480. Внебрачная дочь Родриго Борджиа, будущего Папы римского Александра VI и его любовницы Ваноццы де Каттани. Её внешние данные были высоко оценены её современниками.

К 13 годам, Лукреция была обручена дважды, но эти помолвки не были доведены до свадьбы из-за решений Александра VI. После того, как Родриго Борджиа стал Папой Александром VI, он выдал Лукрецию замуж за Джованни Сфорца, представителя династии Сфорца, с целью создать крепкий политический союз с наиболее сильной и богатой семьей в Милане.

Вскоре политический союз с семьей Сфорца стал не выгоден семье Борджиа. Лукреция предупредила Джованни об угрозе его убийства (неизвестно действительной или мнимой) и он в спешке покинул Рим. Под угрозой лишения покровительства Джованни объявил себя импотентом и брак был расторгнут.

В период затянувшегося развода с Джованни Лукреция забеременела и в 1498 в монастыре Сан-Систо тайно родила ребёнка, названного Джованни. Предполагалось, что отцом ребёнка был камерарий Папы — Педро Кальдерон (Перотто), который служил посыльным между отцом и дочерью. Но не исключено, что отцом ребёнка был её брат Чезаре.

Вскоре Лукрецию выдают замуж за Альфонсо, герцога Бисалья и принца Салерно — побочного сына Альфонсо II, короля Неаполя. Счастливая в браке Лукреция уделяет мужу всё больше времени и внимания, что постепенно отдаляет её от брата и отца.

2.01.1500 во время визита в Рим на мужа Лукреции совершается покушение, организованное её братом. На Альфонсо напало четверо бандитов, нанёсших ему пять ударов кинжалами, но Альфонсо удалось выжить. Вскоре его задушили в собственной постели и похоронили без приличиствующих его рангу почестей. Ребёнок от этого брака (Родриго Арагонский), родившийся в 1499 скончался в 13-ти летнем возрасте.

После смерти Альфонсо Лукрецию выдают замуж за Альфонсо д'Эсте, принца Феррары, незаконнорожденного сына короля Неаполя. В третьем браке она родила шестерых детей (шестой ребёнок и сама Лукреция умерли во время родов). Замок герцога д’Эсте быстро стал одним из самых блистательных дворов Европы. Она по-прежнему щедро поощряла деятелей искусства, особенно художников, отдавая предпочтение тем, кто писал картины на религиозные темы.

Лукреции удалось удержаться на итальянском политическом Олимпе даже после падения своей семьи и смерти отца и брата. Сестра её мужа Изабелла д'Эсте весьма прохладно относилась к Лукреции по причине многолетней романтической связи последней с её мужем-бисексуалом, Франческо Гонзага, маркизом Мантуи. Умерла Лукреция Борджиа 24.06.1519.

Нет достоверных данных, подтверждающих участие Лукреции в преступлениях Александра VI и её брата Чезаре Борджиа. Несомненно то, что брат и отец манипулировали Лукрецией, выдавая её замуж за представителей наиболее влиятельных семейств и родов Европы эпохи Возрождения.


Рафаэль Санти (1483-1520).

Рафаэль родился в Урбино 28.03.1483. Его отец, Джованни Санти, был художником и поэтом при дворе герцога Урбинского, и первый опыт художника Рафаэль получил в мастерской отца. Его отец умер в 1494, а мать ещё раньше. Самая ранняя работа Рафаэля — фреска "Мадонна с младенцем", до сих пор находится в его доме-музее. К числу первых работ относятся "Хоругвь с изображением Святой Троицы" и алтарный образ "Коронование Св. Николы из Толентино" для церкви Сант-Агостино в Читта ди Кастелло.

В 1501 Рафаэль начал работать в мастерской Пьетро Перуджино в Перудже, поэтому его ранние работы выполнены в стиле Перуджино. В это время он часто уезжает из Перуджи домой в Урбино, в Читта-ди-Кастелло, совместно с Пинтуриккьо посещает Сиену, выполняет ряд работ по заказам из Читта ди Кастелло и Перуджи. В 1502 им написана "Мадонна Солли", впоследствии мадонн Рафаэль будет писать всю жизнь. Первые картины, написанные им не на религиозную тематику — "Сон рыцаря" и "Три грации".

Постепенно Рафаэль вырабатывал свой стиль и создавал первые шедевры — "Обручение Девы Марии Иосифу" и "Коронование Марии" для алтаря Одди. Помимо крупных алтарных полотен он пишет небольшие картины: "Мадонна Конестабиле", "Святой Георгий, поражающий дракона" и "Портрет Пьетро Бембо".

В конце 1504 Рафаэль переехал во Флоренцию. Здесь он познакомился с Леонардо да Винчи, Микеланджело, Бартоломео делла Порта и многими другими флорентийскими мастерами. Он тщательно изучает технику живописи Леонардо да Винчи и Микеланджело. Первый заказ во Флоренции он получил от Аньоло Дони на портреты его и жены, последний написан Рафаэлем под явным впечатлением от "Джоконды". Именно для Аньоло Дони Микеланджело Буонарроти в это время создаёт тондо "Мадонна Дони". Рафаэль пишет алтарные полотна "Мадонна на троне с Иоанном Крестителем и Николаем из Бари", "Положение во гроб" и портрет — "Дама с единорогом".

В 1507 Рафаэль познакомился с Браманте, который в это время строил в Риме собор Св. Петра. Популярность Рафаэля постоянно растёт, он получает много заказов и пишет картины на религиозные темы: "Святое семейство со Св. Елизаветой и Иоанном Крестителем", "Святое Семейство (Мадонна с безбородым Иосифом), "Св. Екатерина Александрийская".

Во Флоренции Рафаэль создал около 20 Мадонн. Хотя сюжеты стандартны: Мадонна либо держит Младенца на руках, либо он играет рядом с Иоанном Крестителем, все мадонны индивидуальны и отличаются особой материнской прелестью (по-видимому, ранняя смерть матери оставила глубокий след в душе Рафаэля). К лучшим произведениям этого периода относятся "Мадонна Террануова", "Мадонна со щеглом", "Мадонна с Младенцем и Иоанном Крестителем („Прекрасная садовница“)".

Во второй половине 1508 года Рафаэль переехал в Рим и при содействии Браманте стал официальным художником папского двора. Ему поручено расписать фресками Станцу делла Сеньятура. Для этой станцы Рафаэль написал фрески, отражающие четыре вида интеллектуальной деятельности человека: богословие, юриспруденцию, поэзию и философию: "Диспута", "Мудрость, Умеренность и Сила", "Парнас" и "Афинскую школу".

"Афинская школа" — блестяще выполненная многофигурная композиция, на которой представлены древние философы, многим из которых Рафаэль придал черты своих современников, например, Платон написан в образе Леонардо да Винчи, Гераклит в образе Микеланджело, а стоящий у правого края Птолемей очень похож на автора фрески. Среди них есть и Диоген со своей миской, возлежащий на ступенях, фигура — очень обдуманная в своей отрешённости и достойная похвалы за красоту и за столь подходящую для неё одежду…

Папе Юлию II работа Рафаэля очень понравилась, и он поручил живописцу расписать ещё три станцы, причём уже начавшие там росписи художники, включая Перуджино и Синьорелли, были отстранены от работ. Учитывая огромный объём предстоящей работы, Рафаэль набрал учеников, которые по его эскизам выполнили бóльшую часть заказа.

Сменивший в 1513 Юлия II Лев X также высоко ценил Рафаэля. В 1513—1516 Рафаэль занимался изготовлением картонов с сюжетами из Библии для десяти шпалер, которые предназначались для Сикстинской капеллы. Наиболее удачен картон — "Чудесный улов" (всего до нашего времени дошло семь картонов). Ещё одним заказом были лоджии, выходящие во внутренний ватиканский двор. По проекту Рафаэля они были возведены в 1513—1518 в виде 13 аркад, в которых по эскизам Рафаэля были расписаны учениками 52 фрески на библейские сюжеты.

В 1514 умер Браманте, и Рафаэль стал главным архитектором строящегося в то время собора Святого Петра. В 1515 он получил и должность главного хранителя древностей. Рафаэль достраивал начатый Браманте ватиканский двор с Лоджиями (галереей второго этажа), названными впоследствии Лоджиями Рафаэля. Своды, стены и пилястры с мотивами гротеска в 1517—1519 годах. расписывали ученики Рафаэля.

В Риме по проектам Рафаэля построены центрическая, крестово-купольная церковь Сант-Элиджо-дельи-Орефичи и изящная капелла Киджи церкви Санта-Мария-дель-Пополо. Рафаэль также проектировал фасады Палаццо Видони-Каффарелли и Бранконио дель Аквила с богатой ордерной пластикой, а также Палаццо Пандольфини во Флоренции, законченное Джованни Франческо да Сангалло. В 1515 на северо-западной окраине Рима для кардинала Джулио Медичи (будущего Папы Климента VII) по проекту Рафаэля возводили виллу (заканчивал постройку Антонио да Сангалло Младший). Постройка получила название "Вилла Мадама" (по имени будущей владелицы Маргериты Австрийской, супруги Алессандро Медичи).

Рафаэль неизменно связывал композицию и рельеф фасадного декора с особенностями участка и соседней застройки, размерами и назначением здания, стараясь придать каждому дворцу как можно более нарядный и индивидуализированный облик. В основе его композиций - центрический план, симметрия и четкое членение фасадов пилястрами, купол. Существует мнение, что стиль классицизма в архитектуре и живописи фактически был создан и в формальном отношении завершён Рафаэлем.

В 1515 в Рим приезхал Альбрехт Дюрер. Рафаэль подарил ему свой рисунок, в ответ немецкий художник прислал Рафаэлю свой автопортрет, дальнейшая судьба которого неизвестна.

Несмотря на загруженность работами в Ватикане, Рафаэль выполнил заказы на создание алтарных образов и для других церквей: "Святая Цецилия", "Несение креста", "Видение Иезекииля". Последним шедевром мастера является величественное "Преображение", картина, в которой проглядывают черты барокко. В Риме Рафаэль написал около десяти Мадонн. Выделяются своей величественностью "Мадонна Альба", "Мадонна Фолиньо", "Мадонна с рыбой", "Мадонна в кресле".

Но самым совершенным творением Рафаэля стала знаменитая "Сикстинская мадонна". Эту картину заказал Юлий II для алтаря церкви монастыря Святого Сикста в Пьяченце. Переплетение и встреча линий и масс этого холста изумляют своим внутренним ритмом и гармонией. Композиция картины построена таким образом, что зрителей как бы заставляют неустанно глядеть в печальные глаза Марии. Существует легенда, что Юлий II заказал полотно Рафаэлю для своей гробницы, и что моделью для Мадонны послужила возлюбленная Рафаэля Форнарина, для святого Сикста — сам Юлий II (племянник Сикста IV), а для святой Варвары — его племянница Джулия Орсини. Сторонники этой теории подчёркивают, что жёлуди на ризе Сикста явно отсылают к этим двум понтификам из рода делла Ровере (rovere значит "дуб").

Помимо большого количества картин на религиозные темы, Рафаэль создаёт и портреты. В 1512 Рафаэль написáл "Портрет папы Юлия II".По заказам папского окружения были написаны "Портрет кардинала Алессандро Фарнезе", "Портрет Льва X с кардиналами Джулио Медичи и Луиджи Росси".

Особо выделяется портрет Бальдассаре Кастильоне. Спустя много лет этот портрет будет копировать Рубенс, Рембрандт сначала зарисует его, а затем под впечатлением от этой картины создаст свой "Автопортрет". Отвлёкшись от работы в станцах, Рафаэль пишет "Портрет Биндо Альтовити". Последний раз Рафаэль изобразил себя на "Автопортрете с другом" (1518—1520), хотя какому именно другу на картине Рафаэль положил руку на плечо, неизвестно.

Банкир и покровитель искусств Агостино Киджи построил на берегу Тибра загородную виллу и пригласил Рафаэля для её украшения фресками на сюжеты из античной мифологии. Так в 1511 появилась знаменитая фреска "Триумф Галатеи". Остальные фрески по эскизам Рафаэля расписали его ученики. Сохранился выдающийся эскиз "Свадьба Александра Македонского и Роксаны".

Сохранилось около 400 рисунков Рафаэля. Среди них - подготовительные рисунки и наброски к картинам, имеются и самостоятельные произведения.

Рафаэль умер в Риме, 6.04.1520 в возрасте 37 лет и был похоронен в Пантеоне. На его гробнице имеется эпитафия: "Здесь покоится великий Рафаэль, при жизни которого природа боялась быть побеждённой, а после его смерти она боялась умереть".


Тициан Вечеллио (1490-1576).

Тициан родился около 1490 года в семье Грегорио Вечеллио, государственного и военного деятеля. В возрасте 10 или 12 лет Тициан приехал в Венецию. Он работал в мастерской Себастьяно Цуккато, потом в мастерской Джентиле Беллини, затем у Джованни Беллини. Он знакомится с Лоренцо Лотто и другими художниками, представителями венецианской школы живописи. Но самые тесные отношения завязываются у него с Джорджоне. Первыми работами Тициана, выполнявшимися совместно с Джорджоне, были фрески в Фондако-деи-Тедески, от которых сохранились лишь фрагменты.

К ранним работам Тициана относятся: портрет Джероламо Барбариго, впоследствии вдохновивший Рембрандта на "Автопортрет", и "Мадонна с младенцем и Св. Антонием Падуанским и Роком". Эти святые, как полагали современники Тициана, могут защитить от чумы, свирепствовавшей в это время в Венеции и унёсшей жизнь Джорджоне в 1510.

Стиль Тициана в это время очень похож на стиль Джорджоне, он дописывает за него те картины, которые остались незавершёнными. В 1511 он отправляется на несколько месяцев в Падую, где в Скуола дель Санто пишет фрески о чудесах Св. Антония Падуанского.

Тициан пишет много мадонн и женских портретов. Его образы в этот период спокойны и радостны, отмечены жизненным полнокровием, яркостью чувств, печатью внутренней просветлённости. Мажорный колорит построен на созвучии глубоких, чистых красок. Наиболее известными картинами этого периода являются "Цыганская мадонна", а также "Любовь земная и Любовь небесная" — картина, написанная по заказу Николо Аурелио, члена Совета десяти, и "Женщина с зеркалом". В 1516 для Альфонсо д’Эсте он пишет "Динарий кесаря".

После смерти Джорджоне и отъезда Себастьяно дель Пьомбо в Рим, в Венеции не осталось художников, способных соревноваться с Тицианом. После смерти Джованни Беллини в 1517 Тициану был присвоен титул первого художника Венецианской республики.

Внимательно изучая работы Рафаэля и Микеланджело, Тициан постепенно вырабатывал свой стиль. В этот период художник отдавал предпочтение монументальным композициям, исполненным пафоса и динамики. Он создавал образы, проникнутые яркими жизненными силами, строил композиции картин по диагонали, пронизывая их стремительным движением, пользовался интенсивными контрастами синих и красных цветовых пятен. Он создавал эпические полотна на религиозные и мифологические темы, как например: "Вознесение Богоматери", "Мадонна и Младенец со святыми Франциском и Блэзом, а также с молящимся Альвизе Гоцци". В его картине "Вакх и Ариадна" видно влияние Рафаэля, а "Андреана" написана под влиянием Микеланджело.

В портретах Тициан старается выразить максимально точно характер портретируемого — "Мужчина с перчаткой", "Портрет Томмазо Мости" . В "Мадонне Пезаро" уже виден собственный стиль Тициана.

В 1525 Тициан женился на Чечилии Сольдано, к тому времени матери двух его сыновей, однако в 1530 умерла во время родов второй дочери Тициана, Лавинии.

