Сид Кампеадор (1041-1099).

Настоящее имя Родриго Диас де Вивар, уроженец деревни Вивар близ Бургоса. Вся его жизнь была наполнена воинскими подвигами, начавшимися в царствование королей Кастилии Фернандо I Великого и продолжавшимися при Санчо II и Альфонсо VI. В особенности он прославился борьбою с маврами. По преданию, сами мавры дали ему почетный титул Сид (от арабского Seid — господин, повелитель).

Эль Сид помог королю Санчо победить его брата Альфонсо в сражении при Гальпехаре. Однако вскоре Санчо был убит. После его смерти королём стал его брат Альфонсо. При Альфонсо Эль Сид стал главнокомандующим кастильской армией. Сид заставил короля Альфонсо поклясться в том, что он не повинен в смерти своего брата. За свою жизнь у Эль Сида было множество побед. Альфонсо завидовал популярности Сида в народе. Отношение между Родриго и Альфонсо стали крайне натянутыми. Не помог даже брак Родриго с племянницей короля — доньей Хименой.

В 1079 Эль Сид совместно с войском Аль Мутамида — эмира Севильи, союзника кастилького короля, разгромил армию правителя Гранады Абдуллы. На беду при Абдулле состоял граф Гарсия Ордоньес, любимчик короля Альфонсо. Этот граф очутился в плену у Родриго. Вскоре Эль Сид осуществил налёт на Толедо. Над этим городом Альфонсо давно установил свой протекторат. За это Алфонсо в 1080 изгнал Сида.

После этого Эль Сид служил у эмира Сарагоссы, успешно воюя с барселонским графом Рамоном Братоубийцей и с Санчо Рамиресом. За свой талант Эль Сида прозвали Кампеадор (Победитель). В 1086 в Испанию вторглись войска Альморравидов, которые разгромили кастильские войска и захватили всю Андалузию. В 1087 Альфонсо призвал Сида к себе. В 1089 Родриго разбил эмира Аль-Кадира и вынудил платить огромную дань. В 1094 он захватил Валенсию и стал её правителем. Все попытки Альморравидов отвоевать Валенсию кончились их поражениями в битвах при Куарте (в 1094) и Байрене (в 1097).

После своей смерти (10.07.1099) Сид приобрёл легендарные черты и превратился в народного героя, воспетого в поэмах и песнях. Он был овеян ореолом отважного рыцаря, сочетавшего храбрость и гуманность, поскольку он воевал как с христианскими тиранами, так и с мавританскими. Считается, что перед очередной и последней битвой с маврами Родриго был смертельно ранен отравленной стрелой и вскоре умер. Его жена облачила тело в доспехи и усадила на коня, чтобы его армия не догадалась о смерти своего предводителя и боевой дух оставался на должном уровне.

В 1919 останки Сида и его жены доньи Химены захоронены в Бургосском соборе. Здесь же с 2007 находится Тисона — меч, предположительно принадлежавший Сиду. Его второй меч — Колада — менее знаменитый клинок. Добыт Сидом у графа Беренгера Рамона Братоубийцы.

Судьба Сида Кампеадора послужила основой трагедии французского драматурга Пьера Корнеля "Сид", по пьесе испанского писателя Гильена де Кастро. В свою очередь на сюжет "Сида" французским композитором Массне написана опера.


Альваро де Луна, герцог Трухильо (1388-1453).

Род сеньоров де Луна принадлежал к числу знатнейших и богатейших в Арагоне. Он был связан брачными узами с королями и дал католическому миру несколько архиепископов и одного антипапу. Отец будущего коннетабля принадлежал к кастильской ветви рода. Альваро родился вне брака от связи аристократа с прекрасной простолюдинкой, Марией Фернандес де Хараной.

Альваро попал к королевскому двору в 1410 в качестве пажа своего дяди Педро де Луны, архиепископа Толедского. Вскоре Альваро добился большого влияния на прица Хуана, тогда ещё ребёнка. Во время регентства Фернандо Антекерского, дяди короля, де Луна был мало заметен. Его возвышение произошло после того, как Фернандо стал королём Арагона, а регентом Хуана II стала его мать Каталина, дочь Джона Гонта герцога Ланкастерского.

В 1430-1440, особенно после победы у Игеруэлы (1.07.1431), Альваро де Луна коннетабль Кастилии и Великий магистр Ордена Сантьяго оставался наиболее могущественной фигурой в Кастилии. Это было время постоянных конфликтов, спровоцированных коалициями знати, пытавшейся, под предлогом освобождения короля от пагубного влияния фаворита, превратить короля в марионетку, служащую их собственным интересам. Альваро де Луна создал союз с мелким дворянством и низшим духовенством, городами и евреями, которые противостояли олигархической кастильской аристократии и арагонским инфантам, которые защищали политические и экономические интересы своей семьи в Кастилии.

Альваро де Луна был одним из первых трубадуров своего времени. Он много способствовал развитию изящных искусств и литературы, которым усердно покровительствовал, отчасти и из политического расчета, чтобы отвлечь слабохарактерного короля от занятия государственными делами. Будучи фактическим правителем Кастилии, вёл борьбу с крупными феодалами за укрепление королевской власти. Стремился усилить центральный аппарат государства, повысить значение королевских чиновников, подчинить Церковь королевской власти. 19.05.1445 он одержал победу над восставшей знатью в битве при Ольмедо.

Оппоненты Альваро группировались вокруг королевы Марии из Арагонского дома. В её внезапной смерти многие винили де Луну. Фаворит лично выбрал для короля новую жену, Изабеллу Португальскую. Эта королева оказалась не более покладистой, чем предыдущая. В 1453 она убедила Хуана II взять Альваро под стражу и заточить в замке Портильо. После пленения Альваро его семья была осаждена королевскими войсками в принадлежавшем ей замке Эскалона, который впоследствии был подарен новым королём Энрике IV своему фавориту Хуану Пачеко. После формального судебного процесса Альваро де Луна был обвинён в колдовстве и 2.06.1453 обезглавлен в Вальядолиде.


Томас де Торквемада (1420-1498)

Родился 14.10.1420. Приходился племянником кардиналу Хуану де Торквемаде, который был потомком маранов. Отец Томaca Торквемады — также носивший имя Хуан, был служителем доминиканского ордена, принимал участие в Констанцском соборе. Томас получил богословское образование и отличаясь аскетическими наклонностями, поступил в доминиканский орден, в 1459 стал приором одного из важнейших монастырей в Сеговии, а потом — духовником кастильской принцессы Изабеллы.

Торквемада способствовал возведению Изабеллы на трон и заключению ею брака с Фернандо II Арагонским, на которого также оказывал огромное влияние, благодаря суровому и непреклонному характеру, религиозному энтузиазму и богословской начитанности. Его влиянию подчинялся и Папа Сикст IV.

В 1478, по прошению Фердинанда и Изабеллы, Сикст IV основал в Испании Трибунал священной канцелярии инквизиции, а в 1483 назначил Торквемаду великим инквизитором Кастилии, а затем и Арагона. Главною задачей Торквемады было религиозное и политическое объединение Испании. Для достижения этой цели он реорганизовал и расширил деятельность инквизиции, причём проявил чудовищную жестокость и фанатизм. Имя Торквемады, как часть "чёрной легенды" Испании, стало нарицательным для обозначения жестокого религиозного фанатика.

Изгнание мавров и евреев из Испании, конфискация имущества осуждённых инквизицией, сожжение еретиков на кострах — таковы были результаты деятельности Торквемады, способствовавшего материальному и умственному упадку испанского народа. Общее количество аутодафе во время Торквемады оценивается в 2200, половина из этого числа — соломенные чучела лиц, которые умерли до ареста или были вне досягаемости для инквизиции. Чтобы предотвратить пропаганду "ереси", Торквемада, как вся Европа в то время, дал ход сожжению на кострах некатолической литературы, в основном еврейских и арабских библиотек.

Благодаря же деятельности Торквемады как политика стало возможным объединение королевств Кастилия и Арагон в единое королевство Испания. Впоследствии Испания стала одним из самых могущественных государств Европы, положила начало колонизации Нового Света и явилась "культурной матрицей" всей Латинской Америки. По сей день в латиноамериканских странах есть идиома, которую можно перевести как "мать-отечество". Этим словом обозначают Испанию.

Торквемaда умер 16.09.1498. В конце своей жизни он завёл охрану в 250 человек, опасаясь покушений.


Христофор Колумб (1451-1506)

Родился в Генуе в 1451. По происхождению итальянец. Получил хорошее образование: читал и писал по-латыни, был знаком с геометрией, астрономией, географией, обладал искусством чертить карты, был недурной каллиграф.

В поисках заработка вслед за братом Варфоломеем переселился в Лиссабон, где в течение десяти лет ходил на торговых судах, а также занимался, вместе с братом, черчением и продажей карт. В Португалии Колумб женился на донье Филиппе Моньиси и имел от неё сына Диего.

Полагая, что расстояние между западными берегами Европы и восточными Азии не особенно значительно, Колумб вынашивал идею плавания на запад с целью достичь берегов Азии. При этом он руководствовался авторитетом Марко Поло и Петра д'Альи, у которого Колумб мог ознакомиться и с мнениями древних — Аристотеля, Сенеки, Плиния, Птолемея.

С планом морской экспедиции Колумб обратился к португальскому королю Жуану II, который отклонил его предложение. Потерпев неудачу, Колумб с сыном в 1485 переехал в Испанию, которую после семи лет лишений собирался покинуть, не добившись ничего от испанского правительства. Но осенью 1491 с помощью Хуана Переса (бывшего духовника Изабеллы) ему удалось убедить Изабеллу Кастильскую и Фернандо Арагонского. Колумбу был пожалован титул адмирала и вице-короля всех морей и земель, которые он откроет, а также десятая доля добычи и восьмая доля от торговых операций.

3.08.1492 три каравеллы ("Санта Мария", "Нинья" и "Пинта") вышли из Палоса и направились к Канарским о-вам, откуда 8 сентября двинулись на запад и 12 октября Колумб высадился на один из Багамских о-вов, названный им Сан-Сальвадор. Затем Колумб отправился к юго-западу и 27 октября достиг острова Куба, который он принял за часть азиатского материка, а в декабре достиг Гаити, названный им Эспаньолой. Здесь "Санта-Мария" села на мель и затонула.

Основав крепость Навидад и оставив в ней часть экипажа, Колумб на "Нинье" в марте 1493 вернулся в Испанию, где Фердинанд и Изабелла приняли его с большим почётом. Его сообщение о богатствах новооткрытых земель возбудило интерес и немедленно было решено снарядить вторую экспедицию.

Новая экспедиция на 17 судах 25.09.1493 отправилась из Кадиса и, открыв некоторые из Малых Антильских о-вов, прибыла на Эспаньолу, где оставленная им крепость оказалась разрушенной, а весь гарнизон был перебит индейцами.

Основав несколько новых поселений, Колумб отправился к Кубе. З.05.1494 он открыл Ямайку и вернулся на Эспаньолу, где колонисты начали грабить и притеснять местное население.

В 1496 Колумб отправился в Испанию, где добился снаряжения третьей экспедиции из 6 кораблей, которая вышла в плаванье 30.05.1498. Во время этого плаванья Колумб открыл Тринидад и берега Венесуэлы.

Под предлогом того, что Колумб не выполнил основной задачи — достижения Индии западным путём, испанское правительство отстранило его от управления новооткрытыми землями, а в 1500 Христофор Колумб и его брат Варфоломей были арестованы и в цепях доставлены в Испанию.

Но такое жестокое обращение вызвало всеобщее негодование, и монархи освободили адмирала и выразили ему сожаление о случившемся, но его полномочия не были возвращены.

Лишь после долгих усилий в 1502 Колумбу удалось получить в своё распоряжение 4 небольших каравеллы, на которых он и предпринял четвертую (и последнюю) свою экспедицию, которая была сопряжена со множеством лишений и невзгод. Колумб открыл берега Гондураса, Никарагуа, Коста-Рики, Панамы. Потеряв половину своих судов, едва добрался до берега Ямайки, откуда только через 14 месяцев смог дождаться присланного к нему на выручку судна.

В 1504 он вернулся в Испанию — изнурённым, больным, ослабевший телом и духом. По возвращении, он хлопотал перед королём о восстановлении своих привилегий, и скончался 21.05.1506 в Вальядолиде.

Его сын Диего, женатый на донье Марии де-Толедо, племяннице герцога Альбы и родственнице короля, выиграл процесс с короной и добился звания адмирала и вице-короля Индии, причём управлял в течение 17 лет испанскими владениями в Америке и получал одно время ежегодно по 450 тыс. унций золотом с одних золотых приисков на Эспаньоле.

Второй сын, Фернандо Колон, пользовался благосклонностью императора Карла V и исполнял некоторые важные его поручения, но более занимался науками и собрал большую библиотеку в своём мраморном дворце, построенном им в Севилье.

Колумб был похоронен сперва в Вальядолиде, потом его останки были перенесены в картезианский монастырь близ Севильи, а затем, по ходатайству вдовы Диего Колона, перевезены в Сан-Доминго, где и были похоронены в склепе городского собора. В 1673 собор этот был разрушен землетрясением, останки великого адмирала перемешались с останками его потомков и преемников и в 1795, когда остров Гаити был уступлен Франции, останки Колумба были перенесены в Гаванну (на о-ве Куба), где они, с надлежащей церемонией и были помещены в местном соборе.

До самой своей смерти Колумб был убеждён, что страны, открытые им на западе, принадлежат Азии. О его открытиях в остальной Европе было мало известно. Зато в 1503 в Париже в печати появилось письмо Америго Веспуччи к кардиналу Лоренцо Медичи с описанием "Нового Света". Этим объясняется, что имя Колумба долго не пользовалось широкой известностью, тогда как имя Америго Веспуччи получило большее распространение, и когда в 1507 было предложено назвать вновь открытую четвертую часть света, по имени её описателя, Америкой — это предложение встретило общее одобрение, и новое название появилось на многих картах и глобусах 1509-1516. Имя Колумба сохранилось только в названии южноамериканской республики Колумбии, да среднеамериканского города Колона.