Тициан пользуется покровительством Федерико Гонзага, герцога Мантуи. В 1533 император присвоил Тициану дворянское звание графа Палатинского.

Конец 1530-х и 1540-е года — время расцвета портретного искусства Тициана. С удивительной прозорливостью изображал художник современников, запечатлевая самые различные, порой противоречивые черты их характеров: уверенность в себе, гордость и достоинство, подозрительность, лицемерие, лживость и т.д. Наряду с одиночными он создавал и групповые портреты, беспощадно вскрывая скрытую сущность взаимоотношений изображенных, драматизм ситуации. С редким искусством Тициан находил для каждого портрета наилучшее композиционное решение, выбирал характерные для модели позу, выражение лица, движение, жест.

В каждой картине Тициан находил неповторимо индивидуальное колористическое решение. Колорит складывался из тончайших тональных оттенков, причём тщательно дифференцировались ведущие и подчинённые краски, слагающиеся из еле уловимых нюансов. Этот развитый колоризм Тициан в немалой степени определяет глубочайший психологизм и эмоциональность тициановских портретов. Колористический строй произведения художник выбирал с таким расчётом, чтобы эмоциональное звучание цвета отвечало главным чертам характера человека. К лучшим портретам этого периода относятся: "Портрет Федерико Гонзага", "Портрет Карла V с собакой", "Портрет графа Антонио ди Порчиа", "Портрет архитектора Джулио Романо", "Кларисса Строцци", "Рануччио Фарнезе", "Портрет Пьетро Аретино".

Он создаёт замечательные женские образы в "Кающейся Магдалине" и "Венере Урбинской". Библейским сюжетам посвящены работы "Введение Марии во храм", "Благовещение" и "Ужин в Эммаусе".

В 1545 Тициан едет в Рим писать портреты Папы Павла III, там он встречается с Микеланджело. В 1548 он едет в Германию по приглашению императора Карла V, где пользуется большим почётом и уважением.

В 1540-е годы Тициан создаёт монументальные полотна: "Коронование терновым венцом", "Се человек" и несколько вариантов "Данаи". Вэто время художник достигает вершин своего мастерства. С помощью композиционных и колористических решений Тициан способен передать на полотне самый сложный характер, движение души, трагизм ситуации, воспеть волю к жизни или красоту человеческого тела. Он создаёт такие шедевры, как: "Глория", "Венера и Адонис", "Портрет мужчины в военном костюме", "Девушка с веером", "Диана и Актеон", "Похищение Европы", "Венера перед зеркалом", "Аллегория благоразумия", "Кающаяся Мария Магдалина". К этому периоду относится и самый знаменитый автопортрет, на котором художник изобразил себя с кистью в руке.

Поздние картины Тициана переливаются множеством полутонов, приобретающих воздушность. Манера письма художника обретает исключительную свободу. И композиция, и форма, и свет строятся с помощью красочной лепки. К концу жизни Тициан выработал новую технику живописи. Он накладывал краски на холст и кистью, и шпателем, и пальцами. Прозрачные лессировки в его поздних картинах не скрывают подмалёвка, обнажая местами зернистую фактуру холста. Из сочетания многообразных по форме свободных мазков, как бы обнажающих творческий процесс художника, рождаются образы, исполненные трепетной жизненности и драматизма".

К последним шедеврам относятся: "Положение во гроб", "Благовещение", "Венера, завязывающая глаза Купидону", "Несение креста", "Тарквиний и Лукреция", "Св. Себастьян", "Пьета".

В 1575 в Венеции началась эпидемия чумы. Тициан, заразившись от своего сына, умер 27.08.1576. Вопреки законам, предписывавшим сжигать тела умерших от чумы, Тициан был похоронен в венецианском соборе Санта-Мария Глориоза деи Фрари.


Бенвенуто Челлиини (1500-1571).

Бенвенуто родился 3.11.1500 во Флоренции, в семье землевладельца и мастера по изготовлению музыкальных инструментов Джованни Челлини и Марии Лизабетты Гриначчи. Бенвенуто был вторым ребёнком в семье, появившимся на девятнадцатом году брака родителей. Несмотря на желание отца, которому хотелось видеть сына музыкантом, Бенвенуто в 1513 нанялся учеником в мастерскую ювелира Брандини, где обучился способам художественной обработки металла. С этих лет он начал участвовать во многих драках, особенно с другими ювелирами, отчего в 1516 и 1523 изгонялся из родного города.

После скитаний по Италии в 1524 Бенвенуто осел в Риме, где сблизился с верхушкой Ватикана. В 1527 он участвовал в обороне Рима от имперских войск и после поражения римлян покинул город.

В 1529 Бенвенуто вернулся в Рим и получил должность начальника папского монетного двора, которую занимал до 1534 года. Все его ювелирные произведения той эпохи (за исключением нескольких медалей) не сохранились — они были позднее переплавлены.

Мстя за брата, в 1531—1534 Челлини убил ювелира, затем напал на нотариуса, после чего бежал в Неаполь, где опять лишил жизни ещё одного ювелира за то, что тот плохо высказывался о Челлини при папском дворе.

В 1537 Бенвенуто Челлини был принят на французскую службу королём Франциском I, исполнив его портретную медаль. Снова попав в Рим, Челлини был арестован, обвинён в краже папских драгоценностей, однако смог опять бежать. Но на воле мастер пробыл недолго: он вновь был заключён под стражу и, однако, после освобождён.

С 1540 Челлини жил при французском королевском дворе в Фонтенбло, где завершил работу над единственным дошедшим до нас ювелирным произведением, подлинность которого не подлежит сомнению, — сальерой (солонкой) Франциска I.

Во Франции мастер освоил технику бронзового литья и с этой поры начал выполнять крупные скульптурные заказы. С 1545 по 1553 Челлини находился на службе у герцога Козимо I Медичи во Флоренции, где создал знаменитую статую Персея, держащего голову Медузы-Горгоны. Здесь он исполнил и ряд других скульптур, реставрировал античные произведения. Последним его значительным монументальным произведением явилось "Распятие".

С 1545 Челлини включился в деятельность недавно основанной Флорентийской академии, интеллектуальная жизнь которой отразилась как в его лирике, так и в автобиографии и трактатах.

Бенвенуто Челлини скончался 13.02.1571 в родной Флоренции был похоронен с большими почестями в Церкви Благовещения.

Его сочинение "Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентийца, написанная им самим во Флоренции" является одним из самых замечательных произведений литературы XVI века. Жизнь Бенвенуто Челлини написана в той литературной манере, которую можно назвать популярной, и этим отличается от таких произведений, как "Исповедь блаженного Августина" или "Исповедь Руссо". На страницах своей книги Бенвенуто Челлини не высказал никаких новых идей; он описал свои приключения, мысли и чувства с откровенностью, не характерной для жанра автобиографии предшествующего времени, и сделал это богатым разговорным языком, который очень убедительно передаёт ход мысли и переживания человека. С другой стороны, о масштабе и глубине литературных и интеллектуальных поисков автора говорит тот факт, что повествование содержит множественные отсылки к "тайному" знанию эпохи.

Автобиография Челлини несёт в себе уникальную историческую информацию о различных эзотерических практиках Возрождения. Среди них присутствуют имагинативная магия, мистические религиозные видения, коллективные призывания духов, характерные для флорентийского неоплатонизма. Одной из главных черт литературного героя Челлини является его меланхолическая натура, подразумевающая особую чувствительность человека искусства к окружающему миру, выражающуюся в крайних проявлениях таких эмоций, как гнев и любовь.

Современники высоко ценили Челлини как ремесленника, относительно же его художественного дарования мнения разделились. Однако, несмотря на это, он представлял скульпторов на торжественной церемонии погребения Микеланджело. Варки и Вазари с похвалой отзывались о его таланте ювелира. Вазари писал, что Челлини — непревзойдённый мастер медальерного искусства, превосходящий даже древних, и величайший ювелир своего времени, а также замечательный скульптор. Из созданных им произведений ювелирного искусства сохранилось немногое: солонка Франциска I, медали и монеты, сделанные для Папы Климента VII и Алессандро Медичи, а также эскизы декоративной застёжки для облачений Климента VII.

Место Челлини в истории искусств определяется прежде всего его работами в области скульптуры. Его творчество оказало влияние на развитие маньеризма. Наиболее значительное из его произведений, созданных во время пребывания во Франции, — бронзовый рельеф Нимфа Фонтенбло. Из сохранившихся произведений, выполненных им по возвращении во Флоренцию: Персей, статуэтка Борзая, бюст Козимо Медичи, Ганимед, Аполлон и Гиацинт, Нарцисс, бюст Биндо Альтовити (все во Флоренции), Распятие (Эскориал, Испания).

Однажды Бенвенуто надолго исчез из Ватикана, прихватив с собой золото и несколько драгоценных камней, выданных ему для работы из папского хранилища. Когда, наконец, Челлини вернулся, то его встретили бранью. Челлини вместо оправдания молча выложил кипарисовый ларец, внутри которого находилась гемма из многоцветного сардоникса. Резко оборвав свои гневные филиппики, Папа долго и внимательно разглядывал вещь. На камне Челлини вырезал канонический Евангельский сюжет, Тайную Вечерю. При том многоцветный камень был использован самым изобретательным образом. Все пятна, цвета и прожилки сардоникса были использованы в каноническом сюжете для характеристики персонажей. Христос оказался в белом природном одеянии, апостол Иоанн — в голубом, Пётр — в красном, а Иуда, конечно, в мрачном тёмно-коричневом хитоне. Но более всего Папу поразила идея, что этот сардоникс валялся на земле много тысяч лет как простой булыжник и никому до него не было никакого дела. Бенвенуто Челлини был прощён и провозглашён возлюбленным сыном Церкви. Его шедевр торжественно перенесли в собор апостола Петра и поставили в алтаре главного притвора. Здесь он и находится до сего времени наряду с другими избранными геммами всех времён христианства.

В фильме "Как украсть миллион" (режиссёр Уильям Уайлер, 1966) сюжет разворачивается вокруг статуэтки обнажённой Венеры работы Челлини, которая на самом деле является поддельной.


Алессандро де Медичи детто Моро (1510-1537).

Родился во Флоренции 22.07.1510. Считался побочным сыном 17-летнего Лоренцо II Медичи (внука Лоренцо Великолепного), но многие считают, что на самом деле он был побочным сыном Джулио Медичи (позже — Папы Климента VII), племянника Лоренцо Великолепного. Историки предполагают, что он мог родиться от чернокожей женщины, служившей прислугой в доме Медичи, которая упоминается в документах как Симонетта да Коллавекьо. Его прозвище Моро (Смуглый, Мавр) может быть связано с этим фактом.

Джулио Медичи правил Флорентийской республикой до начала своего понтификата в 1523. Фактически продолжая управлять делами республики, Папа формально поставил во главе Флоренции подростков Алессандро Медичи и Ипполито Медичи, назначив им в опекуны кардинала Сальвио Пассерини. Непопулярная политика и неудачные методы правления Климента VII привели к третьему изгнанию рода Медичи из Флоренции в 1527.

Лишь заключив в 1530 союз с Карлом V, Папа после 9-мес. осады снова взял город и восстановил в нём власть своей семьи. В 1531 19-летний Алессандро был сделан правителем Флорентийской республики с титулом "Capo" (Капо — глава). Глава республики по должности входил в каждый из правительственных комитетов, а также пожизненно занимал должность гонфалоньера справедливости.

Через год император Карл V присвоил Алессандро наследственный титул герцога. Это было воспринято как конец Флорентийской республики. Император поддерживал Алессандро в его борьбе с прореспубликански настроенными флорентийцами, и даже выдал за него свою побочную дочь Маргариту.

Алессандро отличался жестоким и деспотичным нравом, имел склонность к извращениям, был весьма злопамятным. Во время его правления сторонники республики подвергались бесчисленным пыткам и казням. Его подозревали в отравлении кардинала Иполлито Медичи, его родственника, конкурировавшего с ним в борьбе за власть. Помимо всего прочего, горожане не любили его за склонность к оргиям, его обвиняли в похищениях и изнасилованиях флорентиек, в т.ч. и во вторжениях в женские монастыри.

6.01.1537 Алессандро был убит своим кузеном Лоренцино Пополано де Медичи по прозванию Лорензаччо ("плохой Лоренцино") и наёмным убийцей Скоронконколо. Для этого Лоренцино заманил свою жертву на свидание к своей сестре, прекрасной вдове Лодомии. Из страха перед восстанием, которое могло бы возникнуть, если бы слухи распространились, тело герцога было завернуто в ковер, вынесено и тайно захоронено на кладбище Сан-Лоренцо.

В обращении, опубликованном позже, Лоренцино объявил, что убил герцога на благо республики, но через некоторое время сам был вынужден бежать в Венецию, где был убит в 1548. Партия сторонников Медичи за неимением законных наследников Алессандро, передала власть Козимо I Медичи, представителю "младшей" ветви семьи.

Вдова Алессандро вышла замуж за Оттавио Фарнезе, герцога Пармского, благодаря чему сокровища Медичи попали во владение дома Фарнезе.

Некоторое время при дворе Алессандро Медичи работал великий художник и скульптор Микеланджело Буонарроти (1475-1564), жил Джорджо Вазари (1511-1574), автор знаменитых "Жизнеописаний", основоположник современного искусствознания.


Джордано Бруно (1548-1600).

Филиппо Бруно родился в семье солдата Джованни Бруно в местечке Нола близ Неаполя. В 11 лет его привезли в Неаполь изучать литературу, логику и диалектику. В 15 лет он поступил в монастырь Св. Доминика, где в 1565 постригся в монахи и получил имя Джордано. Своё первое сочинение "Ноев ковчег" Бруно посвятил Папе Пию V во время своего посещения Рима в 1568.

В 1572 24-летний Джордано становится католическим священником в Кампанье, провинциальном городе Неаполитанского королевства.

В 1575, во время пребывания в монастыре Св. Доминика, Джордано навлёк на себя подозрения в чтении запрещённых книг. Не дожидаясь результатов расследования, Бруно переехал в Рим, но, посчитав это место недостаточно безопасным, двинулся на север Италии (Генуя, Турин, Венеция), а затем в Швейцарию — в Женеву, где стал кальвинистом. В 1579 он был зачислен в Женевский университет, однако на диспуте его вновь преследует обвинение в ереси — уже со стороны кальвинистов.

Перебравшись в начале 1580 года в Тулузу, Бруно получает учёный титул магистра и почти 2 года читает курс философии и публичные лекции о книге Аристотеля "О душе".

Летом 1581 Бруно переехал в Париж, где становится преподавателем Сорбоннского университета. Там на Бруно обратил внимание присутствовавший на одной из его лекций король Генрих III Французский, на которого произвели впечатление знания и память Бруно. Король пригласил Бруно ко двору, а позднее, когда споры Бруно со сторонниками Аристотеля принудили его покинуть Париж, дал рекомендательные письма для поездки в Англию. В 1583 Бруно отправился в Лондон, где оставался в продолжение двух лет.

Сначала 35-летний философ жил в Лондоне под покровительством французского посланника, затем - в Оксфорде, но после ссоры с местными профессорами опять перебрался в Лондон.

В Англии Джордано Бруно пытался убедить высокопоставленных лиц Елизаветинского королевства в истинности идей Коперника, согласно которым Солнце, а не Земля, находится в центре планетарной системы. Но ни Шекспир, ни Бэкон не поддались его усилиям. Они твёрдо следовали аристотелевской системе, считая Солнце одной из планет, вращающейся подобно остальным, вокруг Земли. Только Уильям Гилберт, врач и физик, принял за истину систему Коперника и опытным путём пришёл к выводу, что Земля является огромным магнитом.

В октябре 1585 Бруно возвратился в Париж, где он издал курс лекций по "Физике" Аристотеля. В июне 1586 Бруно переехал в Германию, где безуспешно искал работу в Майнце и Висбадене. В Марбурге, после зачисления в штат университета, ему было вскоре запрещено читать лекции.

Оттуда он переехал в Виттенберг, где его ждал более радушный приём, и где он пробыл два года (1586—1588), читая лекции. При отъезде Бруно произнёс горячую похвальную речь Лютеру.

В 1588 40-летний Бруно переезжает в Прагу, где его литературная деятельность концентрируется на сочинениях на тему магии. В 1589 он уже в Гельмштедте, а в 1590 приезжает во Франкфурт-на-Майне, где публикует свои труды и получает солидный гонорар. Однако в 1591 Бруно был вынужден спешно покинуть и Франкфурт.

В 1591 Бруно по приглашению молодого венецианского аристократа Джованни Мочениго переехал в Венецию для обучения того мнемонике (искусству запоминания). Однако вскоре отношения Бруно и Мочениго испортились и 23-26.05.1592 последний направил венецианскому инквизитору несколько доносов на Бруно, после чего философ был арестован и заключён в тюрьму.

17.09.1591 из Рима поступило требование о выдаче Бруно для суда над ним. 27.02.1593 Бруно был перевезён в Рим. В римских тюрьмах он провёл шесть лет, не соглашаясь признать свои натурфилософские и метафизические убеждения ошибкой. 20.01.1600 Папа Климент VIII одобрил решение конгрегации и постановил передать брата Джордано в руки светской власти.

9.02.1600 инквизиционный трибунал своим приговором признал Бруно "нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком". Бруно был лишён священнического сана и отлучён от Церкви. Его передали на суд губернатора Рима, поручая подвергнуть его "наказанию без пролития крови", что означало требование сжечь живым. В ответ на приговор Бруно заявил судьям: "Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я его выслушиваю", и несколько раз повторил: "Сжечь — не значит опровергнуть!".

По решению светского суда, 17.02.1600 Бруно предали сожжению в Риме на площади Цветов. Последними словами Бруно были: "Я умираю мучеником добровольно и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесётся в рай".

В 1603 все произведения Джордано Бруно были занесены в католический Индекс запрещённых книг и были в нём до его последнего издания 1948 года.

9.06.1889 в Риме на той же самой площади Цветов, где был сожжён Джордано Бруно, ему торжественно открыт памятник.

На 400-летие смерти Бруно (2000 год) кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно "печальным эпизодом", но тем не менее указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, "сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь". Глава Римско-католической церкви также отказался рассмотреть вопрос о его реабилитации, считая действия инквизиторов оправданными.

Развивая гелиоцентрическую теорию Коперника и философию Николая Кузанского, Бруно высказывал ряд догадок: об отсутствии материальных небесных сфер, о безграничности Вселенной, о том, что звёзды — это далёкие солнца, вокруг которых вращаются планеты, о существовании неизвестных в его время планет в пределах нашей Солнечной системы.

Отвечая противникам гелиоцентрической системы, Бруно привёл ряд физических доводов в пользу того, что движение Земли не сказывается на ход экспериментов на её поверхности, опровергая также доводы против гелиоцентрической системы, основанные на католическом толковании Священного Писания.

В противоположность бытовавшим в то время мнениям, он полагал кометы небесными телами, а не испарениями в земной атмосфере. Бруно отвергал средневековые представления о противоположности между Землёй и небом, утверждая физическую однородность мира (учение о 5 элементах, из которых состоят все тела, — земля, вода, огонь, воздух и эфир). Он предположил возможность жизни на других планетах.

В мышлении Бруно причудливо сочеталось мистическое и естественнонаучное понимание мира. По мнению ряда авторов, энтузиазм, с которым Джордано Бруно приветствовал открытия Коперника, объяснялся его уверенностью в том, что гелиоцентрическая теория таит в себе глубокий религиозный и магический смысл.

Джодано Бруно стал ярким выразителем мятежного гуманистического духа эпохи Возрождения — одним из символически завершающих этот период ключевых деятелей.


Галилео Галилей (1564-1642).

Галилей родился 15.02.1564 в итальянском городе Пиза, в семье родовитого, но обедневшего дворянина Винченцо Галилея, видного теоретика музыки и лютниста. Полное имя Галилео Галилея: Галилео ди Винченцо Бонайути де Галилей. Несколько его прямых предков были приорами (членами правящего совета) Флорентийской республики, а прапрадед Галилея, известный врач, тоже носивший имя Галилео, в 1445 был избран главой республики.

В 1572 Винченцо переехал во Флоренцию, столицу Тосканского герцогства. Правящая там династия Медичи была известна широким и постоянным покровительством искусству и наукам.

С ранних лет мальчика влекло к искусству; через всю жизнь он пронёс любовь к музыке и рисованию, которыми владел в совершенстве. Начальное образование Галилей получил в расположенном неподалёку монастыре Валломброза, где он был принят послушником в монашеский орден. Мальчик очень любил учиться и стал одним из лучших учеников в классе. Он обдумывал возможность стать священником, но отец был против.

В 1581 17-летний Галилей по настоянию отца поступил в Пизанский университет изучать медицину. В университете Галилей посещал также лекции Остилио Риччи по геометрии (ранее он с математикой был совершенно незнаком) и настолько увлёкся этой наукой, что отец стал опасаться, как бы это не помешало изучению медицины.

Галилей пробыл студентом неполных три года; за это время он успел основательно ознакомиться с сочинениями античных философов и математиков и заработал среди преподавателей репутацию неукротимого спорщика. Вероятно, в эти годы он познакомился с теорией Коперника. Астрономические проблемы тогда живо обсуждались, особенно в связи с только что проведённой календарной реформой.

Вскоре финансовое положение отца ухудшилось, и он оказался не в состоянии оплачивать далее обучение сына. В 1585 Галилей вернулся во Флоренцию, так и не получив учёной степени. К счастью, он успел обратить на себя внимание несколькими остроумными изобретениями (например, гидростатическими весами), благодаря чему познакомился с образованным и богатым любителем науки, маркизом Гвидобальдо дель Монте. Восхищённый необыкновенным талантом юноши, маркиз стал его другом и покровителем; он представил Галилея тосканскому герцогу Фердинандо I Медичи и ходатайствовал об оплачиваемой научной должности для него.

В 1589 Галилей вернулся в Пизанский университет, теперь уже профессором математики. Там он начал проводить самостоятельные исследования по механике и математике. В 1590 Галилей написал трактат "О движении".

В 1591 умер отец, и ответственность за семью перешла к Галилею, как старшему из сыновей. В первую очередь он должен был позаботиться о воспитании младшего брата и о приданом двух незамужних сестёр.

В 1592 Галилей получил место в престижном и богатом Падуанском университете (Венецианская республика), где преподавал астрономию, механику и математику.

Годы пребывания в Падуе — наиболее плодотворный период научной деятельности Галилея. Вскоре он стал самым знаменитым профессором в Падуе. Студенты толпами стремились на его лекции, венецианское правительство непрестанно поручало Галилею разработку разного рода технических устройств, с ним активно переписываются молодой Иоганн Кеплер и другие научные авторитеты того времени. В эти годы Галилей написал трактат "Механика", который вызвал некоторый интерес и был переиздан во французском переводе. В ранних работах, а также в переписке, Галилей дал первый набросок новой общей теории падения тел и движения маятника.

В 1604 на Галилея поступил донос в инквизицию — его обвинили в занятии астрологией и чтении запрещённой литературы, но падуанский инквизитор Чезаре Липпи, симпатизировавший Галилею, оставил донос без последствий.

Поводом к новому этапу в научных исследованиях Галилея послужило появление 9.10.1604 новой звезды, называемой сейчас Сверхновой Кеплера. Это пробудило всеобщий интерес к астрономии, и Галилей выступил с циклом частных лекций. Узнав об изобретении в Голландии зрительной трубы, Галилей в 1609 сконструировал собственноручно первый телескопЮ дающий 3-кратное увеличение, и направил его в небо. Вскоре ему удалось построить телескоп, дающий увеличение в 32 раза. Отметим, что термин телескоп ввёл в науку именно Галилей.

Увиденное Галилеем было настолько поразительно, что даже многие годы спустя находились люди, которые отказывались поверить в его открытия и утверждали, что это иллюзия или наваждение. Галилей открыл горы на Луне, Млечный Путь распался на отдельные звёзды, но особенно поразили современников обнаруженные им четыре спутника Юпитера. В честь четырёх сыновей своего покойного покровителя Фердинанда Медичи Галилей назвал эти спутники "Медичийскими звёздами".

Свои первые открытия с телескопом Галилей описал в сочинении "Звёздный вестник", изданном во Флоренции в 1610. Книга имела сенсационный успех по всей Европе, даже коронованные особы спешили заказать себе телескоп. Несколько телескопов Галилей подарил Венецианскому сенату, который в знак благодарности назначил его пожизненным профессором с окладом 1000 флоринов. В сентябре 1610 телескопом обзавёлся Кеплер, а в декабре открытия Галилея подтвердил влиятельный римский астроном Клавиус. Наступило всеобщее признание. Галилей стал самым знаменитым учёным Европы, в его честь сочинялись оды, где он сравнивается с Колумбом. Французский король Генрих IV 20.04.1610, незадолго до своей гибели, просил Галилея открыть и для него какую-нибудь звезду.

Были, однако, и недовольные. Астроном Франческо Сицци выпустил памфлет, где заявил, что семь — совершенное число, и даже в голове человека семь отверстий, так что планет может быть только семь, а открытия Галилея — иллюзия. Иллюзорными объявил открытия Галилея и падуанский профессор Чезаре Кремонини, а чешский астроном Мартин Хорки сообщил Кеплеру, что болонские учёные телескопу не доверяют: "На земле он работает восхитительно; на небесах обманывает, ибо некоторые одиночные звёзды кажутся двойными". Протестовали также астрологи и врачи, жалуясь на то, что появление новых небесных светил "губительно для астрологии и бóльшей части медицины", так как все привычные астрологические методы "окажутся до основания разрушенными". Свои достижения (а также свой приоритет) Галилей зачастую излагал в задиристо-полемическом стиле, чем нажил немало новых врагов (в частности, среди иезуитов).

В эти годы Галилей вступил в гражданский брак с венецианкой Мариной Гамба (1570—1612). Он так и не обвенчался с Мариной, но стал отцом сына и двух дочерей. Сына он в память об отце назвал Винченцо, а дочерей, в честь своих сестёр — Вирджинией и Ливией. Позже, в 1619, Галилей официально узаконил сына; обе дочери закончили жизнь в монастыре.

В 1610 Галилей покинул спокойную Венецию, где он был недоступен для инквизиции, и перебрался во Флоренцию. Герцог Козимо II Медичи, сын Фердинандо I, обещал Галилею почётное и доходное место советника при тосканском дворе. Это позволило Галилею решить проблему огромных долгов, накопившихся после выдачи замуж двух его сестёр.

Рост влияния Галилея, независимость его мышления и резкая оппозиционность по отношению к учению Аристотеля способствовали формированию агрессивного кружка его противников, состоящего из профессоров-перипатетиков и некоторых церковных деятелей. Особенно возмущали недоброжелателей Галилея его пропаганда гелиоцентрической системы мира, поскольку, по их мнению, вращение Земли противоречило текстам Псалмов, стиху из Экклезиаста, а также эпизоду из "Книги Иисуса Навина", где говорится о неподвижности Земли и движении Солнца. Кроме того, подробное обоснование концепции неподвижности Земли и опровержение гипотез о её вращении содержалось в трактате Аристотеля "О небе" и в "Альмагесте" Птолемея.

В 1611 Галилей, в ореоле своей славы, решил отправиться в Рим, надеясь убедить Папу, что коперниканство вполне совместимо с католицизмом. Он был принят хорошо, избран шестым членом научной "Академии деи Линчеи", познакомился с Папой Павлом V и влиятельными кардиналами. Галилей продемонстрировал им свой телескоп, осторожно и осмотрительно давая пояснения. Кардиналы создали целую комиссию для выяснения вопроса, не грешно ли смотреть на небо в трубу, но пришли к выводу, что это позволительно. Обнадёживало и то, что римские астрономы открыто обсуждали вопрос, движется ли Венера вокруг Земли или вокруг Солнца (смена фаз Венеры ясно говорила в пользу второго варианта).

Осмелев, Галилей в письме к своему ученику аббату Кастелли (1613) заявил, что Священное Писание относится только к спасению души и в научных вопросах не авторитетно: "ни одно изречение Писания не имеет такой принудительной силы, какую имеет любое явление природы". Более того, он опубликовал это письмо, чем вызвал появление доносов в инквизицию. В том же 1613 Галилей выпустил книгу "Письма о солнечных пятнах", в которой открыто высказался в пользу системы Коперника. 25.02.1615 римская инквизиция завела первое дело против Галилея по обвинению в ереси. Последней ошибкой Галилея стал призыв к Риму высказать окончательное отношение к коперниканству.

24.02.1616 одиннадцать квалификаторов (экспертов инквизиции) официально определили гелиоцентризм как опасную ересь: "Утверждать, что Солнце стоит неподвижно в центре мира — мнение нелепое, ложное с философской точки зрения и формально еретическое, так как оно прямо противоречит Священному Писанию. Утверждать, что Земля не находится в центре мира, что она не остаётся неподвижной и обладает даже суточным вращением, есть мнение столь же нелепое, ложное с философской и греховное с религиозной точки зрения."

5 марта Папа Павел V утвердил это решение. Следует отметить, что выражение "формально еретическое" в тексте заключения означало, что данное мнение противоречит самым важным, коренным положениям католической веры. В тот же день Папа утвердил декрет конгрегации, который включил книгу Коперника в Индекс запрещённых книг "до её исправления". Заодно в Индекс попали работы Фоскарини и ещё нескольких коперниканцев. "Письма о солнечных пятнах" и другие книги Галилея, защищавшие гелиоцентризм, упомянуты не были.

Всё это время Галилей провёл в Риме, безуспешно пытаясь повернуть дело в иную сторону. По поручению Папы 26 февраля его вызвал кардинал Беллармино и заверил, что лично ему ничего не грозит, однако впредь всякая поддержка "коперниканской ереси" должна быть прекращена.

Церковный запрет гелиоцентризма, в истинности которого Галилей был убеждён, был неприемлем для учёного. Он вернулся во Флоренцию и стал размышлять, как, формально не нарушая запрета, продолжать защиту истины. В конце концов он решил издать книгу, содержащую нейтральное обсуждение разных точек зрения.

Теперь Галилей сосредоточил усилия преимущественно на критике Аристотеля, чьи сочинения также составляли базу средневекового мировоззрения. В 1623 вышла книга Галилея "Пробирных дел мастер" — памфлет, направленный против иезуитов, в котором Галилей изложил свою ошибочную теорию комет (он полагал, что кометы — не космические тела, а оптические явления в атмосфере Земли). Позиция иезуитов (и Аристотеля) в данном случае была ближе к истине: кометы — внеземные объекты. Эта ошибка не помешала, однако, Галилею изложить и остроумно аргументировать свой научный метод, из которого выросло механистическое мировоззрение последующих веков.

В 1623 новым Папой, под именем Урбан VIII, был избран Маттео Барберини, давний знакомый и друг Галилея. В апреле 1624 Галилей поехал в Рим, надеясь добиться отмены эдикта 1616 года. Он был принят со всеми почестями, награждён подарками и лестными словами, однако в главном вопросе ничего не добился. Урбан VIII особо похвалил книгу "Пробирных дел мастер" и запретил иезуитам продолжать полемику с Галилеем.

В 1628 великим герцогом Тосканы стал 18-летний Фердинанд II, воспитанник Галилея. Новый герцог сохранил тёплые отношения с учёным, гордился им и всячески помогал.