Вaско Нуньес де Бальбoа (1475-1519).

Будучи представителем худородного дворянства, Нуньес де Бальбоа рано отправился на поиски приключений в Новый свет. Уже в 1500 он плавал у берегов Колумбии в экспедиции Родриго де Бастидаса. Затем в течение десяти лет без особого успеха пытался вести фермерское хозяйство на острове Эспаньола (Гаити).

Разорившись, в 1510 Бальбоа записался в состав экспедиции под руководством Алонсо де Охеда, направленной на укрепление первой испанской колонии в нынешней Колумбии. Выяснив, что колонисты по скудости средств были не в состоянии вести борьбу с туземцами, вооруженными ядовитыми стрелами, Бальбоа предложил перенести поселение на западный берег Дарьенского залива, в более мирные земли Панамского перешейка.

Он основал в Дарьене первый на материке испанский город — Санта-Мария-ла-Антигуа. Поначалу Бальбоа вошёл в состав магистрата, а вскоре, сместив других магистров, стал править колонией единолично. В 1511 испанский король назначил Бальбоа генерал-капитаном и временным губернатором Дарьена.

Первые испанские поселенцы Дарьена жили за счёт того, что выменивали золотые вещи у индейцев на разные побрякушки. Бальбоа первым из испанцев стал наведываться вглубь материка в поисках золота и рабов. Для получения у индейцев необходимых ему сведений он не брезговал ни посулами, ни пытками. Особенный ужас туземцам внушали собаки, которые по команде конкистадора могли разорвать на куски любого.

Во время одной из таких вылазок Бальбоа удалось выяснить, что к югу от Дарьена простирается страна (Эльдорадо), утопающая в золоте, а также большое море. Эти новости вызвали при королевском дворе золотую лихорадку. Хотя Бальбоа запросил на покорение Эльдорадо всего тысячу воинов, король отправил в Дарьен вдвое больше, поставив во главе не Бальбоа, а пожилого придворного интригана — Педро Ариаса Давилу.

1.09.1513, не дожидаясь прихода подкреплений, Бальбоа со 190 испанцами и множеством индейцев-проводников отправился на поиски Эльдорадо и месяц спустя с одной из вершин горного кряжа увидел расстилающуюся к западу безбрежную водную гладь Тихого океана. Он окрестил его Южным морем. Король, получив новости об этом открытии, назначил Бальбоа губернатором всего побережья вновь открытого моря. Сам Бальбоа дал этим землям название Перу.

Последние годы жизни Бальбоа в Дарьене были омрачены соперничеством с Давилой, под командованием которого он оказался. Местный епископ попытался примирить конкистадоров, и Давила поклялся выдать за Бальбоа свою дочь, оставшуюся в Испании. Несмотря на это, и Давила, и Бальбоа продолжали интриговать и чернить друг друга в глазах короля. Когда Давила узнал о своём смещении с поста губернатора, он решил отомстить своему сопернику. В большой спешке Бальбоа и четверо его приближённых были подвергнуты суду, признаны виновными в государственной измене, после чего 12.01.1519 им отрубили головы.

В честь Бальбоа названы район города Панама, денежная единица этой страны и кратер на Луне. Открытию Тихого океана Нуньесом де Бальбоа посвящена новелла Стефана Цвейга "Побег в бессмертие".


Франсиско Писирро-и-Гонсилес (ок. 1476-1541). Франсиско Писарро родился в городе Трухильо в Эстремадуре. Точная дата его рождения неизвестна, в качестве вариантов называют 1473, 1475, 1476 и 1478 годы. Традиционно днём рождения конкистадора считается 16 марта. Сведений о ранних годах жизни также немного. Писарро не знал грамоты, из чего можно сделать вывод, что его воспитанием и обучением никто особенно не занимался, поскольку юность свою он провёл среди крестьян, работая свинопасом.

Его отец, Гонсало Писарро, имевший прозвища "Длинный", "Косой" и "Римлянин", был капитаном терций в Италии, но отец никогда не признавал Франсиско своим сыном, даже незаконнорождённым. Мать, Франсиска Гонсалес и Матеос после смерти своего отца поступила, как сирота, служанкой в монастырь Фрейлас-де-ла-Пуэрта-де-Кориа. Там она была совращена Гонсало Писарро, и от него забеременела, из-за чего её выгнали из монастыря и она вынуждена была жить в доме своей матери, и позже выйти замуж второй раз за Хуана Каско. В его доме и был рождён Франсиско Писарро.

После его рождения Гонсало Писарро женился на своей кузине Франсиске де Варгас, от которой имел много детей. Кроме того у него были "многочисленнейшие внебрачные дети" от служанок Марии Алонсо и Марии Бьедма. Некоторые из них приняли участие в экспедициях Франсиско Писарро.

17-летним юношей Франсиско отправился солдатом в Италию, где сражался в рядах гран-капитана Гонсало Фернандеса де Кордоба-и-Агилар на юге страны, в Калабрии и Сицилии. Уволенный из армии, он вернулся в Эстрамадуру, чтобы сразу же завербоваться в свиту своего земляка, рыцаря ордена Алькантара Николаса де Овандо, отправлявшуюся в Вест-Индию.

В 1502, когда в Испании много говорилось о существовании в Новом Свете сказочно богатых областей, Писарро под начальством Алонсо де Охеды отплыл в Южную Америку. В 1509 Охеда сделал Писарро своим капитаном и представителем в Сан-Себастьян-де-Ураба, сделав его потом губернатором и маркизом. В этом городе или городке капитан Франсиско Писарро многое испытал и с индейцами, и голод, и болезни.

Писарро участвовал в нескольких экспедициях Охеды. В январе 1519, по некоторым данным, он лично арестовывал считавшегося его другом Васко Нуньеса де Бальбоа.

Когда Писарро появился в Южной Америке, в стране инков шла усобица, в которой победил принц Атауальпа. Индейцы встретили белых людей с большим радушием и гостеприимством. Экспедиция вышла из Панамы 14.11.1524, но вынуждена была вернуться. После этого было осуществлено ещё два похода.

Когда Писарро возвратился в Панаму, губернатор не был заинтересован в предложениях авантюриста отправить войско на завоевание Перу. Однако тот отплыл в Испанию и добился аудиенции у Карла I. Монарх объявил конкистадора генерал-капитаном и дал ему небольшое войско. Писарро получил 3 лёгких парусника, 67 кавалеристов, вооружённых пиками и мечами, 157 пехотинцев — копьеносцев и мечников, 20 дальнобойных арбалетчиков, 3 солдата с огнестрельным оружием и 2 артиллерийских орудия.

В 1532 Писарро прибыл на побережье современного Перу с 200 пешими воинами и всего лишь 27 конями. Однако в дороге его армия пополнилась индейцами, недовольными господством инков. Инки были готовы рьяно бороться с завоевателями, однако их империя была ослаблена внутренними неурядицами и междоусобной войной. Кроме того, большое количество воинов инков погибло от оспы и кори, завезённых испанцами.

Конкистадоры заняли несколько городов, но дорогу им заступило войско инков. Тем не менее, Атауальпа, хотя гонцы рассказывали ему об удивительном оружии пришельцев (мушкеты, пушки, доспехи и лошади), недооценивал опасность, исходящую от испанцев. Он послал своего главнокомандующего Руминьяви отрезать пути отступления испанцам, а сам во главе почти 80-тыс. процессии отправился в Кахамарку.

В сам город он взял около 7 тыс. человек из ближайшего окружения, оставив за пределами города оружие и остальную армию. Возможно, Атауальпа решил продемонстрировать, что он прибыл с миром. Считается также, что он, вероятно, предполагал, что испанцы его боятся, поскольку навстречу ему вышел только священник, а остальной отряд находился в домах.

16.11.1532 Писарро со своим отрядом из 182 человек использовал ситуацию и взял Атауальпу в заложники, когда тот принял испанцев в Кахамарке. Для оправдания своих действий они послали священника, чтобы он предложил Атауальпе и его народу принять христианство, понимая, что тот откажется. Атауальпа, не знакомый ни с книгами, ни с буквами, бросил протянутую ему Библию на землю, после чего по приказу Писарро по индейцам был сделан залп из четырёх артиллерийских орудий и 12 аркебуз, имевшихся у испанцев. Из засады выскочили на лошадях закованные в латы рыцари, буквально прорубая себе дорогу до правителя инков. Затем к атаке присоединился остальной отряд испанцев. Инки пытались спасти своего правителя, но, незнакомые с холодным и огнестрельным оружием испанцев, потерпели поражение.

В сражении при Кахамарке отряд Писарро одержал победу над существенно превосходящим по количеству войском Атауальпы, не потеряв убитым ни одного из своих солдат. Однако сама "битва" по сути представляла собой резню почти что всех преданных воинов Атауальпы, многие из которых не были вооружены. Атуальпа попал в плен. После захвата правителя инки были фактически полностью дезорганизованы, оставшиеся в живых после этой жестокой расправы разбежались. Нападение испанцев произвело ошеломляющий эффект на инков, которые не знали тактики засад и ничего не могли противопоставить. Против оружия из стали их одежда из кожи и уплотнённого хлопка не представляла почти никакой защиты.

После битвы при Кахамарке испанцы поступили на редкость коварно. В надежде быть выпущенным на свободу, Атауальпа предложил Писарро заполнить помещение, в котором его держали в цепях, до потолка золотом. Когда Писарро от удивления замешкался, Атауальпа пообещал, что вдобавок заполнит соседнее помещении серебром. Когда Писарро наконец пришёл в себя, он возразил, что второе помещение меньше, чем первое, но Атауальпа пообещал заполнить второе дважды.

На протяжении более чем трёх месяцев инки собирали золото и серебро и приносили его в Кахамарку. При этом Атауальпа нарушил старый, но строгий закон, гласивший: "чтобы никакое золото и серебро, поступившее в город Куско, не могло быть вынесено из него под страхом смерти", приказав вынести золото и серебро из Куско. Понадобилось более 34 дней, чтобы переплавить все золотые и серебряные изделия. Все эти сокровища составили знаменитый "Выкуп Атауальпы", составивший целую комнату площадью 35 м?, заполненную до отметки на высоте поднятой руки золотом и серебром (переплавленных затем в слитки).

Несмотря на то, что выкуп был получен, Писарро всё равно решил казнить вождя. Суд приговорил Атауальпу к смерти через сожжение. Однако Атауальпе было обещано сменить вид казни на удушение, если тот перед смертью примет католичество. Атауальпа согласился, так как в понимании инков сохранение тела было необходимо для жизни после смерти. 26.07.1533 36-летний Атауальпа был задушен с помощью гарроты.

После убийства Атауальпы верховным Инкой испанцами был назначен Тупак Уальпа, однако вскоре он был убит одним из военачальников инков. 15.11.1533 после победы над армией инков, руководимой Кискисом, конкистадоры Франсиско Писарро взяли Куско без существенного сопротивления и поставили там нового марионеточного правителя Манко Инку Юпанки (Манко-Капака II), коронованного Писарро. Реальная же власть полностью принадлежала испанцам, подвергавших нового императора многочисленным унижениям и поместивших его в заключение после попытки бегства в ноябре 1535. После захвата Куско сопротивлением индейцев кечуа руководил Руминьяви, затем другие военачальники, однако оно постепенно слабело, так как покорённые инками народы в разных частях бывшей империи поддерживали действия испанцев в надежде обрести независимость.

Заместитель Писарро и тоже эстремадурец Себастьян де Белалькасар отправился на завоевание северных владений инков на территории современного Эквадора. Разбив войска Руминьяви у горы Чимборасо, Белалькасар встретился с пятью сотнями людей гватемальского губернатора Педро де Альварадо. Дело чуть было не дошло до схватки, но в последний момент Альварадо передумал и продал свои корабли и боеприпасы ещё одному соратнику Писарро Диего де Альмагро за 100 тыс. песо золотом. 6.12.1534 Белалькасар овладел индейской твердыней Кито, но баснословных сокровищ, на которые он рассчитывал, там не оказалось, и он продолжил движение на север в поисках Эльдорадо.

Другая группа завоевателей во главе с Диего де Альмагро дошла на юге до земли, названной Чили ("холодная"). Последствия этой разбойничьей экспедиции были трагическими для коренных народов: за полвека население Перу и Чили уменьшилось в 5 раз. Это было вызвано не только и не столько истреблением населения испанцами, сколько болезнями, занесёнными завоевателями. Колонизаторы, напротив, очень выиграли от своих завоеваний: в Испанию потекло золото, серебро, в Европу были завезены неизвестные овощи — кукуруза и томат, какао-бобы.

В январе 1535 Писарро с соратниками основали Лиму, ставшую новой столицей Перу. На базе областей Новая Кастилия и Новый Толедо в конце 1542 было учреждено новое Вице-королевство Перу в составе Испанской империи. В 1543 Лима стала центром испанского владычества в Южной Америке.

18.04.1536 Манко Инка смог покинуть Куско, обманув Эрнандо Писарро, одного из братьев Франсиско, чтобы на самом деле готовить уже намеченное восстание инков. Осознав свою ошибку, Эрнандо Писарро возглавил экспедицию против войска Манко Инки, которое собралось в близкой к городу долине Юкай, однако его атака не удалась. Манко Инка уже собрал армию, численность которой варьировалась от 100 до 200 тыс. воинов. Им противостояли 190 испанцев, среди них 80 всадников, и несколько тысяч индейцев. 6.05.1536 началась осада испанского гарнизона города Куско полномасштабной атакой армии инков по направлению к главной площади города; им удалось занять бóльшую часть Куско, в то время как испанцы укрылись в двух больших зданиях возле главной площади.

Чтобы улучшить свою позицию, испанцы решили атаковать комплекс Саксайуаман, служивший главной базой подготовки военных действий инков. 50 всадников, возглавляемых Хуаном Писарро, вместе с индейскими союзниками смогли преодолеть менее защищённые рубежи и баррикады инков, совершив широкий обходной манёвр за пределами Куско. При этом Хуан Писарро получил смертельное ранение камнем в голову. Испанцам удалось захватить стены крепости, вынудив инков укрыться в трёх больших башнях и группе других построек крепости.

Военачальники инков Паукар Уаман и верховный жрец Вильяк Уму приняли решение покинуть башни, прорвавшись через осаждающих испанцев к лагерю Манко Инки в Кальке, чтобы умолять того о подкреплении. Захват Саксайуамана ослабил давление на испанский гарнизон в Куско, военные действия теперь сводились к ежедневным стычкам, прерываемых инками лишь во время их религиозных праздников во время новолуния. В этот период испанцы действовали жестоко, чтобы деморализовать индейцев, в частности Эрнандо Писарро приказывал убивать всех захваченных женщин. Воодушевлённый своими успехами, Эрнандо Писарро возглавил атаку на лагерь Манко Инки, располагавшийся теперь в Ольянтайтамбо, в отдалении от Куско, однако инки смогли победить испанцев в битве при Ольянтайтамбо благодаря укреплениям и сложному рельефу местности. При этом, Манко Инке не удалось извлечь выгоду из победы и взять Куско с наскоку.

После 10 месяцев жестокой борьбы в Куско, где важную роль играл фактор морального состояния сторон, Манко Инка Юпанки решил снять осаду Куско и с небольшим количеством приверженцев отойти в горный регион Вилькабамба, где господство инков продолжалось ещё около 30 лет. Принято считать, что возможное взятие Куско было последним шансом инков отстоять свою империю.

В 1537 между Писарро и его сподвижником Альмагро возник конфликт по поводу распределения полномочий, переросший в ряд военных столкновений. В конце концов Писарро одержал верх над соперником в битве при Салинасе 26.04.1538, после чего казнил Альмагро. Большинство "альмагристов" поплатилось за верность своему вождю имуществом, переданным сторонникам победителя, а пожалованные казнённому земли были перераспределены в пользу братьев Писарро. Пробыв в Куско около года, Писарро вернулся в Лиму.

Однако группа оставшихся на свободе "альмагристов" во главе с сыном казнённого Альмагро организовала заговор. Планировалось убить Писарро после традиционной воскресной молитвы в столичном храме. Воскресным утром 26.06.1541 Писарро (передумавший идти в собор) принимал в своём дворце гостей, когда в дом ворвалось 12 вооружённых заговорщиков. Гости разбежались, некоторые выпрыгивали прямо из окон, только трое осталось с губернатором. Погибли сначала слуги, пытавшиеся преградить путь, затем брат, Франсиско де Альконтара. Сам Писарро защищался в спальне мечом и кинжалом. Он дрался отчаянно, зарубил одного из нападавших, но вскоре был убит, получив множество ранений.

Поздно ночью он был тайно похоронен на городском кладбище несколькими своими сторонниками. В 1607 его останки были перенесены в столичный собор.

Франсиско Писарро имел любовную связь с ньюстой, принцессой инков, Инес Вайлас, и имел от неё дочь Франсиску, которая стала самой богатой наследницей Испании и Перу.

23.07.1533 Франсиско Писарро взял в жены также другую принцессу инков Кусиримай Окльо, после крещения получившую имя Анхелина Юпанки. Она была Пививарми, т.е. главной женой правителя Атавальпы. От неё у него было два ребёнка: Франсиско и Хуан.


Фернан (Эрнан) Кортес (1485-1547)

Фернандо Кортес де Монрой и Писарро Альтамирано происходил из семьи небогатых, но знатных идальго Эстремадуры. С материнской стороны Кортес был троюродным братом Франсиско Писарро — завоевателя Перу; другой его родственник, тоже Франсиско Писарро, сопровождал Кортеса в завоевании Мексики.

До 14-летнего возраста Кортес воспитывался в родном Медельине, а далее два года обучался в университете Саламанки, однако предпочёл военную карьеру. 6.04.1504 он прибыл на Эспаньолу (Гаити), губернатором которой был Николас де Овандо, дальний родственник по отцовской линии, получил землю с обрабатывающими её индейцами и право на постройку дома в городе. 20-летний Кортес стал заметной фигурой в колонии после участия в ряде карательных походов в глубинные районы острова.

В 1509 Овандо был отозван в связи с назначением великим командором Ордена Алькантары, на смену ему был прислан дон Диего Колумб — сын первооткрывателя Америки. В 1510-1511 Кортес участвовал в экспедиции по завоеванию Кубы, под командованием Диего Веласкеса де Куэльяр. После завоевания Кубы Веласкес в тайне от Диего отправил экспедицию во главе с Франсиско Эрнандесом де Кордоба, которая открыла Юкатан, после чего Веласкес потребовал для себя звания аделантадо, и отправил экспедицию во главе со своим племянником — Хуаном Грихальвой для завоевания материковых государств. Кортес в этих экспедициях не участвовал.

Осенью 1518 Кортес начал борьбу за главенство в походе для завоевания Мексики. 23.10.1518 Веласкес подписал контракт и инструкции для Кортеса, причём и Юкатан и Мексика именовались в нём "островами". На снаряжение экспедиции Кортес потратил всё состояние, а также залез в долги. 10.02.1519 экспедиция отправилась к побережью Юкатана, В Табаско Кортес выразил желание встретиться с Монтесумой — правителем ацтеков. Однако после обмена подарками Монтесума категорически отказался принять вождя европейцев. Заключив союз с враждебными ацтекам тотонаками Кортес стал готовиться к походу в столицу Монтесумы. В качестве тыловой базы был основан порт Вилья-Рика-де-ла-Веракрус.

В это время пришло известие, что 13.11.1518 король Карл V даровал Веласкесу права аделантадо завоёванных земель с правом основания городов. Таким образом договор Веласкеса с Кортесом потерял силу. Однако Кортес не отступил. 26.07.1519 он отправил королю всё захваченное в Мексике золото с просьбой назначить его аделантадо новых земель. В ту же ночь Кортес распорядился затопить корабли в гавани Веракруса и оставив в Веракрусе небольшой гарнизон стал готовиться к походу вглубь страны. Кортес располагал 300 пехотинцами, 15 рыцарями и около 1300 тотонакскими воинами и носильщиками — испанцы шли налегке. На земле Тласкалы им пришлось выдержать бой с аборигенами, но вскоре вожди тласкаланцев присоединились к походу, снарядив 10-тыс. войско.

9.11.1519 испанцы вошли в Теночтитлан — столицу ацтеков и были любезно встречены тлатоани (верховный правитель) ацтеков Монтесумой II. Вскоре пришло известие из Веракруса о нападении ацтеков, в ходе которого были убиты комендант и старший альгвасил. Кортес тут же захватил Монтесуму в заложники, но внешне тот был окружён почётом, поддерживался и обычный церемониал.

Через полгода в Веракрус прибыл Панфило де Нарваэс, направленный Веласкесом для покорения Мексики и усмирения Кортеса. Но Кортес смог перевербовать на свою сторону членов отряда Нарваэса. 28.05.1520 Нарваэс был захвачен и вместе с его ближайшими соратниками брошен в тюрьму в Веракрусе, а вся его армия досталась Кортесу. На этот раз он не стал уничтожать флот, но велел снять с кораблей парусную оснастку, рули и компá сы.

В его отсутствие столица ацтеков взбунтовалась. 24.06.1520 испанцы во второй раз вошли в Теночтитлан. К тому времени индейцы избрали нового тлатоани — Куитлауака. Монтесума как заложник потерял всякую ценность. Кортеса велел вывести правителя на крышу дворца Ашаякатля, в надежде, что он усмирит толпу, но Монтесума был забросан камнями, и получив тяжёлые ранения умер 28.06.1520. Кортес оказался в окружении и во время отхода понёс огромные потери. Кровавое отступление испанцев в ночь на 1 июля получило название "Ночь печали". Была потеряна вся артиллерия, всё золото, награбленное в Теночтитлане; не раненых не осталось вообще.

7.07.1520 измученным испанцам удалось выстоять в битве при Отумбе года, когда ацтеки попытались перехватить Кортеса по пути в Тласкалу. В Тласкалу прибыли 479 человек. Отсюда Кортес направил Карлу V прошение утвердить его генерал-капитаном и верховным судьёй и объявлял императору, что собирается окрестить свои завоевания "Новой Испанией". В это время государства Испания ещё не было. Были королевства Кастилия и Арагон, находяшиеся в личной унии.

Осаде Теночтитлана предшествовала завезённая испанцами эпидемия оспы, в результате которой скончался император ацтеков Куитлауак и новым тлатоани был избран Куаутемок. Для штурма Теночтитлана Кортес построил в Тласкале 13 десантных бригантин, которые затем разобрали и перенесли в долину Мехико на плечах индейских рабов. Тласкаланцы дали 10-тыс. армию. Пока шло строительство, войска Кортеса заняли почти всю восточную часть долины Мехико, однако за города Аскапоцалько и Тлакопан шли исключительно ожесточённые бои.

Штурм города начался 30.05.1521. В этот день был перекрыт акведук, доставляющий в Мехико воду. За месяц боёв войскам Кортеса трижды удавалось ворваться в Теночтитлан и дойти до центральной площади, но закрепиться так и не удавалось. Потерпев неудачу, Кортес решил взять Мехико измором и 13 августа Куаутемок был захвачен во время бегства. Однако скоро выяснилось, что золото, пропавшее в "Ночь печали", исчезло бесследно. Конкистадоры подвергли пытке огнём Куаутемока и ещё нескольких высших чиновников ацтеков, но ничего не добились.

15.10.1522 Карл V подписал указ о назначении Эрнана Кортеса губернатором, генерал-капитаном и верховным судьёй во всех провинциях Новой Испании. При этом Кортесу было пожаловано право на особый отличительный герб.

В декабре 1522 Кортес отправил в Испанию три каравеллы с грузом сокровищ, предназначавшихся для короля (королевская пятина). Но до Испании они не доплыли - корабли были атакованы французским приватиром, а содержимое трюмов было доставлено королю Франции Франциску I.

Сразу после завоевания Мексики Кортес стал вести себя как независимый правитель. При этом он стремился полностью сохранить туземные социальные структуры,заменив ацтекских начальников на своих соратников по конкисте, которые подчинялись лично ему. Кортес предпринял ряд мер по развитию производства как традиционных, так и новых продовольственных культур, а также скота, стремясь к полной экономической самодостаточности. Были введены положения, регламентирующие условия труда индейцев. Характерной особенностью политики Кортеса стало введение сегрегации, при которой испанское население могло располагаться только в городах. Этим Кортес хотел предотвратить возможность возникновения "диких" колоний, вне контроля с его стороны. Испанцам также запрещалась торговля с местным населением.

Одной из важнейших целей Кортеса было обращение индейцев в христианство. В качестве храмов переоборудовались и освящались старые языческие капища. Первая миссия прибыла 13.05.1524. Видя, что индейцы отрицают политику испанизации, миссионеры проповедовали индейцам на их родном языке.

Зимой 1523 офицер Кортеса Педро Альварадо отрпавился на перешеек Теуантепек, опустошл всю область, захватив огромную добычу. На юго-востоке он обнаружил горные области Чьяпаса и Южную Гватемалу, а 25.07.1524 основал город Гватемалу. Для поиска золота Кортес послал в Гондурас Олида на пяти судах. Через полгода в Мехико поступили доносы, что Олид захватил страну в личных интересах. Кортес отправил туда 2-ю флотилию, которая затонула во время бури, а спасшиеся испанцы во главе с Франсиско Лас Касасом попали в плен к Олиду, составили заговор и обезглавили его. Но Кортес, не зная этого, 15.10.1524 двинулся в Гондурас по суше. После тяжелейшего 500-км похода сильно поредевший отряд Кортеса весной 1526 добрался до города Трухильо, основанного Лас Касасом. В Мехико Кортес вернулся лишь в июне 1526.

Впоследствии Кортес оказывается втянут в интриги - его то и дело пытались скомпрометировать в глазах короля. Его обвиняли в стремлении к отделению от испанской короны и даже в смерти своей жены Каталины. В 1528 он отправился в Испанию, чтобы представить своё дело. Но вернуть пост губернатора Новой Испании ему уже было не суждено. Карл V, принимая во внимание бывшие заслуги Кортеса, утвердил его в должности капитан-генерала и пожаловал титул маркиза дель Валье де Оахака. Кроме того, он получил членство в Ордене Сантьяго де Компостела.

15.07.1530 Кортес вернулся в Веракрус и оставался в должности капитан-генерала до 1531. Земли Кортеса в сумме составили около 7 млн гектаров. Он получал огромные владения в долине Мехико. На своих землях он получал право держать 23 тыс. вассалов. Вокруг подаренных ему королём земель разгорелась юридическая баталия, поскольку под юрисдикцию Кортеса переходило не менее 2 млн человек. Сам Кортес под "вассалом" понимал главу семейства, которое платило подати.

В результате разбирательств Кортес лишился долины Толуки и южной части долины Мехико, а в центре Оахаки был основан колониальный город Антекера. Но Кортес выторговал себе четыре индейских города — Куилапу, Оахаку, Этлу и Тлапакойю и, достигнув компромисса, уехал в Куэрнаваку где 8 лет занимался сельским хозяйством, разводя сахарный тростник, экспериментировал с выращиванием винограда. В Оахаке он развернул производство шёлка, интересовался он и хлопком. Маркиз также занимался разведением крупного рогатого скота, производством овечьей шерсти и лесоразработкой. Он также оценил коммерческие возможности местных продуктов — какао, табака и ванили.