В марте 1630 книга "Диалог о двух главнейших системах мира — птолемеевой и коперниковой", итог почти 30-летней работы, в основном была завершена, и Галилей, решив, что момент для её выхода благоприятен, передал её своему другу, папскому цензору Риккарди. При этом он пошёл на хитрость. Он добавил к книге предисловие, где объявил своей целью развенчание коперниканства. Летом 1631 Галилей получил долгожданное разрешение.

В начале 1632 "Диалог" вышел в свет. Книга написана в форме диалога между тремя любителями науки: коперниканцем Сальвиати, нейтральным участником Сагредо и Симпличио, приверженцем Аристотеля и Птолемея. Хотя в книге нет авторских выводов, сила аргументов в пользу системы Коперника говорит сама за себя. Немаловажно также, что книга написана не на учёной латыни, а на "народном" итальянском языке.

Галилей надеялся, что Папа отнесётся к его уловке снисходительно, однако просчитался. Возможно в простаке-Симпличио римский Папа узнал самого себя, свои аргументы, и пришёл в ярость. Сам Галилей позже считал, что инициатива процесса принадлежала иезуитам, которые представили Папе крайне тенденциозный донос о книге Галилея (незадолго перед тем он вступил с ними в конфликт). В довершение всего он сам безрассудно разослал 30 экземпляров своей книги влиятельным духовным лицам в Риме, но защитников у него в Риме осталось мало, да и те, оценив опасность ситуации, предпочли не вмешиваться.

Уже через несколько месяцев книга была запрещена и изъята из продажи, а Галилея вызвали в Рим (невзирая на эпидемию чумы) на суд Инквизиции по подозрению в ереси. После неудачных попыток добиться отсрочки по причине плохого здоровья и продолжающейся эпидемии чумы Галилей подчинился, написал завещание, отбыл положенный чумной карантин и прибыл в Рим 13.02.1633.

По окончании первого же допроса обвиняемого взяли под арест. Галилей провёл в заключении всего 18 дней — эта необычная снисходительность, вероятно, была вызвана согласием Галилея покаяться, а также влиянием тосканского герцога, непрестанно хлопотавшего о смягчении участи своего старого учителя.

Научные темы на процессе не обсуждались. Основными были два вопроса: сознательно ли Галилей нарушил эдикт 1616 года, и раскаивается ли он в содеянном. Три эксперта инквизиции дали заключение: книга нарушает запрет на пропаганду "пифагорейской" доктрины. В итоге учёный был поставлен перед выбором: либо он покается и отречётся от своих "заблуждений", либо его постигнет участь Джордано Бруно.

16.06.1633 на пленарном заседании инквизиции с участием Урбана VIII, было постановлено допросить Галилея под угрозой пытки и, если устоит, то после предварительного отречения как сильно подозреваемого в ереси… приговорить к заключению по усмотрению Святой Конгрегации. Ему было предписано не рассуждать более письменно или устно каким-либо образом о движении Земли и о неподвижности Солнца… под страхом наказания как неисправимого.

21 июня Галилей подтвердил, что согласен произнести требуемое от него отречение. 22 июня был объявлен приговор: Галилей виновен в распространении книги с "ложным, еретическим, противным Св. Писанию учением" о движении Земли. Галилей был приговорён к тюремному заключению на срок, который установит Папа. Его объявили не еретиком, а "сильно заподозренным в ереси"; такая формулировка также была тяжким обвинением, однако спасала от костра. После оглашения приговора Галилей на коленях произнёс предложенный ему текст отречения. Копии приговора по личному распоряжению Папы Урбана были разосланы во все университеты католической Европы.

Вскоре после вынесения приговора Галилея поселили на одной из вилл Медичи, откуда он был переведён во дворец своего друга, архиепископа Пикколомини в Сиене. Спустя пять месяцев Галилею было разрешено отправиться на родину, и он поселился в Арчетри, рядом с монастырём, где находились его дочери. Здесь он провёл остаток жизни под домашним арестом и под постоянным надзором инквизиции. Галилею не дозволялось никуда отлучаться, хотя тяжелобольной узник нуждался в постоянном врачебном наблюдении. Инквизиция следила за пленником до конца его жизни; даже при кончине Галилея присутствовали два её представителя. Все его печатные работы подлежали особо тщательной цензуре.

В 1634 умерла 33-летняя старшая дочь Вирджиния (в монашестве Мария-Челеста), любимица Галилея, которая преданно ухаживала за больным отцом и остро переживала его злоключения. Хотя состояние здоровья Галилея ухудшалось, он продолжал работать в разрешённых для него областях науки. Вскоре после смерти дочери Галилей полностью потерял зрение, но продолжал научные исследования, опираясь на верных учеников: Кастелли, Торричелли и Вивиани (автора первой биографии Галилея).

Последней книгой Галилея стали "Беседы и математические доказательства двух новых наук", где излагаются основы кинематики и сопротивления материалов. Фактически содержание книги представляет собой разгром аристотелевой динамики; взамен Галилей выдвигает свои принципы движения, проверенные на опыте. Бросая вызов инквизиции, Галилей вывел в новой книге тех же трёх персонажей, что и в запрещённом ранее "Диалоге о двух главнейших системах мира". "Беседы…" вышли в свет в Голландии в июле 1638. Этот труд стал настольной книгой Гюйгенса и Исаака Ньютона, завершивших начатое Галилеем построение оснований механики.

Галилео Галилей умер 8.01.1642, на 78-м году жизни. Папа Урбан VIII запретил хоронить Галилея в семейном склепе базилики Санта-Кроче во Флоренции и его похоронили его в Арчетри без почестей. Ставить памятник Папа тоже не позволил. В 1737 прах Галилея, как он и просил, был перенесён в базилику Санта Кроче, где он был торжественно погребён рядом с Микеланджело. В 1758 Папа Бенедикт XIV велел вычеркнуть из "Индекса запрещённых книг" работы, защищавшие гелиоцентризм, но окончательно гелиоцентризм был признан еатолической Церковью только в 1835.

Галилей по праву считается основателем не только экспериментальной, но — в значительной мере — и теоретической физики. В своём научном методе он осознанно сочетал продуманный эксперимент с его рациональным осмыслением и обобщением. Иногда из-за недостатка научных данных Галилей ошибался (например, в вопросах о форме планетных орбит, природе комет или причинах приливов), но в подавляющем большинстве случаев его метод приводил к цели.

В отношении философии природы Галилей был убеждённым рационалистом. Галилей отмечал, что человеческий разум, как бы далеко он ни шёл, всегда будет охватывать лишь бесконечно малую часть истины. Но вместе с тем по уровню достоверности разум вполне способен постичь законы природы.

Галилей считается одним из основателей механицизма. Этот научный подход рассматривает Вселенную как гигантский механизм, а сложные природные процессы — как комбинации простейших причин, главная из которых — механическое движение. Анализ механического движения лежит в основе работ Галилея.

Опыт Галилей рассматривал не как простое наблюдение, а как осмысленный и продуманный вопрос, заданный природе. Он ясно представлял, что сам по себе опыт не даёт достоверного знания, и полученный от природы ответ должен подвергнуться анализу, результат которого может привести к переделке исходной модели или даже к замене её на другую. Таким образом, эффективный путь познания, по мнению Галилея, состоит в сочетании синтетического (в его терминологии, композитивный метод) и аналитического (резолютивный метод), чувственного и абстрактного. Эта позиция, поддержанная Декартом, с этого момента утвердилась в науке. Тем самым наука получила свой метод, собственный критерий истины и светский характер.

Находясь в Падуанском университете, Галилей изучал инерцию и свободное падение тел. В частности, он заметил, что ускорение свободного падения не зависит от веса тела, опровергнув таким образом Аристотеля. Галилей сформулировал правильные законы падения: скорость нарастает пропорционально времени, а путь — пропорционально квадрату времени. Более того, Галилей рассмотрел и обобщённую задачу: исследовать поведение падающего тела с ненулевой горизонтальной начальной скоростью. Он совершенно правильно предположил, что полёт такого тела будет представлять собой суперпозицию (наложение) двух "простых движений": равномерного горизонтального движения по инерции и равноускоренного вертикального падения.

Галилей доказал, что любое брошенное под углом к горизонту тело летит по параболе. В истории науки это первая решённая задача динамики. Галилей доказал, что максимальная дальность полёта брошенного тела достигается для угла броска 45°. На основе своей модели Галилей (ещё в Венеции) составил первые артиллерийские таблицы.

Галилей сформулировал первый закон механики (закон инерции): при отсутствии внешних сил тело либо покоится, либо равномерно движется,опровергнув утверждение Аристотеля, что движение происходит, пока действует "побудительная причина" (сила), и в отсутствие силы прекращается. То, что мы называем инерцией, Галилей поэтически назвал "неистребимо запечатлённое движение". Правда, он допускал свободное движение не только по прямой, но и по окружности (видимо, из астрономических соображений. Правильную формулировку закона позднее дали Декарт и Ньютон; тем не менее общепризнанно, что само понятие "движение по инерции" впервые введено Галилеем, и первый закон механики по справедливости носит его имя.

Галилей является одним из основоположников принципа относительности в классической механике, ставшего в слегка уточнённом виде одним из краеугольных камней современной трактовки этой науки и названного позже в его честь. Галилей сформулировал принцип относительности следующим образом: "Для предметов, захваченных равномерным движением, это последнее как бы не существует и проявляет своё действие только на вещах, не принимающих в нём участия".

Галилей опубликовал исследование колебаний маятника и заявил, что период колебаний не зависит от их амплитуды (это приблизительно верно для малых амплитуд). Он также обнаружил, что периоды колебаний маятника соотносятся как квадратные корни из его длины. Результаты Галилея привлекли внимание Гюйгенса, который использовал маятниковый регулятор (1657) для усовершенствования спускового механизма часов; с этого момента появилась возможность точных измерений в экспериментальной физике.

Впервые в истории науки Галилей поставил вопрос о прочности стержней и балок при изгибе и тем самым положил начало новой науке — сопротивлению материалов.

Некоторые рассуждения Галилея проложили путь к понятию центростремительного ускорения, правильную формулу которого впоследствии вывел Христиан Гюйгенс.

В статике Галилей ввёл фундаментальное понятие момента силы.

Первые телескопические наблюдения небесных тел Галилей провёл 7.01.1610. Эти наблюдения показали, что Луна, подобно Земле, имеет сложный рельеф — покрыта горами и кратерами. У Юпитера он обнаружил собственные луны — четыре спутника и приблизительно определил период их обращения вокруг Юпитера (приемлемая точность оценки была достигнута только в эпоху Ньютона). Галилей предложил использовать наблюдения затмений спутников Юпитера для решения важнейшей проблемы определения долготы на море.

Галилей открыл также солнечные пятна. По результатам их наблюдений Галилей сделал вывод, что Солнце вращается вокруг своей оси, и оценил период этого вращения и положение оси Солнца.

Галилей установил, что Венера меняет фазы. С одной стороны, это доказывало, что она светит отражённым светом Солнца (насчёт чего в астрономии предшествующего периода не было ясности). С другой стороны, порядок смены фаз соответствовал гелиоцентрической системе.

Галилей отметил также странные "придатки" у Сатурна, но открытию кольца помешали слабость телескопа и поворот кольца, скрывший его от земного наблюдателя. Полвека спустя кольцо Сатурна открыл и описал Гюйгенс, в распоряжении которого был 92-кратный телескоп.

28.12.1612 Галилей наблюдал ещё не открытую тогда планету Нептун и зарисовал её положение среди звёзд, а 29.01.1613 наблюдал её же в соединении с Юпитером. Однако Галилей не опознал Нептун как планету.

Галилей показал, что при наблюдении в телескоп планеты видны как диски. Однако диаметр звёзд при наблюдениях с телескопом не увеличивается. Это опровергало оценки видимого и реального размера звёзд, которые использовались некоторыми астрономами как аргумент против гелиоцентрической системы.

Млечный Путь, который при наблюдении невооружённым глазом выглядит как сплошное сияние, распался на отдельные звёзды (что подтвердило догадку Демокрита), и стало видно громадное количество неизвестных ранее звёзд.

Галилей отметил, что Венера и Меркурий никогда не оказываются в противостоянии, то есть в стороне неба, противоположной Солнцу. Это означает, что они вращаются вокруг Солнца, и их орбита проходит между Солнцем и Землёй. У Марса противостояния бывают. Кроме того, Галилей не выявил у Марса фаз, заметно отличных от полной освещённости видимого диска. Отсюда Галилей сделал вывод, что эта планета тоже вращается вокруг Солнца, но при этом Земля находится внутри её орбиты. Аналогичные выводы он сделал для Юпитера и Сатурна.

Будучи пламенным сторонником Коперника, Галилей, однако, отверг систему Кеплера с эллиптическими орбитами планет. Но именно законы Кеплера вместе с динамикой Галилея привели Ньютона к закону всемирного тяготения. Галилей ещё не осознавал идеи силового взаимодействия небесных тел, считая движение планет вокруг Солнца как бы их естественным свойством; в этом он невольно оказался ближе к Аристотелю, чем, может быть, этого хотел.

Галилей разъяснил, отчего земная ось не поворачивается при обращении Земли вокруг Солнца. Галилей показал на опыте, что ось свободно движущегося волчка сохраняет своё направление сама собой. Вместе с тем, Галилей сделал серьёзную ошибку, полагая, что явление приливов доказывает вращение Земли вокруг оси.

К теории вероятностей относится его исследование об исходах при бросании игральных костей. В "Беседах о двух новых науках" он сформулировал "парадокс Галилея": натуральных чисел столько же, сколько их квадратов, хотя бóльшая часть чисел не являются квадратами. Это подтолкнуло в дальнейшем к исследованию природы бесконечных множеств и их классификации, который завершился созданием теории множеств.

Галилей изобрёл гидростатические весы для определения удельного веса твёрдых тел, первый термометр, ещё без шкалы, пропорциональный циркуль, используемый в чертёжном деле. Сделав в 1612 микроскоп (правда плохого качества) Галилей с его помощью изучал насекомых.


Томмазо Кампанелла (1568-1639).

Томмазо родился 5.09.1568 в Стило (Калабрия) в семье неграмотного сапожника Джеронимо Кампанеллы и его жены Катерины Мартелло. Имя при рождении Джованни Доменико. Его мать умерла, когда Джованни было 5 лет. В возрасте 14 лет юный Томмазо поступил в доминиканскую обитель в Плаканике близ Стиньяно и принял монашеское имя Томмазо (в честь Фомы Аквинского). через год он был переведён в монастырь Благовещения в Сан-Джорджо-Морджето, где стал получать схоластическое образование, особенно преуспевая в логике и физике, а также изучении трактатов Аристотеля "Метафизика" и "О душе". Талантливого семинариста представили местному владетельному князю Джакомо II Милано.

В 1586 фра Томмазо перевели в монастырь Благовещения в Никастро, где он подружился с братьями Понцио, — будущими участниками заговора 1599 года. В 1587 Томмазо блестяще окончил курс тривиума, а в следующем году отказался продолжать квадривиум, поскольку начал написание своего первого философского труда, в котором призывал основываться на опыте и ощущении, пытался объяснить и доказать свою точку зрения, из-за чего был обвинён в самоуверенности и зазнайстве. У доминиканцев Томмазо получил фундаментальное философское образование. По его трактатам можно заключить, что он был знаком с модным в то время стоицизмом, а также с трудами Сенеки и Юста Липсия.