В 1532-1539 Кортес снарядил 7 экспедиций в Тихом океане на двух или трех судах каждая. Ими были обнаружены Новая Гвинея, острова Маршалловы, Адмиралтейства и часть Каролинских, обследовано тихоокеанское побережье, при этом было установлено, что Калифорния является полуостровом. Он основал город Санта-Крус (Ла-Пас).

В 1540 Эрнан Кортес вместе с сыном окончательно возвратился в Испанию. Год спустя они приняли участие в неудачном алжирском походе Карла V. В Испании Кортес пытался убедить короля расширить границы испанской империи за счёт всей территории вновь открытого континента, но эта идея поддержки не нашла.

Кортес умер в Кастильехо-де-ла-Куэста, близ Севильи 2.12.1547. После смерти его прах переносили не менее 8 раз и окончательно был помещён в 1823 в Неаполе, в склепе герцогов Террануова-Монтелеоне.


Игнатий де Лойола (1491-1556)

Родился 23.10.1491 в замке Лойола в баскской провинции Гипускоа в семье, принадлежавшей древнему баскскому роду. При крещении получил имя Иньиго. В 14 лет Иньиго остался круглым сиротой, и старший брат отправил его в Аревалло, к Иоанну Веласкесу, казначею Кастильского двора. Там Иньиго служил пажем. Достигнув совершеннолетия, перешёл на военную службу.

21.05.1521 во время обороны Памплоны, которую осаждали французские и наваррские войска под началом Андре де Фуа, Иньиго был задет снарядом, который проскочил между ног, ранив одну и сломав другую. Иньиго едва не умер, перенёс мучительную операцию, долго болел, но остался хромым. За время болезни увлёкся чтением религиозной литературы. В марте 1522 Иньиго собрался совершить паломничество в Иерусалим. В пути он принёс обет целомудрия. В Монсеррате (бенедиктинское аббатство близ Барселоны) он прошёл посвящение. После обращения принял имя Игнатий, избрав себе небесным покровителем Св.  Игнатия Антиохийского.

23.03.1523 Игнатий отплыл в Италию. Получив благословение Папы Адриана VI, он пешком отправился в Венецию, откуда 15.07.1523 отплыл в Святую Землю. Посетив Иерусалим, Вифлеем и Иордан, он хотел остаться в монастыре францисканцев, но получил отказ и вернулся в Барселону.

В 33 года Игнатий начал изучать латинский язык. Затем обучался в университете Алькалы и Саламанки, а в 1528 продолжил обучение в Париже. В 1534 он получил стапень доктора. 15.08.1534, в день Успения Пресвятой Богородицы, он вместе со своими товарищами, принесли обеты нестяжания, целомудрия и миссионерства в Святой Земле. Поскольку из-за начавшейся войны Венеции с Турцией отплыть в Палестину было невозможно, обет, данный на Монмартре, обязывал их отправиться в Рим. В 1537 Папа Павел III поручил Игнатию Лайоле и Петру Фавру преподавать богословские дисциплины в Римском университете.

В 1539 Игнатий и его товарищи решили официально образовать сообщество — новый монашеский орден. В том же году Игнатий представил Папе Павлу III Установления — проект будущего Устава, где в дополнение к трём стандартным обетам послушания, целомудрия и нестяжания был добавлен четвёртый: обет непосредственного послушания Святому Отцу. 27.09.1540 устав нового ордена — Общества Иисуса (иезуиты) — был утверждён папской буллой. На Великий пост 1541 Игнатий Лойола был избран первым генеральным настоятелем ордена (генералом).

В 1541-1556 в Риме Игнатий занимался координацией деятельности ордена, создавал "Конституции", диктовал "Автобиографию". Он умер 31.07.1556 и был погребён в Риме, в церкви Иль-Джезу (Иисуса Христа). 12.03.1622 Игнатий Лойола был канонизирован вместе с Франциском Ксаверием Папой Григорий XV.


Фернандо Альварес де Толедо, 3-й герцог Альба (1507-1582)

Родился 29.10.1507. Его отец Гарсия Альварес де Толедо в 1510 был убит в войне с маврами. Мать — из рода Пиментелей португальского происхождения. Юный Фернандо Альварес воспитывался у своего деда, Фадрико Альвареса де Толедо (ок. 1460-1531), чья мать была сестрой королевы Хуаны Энрикес. Благодаря этому состоял в кровном родстве с императором Карлом V.

Ещё 16-летним юношей Фернандо отличился при взятии Фуэнтеррабии и позже участвовал во всех походах императора Карла V — во Франции, Италии, Африке, Венгрии и Германии. Ключом к военным успехам считал регулярные тренировки солдат и строгую дисциплину. Как военачальник придавал большое значение вопросам логистики. Отличался предельной самоуверенностью и редко слушался чьих-либо советов.

Европейской славой герцог Альба покрыл себя в ходе битвы при Мюльберге (24.04.1547). Решительная атака конницы под его командованием на дрогнувших в бою саксонцев склонила победу на сторону испанского войска. Менее удачлив он был в войне за Мец в 1552. В том же году был назначен главнокомандующим испанскими войсками в Италии и после вступления на престол Филиппа II стал вице-королём Неаполя.

На последнем этапе Итальянских войн герцог Альба с успехом командовал войсками против армии Папы Павла IV и своей победой в Абруцци вынудил его отказаться от союза с французами и снова перейти на сторону Испании.

В тайном завещании 1543 года Карл V рекомендовал сыну использовать Альбу на поле боя, но в остальных делах остерегаться его самоуверенности, амбициозности и готовности идти к достижению цели любыми средствами.

В 1565 Филипп II направил Альбу вместе со своей женой Елизаветой Валуа вести переговоры с Екатериной Медичи. Французская королева хотела договориться о браке своего сына с испанской инфантой, в то время как герцог Альба предлагал начать совместное наступление на гугенотов.

В1567 Альба был назначен штатгальтером Нидерландов. Инструкция, данная ему королём повелевала, захватив почётнейших граждан страны, отправить их на смертную казнь, конфисковать в казну их имущество и поддерживать католическую веру во всей строгости. Смерть принца Вильгельма Оранского, Эгмонта, Горна и других была заранее решена. Но из трёх вождей Альбе удалось захватить только Эгмонта и Горна. Судилище над ними получило в народе название "Кровавого совета". В течение трёх месяцев Альба послал на эшафот до 1800 человек. Тот, кого арестовывали, был фактически уже осуждён, а более снисходительного приговора, чем смертная казнь и конфискация имущества, суд не выносил.

Оранские принцы Вильгельм и Людвиг также были приглашены на суд, но, проявив благоразумие, не явились. С помощью Германии они весной 1568 начали войну. Победа, одержанная Людвигом в апреле 1568, побудила Альбу казнить Эгмонта, Горна и других знатных лиц. В октябре 1568 ему с незначительными потерями удалось вытеснить восставших из страны. В Нидерландах опять началась кровавая расправа; число казней вскоре достигло нескольких тысяч. Сотни тысяч людей спасались бегством за границу. Высокими налогами была остановлена промышленность и торговля.

Весной 1572 партизаны-гёзы (так называли себя восставшие нидерланцы от фр. gueux — нищие) овладели бó льшей частью Зеландии и Голландии. Из Франции и Германии им на помощь спешили с новыми силами Людвиг и Вильгельм. Альба по-прежнему оставался победителем в сухопутных сражениях, но по прошествии года кровавых расправ и бесплодных побед и он лишился надежды достигнуть своих целей. Ввиду отсутствия флота и должного финансирования, а также интриг Руя Гомеса де Сильву (супруг одноглазой принцессы Эболи), фаворита Филиппа II, он попросил короля об увольнении (18.12.1573), после чего вернулся в Испанию. В протестантских странах его имя стало синонимом жестокости и изуверства.

По прибытии в Испанию герцог уже не пользовался доверием своего государя, которому были не по душе ни слухи об учинённых им кровавых расправах, ни его сословная спесь. За прекословие королевской воле герцог Альба был удалён от двора, а его сына самовольно женившегося на своей кузине, дочери вице-короля Сицилии, заточили в неприступной крепости Ла-Мота.

В 1580 король назначил Альбу командовать испанской армией в войне за португальское наследство. Всего за несколько недель война закончилась победой испанцев в сражении при Алькантаре (25.08.1580), однако португальцам эта кампания запомнилась прежде всего неслыханной жестокостью захватчиков. Альба ненадолго пережил свой последний триумф. Он умер в Лиссабоне 11.12.1582.


Эль Греко (1541-1614)

Доменикос Теотокопулос (его настоящее имя) родился в зажиточной семье на Крите, который в то время находившемся под властью Венецианской республики. Отец Эль Греко, Георгиос Теотокопулос был торговцем и сборщиком податей. В юности Доменикос изучал иконопись в рамках критской школы. Помимо этого он, вероятно, изучал древнегреческий и латинский языки. В 1563 он достиг статуса мастера и получил возможность организовать собственную мастерскую. В возрасте 26 лет он, как и многие греческие художники, отправился в Венецию и никогда больше не возвращался на Крит.

В отличие от других критских художников, приехавших в Венецию, Эль Греко существенно изменил свой стиль и пытался выразить себя, изобретая новые и необычные интерпретации традиционных религиозных сюжетов. Его работы написаны под влиянием стиля венецианского Ренессанса — удлинённые фигуры, напоминающие о работах Тинторетто, и красочная хроматическая гамма, объединяющая его с Тицианом. Венецианские мастера научили его организовывать многофигурную композицию в окружении яркого света.

В 1570 Домкникос переехал в Рим, где открыл мастерскую и выполнил серию работ. В Риме, по рекомендации Джулио Кловио он был принят в палаццо Фарнезе, где кардинал Алессандро Фарнезе создал центр художественной и интеллектуальной жизни города. Пребывание в Риме привнесло в стиль Эль Греко элементы маньеризма — причудливую перспективу, напряжённые позы и бурную жестикуляцию.

Ко времени приезда Эль Греко в Рим, Микеланджело и Рафаэль уже оставили этот мир, однако по-прежнему являлись примером для подражания молодых художников. Эль Греко, отстаивая свои художественные взгляды, идеи и стиль, не стесняясь критиковал "Страшный суд" Микеланджело в Сикстинской капелле, и даже предложил Папе Пию V полностью перерисовать фреску, в соответствии с новыми, более строгими католическими воззрениями. Однако критикуя и осуждая Микеланджело, Эль Греко обнаружил, что не смог избежать его влияния. В более поздних работах художника, таких как, например, "Поклонение имени Христа" и в картине "Христос изгоняет торговцев из храма", Эль Греко не только отдал дань уважения признанным мастерам, но и провозгласил своё намерение конкурировать с ними.

Из-за своих нетрадиционных художественных взглядов и личных качеств, Эль Греко быстро обзавёлся в Риме многочисленными врагами и был вынужден покинуть Италию. В 1577 Эль Греко уехал в Мадрид, а оттуда в Толедо, где впоследствии написал свои основные работы. Свои работы он обычно подписывал своим греческим именем греческими буквами. В то время Толедо был религиозной столицей Испании. Эль Греко подписал контракт на девять работ для украшения монастыря Св. Доминика и на "Совлечение одежд с Христа" для ризницы Толедского собора. К сентябрю 1579 он закончил все 9 работ благодаря чему получил известность в Толедо.

В это время Филипп II строил монастырь-дворец Эскориал и, подыскивая мастеров для работы над внутренним убранством, столкнулся с немалыми трудностями. Тициан к тому времени уже умер, Тинторетто, Паоло Веронезе и Антонис Мор отказались ехать в Испанию. Эль Греко удалось получить два важных королевских заказа — "Поклонение имени Христа" и "Мученичество Св. Маврикия". Однако королю работы не понравились и больше ничего у Эль Греко он не заказывал.

Не добившись расположения короля, Эль Греко был вынужден остаться в Толедо, где был принят как великий художник. Эль Греко нанял помощника Франсиско Пребосте и в арендованном у герцогов Эскалона 24-комнатном комплексе основал мастерскую, в которой помимо картин, можно было изготавливать алтарные рамы и статуи. Он жил на широкую ногу, иногда даже нанимая музыкантов, чтобы те играли, пока он обедает. Он сошёлся с Херонимой де Лас Куэвас, с которой они не были женаты, хотя она родила ему его единственного сына.

12.03.1586 Эль Греко получил заказ на картину "Погребение графа Оргаса", ставшую впоследствии одной из его самых известных работ. В 1597-1607 годы Эль Греко получил несколько больших заказов и его мастерская занималась созданием живописных и скульптурных ансамблей для различных религиозных учреждений. В (1607-1608) Эль Греко был вовлечён в длительную судебную тяжбу с госпиталем Милосердия в Ильескасе из-за оплаты своих живописных, скульптурных и архитектурных работ. Эта и другие судебные процессы стали причиной денежных затруднений, с которыми Эль Греко столкнулся к концу жизни.

Во время работы над заказом госпиталя Тавера Эль Греко серьёзно заболел и 7.04.1614 скончался и был похоронен в монастыре Санто-Доминго-эль-Антигуо. Его студию унаследовал сын Хорхе Мануэль Теотокопули, родившийсяся в 1578, и также ставший художником. Он помогал отцу в мастерской и продолжал повторять его композиции в течение многих лет после смерти отца.

Основным принципом стиля Эль Греко был примат воображения и интуиции над субъективным характером творения. Эль Греко отбросил критерии классицизма, такие как меры и пропорции. Он считал цвет важнейшим и наиболее неуправляемым элементом живописи и заявлял о первенстве цвета перед формой. Он считал также, что благодать является высшим предметом поиска искусства, но художник достигает благодати только тогда, когда ему удаётся решать самые сложные проблемы с очевидной лёгкостью.

В своих поздних работах Эль Греко демонстрировал характерную тенденцию драматизировать, а не описывать. Приверженность Эль Греко к исключительно длинным и тонким фигурам, а также к удлинённым композициям, служившая и его целям выражения и эстетическим принципам, привела его к отбрасыванию законов природы и ещё большему удлинению композиций, особенно когда они были предназначены для украшения алтаря. Анатомия человеческих тел в поздних работах Эль Греко стала более потусторонней. Работая над "Непорочным зачатием Девы Марии", Эль Греко попросил удлинить место под картину, "чтобы форма была более совершенной". Существенным новшеством поздних работ Эль Греко стало переплетение формы и пространства, развитые взаимоотношения между двумя составляющими живописной поверхности. Другой особенностью зрелого стиля Эль Греко является использование света. Как отмечает Джонатан Браун, "кажется, что каждая фигура содержит собственный свет внутри, либо отражает свет от незримого источника".

Эль Греко также был превосходным портретистом, способным не только запечатлеть черты лица натурщика, но и передать его характер.

Эль Греко был известен не только как живописец, но и как архитектор и скульптор. Обычно он проектировал алтарную композицию целиком, что включало в себя живописные, скульптурные и архитектурные работы, как например для госпиталя Милосердия. Работая над "Совлечением одежд с Христа" он создал и особенный алтарь из позолоченного дерева, который был впоследствии почти полностью уничтожен. Его наиболее заметным архитектурным достижением стала церковь монастыря Санто-Доминго-эль-Антигуо, для которой он также создавал картины и скульптуры. Эль Греко относится к художникам, включавшим архитектуру в свои живописные работы.

Драматичный и экспрессионистский стиль Эль Греко приводил в смущение современников. К работам Эль Греко относились с пренебрежением на протяжении нескольких поколений после его смерти из-за их явного противопоставления принципам раннего барокко, вышедшего на первый план в начале XVII века и вытеснившего последние следы маньеризма XVI века. Эль Греко считался непонятным и не имел значимых последователей. Только с наступлением эпохи романтизма в конце XVIII века о работах Эль Греко вновь заговорили.

Эль Греко считается предтечей экспрессионизма и кубизма. Выразительность и цветовая гамма Эль Греко повлияли на Эжена Делакруа и Эдуарда Мане. Первым художником, который заметил структурный код в морфологии позднего Эль Греко, был Поль Сезанн, один из предшественников кубизма. Сравнительный морфологический анализ двух художников показал их общие элементы, такие как искажение человеческого тела, красноватые и необработанные фоны и сходство в визуализации пространства.

Символисты и Пикассо в свой Голубой период использовали холодные цвета и аскетичную анатомию фигур Эль Греко. Во время работы над "Авиньонскими девицами" Пикассо посещал парижскую студию своего друга Игнасио Сулоага и изучал картину Эль Греко "Снятие пятой печати". Связь между "Авиньонскими девицами" и "Открытием пятой печати" была выявлена, когда были проанализированы стилистическое сходство и связь между мотивами обеих работ. Экспрессионисты сосредоточились на экспрессивных искажениях Эль Греко.


Алессандро Фарнезе (1545-1592)

Родился 27.08.1545. Сын Маргариты Пармской (незаконнорожденная дочь императора Карла V) и пармского герцога Оттавио Фарнезе (внук Папы Павла III). В 1556-1559 находился при своём дяде Филиппе II в Брюсселе, затем воспитывался при мадридском дворе, в 1565—1571 жил с матерью в Нидерландах, где она была правительницей. В молодости носил титул герцога Кастро. В 20 лет женился на португальской инфанте Марии, внучке Мануэла I, однако видел её крайне редко, посвящая большую часть времени боевым забавам, скачкам и охоте.

В 1571 Фарнезе принял участие в боевых действиях Священной лиги против турок, отлично проявив себя в морской битве при Лепанто (7.10.1571). Его дядя Хуан Австрийский остался настолько доволен действиями Алессандро, что вызвал его к себе в Нидерланды, как только получил назначение наместником этой богатейшей, но неспокойной провинции. В 1578 Фарнезе нанёс поражение повстанцам в битве при Жамблу (31.01.1578) и весьма жестоко расправился с непокорными.

После смерти дон Хуана (1.10.1578) Фарнезе сразу же заступил его место в качестве штатгальтера Нидерландов. Первым делом он провёл чёткую грань между Утрехтской унией, которая объединяла протестантские провинции во главе с Вильгельмом Оранским, и теми провинциями, в которых большинство населения составляли католики. С первыми он был готов вести войну до последнего, со вторыми — искать компромисс.

Эта политика принесла первые плоды уже в мае 1579, когда Фарнезе восстановил мир в южных провинциях, подписав с ними Аррасский договор, по которому он обязался в течение шести месяцев вывести из Фландрии иноземные войска. В то же время он подорвал позиции Утрехтской лиги, осадив Маастрихт и отвоевав его у повстанцев (29.05.1579).

Войско Фарнезе состояло из 15 тыс. наспех обученных фламандцев, которые были вынуждены противостоять своим же собратьям с севера. В этих условиях полководец мудро избегал затяжных осад и изнурительных манёвров, стараясь как можно быстрее вступать в переговоры с неприятелем. Это позволило ему в ноябре 1581 овладеть Турне, а вслед за тем и рядом других укреплённых пунктов.

Заручившись доверием южных провинций, Фарнезе уговорил их представителей согласиться на возвращение в Нидерланды испанских и итальянских солдат. Это позволило ему усилить свою армию до 60 тыс. человек, и в конце 1582 он перешёл в наступление против Вильгельма Оранского. В первой половине 1584 Фарнезе удалось отрезать мятежный Антверпен с моря и 17.08.1585 город капитулировал.

К моменту своего восшествия на пармский престол в 1586 под начальством Фарнезе находилась обширная территория, впоследствии получившая самостоятельное политическое существование под именем Бельгии.

В 1588 Филипп II ввязался в войну с Англией и велел Фарнезе готовиться к переправе через Ла-Манш. Бесславный конец Непобедимой армады в Гравелинском морском сражении (5.08.1588) не мог не сказаться на престиже испанского наместника в Нидерландах. Он был ранен при Кодебеке, тяжело заболел и был увезён на лечение в городок Спа, где скончался 3.12.1592. В его отсутствие испанцы понесли ряд поражений от Морица Оранского, и король уже готовился сместить его с поста, когда получил известие о смерти своего лучшего полководца.


Мигель де Сервентес Сааведра (1547-1616)

Мигель де Сервантес родился 29.09.1547 в городе Алькала-де-Энарес (Кастилия, Испания) в семье обедневших дворян. Он был четвёртым из семи детей. Отец, идальго Родриго де Сервантес, был вольнопрактикующим лекарем. Приставку Сааведра писатель добавил к фамилии уже сам в честь прабабки по отцовской линии.

О ранних этапах жизни Сервантеса известно очень мало. Родриго Сервантес в поисках работы объехал с семьёй ряд испанских городов и в 1551 остановился в Вальядолиде, тогдашней официальной столице королевства. Но вскоре он был арестован за неуплату долгов местному ростовщику, и в результате всё имущество семьи было продано с торгов. 10-летним подростком Мигель поступил в коллегию иезуитов, и проучился там 4 года.

Вскоре Мигелю и его брату Родриго пришлось начинать самостоятельную жизнь. В 1568 Мигель поступил камерарием на службу к послу Папы Пия V и вместе с ним отправился в Рим. В 1570 Сервантес был зачислен солдатом в испанский полк Мигеля де Монкады. Пять лет, проведённые Сервантесом в рядах испанских войск были важным периодом в ео жизни. За это время он побывал в Милане, Болонье, Венеции, Палермо. Длительное пребывание в Италии позволило ему не только овладеть итальянским языком, но познакомиться с античным искуством и литературой, а также итальянского Возрождения.

7.10.1571 Сервантес участвовал в битве при Лепанто. Несмотря на то, что в тот день он болел лихорадкой, он отказывался оставаться в постели и просился в бой. Мигель храбро сражался на борту корабля и получил три огнестрельных ранения — два в грудь и одно в предплечье. Последнее ранение лишило его левую руку подвижности. Сервантес всегда с гордостью вспоминал своё участие в этом сражении: он верил, что принял участие в событии, которое определит ход истории Европы.

После битвы при Лепанто Мигель Сервантес оставался в госпитале в Мессине в течение 6 месяцев, пока его раны не зажили достаточно, чтобы он смог продолжить службу. В конце апреля 1572 он был зачилен в полк Лопе де Фигероа и провёл некоторое время на острове Корфу. 2.10.1572 он участвовал в морской битве при Наварине, а в следующем году в составе экспедиционного корпуса служил в Северной Африке. Он был свидетелем захвата Туниса и Ла-Гулетта турками в 1574 году.

20.09.1575 Мигель вместе с братом Родриго на борту галеры "Солнце" отбыли из Неаполя в Испанию. Герцог де Сессе дал Мигелю рекомендательные письма для короля и министров, подписанные вице-королём Неаполя Хуаном Австрийским, в которых просил короля об оказании милости и помощи храброму солдату. Утром 26 сентября на подходе к каталонскому берегу галера была атакована алжирскими корсарами. Нападавшим было оказано сопротивление, в результате чего многие члены команды "Солнца" были убиты, а остальных взяли в плен и увезли в Алжир. Обнаружив у Мигеля Сервантеса рекомендательные письма корсары решили, что он знатный господин и поэтому назначили за его освобождение огромный выкуп. В алжирском плену Сервантес провёл 5 лет (1575—1580), трижды пытался бежать и лишь чудом не был казнён. В плену он часто подвергался различным мучениям.

У отца не было средств на выкуп Мигеля в связи с тем, что он прежде выкупил из плена Родриго. С большим трудом семья собрала 3 000 реалов на выкуп Мигеля. Гасан Паша, поняв, что большего он не получит, счёл за благо избавиться от беспокойного пленника, и 19.09.1580 Сервантес был освобождён.

Вернувшись на родину Сервантес снова поступил на военную службу, но материалного благополучия ему это не принесло и он ушёл из армии. В 1587 он перебрался в Андалусию, которая благодаря торговым связям с америкканскими колониями открывала широкие возможности. Следующие 15 лет Сервантес работал торговым агентом в Севилье, где в это время готовилась "Непобедимая Армада". Но там, где другие продовольственные комиссары наживали состояние, Сервантес из-за своей честности терпел одни неудачи. После гибели "Непобедимой Армады" (8.08.1588) оставаться в Севилье не имело смысла и Сервантес подал прошение в Совет Индий о предоставлении ему вакантного места в американских колониях.

В 1594 ему предоставили должность сборщика налоговых недоимок в Гранаде. Но банкир, которому Сервантес сдал собранные деньги, объявил себя банкротом, и казначество предъявило иск Сервантесу. В результате он оказался в тюрьме, в которой просидел около трёх месяцев. Впоследствии, в 1602 и 1608 году власти снова преследовали его по этому делу.

Литературная деятельность Сервантеса началась довольно поздно, когда ему было 38 лет. За первым трудом, пасторальным романом "Галатея" (1585), следует большое количество драматических пьес, пользовавшихся слабым успехом. В 1603 он находился в Вальядолиде, где занимался мелкими частными делами, дававшими ему скудный заработок, а в 1604 вышшла в свет первая часть романа "Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский", имевшая громадный успех в Испании и за границей. Материального положения автора она, однако, нимало не улучшила, а только усилила враждебное отношение к автору, выразившееся в насмешках, клевете, преследованиях. С этих пор и до самой смерти литературная деятельность Сервантеса не прекращалась: спустя 10 лет появились вторая часть "Дон Кихота", все новеллы, многие драматические произведения ("Ревнивый старик", "Театр чудес", "Лабиринт любви" и др.), поэма "Путешествие на Парнас" и был написан напечатанный уже после кончины автора роман "Персилес и Сихизмунда".

До самой смерти Сервантес не переставал работать; за несколько дней до смерти он постригся в монахи. Он умер от водянки 22.04.1616 в Мадриде, куда он переехал из Вальядолида незадолго до смерти. По обычаям того времени датой его смерти была записана дата его похорон — 23 апреля. Из-за этого иногда говорят, что дата смерти Сервантеса совпадает с датой смерти другого великого писателя — Уильяма Шекспира, фактически же Сервантес умер 11 днями ранее (т.к., на тот момент, в Испании действовал Григорианский календарь, а в Англии — Юлианский). Долгое время никто не знал точного места захоронения выдающегося испанского писателя. Лишь в 2015 археологам удалось обнаружить в одном из склепов в монастыре де лас Тринитариас его останки, которые торжественно перезахоронили в мадридском соборе Святой Троицы.

Мировое значение Сервантеса держится, главным образом, на его романе "Дон Кихот", полном и всестороннем выражении его разнообразного гения. Задуманное как сатира на наводнившие в ту пору всю литературу рыцарские романы, о чём автор определительно заявляет в "Прологе", это произведение мало-помалу, может быть, даже независимо от воли автора, перешло в глубокий психологический анализ человеческой природы, двух сторон душевной деятельности — благородного, но сокрушаемого действительностью идеализма и реалистической практичности.

Обе эти стороны нашли себе гениальное проявление в бессмертных типах героя романа и его оруженосца; в резкой своей противоположности они — и в этом заключается глубокая психологическая правда, — составляют, однако, одного человека; только слитие этих обеих существенных сторон человеческого духа составляет гармоническое целое. Дон Кихот смешон, изображенные гениальною кистью похождения его — если не вдумываться в их внутренний смысл — вызывают неудержимый смех, но он скоро сменяется у мыслящего и чувствующего читателя другим смехом, "смехом сквозь слезы", который есть существенное и неотъемлемое условие всякого великого юмористического создания.