Томмазо прочитал труд Телезио и поняв, что он полностью согласуется с его собственными устремлениями — "извлекать истину из вещей, рассматриваемых осмысленно, а не иллюзорно", захотел лично встретиться с философом, но лишь застал его при смерти и затем участвовал в церемонии прощания с ним в соборе. В 1589 20-летний Томмазо написал свою первую книгу — "Философия, представленная в ощущениях", в которой критиковал Аристотеля, опираясь на идеи Телезио, Пифагора и Платона. Для доказательства платонических взглядов он привлёк христианских отцов — Оригена, Дионисия Арегопагита и Августина. В полемическом запале Томмазо даже заявил, что именно Великая Греция породила античную философию.

В конце 1589 Томмазо расстался с родной Калабрией и отбыл в Неаполь. В Неаполе Томмазо быстро прославился благодаря своему участию в публичных диспутах, которые устраивались в церквах по воскресеньям при большом стечении публики. Он поселился в монастыре Сан-Доменико-Маджоре, а потом перебрался в Палаццо дель Туфо, где жил в роскоши. В это время Томмазо узнал об астрономической системе Коперника, учении Джордано Бруно и неопифагореизме. Он был принят в ряды Академии Пробуждённых, закрытой испанскими властями в 1593. Братья делла Порта приохотили Томмазо к магии и астрологии. В Неаполе Томмазо взял себе псевдоним "Кампанелла" (Колокол), под которым он впоследствии печатал свои труды.

В мае 1592 в Неаполе Томмазо был в первый раз арестован собственным орденом и помещён в карцер монастыря Сан-Доменико за его телезианские взгляды. Ему было приказано вернуться в Калабрию и отречся от Телезио. Вместо этого Томмазо отправился в Рим, а затем во Флоренцию, где остановился в монастыре Сан-Марко. Монаха удостоил благосклонным приёмом сам великий герцог Тосканы Фердинандо I Медичи. Но уже 15 октября он покинул город из опасения попасть в опалу Рима из-за открытой проповеди телезианства.

По пути, в Болонье некими "фальшивыми монахами", как их назвал сам Томмазо, у него были таинственным образом похищены рукописи. В январе 1593 Томмазо прибыл в Падую и поселился в монастыре Сан-Агостино. Почти сразу по приезде jy был арестован по обвинению в содомии (из-за недостатка места он спал в келье другого монаха), но вскоре был отпущен. Томмазо посчитал это предупреждением со стороны ордена и инквизиции. В Падую к Томмазо прибыл с посланием от герцога Тосканского Галилео Галилей, и эта встреча произвела на доминиканца глубокое впечатление. Именно в падуанский период оформились и политические взгляды Томмазо.

В январе 1594 Томмазо был арестован в третий раз — Падуанской инквизицией. Первоначально его обвинили в общении с крещёным евреем, тайно вернувшимся к вере предков, и сочинении кощунственного сонета (на самом деле он переписал сонет Пьетро Аретино), а среди его имущества нашли книгу по геомантии. Вместе с ним был арестован Джанбаттиста Кларио, врач эрцгерцогини Марии Австрийской. Весной обвиняемых подвергли пыткам, которые были повторены летом. Друзья попытались устроить узникам побег, но это лишь ухудшило положение обвиняемых. 11.10.1594 Томмазо и его сотоварищей отправили в Рим в тюрьму Священной Конгрегации, где в тот момент уже находились Джордано Бруно и флорентийский еретик Франческо Пуччи.

В апреле 1595 фра Томмазо был признан "сильно заподозренным в ереси" и приговорён к покаянию в обители Санта-Сабина на Авентине. Из монастыря он направил в генералитет Доминиканского ордена "Диалог против лютеран, кальвинистов и прочих еретиков", который свидетельствовал о его лояльности.

В конце 1596 Томмазо перевели в обитель Санта-Мария-сопра-Минерва, настоятель которой Антонио Персио был учеником Телезия. Уже через пару месяцев Томмазо был арестован Священной Конгрегацией в четвёртый раз и обвинён в связи с еретиком и лжепророком Шипионе Престиначе из Стило. Томмазо удалось оправдвться, но ему было велено вернуться в Калабрию.

Сосланный в Калабрию Томмазо на несколько месяцев задержался в Неаполе, где активно участвовал в диспутах и общался со старыми друзьями. В этот период он активно обратился к астрологии и пытался с её помощью трактовать некие пророчества. В Неаполе Томмазо завершил "Великий Итог" — систематическое изложение принципов естественной философии и этики, который затем станет именоваться "Физиологией".

Вернувшись в Калабрию в июле 1598 Томмазо встретился со старыми друзьями — Дионисием Понцио и Джованни да Пиццони. 10.08.1599 испанским властям поступил донос, что братья-доминиканцы Томмазо Кампанелла и Дионисий Понцио, и многие другие знатные и простые лица составили заговор против испанской власти. Испанский вице-король Неаполя потребовал от Папы выдачи бунтовщиков в руки светского правосудия и отправил военный отряд для их поимки. Дионисий Понцио предупредил Томмазо о готовящемся аресте, но тот отказался бежать и 6.09.1599 был арестован. Заговорщики действительно установили связи с южноитальянской знатью и даже с османской эскадрой, корабли которой в ноябре подошли к берегам Калабрии.

18.01.1600 начался инквизиционный процесс. Томмазо обвинялся, не столько в участии в политическом заговоре, сколько в преступлении против веры. Он был помещён в так называемый "крокодил" — подземный карцер, наполнявшийся во время морского прилива морской водой почти до потолка. Томмазо выдержал в нём 7 суток одиночного заключения, после чего его сразу бросили на пыточный станок "полледро", на котором допрашиваемого растягивали верёвками, травмируя мышцы, связки и суставы. Дионисий Понцио после аналогичного испытания, подписывая протокол, был не в состоянии держать перо руками, и взял его в зубы.

Под пытками Томмазо признал ряд обвинений и принял единственное решение: Пасхальным утром 1600 он поджёг в своей камере соломенный матрас и начал имитацию безумия. Это был единственный способ избежать костра; по представлениям той эпохи, безумец неспособен к покаянию и проклятие с его души переходит на палача. С помощью подсаженных агентов Томмазо был разоблачён и 10.05.1600 следствие возобновилось. Томмазо дважды был подвергнут испытанию на дыбе. Стойкость и умелая симуляция привела к тому, что после освидетельствования десятью разными лекарями, Томмазо был признан безумным. По их заключению "ни один разумный человек не смог бы вытерпеть то, что перенёс он".

Римские власти отказывались верить в безумие Томмазо и 31.05.1601 из Рима пришло указание подвергнуть фра Томмазо самой жестокой форме пытки — "велья". В течение сорока часов он был вздёрнут на дыбу с вывернутыми руками. При этом пытаемый был посажен на острый кол. Тем не менее Томмазо выдержал испытание. Тюремный хирург остановил кровотечение и смог почти без последствий залечить тяжелейшие травмы. 13.11.1602 Священная Конгрегация, не отменяя обвинений в ереси, осудила Томмазо на пожизненное тюремное заключение "безо всякой надежды на свободу".

Томмазо был отправлен в замок Кастель-Нуово, но после неудачной попытки устроить побег, был переведён в замок Сант-Эльмо, где он был помещён в одиночное заключение в сырое подземелье, куда дневной свет проникал на два-три часа в день. Он содержался на хлебе и воде, постоянно закованным в кандалы. Подземелья замка Томмазо именовал "своим Кавказом", уподобляя себя, таким образом, Прометею. После обращения к понтифику на некоторое время его вернули в обычную камеру в Кастель-Нуово. Периодически ему устраивали обыски и изымали рукописи, но он восстанавливал их памяти.

В 1614 его перевели в Кастель-дель-Ово, а затем вновь вернули в Сант-Эльмо, запретив писать. В подземельях Сант-Эльмо философ пробыл до 1618, пока не был окончательно возвращён в Кастель-Нуово. Последние 8 лет режим содержания был сравнительно лёгким; узнику дозволялось писать и учить, принимать посетителей и зарабатывать на жизнь составлением гороскопов.

Томмазо не оставлял надежды выйти из узилища. Начиная с 1616, Томмазо стал обращаться практически ко всем влиятельным лицам Европы — от Папы Римского и короля Испании до императора Священной Римской империи. 23.05.1626, после почти 27 лет непрерывного заключения, Томмазо Томмазо вышел из Кастель-Нуово. Ключевую роль в освобождении Томмазо сыграли два немца: католик Каспар Шоппе обеспечивал его переписку, а протестант Адами обеспечил всеевропейскую известность философа публикациями его трудов.

Томмазо поместили под гласный надзор в неаполитанский монастырь Сан-Доменико, но через месяц по распоряжению Святой Конгрегации его доставили в Рим. Для этого была проведена тайная операция; Томмазо доставили морем как белоризца под вымышленным именем. В тюрьме Римской инквизиции условия содержания были сносными: хотя его оставили в камере-одиночке, но хорошо кормили и обеспечивали возможные в этих условиях удобства. 21.02.1627 Томмазо отправил длинное письмо кардиналу Франческо Барберини (племянник Урбана VIII), в котором не скрывал своего плохого самочувствия и особенно — угнетения от изоляции.

По-видимому, обращения достигли цели: 27.07.1628 распоряжением Папы философу вернули все рукописи и перевели его в монастырь Санта-Мария-сопра-Минерва, а 11.01.1629 Томмазо был полностью освобождён и восстановлен во всех правах, а его книги были удалены из "Индекса запрещённых книг". Генеральный капитул Доминиканского ордена по совокупности трудов присвоил Кампанелле степень магистра римско-католического богословия.

В 1630 Томмазо встретил в Риме Галилея. Они общались, но близости взглядов не возникло из-за приверженности Галилео атомизму. Папа Урбан VIII испытывал к Томмазо определённый интерес, поскольку тот убедил Урбана, что проводя над ним магические ритуалы, можно будет предотвратить предсказанную ему скорую смерть.

Написанный Томмазо "Побеждённый атеизм" вновь попал под рассмотрение цензуры и всего через шесть месяцев после опубликования был занесён в "Индекс", хотя автор внёс исправления. В 1633 та же участь постигла "Монархию Мессии". Томмазо становился всё более и более ортодоксальным и нетерпимым. Он сурово осудил одновременно Лукиана и Эразма Ротердамского, а также Боккаччо и Аретино, равно как и "шута Франсуа Рабле, который заразил ересью Францию".

В августе 1633 в Неаполе был арестован ученик Томмазо — калабрийский доминиканец Томмазо Пиньятелли, обвинённый в подготовке антииспанского заговора. 6.10.1633 Пиньятелли по приговору суда был задушен в тюрьме. Вице-король потребовал выдачи Томмазо. В этой ситуации Папа официально объявил, что не будет препятствовать выезду Томмазо во Францию. Благодаря помощи французского посла в Риме Анри де Ноая 21.10.1634 Томмазо под вымышленным именем в личной карете посланника был отправлен в Ливорно, где сел на корабль, отплывавший в Марсель.

1.12.1634 Томмазо прибыл в Париж и обосновался в доминиканском монастыре на улице Сен-Оноре. 9.02.1635 он был удостоен королевской аудиенции, во время которой Людовик XIII дважды обнял Томмазо и во всеуслышание выразил сочувствие его злоключениям. Его антииспанский настрой соответствовал амбициям кардинала Ришельё и двора. В 1636 году Томмазо начал печатание собрания своих сочинений, открывавшихся "Побеждённым атеизмом". Томмазо как крупный специалист по астрологии был постоянно востребован кардиналом Ришельё, который серьёзно относился к оккультизму.

Перед кончиной Томмазо в своих посланиях не скрывал своей пророческой миссии и утверждал, что пророк — даже гонимый и побеждённый — воскреснет на третий день или спустя три столетия. Он опасался солнечного затмения 1639 года и пытался магическими ритуалами отвести его угрозу от себя. На рассвете 21.05.1639 Томмазо Кампанелла скончался во сне, находясь в своей келье. Его похоронили в церкви Сент-Оноре, однако во время Великой Французской революции здание церкви было разрушено, а останки философа выброшены.

Наиболее полным воплощением программы Кампанеллы по социально-политическому преобразованию общества являлись идеи, изложенные им в книге "Город Солнца". Основу её составляло упразднение причины неравенства — то есть частной собственности, поэтому все солярии (жители Города Солнца) являются "одновременно богатыми и вместе с тем бедными: богатыми — потому, что у них есть всё, бедными — потому, что у них нет никакой собственности, и поэтому не они служат вещам, а вещи служат им".

Одним из основных тезисов Кампанеллы было упразднении моногамной семьи, поскольку из существования семьи монах-доминиканец выводил возникновение частной собственности и социального неравенства, ибо наличие отдельного жилища и собственной жены и детей воспитывает себялюбие. Только частной собственностью и наличием семьи объясняются разбой, коварные убийства, изнасилование, кровосмешение и блуд. Сам образ жизни Города Солнца устраняет мятежи подданных, поскольку к ним проводит произвол должностных лиц, их своеволие либо бедность и чрезмерное унижение народа. По убеждению Компанеллы после создания справедливого общества исчезнут низкопоклонство, ложь, воровство, неопрятность, надменность, гордость, похвальба, праздность, распутство, убийство детей во чреве матери и проч. Идеальные солярии Кампанеллы самым гнусным из пороков считали гордость, а также преследовали неблагодарность и злобу, неуважение, леность, уныние, гневливость и шутовство, а также ложь.

Поскольку семья в Городе Солнца ликвидирована, то и воспитание потомства переходит в руки государства в соответствии с биологическими и астрологическими показаниями. По утверждению автора жители Города Солнца верили в могущество науки и её творцов, работали и жили радостно, ощущая сопричастность всем деяниям государства, созданного ради общего блага. Как и многие другие пророки и утописты он полагал, что открытый им "новый закон" сведёт на нет отрицательные стороны человеческой натуры и постепенно весь мир станет жить по обычаям Города Солнца. Томмазо разработал рациональные принципы воспитания и обучения детей, которые впоследствии оказали огромное влияние на доктрину чешского педагога-гуманиста Яна Амоса Коменского (1592-1670).

Понимал, что труд является проклятьем человечества (согласно Библии), Кампанелла положил в основу своей утопии всеобщее участие в труде. У соляриев почётом пользуются те, "кто изучил больше искусств и ремесел и кто умеет применять их с большим знанием дела". Благодаря применению технических новшеств рабочий день в Городе Солнца не превышает 4-х часов, всё остальное время посвящается наукам, развитию умственных и телесных способностей.

Испытав на себе все отрицательные стороны существовавшего на то время правосудия Томмазо стал убеждённым сторонником гласного, устного и оперативного процесса. При этом пытки должны быть исключены. Томмазо также выдвинул требование соразмерности преступления и наказания, в ветхозаветном духе ("око за око, зуб за зуб"). О причинах преступлений Томмазо развёрнуто трактовал в свое книге "О наилучшем государстве".

Утопию всемирной монархии Томмазо изложил в трактатах "Монархия Мессии" и "О царстве Божием". Побудительным импульсом здесь было прекращение войн между народами и братоубийства, которые он полагал противоестественными. Всемирное единение должно было, в первую очередь, избавить человечество от войн, голода и эпидемий.

В России после Великой Октябрьской революции имя Кампанеллы было помещено на обелиске в Александровском саду. После реконструкции обелиска в 2013 на нём были восстановлены имена династии Романовых.


Джакомо Казанова (1725-1798).

Джакомо (полное имя Джакомо-Джироламо) родился в Венеции на Пасху 2.04.1725 в семье актёра и танцовщика Гаэтано Джузеппе Казановы (1697—1733) и актрисы Дзанетты Фарусси (1708—1776). У него было пятеро братьев и сестёр. В то время Венецианская республика считалась европейской "столицей наслаждений", поскольку её правители, будучи политическими и религиозными консерваторами, всё же были терпимы к общественным порокам и поощряли туризм. Знаменитый Карнавал, игорные дома и прекрасные куртизанки обладали большой притягательной силой для туристов из других стран. Эта обстановка взрастила Казанову и сделала его одним из самых знаменитых венецианцев XVIII века.