В романе Сервантеса, в судьбах его героя сказалась в высокой этической форме именно мировая ирония. В побоях и всякого рода других оскорблениях, которым подвергается рыцарь — при некоторой антихудожественности их в литературном отношении, — заключается одно из лучших выражений этой иронии. Ещё один очень важный момент в романе — смерть его героя. В это мгновение всё великое значение этого лица становится доступным каждому. Когда бывший его оруженосец, желая его утешить, говорит ему, что они скоро отправятся на рыцарские похождения, "Нет, — отвечает умирающий, — всё это навсегда прошло, и я прошу у всех прощения".


Хуан Австрийский (1547-1578)

Хуан родился в Регенсбурге 24.02.1547. Он был незаконным сын императора Карла V и Барбары Блуменберг (или Бломберг), дочери регенсбургского бургомистра. Не признанный отцом, Хуан был воспитан в Испании вдали от света.

Накануне смерти Карл V в своём завещании признал дон Хуана своим сыном. Король Испании Филипп II, относившийся к отцу с благоговением, призвал юного принца ко двору и относился к нему благосклонно. В 1561-1564 дон Хуан провёл в университете в Алкале вместе с дон Карлосом и Александром Пармским (Александр Фарнезе). При дворе Хуан приобрёл всеобщее расположение, а король устроил для него отдельный дворец и дал ему привилегии, которые обыкновенно давались инфантам.

В 1568 дон Хуан был назначен начальником эскадры, которая была снаряжена для наказания морских разбойников, опустошавших берега Средиземного моря. Он блестяще выполнил свою задачу, победив корсаров в ряде битв. В 1569 дони Хуан принял участие в войне против морисков, осадил крепость Галеру, где засели мориски, и взял её после нескольких кровопролитных приступов.

Быстрые успехи вскружили молодому полководцу голову, развили в нём страшное самомнение, сделали его надменным и безмерно честолюбивым; он хотел быть победителем всегда и везде, даже в обыкновенных играх. Когда турки напали на Кипр, дон Хуан, предводительствуя флотом из 300 галер, наголову разбил турецкий флот в битве при Лепанто (7.10.1571).

Филипп II, ревнивый к своей власти, стал подозрительно смотреть на своего брата, который искал влиятельного и самостоятельного положения. Осенью 1573 дон Хуан взял Тунис, где хотел основать собственное царство. Он укрепил Тунис и окрестные города и обратился к Филиппу II с просьбой признать его королём Туниса, но получил отказ.

Дон Хуан стыдился матери и её семьи, хотел считаться только сыном императора, заманивал мать в Испанию, чтобы запереть её в монастырь, а её сына от законного брака приказал коварно куда-то запрятать. Бессердечно относился дон Хуан и к своим возлюбленным, и к своему многочисленному незаконному потомству.

Будучи генерал-викарием Сицилии, Неаполя и Милана, дон Хуан планировал освободить заключённую в Англии Марию Стюарт и жениться на ней. В это время Филипп II предложил ему очень трудный и важный пост штатгальтера Нидерландов, и тот согласился принять предложение только на том условии, что ему позднее будет разрешено вторгнуться в Англию.

Дон Хуан подписал с голландскими повстанцами "бессрочный эдикт", обещавший очистить страну от испанских войск в случае признания повстанцами губернаторских полномочий Хуана и возвращения в страну католической Церкви. Эти условия оказались неприемлемыми для провинций Голландия и Зеландия, и дон Хуан вернулся на столь любимую им военную стезю, отвоевав у повстанцев Намюр.

Положение дон Хуана в последние месяцы жизни сделалось чрезвычайно сложным. Филипп II не присылал ему ни военной, ни финансовой помощи, разочаровавшись в его верности. Особенную неприязнь короля вызывал его секретарь, Хуан де Эскобедо, который вскоре был убит по приказу из Мадрида. 1.10.1578 от неизвестной заразной болезни умер и дон Хуан. На посту испанского наместника в Нидерландах его сменил племянник, Александр Фарнезе.


Лопе де Вега (1562-1635)

Лопе (полное имя — Феликс Лопе де Вега и Карпио) родился 25.11.1562 в семье ремесленника-золотошвея. С ранних лет он обнаружил творческие способности (в 10-летнем возрасте он перевёл в стихах "Похищение Прозерпины" Клавдиана). Учился в университете в Алькале. Сразу получили известность его романсы: в них, как и в других жанрах Лопе видел воплощение своего эстетического идеала, согласно которому Природа всегда должна стоять выше Искусства.

Однако университет окончить ему не удалось. За сатиру на семью отвергнувшей его возлюбленной он был осуждён на 10 лет изгнания из Мадрида. Несмотря на это Лопе возвратился в столицу, чтобы похитить новую даму сердца и тайно жениться на ней. Эта история отразилась в лучшемм творении Лопе де Вега — диалогическом романе "Доротея" (1634).

В 1588 Лопе принял участие в походе "Непобедимой армады", после поражения которой поселился в Валенсии, где и создал ряд драматических произведений для поддержания семьи. Он служил секретарём герцога Альбы (1590), маркиза Малвпика (1596) и герцога Лемосского (1598). К этому периоду относится расцвет его драматического творчества. Лопе де Вега принимал активное участие в организации пышных театрализованных праздников. Придворный стиль жизни, намёки на любовные связи и чувства самого Лопе и известных ему людей, переживания писателя, связанные со смертью его первой жены Исабель де Урбина (1594), легли в основу сюжета его пасторального романа "Аркадия" (1598).

В 1598 он женился на дочери богатого торговца Хуане де Гуардо. Но главное место в жизни Лопе на протяжении 1599—1608 годов занимала актриса Микаэла де Лухан (в стихах и прозе Лопе — Камила Лусинда). В период серьёзного духовного кризиса Лопе разорвал эту связь.

В 1609 Лопе стал добровольным слугой инквизиции. Душевное состояние писателя было усугублено последовавшими друг за другом смертями, любимого сына Карлоса Феликса (1612), жены (1613), а затем — и Микаэлы. Свидетельством пережитой духовной драмы стал сборник "Священные стихи", опубликованный в 1614 году.

В 1616 Лопе встретил свою последнюю любовь — двадцатилетнюю Марту де Неварес, которую воспел в стихах и в прозе под разными именами (Амарилис, Марсия Леонарда) и которой посвятил одну из лучших своих комедий — "Валенсианскую вдову" (1604), а также новеллы: "Приключения Дианы" (1621), "Мученик чести", "Благоразумная месть", "Гусман Смелый".

Последние годы жизни Лопе — целая череда личных катастроф: в 1632 умерла Марта, за два года до смерти ослепшая и потерявшая рассудок, в том же году в морском походе погиб сын Лопе, а его дочь была похищена любовником. Но творческая деятельность Лопе не прерывалась ни на один день. Он умер 27.08.1635.

Лопе де Вега создал более 2000 пьес, до наших дней сохранилось 426. Дерзкий в жизни, Лопе поднял руку и на традиции испанской драматургии — отказался от принятого тогда принципа единства места, времени и действия, сохранив лишь последнее, и смело объединял в своих пьесах элементы комического и трагического, создав классический тип испанской драмы.

Пьесы Лопе де Вега затрагивают различные темы: социально-политические драмы из отечественной и иностранной истории (например, пьеса о Лжедмитрии "Великий герцог Московский"), исторические хроники ("Доблестный кордовец Педро Карбонеро"), любовные истории ("Собака на сене", "Девушка с кувшином", "Учитель танцев").

В драмах Лопе де Вега велик исторический пласт. Среди них "Последний готский король", "Граф Фернан Гонсалес", "Зубцы стен Торо", "Юность Бернарда дель Карпио", "Незаконный сын Мударра", "Песнь о моём Сиде". Трактовка исторических событий у Лопе близка или совпадает с той, которую столетиями давали романсеро. Театр Лопе де Вега на более высоком уровне разыгрывал знакомые любому жителю Пиренеев сюжеты.

Пьесы Лопе де Веги построены таким образом, что случай, вмешивающийся в поток явлений, опрокидывает спокойный ход действия, доводя напряжение драматических переживаний до степени трагизма, чтобы затем ввести это взволнованное море страстей и своеволия в русло законности и строгой католической морали. Любовная интрига, развитие и разрешение которой составляет стержень его драматической фабулы, именно в силу того, что она в состоянии раскрыть всё могущество человеческих инстинктов и своеволия, служит у Лопе де Вега, с одной стороны, для показа всей полноты и многообразия человеческого поведения в семье и обществе, с другой — даёт возможность наглядно продемонстрировать значимость политических и религиозных идей, господствовавших в современном писателю обществе.

В своих многочисленных комедиях Лопе де Вега обнаруживает талант комического писателя. Его комедии насыщены яркой, часто несколько плакатной весёлостью. Особая роль в них отводится слугам, история которых образует параллельную интригу пьес. Остроумные, лукавые, сыплющие меткими пословицами и поговорками, слуги большей частью являются средоточием комической стихии произведения, в чём Лопе де Вега предвосхищает Мольера и автора "Севильского цирюльника" — Бомарше.

Отечественному зрителю особенно запомнилось исполнение Владимиром Зельдиным роли Альдемаро в пьесе "Учитель танцев" (фильм-спектакль в постановке Центрального театра Советской армии,1952), в которой он демонстрируя несколько танцев одновременно произнося длительный монолог. Более позднему поколению запомнился фильм "Собака на сене" (реж. Ян Фрид, 1977). Кроме того на экранах страны демонстрировался фильм "Фуэнте Овехуна" по одноимённой пьесе Лопе де Вега (в отечественном прокате фильм шёл под называнием "Овечий источник" — дословный перевод испанского названия).


Диего Велескес (1599-1660)

Диего (полное имя — Диего Родрегес де Сельва-и-Велескес) родился 6.06.1599 в Севилье (Испания) в семье Хуана Родригеса де Сильва и Иеронимы Веласкес, чьи предки переехали в Испанию из Португалии. Он был самыым старшим из 8 детей в семье. По обычаю, широко распространённому в Андалусии, Диего и его брат Хуан, также ставший художником, взяли себе фамилию матери.

Художественный талант Веласкеса открылся в раннем возрасте. В возрасте 10 лет Диего определили на учёбу в мастерскую известного севильского художника Франсиско Эрреры Старшего. Срок пребывания в мастерской Эрреры был очень кратким, так как тот имел весьма скверный характер, чего молодой ученик не смог выдержать. Поэтому в октябре 1611 Хуан Родригес подписал "договор на обучение" своего сына Диего с художником Франсиско Пачеко.

Пачеко, человек широкой культуры и многосторонне образованный, автор неизданного при жизни трактата по искусству живописи, верный последователь Рафаэля и Микеланджело и сам делавший превосходные портреты карандашом, несмотря на отсутствие большого таланта, был своим человеком в интеллектуальной среде Севильи и среди духовенства, поскольку занимал должность цензора и эксперта по церковной живописи при святейшей инквизиции в Севилье. Школа живописи Пачеко, носящая название "Academia Sevillana", отражала академический, официальный взгляд на изложение религиозных сюжетов и образов. Именно в этой школе молодой Веласкес получил свою первую техническую подготовку и эстетические навыки, в ней же подружился с будущим скульптором и живописцем Алонсо Кано и знаменитым испанским живописцем Франсиско де Сурбараном.

14.03.1617 Диего сдал экзамен на звание мастера года и по поручительству Пачеко был принят в гильдию живописцев Севильи, где получил лицензию для работы в качестве художника-живописца и право "практиковать своё искусство в королевстве, иметь мастерскую и нанимать подмастерьев" 23.04.1618 19-летний Диего женился на Хуане Миранде, 15-летней дочери Пачеко. Узы брака между членами разных семей испанских художников были широко распространены в то время, поскольку облегчали поиск работы и заказов.

Первые работы юноши были выполнены в жанре бодегонес (исп. bodegon — трактир) и представляли собой бытовые сценки из народной жизни, в изображении которых Диего показал себя великолепным наблюдателем и демонстрирует своё мастерство путём игры света на фигурах переднего плана, подчёркивающей поверхности и текстуры. Произведения Веласкеса того периода, особенно его натюрморты, оказали большое влияние на современных ему севильских художников. Этот этап творчества художника характеризуется влиянием караваджизма — подчёркнутым реализмом в изображении предметов и точной передачей черт натуры, усиленных контрастным освещением фигур переднего плана, а также плотностью письма. Все работы выполнены с использованием тёмного, часто условного фона, лишённого глубины, что оставляет ощущение безвоздушности, в лаконичной и выразительной манере.

Однако уже тогда Веласкес не ограничивался простым изображением жанровых сцен на близкие севильским гражданам темы. Примером этому может послужить полотно "Христос в доме Марии и Марфы", представляющее собой "картину в картине" и наполненное более глубоким смыслом, чем прочие работы этого периода.

Определённую аллегорию представляет собой и "Продавец воды из Севильи", на которой пожилой водонос предлагает юноше бокал с водой. На дне прозрачного сосуда заметен плод инжира, который не только придаёт воде особый вкус, но и является эротическим символом. Этот смысл усиливается фигурой крепкого молодого человека на заднем плане, допивающего свой бокал.

Молодой художник приобрёл в Севилье уже достаточно хорошую репутацию. Его учитель Пачеко, а также друзья и земляки старались помочь его карьере. Севильское землячество при королевском дворе в Мадриде обладало большим весом, чему немало способствовала деятельность Гаспара де Гусмана Оливареса, имевшего обширные поместья в Севилье и бывшего камер-юнкером инфанта, будущего короля Филиппа IV. Используя своё влияние на наследного принца, Оливарес был активным участником непрекращающихся придворных интриг, и лоббирование кликой Оливареса государственных дел стремительно возросло. С 1622 Оливарес возглавил правительство. Франсиско Пачеко хотел использовать эту возможность для представления своего талантливого зятя ко двору, поэтому Веласкес был отправлен в Мадрид под предлогом знакомства с коллекцией живописи Эскориала. Но перед монаршими персонами ему так не удалось. Однако Веласкес смог посетить королевскую коллекцию живописи в Эскориале, где Карлос I и Филипп II собрали произведения Тициана, Веронезе, Тинторетто и Бассано. Молодой художник понимал ограниченность возможностей художественных школ Севильи, и изучение королевской коллекции, особенно Тициана, оказало решающее воздействие на стилистическую эволюцию Веласкеса.

В 1623 Веласкес вернулся в Севилью, но через два месяца получил письмо от Хуана де Фонсеки с известием о смерти придворного живописца Родриго де Вильяндрандо и о наличии вакансии на это место. Веласкес стремительно отправился ко двору, остановился в доме королевского капеллана поэта Луиса де Гонгора-и-Арготе, соперника Лопе де Веги, и написал его портрет. Эта работа, в которой он тонко уловил и натурально и бескомпромиссно изобразил горечь, присутствовавшую в лице позировавшего поэта, попала во дворец. Кардинал-инфант пришёл в восторг и сразу заказал Веласкесу свой портрет. Изображение Гонгоры увидел и сам король Филипп IV. Ему портрет понравилось настолько, что он приказал брату уступить очередь позирования. Так Веласкес наконец получил возможность показать себя.

Результатом стала произведшая фурор картина "Портрет Филиппа IV с прошением" (до нашего времени не сохранилась). Молодой монарх сразу понял и оценил степень художественного дарования Диего. Филипп IV повторил ему обещание Александра Македонского, адресованное Апеллесу: "Никто, кроме тебя, писать меня больше не будет". Веласкес был назначен придворным живописцем вместо умершего Вильяндрандо.

Быстрая карьера Веласкеса вызвала негодование и зависть среди его соперников и привела в 1627 к конкурсному соревнованию между Веласкесом и ещё тремя художниками: Кардуччо, Кахесом и Анхело Нарди. Победителю предоставлялось право нарисовать картину в Большом главном зале Королевского дворца в Мадриде на тему изгнания мавров из Испании. Председатель жюри Хуан Баутиста Майно выбрал среди представленных эскиз Веласкеса и заявил о его победе. Картина украшала Эскориал до пожара, случившегося в сочельник 1734 года.

Главными задачами придворных живописцев было создание портретов королевской семьи и картин для украшения королевских покоев. Последнее предоставляло большую свободу в выборе темы и вообще в творчестве, которой не обладали художники, привязанные к заказам и спросу на рынке. Веласкес написал несколько портретов короля, его жены и графа-герцога. Некоторые из них в мае 1627 года были отправлены герцогу Гонзаге в Мантую.

В июле 1629 художник, получив от короля разрешение, в сопровождении генерала Спинолы отправилс в Италию. Он посетил Геную, Милан и Венецию. Знакомство с творениями великих итальянских художников оказало заметное влияние на живописца: его стиль стал более свободным и блестящим, колорит — менее тёмным в тенях и передающим натуру в ярком освещении. Но в Италии художник столкнулся с враждебным отношением местной элиты, считавшей Веласкеса чуть ли не испанским шпионом. В Венеции художник столкнулся с наиболее яростным неприятием итальянцами испанцев как таковых и в октябре 1629 спешно покинул город и отправился в Рим, где, в случае чего, можно было рассчитывать на заступничество Папы. В Вечном Городе художник пробыл до конца следующего года.

После возвращения в Испанию в 1631 Веласкес был назначен гофмейстером королевского двора, а в 1634 получил почётное звание гардеробмейстера. В это же время Филипп IV поручил живописцу руководство оформлением интерьера нового королевского дворца в Буэн Ретиро. Художник не только руководил работами, но и сам принимал активное участие в оформлении дворца. К этому же времени относится создание Веласкесом серии картин, воспевающих военные победы Филиппа IV. Наиболее значительной из этой серии является картина "Сдача Бреды", в которой художник не только запечатлел историческое событие (сдачу осаждённого голландского города 2.06.1625), но и с помощью многочисленных красноречивых деталей выразил своё отношение к этому событию и его участникам.

В конце 1648 Веласкес совершил второе путешествие в Италию. На сей раз его поездка осуществлялась по приказу короля с целью приобретения для королевской коллекции шедевров итальянской живописи и античной скульптуры. Неофициальной же целью визита художника, как придворного чиновника, было установление дипломатических контактов с разными высокопоставленными лицами Италии. В Ватикане Веласкеса благосклонно принял новый Папа Иннокентий X, заказавший художнику свой портрет. Картина ошеломила весь Рим. Папа, увидев портрет, воскликнул "Слишком правдиво!" и наградил художника золотой цепью и папской медалью. Живописец был избран членом Римской академии, на него посыпалось множество других заказов, однако художник был вынужден вернуться в Мадрид, так как король торопил его с возвращением.

К этому же времени относится создание Веласкесом своей самой, пожалуй, необычной картины "Венера перед зеркалом". На этом холсте в образе богини любви изображена обыкновенная женщина, смотрящаяся в зеркало, что придаёт картине оттенок доброй иронии автора: Веласкес как бы подсмеивается над ожиданиями зрителей увидеть в очередной раз античную Венеру и в то же время даёт понять, что любая женщина является богиней такого высокого чувства. При наличии внешней мифологической атрибутики в лице услужливого купидончика божественного в картине чрезвычайно мало, вся она пронизана теплотой, человечностью, искренним восхищением земной, а отнюдь не небесной красотой, поскольку изображённая модель не так идеальна, как того требовали бы каноны подобной живописи. В то же время в картине есть и интрига в виде нарочито затемнённого отражения богини в зеркале. Существует предположение, что живописцу позировала для этой работы известная итальянская художница Фламиния Тривио и что между ними в то время вспыхнул бурный роман, закончившийся с отъездом художника на родину, и что Фламиния родила от него сына. С этой точки зрения "Венера перед зеркалом" — очень чувственный эротический портрет возлюбленной, созданный Веласкесом себе на память.

У этой картины, как и у многих других работ Веласкеса, непростая судьба. За два с половиной века она сменила нескольких владельцев, а 10.03.1914 одна из активных поборниц прав женщин Мэри Ричардсон изрубила холст тяпкой, после чего он долгое время находился на реставрации.

После возвращения в Мадрид художник, создал целый ряд подобных картин, заслуживших одобрение самого короля и украсивших стены дворца. Кроме уже привычных портретов членов королевской семьи, в этот период были созданы две картины, считающиеся вершиной творчества великого художника — "Менины" и "Пряхи". Каждая из них не только является прекрасно изображённым эпизодом из жизни, но и наполнена глубоким подтекстом благодаря многим деталям, позам фигур, их расположению, освещению — всё это позволило говорить о загадках в позднем творчестве Веласкеса. На картине "Менины" сам художник изображён с крестом ордена Сант-Яго на груди, который он получил тремя годами позднее, по легенде этот крест добавил к портрету сам король Филипп IV.

На картине "Пряхи" Веласкес создал аллегорию на испанскую монархию и с помощью многочисленных деталей, как и в других работах, выразил своё отношение к ней. предполагают, что в образе античных богинь художник изобразил свою жену в виде пожилой пряхи и свою любовницу Фламинию Тривио в виде молодой, изображённой спиной к зрителю.

В 1659 король произвёл Веласкеса в рыцари Ордена Сантьяго. Веласкес принимал участие в брачной церемонии между Людовиком XIV и Марией Терезией, старшей дочерью Филиппа IV, заключённого в честь Пиренейского мира. Церемония состоялась на Острове Фазанов посреди реки Бидасоа в июне 1660. Художник вернулся в Мадрид и тяжело заболел. Несмотря на усилия королевских врачей, 6.08.1660 он умер н с рыцарскими почестями был похоронен в мадридской церкви Иоанна Крестителя, где восемью днями позже была похоронена и его жена Хуана. Во время наполеоновских войн в Испании и церковь, и могилы были уничтожены французами.


Франсиско Гойя (1746-1828)

Франсиско (полное имя — Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес) родился 30.03.1746 в Сарагосе, столице Арагона, в семье среднего достатка. Его отец — Хосе Гойя был известным мастером по золочению. Мать — Грасиа Лусьентес, дочь бедного арагонского идальго. Через несколько месяцев после рождения Франсиско семья переехала в деревеньку Фуендетодос, где они и жили до 1749, пока ремонтировался их городской дом. Франсиско был младшим из трёх сыновей. Образование все братья получили довольно поверхностное. В Сарагосе юный Франсиско был отдан в мастерскую художника Лусана-и-Мартинеса. В 1766 он прибыл в Мадрид, но на конкурсе в Академии Сан-Фернандо потерпел провал. В Мадриде Гойя познакомится с работами придворных художников, совершенствовал своё мастерство.

В 1766 Франсиско отправился в Рим. Весной 1771 он принял участие в конкурсе по античной теме и был удостоен второй премии Пармской Академии художеств. По приглашению капитула церкви дель-Пилар Гойя возвратился в Сарагосу. Ему было предложено выполнить эскизы для плафона капеллы архитектора Вентуры Родригеса на тему "Поклонение имени Бога". 1.07.1772 Гойя закончил роспись, и его работа вызвала у капитула восхищение. В результате Гойя был приглашен расписать ораторий дворца Собрадиэль, ему также стал покровительствовать знатный арагонец Рамон Пиньятелли. Позже Франсиско получил приглашение в картезианский монастырь Аула Деи, вблизи Сарагосы, где он в течение двух лет (1772—1774) создал 11 больших композиций на темы из жизни Св. Девы Марии.

Придворный художник Франсиско Байеу познакомил Гойю со своей сестрой Хосефой и Гойя вскоре соблазнил её. В июле 1773 Гойе пришлось жениться на ней. От этого брака выжил лишь один мальчик по имени Хавьер, который стал художником. В 1775 Гойя обосновался в Мадриде у своего шурина, и работал у него в мастерской.

Первым придворным заказом Гойи были картоны серии шпалер для столовой во дворце Эскориал для принца Астурийского, в будущем Карла IV. В них были представлены охотничьи сцены, охотой же увлекается и сам Гойя. Для Королевской шпалерной мануфактуры в 1776—1778 годах Гойя выполнил серию панно для столовой принца Астурийского уже во дворце Эль-Пардо. В это же время Гойя пишет насыщенные по цвету и непринуждённые по композиции сцены повседневной жизни и праздничных народных развлечений: "Зонтик" (1777), "Продавец посуды" и "Мадридский рынок" (1778), "Игра в пелоту" (1779), "Молодой бык"(1780).

В 1778 Франсиско получил разрешение на гравирование картин Диего Веласкеса, только что перевезённых в Королевский дворец в Мадриде. В течение двух лет (1778—1780) Гойя создал 7 картонов для шпалер в опочивальню принца и его жены и 13 — в их гостиные. В мае 1780 Гойя заключил контракт на роспись купола собора дель Пилар. В июле 1781 Гойя наряду с Франсиско Байеу и Маэллой работал по украшению церкви Св. Франциска в Мадриде. Гойя всё чаще пишет портреты. В 1785 Гойя познакомился с семьёй маркиза де Пеньяфель, которые стали его постоянными заказчиками в течение 30 лет.

С 1785 Гойя был вице-директором Королевской Академии. В 1786 Гойя был назначен королевским художником. На новой должности он продолжает создавать картоны для шпалер и летом 1786 ему заказали новую серию для королевской столовой во дворце Пардо. Для банка Св. Карла Гойя написал реалистичные портреты графа Альтамира и короля Карла III. В 1787 Франсиско написал 7 картин для украшения Малого дворца, резиденции герцога Осуна, а также 3 полотна для алтарей монастыря Санта-Ана де Вальядолид в несвойственной ему неоклассической манере. В 1788 2 картины для поминальной капеллы в Кафедральном соборе Валенсии по заказу герцога Осуна. В том же году он написал знаменитую панораму Мадрида при закате майского солнца в полотне "Луг у Сан-Исидро". Также Гойя написал портреты графини Альтамиры, её дочери, её сыновей графа де Трастамаре и трёхлетнего Мануэля Осорио, а также "Портрет семейства герцога и герцогини Осуна" в реалистической манере.

После смерти Карла III в 1789 Гойя стал придворным художником Карла IV и с 1799 его первым живописцем. После назначения он написал ряд невыразительных портретов короля и его супруги. У двора, напряжённо следящего за событиями Французской революции, пропал интерес к украшению дворцов — и теперь у Гойи не была заказов на картоны для шпалер. Ряд его друзей подверглись аресту или оказались в ссылке. Самого же Гойю в июле 1790 отправили в Валенсию "подышать морским воздухом". В октябре Гойя написал в Сарагосе портрет своего друга Мартина Сапатера, одинокого и богатого негоцианта, с которым Франсиско состоял в регулярной переписке.

После возвращении в Мадрид Гойя столкнулся с интригами придворного живописца Маэльи, и лишь вмешательство Байеу помогло положению Франсиско при дворе. В мае 1791 он закончил эскиз к самому большому картону для шпалеры в кабинет короля в Эскориале. По требованию короля картина была социально нейтральной в отличие от ранее написанного "Паяца". В декабре того же года он закончил 7 панно для шпалер, ставшие последними его работами в этом виде искуства.

Характер искусства Гойи резко изменился перед событиями Великой французской революции. Жизнеутверждение сменилось глубокой неудовлетворённостью, праздничная звучность и утончённость светлых оттенков — резкими столкновениями тёмного и светлого, увлечение Тьеполо — освоением традиций Веласкеса, Эль Греко, а позже Рембрандта. В его живописи всё чаще царят трагизм и мрак, поглощающий фигуры, графика становится резкой: стремительность перового рисунка, царапающий штрих иглы в офорте, светотеневые эффекты акватинты. Близость с испанскими просветителями обострила неприязнь Гойи к феодально-клерикальной Испании. Среди известных произведений того времени — "Сон разума рождает чудовищ".