В детские годы Казанову воспитывала его бабка, Марция Балдиссера, в то время как мать гастролировала с театром по Европе. Отец умер, когда Джакомо было восемь лет. В 9 лет Джакомо был послан в пансион, располагавшийся в Падуе. Условия содержания в пансионе были ужасными, поэтому мальчик попросил отдать его на попечение аббата Гоцци, своего первого учителя, обучавшего его наукам и игре на скрипке. В 1734 Джакомо переехал к священнику и проживал с ним и его семьёй. В возрасте 11 лет Джакомо имел первый контакт с противоположным полом — Беттиной, младшей сестрой Гоцци. Позднее Беттина вышла замуж, но Казанова на всю жизнь сохранил привязанность к ней и семье Гоцци.

Казанова рано проявил острый и пытливый ум, гигантскую тягу к знаниям. В ноябре 1737 он поступил в Падуанский университет и окончил его в июне 1742, получив учёную степень юриста. Казанова также изучал этику, химию, математику, и, кроме того, проявил неподдельный интерес к медицине. Во время учёбы Казанова начал играть на деньги и быстро оказался в долгах, вследствие чего был вызван в Венецию, где имел неприятную беседу со своей бабушкой, но привычка к игре крепко в нём укоренилась.

По возвращении в Венецию Казанова начал карьеру церковного юриста, работая у адвоката Мандзони, а после принятия пострига в январе 1741 он был посвящён в послушники Патриархом Венеции. К тому времени он уже стал настоящим щёголем: был черноглазым, смуглым и высоким, с припудренными, надушенными и тщательно завитыми длинными чёрными волосами. Казанова обзавёлся покровителем (так он поступал на протяжении всей жизни), 76-летним венецианским сенатором Алвизо Гаспаро Малипьеро. Сенатор, который вращался в высших кругах, научил Казанову тому, как вести себя в обществе и разбираться в хорошей пище и вине. Но когда Казанова был уличён во флирте с актрисой Терезой Имер, которую хотел соблазнить сам Малипьеро, последний выгнал обоих из своего дома.

Растущая любознательность Казановы в отношении женщин привела его к первому сексуальному опыту с двумя сёстрами, Нанеттой и Марией Саворьян, четырнадцати и шестнадцати лет, которые были дальними родственниками семьи Гримани. Казанова заявлял, что его жизненное призвание окончательно определилось после того первого опыта.

Скандалы омрачили короткую карьеру Казановы в церкви. После смерти своей бабки (18.03.1743) Казанова ненадолго поступил в семинарию Св. Киприана в Мурано, но уже в апреле 1743 долги в первый раз привели его в тюрьму. Мать попыталась обеспечить ему место при епископе Бернардо де Бернардис, но Казанова отверг это предложение почти сразу же после посещения Калабрийской епархии. Вместо этого он устроился в Риме секретарём влиятельного кардинала Трояно Аквавивы д’Арагона (январь 1744). На встрече с Папой Джакомо дерзко попросил у первосвященника разрешения читать "запрещенные книги" и быть освобождён от требования есть рыбу в пост, заявив, что такая пища вызывает у него воспаление глаз. Казанова также помогал другому кардиналу, составляя для того любовные письма. Но когда Казанова стал "козлом отпущения" в скандале, в котором была замешана пара несчастных любовников, кардинал Аквавива уволил Казанову, поблагодарив за благодеяние, но тем самым навсегда прервав его церковную карьеру.

В поисках новой сферы деятельности Казанова купил патент офицера Венецианской республики. В августе 1744 он примкнул к офицерам венецианского полка острова Корфу, откуда совершил непродолжительную поездку в Константинополь, якобы с целью доставить туда письмо от своего прежнего хозяина кардинала. Он нашёл своё продвижение по службе слишком медленным, обязанности скучными, и умудрился потратить бóльшую часть жалования, играя в фараон. В октябре 1745 года Казанова прервал свою военную карьеру и вернулся в Венецию.

Он решил стать профессиональным игроком, но, проиграв все деньги, оставшиеся от продажи офицерской должности, в поисках работы обратился за помощью к своему старому благодетелю Алвизо Гримани. Казанова начал свою "третью карьеру", уже в театре Сан-Самуэле, в качестве скрипача. Он и некоторые из его коллег "часто проводили… ночи, буяня в разных кварталах города, выдумывая самые скандальные розыгрыши и исполняя их… развлекались, отвязывая пришвартованные у частных домов гондолы, которые потом уносило течением". Они также посылали по ложным вызовам повивальных бабок и врачей.

Фортуна вновь улыбнулась Казанове, недовольному своей участью музыканта, после того как он спас жизнь венецианскому сенатору Джованни ди Маттео Брагадину, которого хватил удар, когда он возвращался со свадебного бала в одной гондоле с Казановой. Они немедленно остановились, чтобы сделать сенатору кровопускание. Затем, уже во дворце сенатора, врач повторно сделал кровопускание и наложил на грудь больному ртутную мазь. Брагадин стал задыхаться из-за вздувшейся трахеи. Уже был призван священник, так как смерть казалась неизбежной. Однако Казанова взял инициативу в свои руки, и приказал, вопреки протестам присутствовавшего доктора, удалить ртутную мазь с груди сенатора и обмыть её холодной водой. Сенатор оправился от болезни и вместе со своими друзьми решил, что такой мудрый не по годам юноша должен получить оккультные знания (все трое были каббалистами). Сенатор усыновил Казанову и стал его пожизненным покровителем.

Последующие три года Казанова провёл под покровительством сенатора, формально числясь его референтом. Он жил как дворянин, великолепно одевался и проводил большую часть своего времени за азартными играми и аморальными поступками. Его патрон был чрезмерно терпеливым, но приёмному сыну сенатора всё-таки пришлось покинуть Венецию из-за ещё бóльших скандалов. Казанова решил отомстить своему недругу, разыграв его, и для этого выкопал труп недавно похороненного человека — но жертву розыгрыша неизлечимо парализовало. Кроме того одна девица обманом обвинила его в изнасиловании и обратилась к властям. Позже Казанова был оправдан из-за отсутствия доказательств его вины, но в январе 1749 он уже сбежал из Венеции: ему инкриминировались воровство, богохульство и чернокнижие.

Удалясь в Парму, Казанова завязал трёхмесячный роман с француженкой, которую он называл "Генриеттой". По-видимому, это была самая сильная любовь, которую он когда-либо испытывал: эта дама соединяла в себе красоту, ум и хорошее воспитание. Весь 1749 год Казанова провёл в странствиях по Италии (Милан, Мантуя, Чезена, Парма). В унынии и отчаянии он возвратился в Венецию, но, выиграв в карты большой куш, ожил духом и отправился в Гран-тур, достигнув Парижа в 1750 году. По пути, следуя от одного города к другому, он ввязывался в амурные приключения. В Лионе он стал членом масонского общества, привлекшего его своими тайными ритуалами, что впоследствии оказалось весьма полезным для Казановы: он получил ценные контакты и доступ к скрытым знаниям. Он также присоединился к Ордену Розы и Креста.

Казанова пробыл в Париже два года, большую часть времени проводя в театре и выучив французский язык. Он завязал знакомства с представителями парижской аристократии. Но вскоре его многочисленные любовные связи были замечены полицией. Казанова перевёл с французского на итальянский трагедию Каюзака "Зороастр", и в феврале 1752 её поставили в Королевском театре Дрездена. В Дрездене он повстречался со своей матерью, братом и сестрой. С осени 1752 по май 1753 Джакомо путешествовал по Германии и Австрии. В это время он сочинил собственные комедии "Фессалийки, или Арлекин на шабаше" и "Молюккеида" . Последняя была сыграна в Королевском театре Дрездена 22.02.1753 и хорошо принята публикой.

Но строгая моральная атмосфера Вены и Праги пришлась ему не по нраву и в 1753 он вернулся в Венецию, где возобновил свои выходки, чем нажил себе немало врагов и привлёк внимание инквизиции. Его полицейское досье превратилось в растущий список богохульств, соблазнений, драк и ссор в общественных местах. Государственный шпион Джованни Мануччи был привлечён к тому, чтобы разузнать об отношении Казановы к каббализму, его причастности к масонству и наличии запрещённых книг в его библиотеке. Сенатор Брагадин, сам будучи бывшим инквизитором, настоятельно посоветовал своему приёмному сыну немедленно уехать, чтобы избежать самых серьёзных последствий.

26.07.1755 Казанова был арестован и заключён в Пьомби ("Свинцовая тюрьма"). Эта тюрьма состояла из семи камер на верхнем этаже восточного крыла Дворца дожей и была предназначена для заключённых высокого положения и политических преступников. Своё название она получила по свинцовым плитам, покрывавшим крышу дворца. Казанова был без суда приговорён к пяти годам заключения в этой тюрьме. Во время прогулок по тюремному чердаку он нашёл железный прут, заострил его и начал долбить им деревянный пол под своей кроватью, зная, что его камера находится прямо над кабинетом инквизитора. Казанова задумал побег во время карнавала, когда никого из служащих в кабинете под ним не должно было быть. Но всего за три дня до намеченного срока Казанова был переведён в другую камеру, бóльшую по размерам и с окном.

Казанова разработал новый план побега. Он тайно связался с заключённым из соседней камеры, отцом Бальби (священником-отступником) и договорился с ним о помощи. Казанове удалось передать Бальби заострённую железку, спрятанную в Библии. Отец Бальби проделал проём в потолке своей камеры, выбрался наверх и сделал дыру в потолке камеры Казановы. Казанова и Бальби выбрались через свинцовые плиты на крышу дворца Дожей. Поскольку крыша располагалась слишком высоко над ближайшим каналом, беглецы проникли в здание через слуховое окно. С помощью верёвки, которую Казанова заранее свил из простыни, они спустились в комнату.

Здесь они отдохнули до следующего утра, а затем переоделись, взломали замок на выходной двери, прошли мимо галерей и комнат по коридору дворца и спустились по ступеням. Внизу они убедили стража в том, что их по ошибке закрыли во дворце после окончания рабочего дня, и вышли через наружу. 1.11.1756 они, взяв гондолу, уплыли на материк. 5.01.1757 Казанова прибыл в Париж. В этот день Робер-Франсуа Дамьен совершил неудачное покушение на Людовика XV. Позже Казанова увидел и описал жестокую казнь злоумышленника.

Казанова был уже зрелым человеком, и на этот раз в Париже он был уже более расчётливым и осторожным, хотя временами всё ещё полагался на свои решительные действия и быстроту мышления. Его первой задачей было найти нового покровителя. Таковым стал его старый друг де Берни, теперь уже министр иностранных дел Франции. Де Берни посоветовал Казанове найти способы изыскания денег для государства, чтобы быстро преуспеть. Очень скоро Джакомо стал одним из распорядителей первой государственной лотереи и лучшим продавцом её билетов. Имея деньги, он стал вхож в высший свет и завязал новые романы. Своим оккультизмом он одурачил многих знатных господ, в особенности маркизу Жанну д’Юрфе: прекрасная память позволила ему представиться знатоком нумерологии.

Казанова объявил себя розенкрейцером и алхимиком, что снискало ему популярность среди наиболее выдающихся фигур того времени, включая маркизу де Помпадур, графа Сен-Жермена, Жаном Д'Аламбера и Жан-Жака Руссо. Алхимия, и в особенности поиски философского камня, были настолько популярными среди аристократии, что спрос на Казанову с его пресловутым знанием был велик, и он неплохо заработал на этом. Однако он встретил конкурента в лице графа Сен-Жермена.

Де Берни решил послать Казанову в Дюнкерк со шпионской миссией (август-сентябрь 1757). Джакомо хорошо заплатили за его недолгую работу. С началом Семилетней войны к Джакомо снова обратились за помощью в пополнении казны. Ему была доверена миссия по продаже государственных облигаций в Амстердаме, поскольку Голландия в то время была финансовым центром Европы. Он сумел продать облигации с небольшой скидкой, и его заработок позволил ему основать на следующий год шёлковую мануфактуру.

Казанова достиг апогея своей судьбы, но не смог на нём удержаться. Он плохо управлял своим бизнесом, влез в долги, пытаясь его спасти, и потратил бóльшую часть своего состояния на беспрерывные связи с работницами своей мануфактуры. За долги Казанова снова был арестован и заключён в тюрьму Форлевек, но был освобождён из неё спустя четыре дня благодаря заступничеству маркизы д’Юрфе. К несчастью Джакомо, его покровитель де Берни к тому времени был уволен в отставку, и враги Казановы стали преследовать его. Стремясь отделаться от этих неприятностей, авантюрист продал остатки своего имущества и добился своей второй отсылки со шпионскими целями в Голландию, куда и отбыл 1.12.1759.

Однако на этот раз его миссия провалилась, и он бежал в Кёльн, а затем в Штутгарт, где удача окончательно отвернулась от него. Он был вновь арестован за долги, но смог сбежать в Швейцарию. Устав от своей распутной жизни, Казанова посетил монастырь в Айнзидельне, где задумался о возможности изменить свою долю и стать скромным монахом. Он вернулся в гостиницу, но там встретил новый объект вожделения, и все его благие помыслы о монашеской жизни тотчас улетучились, уступив место привычным инстинктам. Продолжив странствия, он посетил Альбрехта фон Галлера и Вольтера, затем побывал в Марселе, Генуе, Флоренции, Риме, Неаполе, Модене и Турине, затевая по пути любовные авантюры.

С 1760 Казанова стал называть себя "шевалье де Сенгальт". Иногда он представлялся графом де Фарусси (по девичьей фамилии матери), а с тех пор как Папа Климент XIII наградил его орденом Золотой шпоры и званием папского протонотария, на его груди красовался впечатляющего вида крест на ленте.

В 1762, вернувшись в Париж, он затеял свою самую возмутительную аферу — убедить свою старую жертву маркизу д’Юрфе в том, что он сможет при помощи оккультных сил превратить её в юношу. Однако этот план не принёс Казанове ожидаемой прибыли, а маркиза д’Юрфе окончательно разуверилась в нём.

В июне 1763 Казанова отправился в Англию, надеясь продать её властям идею государственной лотереи. Опираясь на свои связи и потратив бóльшую часть драгоценностей, украденных им у маркизы д’Юрфе, он добился аудиенции у короля Георга III. При этом Казанова, как обычно, не забывал и об амурных похождениях. Многочисленные интимные связи наградили его венерическим заболеванием, и в марте 1764, будучи обвинённым в мошенничестве, Джакомо, разорённый и больной, покинул Англию.

Казанова уехал в Бельгию, где оправился от болезни. В последующие три года он странствовал по Европе. И вновь его главной целью было продать свою схему лотереи правительствам других стран, повторив тот большой успех, который эта затея имела во Франции. Но встреча с Фридрихом Великим (август 1764 г.) ничего ему не принесла, так же, как и посещение других немецких земель. В 1765 полезные знакомства и уверенность в успехе задуманного привели Казанову в Россию, к Екатерине Великой, но императрица категорически отклонила идею лотереи.

В 1766 его изгнали из Варшавы после дуэли на пистолетах (5.03.1766) с полковником графом Браницким, в которой оба дуэлянта были ранены. В 1767 его заставили покинуть Вену (за шулерство). В том же году, возвратившись на несколько месяцев в Париж, он ударился в азартные игры, но и эта поездка закончилась плачевно: в ноябре он был изгнан из Франции личным приказом Людовика XV. Теперь, когда дурная слава о его безрассудном поведении прошла по Европе, ему уже сложно было преодолеть её и добиться успеха. Поэтому он направился в Испанию, где о нём почти не знали. Он пытаясь получить аудиенцию у короля Карла III, но так ничего и не добившись, был вынужден безуспешно колесить по Испании. В Барселоне его едва не убили, и он оказался в тюрьме на шесть недель. Потерпев неудачу в своем испанском турне, он возвратися во Францию, а затем и в Италию.

В начале апреля 1770 Казанова отправился в Ливорно, чтобы предложить свои услуги графу Алексею Орлову, командовавшему эскадрой, которая направлялась в Константинополь. Но граф Орлов отказался от его помощи, и Джакомо уехал в Рим. Ожидая, пока его сторонники добудут для него разрешение на въезд, Казанова начал переводить на итальянский язык "Илиаду", писать книгу "История смуты в Польше" и комедию. В декабре 1771 его выслали во Флоренцию, откуда он перебрался в Триест. В сентбре 1774 после восемнадцати лет изгнания Казанове было позволено вернуться в Венецию.

К этому времени в облике Джакомо проявились черты, говорящие о годах безрассудной жизни. Оспины, ввалившиеся щёки и крючковатый нос становились всё более заметными. Его развязные манеры стали более сдержанными. Теперь у него не было денег для азартных игр, а женщины перестали увлекаться им. Его "Илиада" была издана в трёх томах, но для ограниченного числа подписчиков, и принесла мало денег

В 1779 Казанова встретил Франческу Бускини, необразованную швею, которая стала его сожительницей, домохозяйкой, и беззаветно полюбила его. В январе 1783 Казанове снова пришлось покинуть Венецию, поскольку его предупредили, что над ним нависла угроза официального изгнания или заключения в тюрьму из-за сочинённой им желчной сатиры, высмеивающей венецианских патрициев. Вынужденный возобновить свои странствия, Казанова прибыл в Париж, и в ноябре 1783, во время доклада, посвящённого воздухоплаванию, встретился с Бенджамином Франклином. С февраля 1784 по апрель 1785 Казанова служил секретарём Себастьяна Фоскарини, венецианского посла в Вене.

В 1785, после смерти Фоскарини, Казанова начал подыскивать себе другое место. Несколько месяцев спустя он стал смотрителем библиотеки графа Йозефа Карла фон Вальдштейна, камергера императора, в замке Дукс в Богемии (Духцовский замок, Чехия). Граф, будучи сам франкмасоном, каббалистом и заядлым путешественником, привязался к Казанове. Хотя служба у графа Вальдштейна обеспечила Казанове безопасность и хороший заработок, он описывает свои последние годы как принесшие скуку и разочарование. Он умер 4.06.1798 и бsл похоронен в замке, где жил последние годы.

Одиночество и скука последних лет жизни позволили Казанове, не отвлекаясь, сосредоточиться над своими мемуарами, озаглавленными "История моей жизни". Не будь этого произведения, его известность была бы намного меньшей, если бы память о нём не исчезла совсем. Его признания свободны от сожалений или раскаяния. Казанова прославляет чувственные удовольствия, особенно музыку, еду и женщин. Он упоминает не менее чем о ста двадцати связях с женщинами и девушками и несколько раз вскользь намекает на отношения с мужчинами. Он описывает свои дуэли и конфликты с негодяями и официальными лицами, свои заключения и побеги, интриги и махинации, муки и вздохи удовольствия.

Современники считали Казанову незаурядной личностью, высокоинтеллектуальным и любознательным человеком. Казанова был одним из выдающихся хроникёров своей эпохи. Он был истинным искателем приключений, пересекавшим Европу из конца в конец в поисках удачи, авантюристом, который для воплощения своих намерений встречался с наиболее выдающимися людьми XVIII столетия. Его имя, ставшее нарицательным, стоит в одном ряду с такими литературными персонажами как Дон Жуан, Ловелас и Фоблас.


Алессандро Калиостро (1743-1795).

Алессандро (полное имя Джузеппе Джованни Батиста Винченцо Пьетро Антонио Маттео Франко Бальсамо) родился в Палермо предположительно 2.06.1743 (по другим данным — 8 июня) в семье мелкого торговца сукном Пьетро Бальсамо и Фелиции Браконьери.

В детстве будущий алхимик был непоседлив и склонен к авантюрам и больше интересовался фокусами и чревовещанием, чем науками. Из школы при церкви Святого Рокка его выгнали за богохульство (по другим данным за кражу). Для перевоспитания мать отправила его в бенедиктинский монастырь в городе Кальтаджироне. Один из монахов — аптекарь, сведущий в химии и медицине, — заметив склонность юного Джузеппе к химическим исследованиям, взял его к себе в ученики. Но обучение длилось недолго — Джузеппе Бальсамо уличили в мошенничестве и изгнали из монастыря. Впрочем, сам он утверждал, что долго изучал в монастырской библиотеке древние книги по химии, лекарственным травам и астрономии.

Вернувшись в Палермо, Джузеппе занялся изготовлением "чудодейственных" снадобий, подделкой документов и продажей простакам якобы старинных карт с указанными на них местами, где спрятаны клады. После нескольких таких историй ему пришлось покинуть родные края и отправиться в Мессину. По одной из версий, именно там Джузеппе Бальсамо превратился в графа Калиостро. После смерти его тетки из Мессины — Винченцы Калиостро, — Джузеппе взял её благозвучное фамильное имя, а заодно наградил себя и графским титулом.

В Мессине Калиостро познакомился с алхимиком Альтотасом, с которым затем путешествовал в Египет и на Мальту. После возвращения в Италию он жил в Неаполе и Риме, где женился на красавице Лоренце Феличиати (по другим данным — Феличиане). Лоренца обладала стройным станом, белой кожей, черными волосами, круглым лицом, блестящими глазами и была очень красива. Калиостро был принужден бежать вместе с женой из Рима после одной из проделок своего друга, называвшего себя маркизом де Альята и промышлявшего подделкой документов. После короткой остановки в Бергамо они попались полиции, но Альята сбежал вместе с деньгами. Из Бергамо супругов выдворили, и они ушли пешком в Барселону.

Дела шли плохо, и Калиостро развратил жену, фактически торгуя ею. Из Барселоны они перебрались в Мадрид, а затем в Лиссабон, где повстречались с некоей англичанкой, натолкнувшей Калиостро на мысль о поездке в Англию. В Париже, куда Калиостро перебрался из Лондона, он столкнулся с конкурентом — графом Сен-Жермен. Калиостро позаимствовал у него несколько приёмов, один из них — заставлять своих слуг говорить любопытным, что они служат своему господину уже триста лет, и за это время тот ничуть не изменился. По другим данным, дворецкий отвечал, что поступил на службу к графу в год убийства Гая Юлия Цезаря.

Джузеппе отправился изучать тайные науки в великих храмах Востока. Сам он утверждал, что его жажда знаний была совершенно бескорыстна и цели имела возвышенные. Но, естественно, глупо было бы не использовать знания в коммерческих интересах, ведь Бальсамо, кроме всего прочего, "узнал" секрет философского камня и "рецепт" эликсира бессмертия.

В Англии дела Калиостро тоже шли посредственно. Наделав долгов и не сумев расплатиться услугами жены, Калиостро оказался в долговой тюрьме, откуда его выкупила Лоренца, растрогав сострадательного англичанина-католика. После этого супруги немедленно уехали во Францию, откуда переехали опять в Италию, а затем, выманив значительные средства у шапочного знакомого, в Испанию, где, опять смошенничав, бежали снова в Англию.

И вот в 1777 в Лондон прибыл великий "маг", астролог и целитель граф Алессандро Калиостро. Именно во второй его приезд в эту страну Калиостро начал представляться не просто алхимиком, а великим человеком. Слухи о его чудесных способностях быстро распространились по городу. Говорили, что Калиостро легко вызывает души умерших, превращает свинец в золото, читает мысли. До сих пор в Англии он был никому не известен. Никто не знал, откуда он появился и чем занимался прежде, первый приезд никому не запомнился.

Калиостро стал распространять о себе в обществе удивительные и невероятные слухи: рассказывал о том, как побывал внутри египетских пирамид и встретился с тысячелетними бессмертными мудрецами, хранителями тайн самого бога алхимии и тайного знания Гермеса Трисмегиста. Английские масоны даже утверждали: к ним прибыл "Великий Копт", адепт древнего египетского Устава, посвящённый в мистические тайны древних египтян и халдеев. Начиная именно с Англии, к Калиостро приходит известность, в немалой степени вызванная солидными тратами на саморекламу. По данным инквизиции, деньги поступали из масонских лож, поскольку Калиостро в Англии поступил в масоны и даже организовал так называемое Египетское масонство, а точнее новое учение в масонстве. Масоны же охотно платили за распространение своих идей знаменитым "магом".

Умело дозируя информацию, как бы невзначай проговариваясь, Калиостро рассказывал зачарованным слушателям невероятные вещи: будто он родился 2236 лет назад, в год, когда произошло извержение Везувия, и сила вулкана частично перешла к нему. Что он познал тайну создания философского камня и создал эссенцию вечной жизни. Что он множество веков путешествует по миру и был знаком с великими правителями древних веков.

Во время своего пребывания в Лондоне таинственный иностранец был занят двумя важными делами: изготовлением драгоценных камней и угадыванием выигрышных номеров лотерей. Оба занятия приносили приличный доход. Вскоре выяснилось, что большая часть угаданных номеров — пустышки. Обманутые лондонцы стали преследовать мага, и он даже попал в тюрьму, но в связи с недоказанностью преступлений был отпущен.

Внешне невзрачный, граф обладал поистине магнетической властью и притягательностью для женщин. По описаниям лондонцев, граф Калиостро был "смуглолицым, широким в плечах человеком средних лет и невысокого роста. Говорил он на трёх или четырёх языках, притом на всех, без исключения, с иностранным акцентом. Держался таинственно и напыщенно. Щеголял перстнями, украшенными редкими драгоценными камнями. Называл их "безделицами" и давал понять, что они — собственного производства.

Из Лондона Калиостро направился в Гаагу и Вену, а оттуда в Голштинию, Курляндию и, наконец, Петербург. О его пребывании при курляндском дворе разоблачительную книгу напечатала свидетельница его манипуляций, сестра герцогини и писательница Элиза фон дер Рекке.

В 1779 Калиостро под именем графа Феникса прибыл в Петербург, но здесь должен был ограничиться ролью безвозмездного (большей частью) лекаря и близко сошёлся только с Елагиным и князем Потёмкиным. Во многом это обуславливалось скептическим отношением к мистике в среде дворян. В некоторых источниках говорится о владении Калиостро набиравшим тогда силу учением о животном магнетизме, то есть предшественником гипноза. Это предположение не лишено оснований, тем более, что свои "магические" сеансы Калиостро проводил, как правило, с детьми, которых отбирал сам, по-видимому, по уровню внушаемости.

Императрица Екатерина Алексеевна весьма благосклонно относилась к Калиостро и его очаровательной супруге. Не прибегая сама к его услугам, она рекомендовала придворным общаться с графом для "пользы во всяком отношении". В Санкт-Петербурге Калиостро "изгнал дьявола" из юродивого Василия Желугина, вернул к жизни новорождённого сына князя Гагарина, предложил Потёмкину утроить его золотую наличность с тем условием, что одну треть золота возьмёт себе. Григорий Александрович, будучи богатейшим человеком Европы, согласился на это исключительно для развлечения. Две недели спустя золото было взвешено и подвергнуто анализу. Что сделал Калиостро — осталось неизвестным, но золотых монет действительно стало больше ровно в три раза.

Впоследствии мать новорожденного заподозрила подмену младенца, а императрице не понравилось тесное общение Потёмкина с Лоренцой (которой он подарил довольно значительное количество драгоценностей). Супруги Калиостро попали в опалу — им посоветовали "елико возможно поспешно" удалиться за пределы Российской империи. Всего маг провёл в Петербурге 9 месяцев. Позже на сцене театра в Эрмитаже была поставлена комедия "Обманщик", сочинённая лично императрицей. Десятки аристократов, убедившихся в незаурядных способностях Калиостро, были вынуждены принять мнение императрицы в качестве истины в последней инстанции. В своей пьесе государыня вывела Калиостро под труднопроизносимым именем Калифалкжерстон.

Через Варшаву и Страсбург Калиостро проехал в Париж, где пользовался славой великого мага. Во Франции он прожил несколько лет и был известен как Жозеф Бальзамó. Скомпрометированный известной историей с ожерельем королевы, он переселился в Лондон, где издал знаменитое "Письмо к французскому народу", предсказавшее скорую революцию, однако вскоре бежал оттуда в Голландию, а затем в Германию и Швейцарию.

В 1789 Калиостро вернулся из странствий по Европе в Италию и обосновался в Риме. Но пока его там не было, ситуация в корне изменилась. Великая Французская революция, которую многие связывали с масонским влиянием, очень напугала духовенство, и священнослужители стали спешно покидать масонские ложи. Но даже до того, по эдиктам Папы Климента XII от 14.01.1739 и Папы Бенедикта XIV от 18.05.1751 вовлечение в масонство уже каралось смертью. В сентябре 1789, вскоре после приезда, Калиостро был арестован по обвинению во франкмасонстве, преданный одним из трёх его новых последователей. Начался долгий судебный процесс. На основании бумаг самого графа инквизиция обвинила Калиостро в чернокнижничестве и мошенничестве. Большую роль в разоблачениях Калиостро сыграла Лоренца, которая дала показания против мужа. Но это ей не помогло — она была приговорена к пожизненному заключению в монастыре, где вскоре умерла.

Сам же граф Калиостро был приговорен к публичному сожжению, но Папа Пий VI заменил смертную казнь пожизненным заключением. 7.04.1791 в церкви Санта-Мария состоялся торжественный ритуал покаяния. Калиостро, босой, в простой рубахе, стоя на коленях со свечой в руках, молил Бога о прощении, а в это время на площади перед церковью палач сжигал все его магические книги и волшебный инвентарь. Затем маг был препровожден в замок Сан-Лео в горах Эмилии-Романьи. Для предотвращения возможного побега Калиостро был помещен в камеру, входом в которую было отверстие в потолке. В этих мрачных стенах он провёл четыре года. Великий заклинатель духов, авантюрист и алхимик Джузеппе Бальзамо, известный как Алессандро Калиостро, умер 26.08.1795 по свидетельству одних — от эпилепсии, других — от яда, подсыпанного ему тюремщиками.

Личность Калиостро и его жизнь привлекала внимание многих писателей, в т.ч. Александра Дюма-отца, написавшего о Калиостро цикл из четырех романов, и Алексея Толстого. Яркий образ Калиостро показал Нодар Мгалоблишвили в фильме Марка Захарова "Формула любви".


Алессандро Вольта (1745-1827).

Алессандро Вольта (полное имя Алессандро Джузеппе Антонио Анастасио Джероламо Умберто Вольта) родился 18.02.1745. Он был четвёртым ребёнком в семье падре Филиппо Вольты и его тайной супруги Маддалены, дочери графа Джузеппе Инзаге. Маленького Сандрино родители сдали на руки кормилице, жившей в деревне Брунате и "забыли" о нём на два с половиной года. Малыш, вольно росший на лоне природы, получился бойким, здоровым, но диковатым: рассказывали, что слово "мама" он произнес только к четырём годам, а нормально заговорил лишь лет в семь. В 1752, потеряв отца, он оказался в доме дяди, соборного каноника.

Дядя всерьёз принялся за воспитание племянника. Алессандро обучали латыни, истории, арифметике, правилам поведения и т.д. Алессандро восторженно воспринимал знания, становился всё общительнее и остроумнее, его всё больше интересовало искусство, особенно музыка. Ребёнок был очень впечатлителен. 10-летнего Вольту потрясли известия о катастрофе в Лиссабоне (1.11.1755), и он поклялся разгадать тайну землетрясений. Энергия переполняла Алессандро, и однажды это едва не привело к роковым последствиям. Когда ему было 12 лет, мальчик пытался разгадать "тайну золотого блеска" в ключе возле Монтеверди (как оказалось потом, блестели кусочки слюды) и упал в воду. К счастью, один из крестьян сумел спустить воду, и ребёнка откачали.

Видя жадный интерес способного юноши к наукам, дядя старался снабжать его книгами. По мере их выхода, в доме появлялись и изучались тома Энциклопедии. Но Алессандро охотно учился и работать руками: навещая мужа своей кормилицы, он перенимал у него пригодившееся впоследствии искусство изготовления термометров и барометров. В ноябре 1757 Алессандро отдали в класс философии коллегии ордена иезуитов в городе Комо. Но уже в 1761 поняв, что мальчику предлагают стать монахом в ордене, дядя забрал его из коллегии.

В 1758, как и было предсказано, вновь появилась комета Галлея. Это не могло не поразить пытливого юношу, мысли которого обратились к трудам великого Ньютона. Вообще юноша всё более отчётливо осознавал, что его призвание — не гуманитарная область, а естественные науки. Он увлекается идеей об объяснении электрических явлений, ньютоновской теорией тяготения. Узнав о работах Бенджамина Франклина, Вольта в 1768 установил первый в городе громоотвод, колокольчики которого звенели в грозовую погоду.

То время вообще было отмечено бурным всплеском интереса общества к электрическим явлениям. Демонстрации электрических опытов, особенно после изобретения лейденской банки, проводились даже за плату. Были и трагические эпизоды. В Санкт-Петербурге в 1753 академик Рихман погиб от удара молнии во время опыта.

Алессандро Вольте суждено было сыграть существенную роль в изучении электричества. В 1768 он написал диссертацию об электрических опытах с лейденскими банками. Перед ним все чаще и острее встает вопрос о выборе дальнейшего пути. Поскольку Алессандро был родом из старинной аристократичной семьи, по окончании колледжа ордена иезуитов ему предстояло стать священнослужителем. Но юный Вольта последовал идеям Галилео Галилея, Исаака Ньютона, Дидро и Вольтера. Точное предсказание Эдмондом Галлеем (1656-1742) времени очередного появления на небосклоне кометы Галлея окончательно обратило Алессандро к физике.

В 1774—1779 Вольта преподавал физику в гимназии в Комо, в 1779 стал профессором университета в Павии. С 1815 года — директор философского факультета в Падуе. В 1794 он получил высшую награду Лондонского королевского общества — медаль Копли. Научная деятельность Вольты завоевала высокую оценку Наполеона, пригласившего его в Институт Франции представить своё изобретение. В 1801 он получил от Наполеона титул графа и сенатора.

В 1792—1794, экспериментируя с "животным электричеством", открытым Луиджи Гальвани (1737-1798), Вольта пришёл к выводу, что эти явления связаны с наличием замкнутой цепи из двух разнородных металлов и жидкости. В 1800 Вольта впервые поместил пластины из цинка и меди в кислоту, чтобы получить непрерывный электрический ток, создав первый в мире химический источник тока ("Вольтов столб"). Этот первый гальванический элемент стал прародителем современных батарей. Вольта также известен изобретением ряда других электрических приборов (электрофор, электрометр, конденсатор, электроскоп). Вольта доказал контактную разность потенциалов между разными металлами.

Из важных открытий в химической сфере Вольта примечателен тем, что в 1776 обнаружил и исследовал горючий газ — метан. Посредством своих физиологических опытов Вольта наблюдал у животных большую электрическую возбудимость нервов сравнительно с мышцами, а также обнаружил электрическую раздражимость органов зрения и вкуса у человека (1792—1795).

Алессандро Вольта умер 5.03.1827. Его именем названа единица измерения электрического напряжения — "вольт, В", а измеряющие его приборы — "вольтметрами".


Джузеппе Гарибальди (1807-1882).

Генуэзец по происхождению, сын моряка Доменико Гарибальди (1766-1841), Джузеппе родился 4.07.1807 в Ницце. В юности он был моряком на торговых судах в Средиземном и Чёрном морях и в 25 лет стал капитаном.

В апреле 1833 шхуна Гарибальди "Клоринда" зашла в Таганрог, где он познакомился с политическим эмигрантом Джoванни Баттиста Кунео и вступил в тайное общество "Молодая Италия", которое ставило своими целями освобождение Италии от австрийского владычества, объединение страны и установление республиканского правления.

После неудавшегося вторжения в Савойю в 1834 должен был бежать во Францию. Приговорённый на родине к смертной казни, долгие годы вёл бродячую жизнь, состоял на службе тунисского бея, в 1846 предложил свои услуги южноамериканским республикам Риу-Гранде и Монтевидео и, сам снарядив несколько кораблей, наводил в качестве начальника каперов ужас на Бразилию.

В 1848, когда в Верхней Италии вспыхнуло восстание против австрийцев, Гарибальди поспешил на Родину и с 54 товарищами по оружию высадился в Ницце, но предложение Гарибальди сражаться под знаменами сардинского короля Карла-Альберта было последним отвергнуто.

Располагая лишь корпусом в полторы тысячи человек, Гарибальди после упорной борьбы вынужден был уступить численному превосходству австрийцев и отступил на швейцарскую территорию. Имя его стало чрезвычайно популярным во всей Италии.

Сицилийцы предложили ему возглавить борьбу против неаполитанского короля Фердинанда II, но Гарибальди в то время был уже в Риме, куда привёл (21.12.1848) несколько сот своих приверженцев на помощь временному правительству. Выбранный в римский парламент, он на первом же заседании 5.02.1849 внёс предложение о провозглашении республики.

После успешных операций против неаполитанцев при Палестрине и Веллетри он принял участие в отражении нападения французов на Рим. После длительной осады французы взяли город штурмом и Гарибальди отвёл свой отряд к северу, чтобы продолжать борьбу с австрийцами, но был вынужден искать спасения на море. Он бежал в Пьемонт, но здесь его заставили эмигрировать в Северную Америку.

В Нью-Йорке Гарибальди сначала работал на мыловаренном заводе, затем получил место капитана корабля и совершал рейсы по Тихому океану. В 1854 он вернулся в Европу и вскоре поселился на о-ове Капрере (близ Сардинии), часть которого приобрёл в своё владение.

Премьер-министр Сардинского королевства, Кавур, убедил его принять участие в войне, которую Виктор Эммануил II готовился предпринять против Австрии. 25.05.1859 Гарибальди в звании сардинского генерала перешёл со своими "альпийскими егерями" Тичино и успешно действовал против австрийцев, но возмущённый Виллафранкским миром, собирался произвести нападение на Рим, однако экспедиция была пресечена королём.

В знак протеста против уступки Пьемонтом Франции Ниццы и Савойи Гарибальди отказался от звания депутата и генерала сардинской армии и поспешил на помощь сицилийским инсургентам. В ночь на 5.05.1860 он захватил два парохода, стоявшие в генуэзской гавани, и с 1200 волонтерами (знаменитая "Тысяча") и 4 пушками направился к Сицилии.

Высадившись в Марсале, он разбил неаполитанцев при Калатафими а 30.05.1860 после упорного боя взял Палермо, которым управлял от имени Виктора Эммануила.

19.08.1860 под прикрытием сардинского флота Гарибальди высадился близ Реджио на материк и при Монталеоне разбил неаполитанских генералов. 7 сентября в сопровождении только нескольких офицеров своего штаба Гарибальди вступил в Неаполь. Неаполитанские войска отступили на Капую, чтобы начать оборонительную борьбу на линии Вольтурно. Пришедший на помощь Виктор-Эммануил после взятия Капуи въехал в Неаполь.

Из-за отказа в назначении наместником Южной Италии Гарибальди, отказавшись от всех предложенных ему почестей и наград, уехал на Капреру. В июне 1862 он внезапно появился в Палермо и призвал своих приверженцев к походу на Рим, но был остановлен войсками Виктора Эммануила. При этом Гарибальди был ранен в ногу. После излечения (при участии русского хирурга Н.И.Пирогова), его освободили и он вернулся на Капреру.

Когда в 1866 вспыхнула война с Австрией, Гарибальди был назначен главнокомандующим над 20 батальонами волонтеров. Он производил диверсии против австрийского корпуса, расположенного в южном Тироле, но был разбит при озере Гарда и вернулся на Капреру.

Однако Гарибальди не отказывался от мысли овладеть Римом собственными силами. Во время приготовления к походу на Рим итальянское правительство 23.09.1867 арестовало его и водворило обратно на Капреру, но ему удалось проскользнуть на лодке среди итальянских крейсеров. Гарибальди одержал победу над папскими войсками при Монтеротондо, но явившиеся в Папскую Область две французские бригады 3.11.1867 разбили Гарибальди при Ментане.

По приказу Виктора Эммануила Гарибальди был арестован, но в конце сентябя 1868 получил разрешение вернуться на Капреру под домашний арест. Гарибальди занялся литературным трудом и написал ряд романов, направленных, в основном, против папства и католического духовенства.

В 1870, во время франко-прусской войны, Гарибальди в сопровождении двух сыновей явился в Тур к Гамбетте, пытавшемуся организовать там защиту республики от интервенции, и ему было поручено начальствование сначала над корпусом волонтёров на северо-восточном театре войны, а затем и над всей вогёзской армией. Но силы были слишком неравны.

Последние годы жизни Гарибальди были отравлены физическими страданиями. Он умер 2.06.1882 и был торжественно погребён на Капрере. Деяния Гарибальди носят эпический характер, и сам он является истинным народным героем. Он был рыцарем идеи, самоотверженным, бескорыстным борцом за единство и свободу родины, которой он и сослужил великую незабвенную службу.


Камилло Бенсо ди Кавур (1810-1861).

Родился 10.08.1810 в Турине, второй сын маркиза Микеле Кавура. Во время обучения в Военной королевской академии в Турине Кавур был пажом наследного принца Карла-Альберта, но в силу независимости характера тяготился этим положением.

Первые годы служебной деятельности Кавура были посвящены возведению военных укреплений. Мечтая о лучшем будущем для своей родины, Кавур надеялся на подъём патриотических настроений в Италии под влиянием Июльской революции во Франции, но осознавал, что его страна, сдавленная с одной стороны австрийскими штыками, с другой — папскими отлучениями, неспособна сама справиться со своими бедами.

Его политические взгляды привели к отправке его в форт Бар для наблюдения за работами по возведению стен. В 1831 он вышел в отставку и занимался главным образом сельским хозяйством в имениях своего отца.

В 1834 Кавур посетил Швейцарию, Францию и Англию. Пребывание во Франции поселило в нём уверенность в неизбежности торжества демократии, а Англия возбудила в нём глубокое преклонение перед её свободным политическим строем и хорошо развитым духом частной инициативы.

Когда в 1847 обнаружилась готовность короля Карла-Альберта приступить к реформам, Кавур тотчас явился в Турин и здесь, при содействии Чезаре Бальбо и других реформистов, основал газету "Il Risorgimento" ("Возрождение").

В марте 1848 по предложению Кавура и других реформистов в стране была опубликована конституция; Кавур был назначен членом комиссии по разработке избирательного закона. После революции в Милане Кавур решительно высказывался за войну с Австрией.

В апреле 1848 Кавур был избран в представительное собрание. Не обладая блестящим ораторским талантом, Кавур приобрёл, однако, влиятельное положение в парламенте благодаря своим основательным знаниям в различных вопросах управления. Принадлежа к правым, он горячо поддерживал правительство в парламенте и в печати, поэтому многим казался реакционером. Тем не менее, выступив с решительной защитой свободы печати, Кавур собрал вокруг себя значительное число сторонников либеральной политики и стал главой группы умеренных правых.

В 1850 он занял пост министра земледелия и торговли и заключил торговые договоры с Францией, Бельгией и Англией, основанные на принципах свободной торговли. Приняв в апреле 1851 и управление финансами, Кавур получил заём в Англии и провёл реформу таможенных тарифов. Мало-помалу он стал фактически главным лицом в кабинете Д'Адзельо и сблизился с умеренными левыми.

В мае 1852 правительство подало в отставку и после тщетных попыток образовать консервативное правительство король был вынужден обратиться к Кавуру, который и стал президентом совета министров и министром финансов. Во внутренней политике первые годы работы Кавура ознаменовались ещё большим сближением его с либералами, установлением полной свободы хлебной торговли, реформой уголовного кодекса, расширением сети железных дорог.

Ближайшей целью политики Кавура стало сближение с Францией, при помощи которой он намеревался вытеснить Австрию из Италии, а внутри страны — усиление армии и флота, возведение укреплений и усовершенствование путей сообщения с целью подготовки к войне с Австрией.

Главное внимание Кавура было направлено на международную политику. Заботясь о поднятии международного значения Сардинии, Кавур склонил Виктора-Эммануила принять вместе с Францией и Англией активное участие в Крымской войне 1854—1855. Благодаря этому Пьемонт в лице Кавура был допущен к участию в Парижском конгрессе.

В июле 1858 при личном свидании в Пломбьере между Наполеоном III и Кавуром было заключено соглашение, по которому Франция обязывалась содействовать присоединению к Пьемонту ломбардо-венецианских провинций вплоть до Адриатического моря, при условии уступки Франции Савойи и Ниццы.

Провоцируя Австрию к нападению (в этом случае она не могла просить помощи у германских стран) Кавур организовал манёвры сардинской армии у границы Ломбардии. 23.04.1859 Австрия предъявила Сардинскому королевству ультиматум, в котором требовала от него полной демилитаризации. После того как Виктор-Эммануил отверг ультиматум Австрия напала на Сардинию. Франция незамедлительно вступилась за союзника. Началась Австро-итало-французская война.

В битвах при Мадженте (4.06.1859) и Сольферино (24.06.1859), австрийцы потерпели сокрушительное поражение и были вынуждены покинуть Ломбардию. Однако Наполеон III неожиданно заключил с австрийцами Виллафранкское перемирие (11.07.1859), предав интересы Сардинии. Кавур тотчас же подал в отставку. Совершив непродолжительную поездку в Савойю и Швейцарию, Кавур вернулся в Пьемонт с твердой решимостью идти к осуществлению своих планов.

Нация продолжала видеть в Кавуре выразителя своих стремлений и открыто выражала желание снова видеть его у власти. В январе 1860 Кавур опять стал во главе правительства. Хотя Венеция оставалась за Австрией, и таким образом принятое Наполеоном в Пломбьере обязательство не было исполнено полностью, Кавур счёл нужным уступить Савойю и Ниццу ввиду состоявшегося присоединения к Пьемонту Эмилии и Тосканы, не предусмотренного пломбьерским соглашением.

Гарибальди, питая неприязнь к Кавуру, главным образом из-за уступки Ниццы, настаивал на необходимости идти на Рим, чтобы там провозгласить Виктора-Эммануила королём независимой и единой Италии. Это неизбежно привело бы к разрыву с Францией, которого Кавур старался избежать.

Кавур признавал необходимым, чтобы регулярное правительство закончило дело, начатое революцией, и поэтому решил овладеть папскими провинциями, отделявшими Северную Италию от Южной, чего и удалось достигнуть после непродолжительной кампании. Национальный парламент, созванный в Турине 2.10.1860, высказался за политику Кавура.

Став во главе армии, Виктор-Эммануил вступил на неаполитанскую территорию, население которой высказалось в пользу присоединения. В феврале 1861 в Турине собрались представители всех областей Италии, за исключением Рима и Венеции, а 4.03.1861 Виктор-Эммануил был единогласно провозглашён королём Италии.

Последним актом политической деятельности Кавура было провозглашение необходимости сделать Рим столицей Италии, но во время переговоров с французским правительством по вопросу о Риме он заболел и 6.06.1861 скончался.

На главную страницу