В начале 1793 Гойя тяжело болел. Летом он возвратился в Мадрид и тут же послал Бернардо де Ириарте, вице-попечителю Академии Сан-Фернандо, серию станковых картин на медных пластинах на народную тематику. Во время войны с Францией Гойя получил заказ на портреты видных командиров испанской армии. В 1794 он написал портрет знакомой актрисы Марии Росарио дель Фернандес, по прозвищу "Ла Тирана". Сославшись на тяжёлую болезнь, Гойя отказал директору королевской мануфактуры на эскизы для шпалер. В 1795 Гойя создал портрет герцога Альбы, а затем и его жены Каэтаны Альбы. Историю о взаимной страсти Гойи и герцогини Альбы прямо не подтверждает ни один из дошедших до нас документов. Тем не менее Гойя часто пишет картины с её изображением. В небольшом полотне того же года Гойя запечатлел Альбу с её дуэньей в довольно фарсовой бытовой сцене. В 1797 Гойя написал "Герцогиня Альба в мантилье", где изобразил её в наряде махи (чёрная мантилья и юбка). Красавица указывает вниз, где у ее ног на песке надпись "Solo Goya" (Только Гойя). Позднее, в "Капричос", Гойя весьма едкими рисунками изобразил герцогиню.

В июле 1795 умер шурин Гойи Франсиско Байеу. Франсиско безуспешно просил Мануэля Годоя обратиться с ходатайством к королю о месте первого придворного живописца, но взамен получил только пост директора отделения живописи в Академии Сан-Фернандо.

4.01.1796 Гойя отправился вместе с королевским двором в Андалусию для почтения останков святого Фердинанда Севильского. В мае Гойя пребывал в загородном дворце семьи Альба в Сан-Лукаре де Беррмеда. Гойя вновь заболел и оказался в Кадисе, где возможно в это время создавал 3 больших полотна для оратория Санта-Куэва, новаторские в изображении жизни Христа. В это время появился Санлукарский альбом Гойи с его первыми этюдами, выполненными непосредственно на природе. Весной того же года Франсиско отказался от должности директора отделения живописи в Академии Сан-Фернандо под предлогом плохого самочувствия. Тогда же Гойя приступил к серии офортов "Капричос".

В 1798 Карл IV поручил Гойе расписать купол своей загородной церкви Сан Антонио де ла Флорида. Гойя изобразил на нём Св. францисканца, воскрешающего мертвого среди изумленной толпы. Гойя дал всему происшествию совершенно реалистическую окраску и даже прибегнул к своего рода оптическому обману. В начале 1799 Гойя написал картину для Толедского собора "Взятие Христа под стражу", примечательную изображением ночного освещения. В том же году Гойя написал портреты французского посла Фердинанда Гиймарде и его возлюбленной маркизы де Санта-Крус (оба портрета висят друг против друга в Лувре). Примерно в это время Гойя написал картину "Маха обнажённая" (махо — прозвище, аналогичное современному мачо для мужчин, женщины такого типа назывались — маха). Испанская инквизиция посчитала эту картину, также как и "Венеру с зеркалом" Веласкеса, "крайне неприличной и представляющей угрозу общественным интересам". Гойе были предъявлены обвинения в безнравственности, однако художник избежал наказания, так как влияние инквизиции к началу XIX века значительно ослабло.

В сентябре 1799 королева заказала Гойе портрет, изображающий её в мантилье. А уже через месяц она позировала и для конного портрета. 31.10.1799 Гойю назначили первым придворным художником. В том же году он написал портреты актрисы "Ла Тираны" и поэта Леандро де Моратина. В январе 1800 Гойя искал себе новые апартаменты, так как его дом приобрёл Годой для своей любовницы Пепиты Тудо. В апреле Гойя написал портрет супруги Годоя. К июню 1801 Гойя закончил знаменитый "Портрет семьи Карла IV" (где изобразил с психологической достоверностью всех членов семьи короля), портреты короля и королевы в полный рост и "Конный портрет Карла IV". В мае 1801 Гойя написал также портрет Годоя в вальяжной позе, на тот момент — сомнительного триумфатора "Апельсиновой войны".

В 1801—1803 годах Франсиско написал 4 тондо и для собственного дома. В 1802 появилась и "Маха одетая", на которой изображена всё та же модель и в той же позе, что и в "Махе обнажённой". В июле 1802 умерла покровительница Гойи герцогиня Альба. В июле 1803 Гойя предложил королю для его гравировальной мастерской медные доски "Капричос" и непроданные офорты. С этого времени, до 1808 года, Гойя перестал получать заказы от двора, но сохранял жалованье. В том же году умер Сапатер, с которым Гойя не переписывался с 1799 года. До 1808 года Гойя создавал почти исключительно только портреты. В это время заказчиками на портреты стала зарождающаяся в Испании крупная буржуазия.

1808 год стал годом потрясений для всей Испании. Она была оккупирована французами, в Мадриде вспыхнуло восстание, приведшее к затяжной партизанской войне. Перед отъездом нового короля Фернандо VII в Байонну, где он будет арестован вместе со всей королевской семьёй, Академия Сан-Фернандо поручила Гойе написать его портрет. Однако сеанс был сокращённым и Гойе пришлось дописывать портрет по памяти. В течение военных лет Гойя создал ряд своих выдающихся жанровых картин: "Махи на балконе", "Девушки, или Письмо", "Старухи", "Кузница" и "Ласарильо де Тормес". Но под впечатлением от происходящего в стране хаоса Гойя вновь взялся за резец и создал цикл офортов "Бедствия войны". Сюжеты этой серии, пронизанные ненавистью к ужасам войны и состраданием к невинным жертвам "наглой воли" Наполеона, отображены и в полотнах того периода у Гойи. Картина "Похороны сардинки", также наполнена политическим подтекстом.

В 1812 в Мадрид вступил Веллингтон, и Гойе поручили написать его портрет. Однако, между ними возникла открытая неприязнь. После того, как Испания была окончательно освобождена от французов, Гойя запечатлел события Мадридского восстания в двух знаменитых полотнах: "Восстание на Пуэрта дель Соль 2 мая 1808 года" и "Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года".

18.05.1814 Фернандо VII отменил конституцию 1812 года, распустил Кортесы, и подверг тюремному заключению ряд либеральных депутатов. Хотя с Гойи сняли все подозрения в сотрудничестве с французскими захватчиками и позволили спокойно работать, Фернандо VII относился к Гойе враждебно. В картине "Филиппианский совет", Гойя мастерски изобразил пространство и световые эффекты. Написанный им онументальный "Портрет герцога де Сан-Карлоса" продемонстрировал все преимущества полихромии. В 1815Гойя изобразил себя в "Погрудном портрете".

В 1816 Гойя создал серию офортов "Тавромахия". Гойе стали заказывать портреты дети его прежних покровителей. В январе 1818 он закончил большое полотно для Севильского собора, изображающее двух святых покровительниц Севильи — Хусту и Руфину в виде пышнотелых мах. В августе он закончил "Последнее Причастие Св. Иосифа Каласанского" для церкви Эскуэлас Пиас в Мадриде.

19.02.1819 Гойя приобрёл сельский дом под названием "Дом Глухого", потому что предыдущий владелец дома был глухим. Символично то, что художник в это время тоже почти оглох. В начале 1820 Гойя тяжело заболел. Предположительно весной или летом 1823 Гойя расписал стены своего дома поверх его же обширных пейзажей сценами, бичующими вечное безумие и напасти человечества. Художник не давал картинам названия и писал их только для себя, чтобы выплеснуть всю боль и разочарование. Позже они получили название "Мрачные картины".

В 1823 77-летний Гойя познакомился с Леокадией де Вейс, женой предпринимателя Исидро Вейса, которая затем развелась с мужем. У неё родилась дочь от Гойи, которую назвали Росарита. Опасаясь преследований со стороны нового правительства Испании, в 1824 Гойя вместе с Леокадией и маленькой Росаритой выехал во Францию. Летом 1824 он был в Париже, где создал "Корриду" и портреты своих друзей: Хоакина Феррера и его жены. По возвращении в Бордо Гойя взялся за новую для него технику литографии: "Портрет гравёра Голона" и 4 листа под названием "Бордосские быки". В мае 1825 он вновь тяжело заболел, но быстро поправившись создал около 40 миниатюр на слоновой кости.

В 1826 Гойя возвратился в Мадрид и добился от двора разрешения уйти на покой с сохранением жалования и возможностью бывать во Франции. В Бордо Гойя создал последние свои шедевры: портрет бывшего алькальда Мадрида Пио де Молина и эскиз "Молочница из Бордо". 16.04.1828 он умер в своих апартаментах в Фоссе де л’Интенданс в Бордо и был похоронен в Мадриде в собственном Пантеоне.


Сальвадор Дали (1904-1989)

Сальвадор Дали (полное имя — Сальвадор Доменек Фелип Жасинт Дали-и-Доменек, маркиз де Дали де Пуболь) родился в Испании 11.05.1904 в городе Фигерасе в семье зажиточного нотариуса. По национальности он был каталонцем, воспринимал себя в этом качестве и настаивал на этой своей особенности. У него была сестра, Анна Мария Дали. В детстве Дали был сообразительным, но заносчивым и неуправляемым ребёнком. Однажды он затеял скандал на торговой площади ради леденца, вокруг собралась толпа, и полицейские попросили хозяина лавки открыть её во время сиесты и подарить мальчику сладость. Он добивался своего капризами и симуляцией, всегда стремился выделиться и привлечь к себе внимание.

Многочисленные комплексы и фобии, например, страх перед кузнечиками, мешали ему включиться в обычную школьную жизнь, завести с детьми обычные связи дружбы и симпатии. Иногда он без причины затевал драки. Одноклассники использовали его страх перед кузнечиками, подсовывали ему за шиворот этих насекомых, чем доводили Сальвадора до истерик. Обучаться изобразительному искусству Дали начал в муниципальной художественной школе. С 1914 по 1918 год воспитывался в Академии братьев ордена маристов в Фигерасе. В 1916 Сальвадор отправился на каникулы в город Кадакес, где познакомился с современным искусством.

В 1921 умерла его мать. Для Дали это стало трагедией. В том же году он поступил в Академию Сан-Фернандо. В 1922 Дали переехал в студенческое общежитие для одаренных молодых людей в Мадриде, и начал учёбу. В это время Дали познакомился с Луисом Бунюэлем, Федерико Гарсиа Лоркой, Педро Гарфиасом. С увлечением он читал работы Фрейда. После знакомства с новыми течениями в живописи Дали экспериментировал с методами кубизма и дадаизма. В 1926 его выгнали из Академии за высокомерное и пренебрежительное отношение к преподавателям. В том же году он впервые поехал в Париж, где познакомился с Пабло Пикассо. Пытаясь найти собственный стиль, в конце 1920-х годов он создал ряд работ под влиянием Пикассо и Жоана Миро.

Тогда же он впервые встретил свою будущую жену Галу (Елену Дмитриевну Дьяконову), бывшую тогда женой поэта Поля Элюара. Сблизившись с Сальвадором, Гала, однако, продолжала встречаться со своим мужем, заводила попутные отношения с другими поэтами и художниками, что в то время казалось обычным в тех богемных кругах, где вращались Дали, Элюар и Гала. Понимая, что фактически увёл у друга жену, Сальвадор в качестве "компенсации" написáл его портрет.

Работы Дали демонстрировались на выставках, он завоевывал популярность. В 1929 году Дали приммкнул к группе сюрреалистов, организованной Андре Бретоном. Вместе с Бунюэлем Дали участвовал в создании сюрреалистического фильма "Андалузский пёс". В это же время произошёл разрыв с отцом. Неприязнь семьи художника к Гале, связанные с этим конфликты, скандалы, а также надпись, сделанная Дали на одном из холстов — "Иногда я с наслаждением плюю на портрет моей матери" — привели к тому, что отец проклял сына и выставил его из дома. В отместку негодующий Сальвадор послал отцу в конверте свою сперму с гневным письмом: "Это всё, что я тебе должен".

В 1933 Дали написал картину "Загадка Вильгельма Телля", где изобралил швейцарского фольклорного героя в образе Ленина с огромной ягодицей. Дали переосмыслил швейцарский миф по Фрейду: Телль стал жестоким отцом, который желает убить своего ребёнка. Наслоились личные воспоминания Дали, порвавшего со своим отцом. Сюрреалисты, стоявшие на левых позициях, поняли рисунок буквально, как карикатуру на Ленина, и его исключили из группы. В ответ Дали заявил: "Сюрреализм — это я". Сальвадор был практически аполитичен, и даже его монархистские взгляды не принимали всерьёз.

В 1934 Дали официально вступил в брак с Галой и в том же году впервые посетил США. В 1937 художник посетил Италию и был в восторге от произведений Ренессанса. В его собственных работах стала доминировать правильность человеческих пропорций и другие черты академизма. Невзирая на отход от сюрреализма, его картины по-прежнему наполнены сюрреалистическими фантазиями. Позднее Дали приписывал себе спасение искусства от модернистской деградации, с чем связывал своё собственное имя, так как "Salvador" в переводе с испанского означает "Спаситель".

С началом Второй мировой войны Дали вместе с Галой уехал в США, где они жили до 1948 года. В 1942 он выпустил беллетризованную автобиографию "Тайная жизнь Сальвадора Дали". Его литературные опыты, как и художественные произведения, как правило, были коммерчески успешными. Он сотрудничал с Уолтом Диснеем. Тот предлагает Дали испытать свой талант в кино, но предложенный Сальвадором проект сюрреалистического мультфильма "Destino" был признан коммерчески нецелесообразным, и работа над ним была прекращена. Дали работал с режиссёром Альфредом Хичкоком и создавал декорации для сцены сна из фильма "Заворожённый".

После возвращения в Испанию Дали жил преимущественно в Каталонии. В 1958 он официально повенчался с Галой в испанском городе Жирона. В 1965 он приехал в Париж и покорил его своими работами, выставками и эпатажными поступками. Он снимал короткометражные фильмы, делал сюрреалистические фотографии. В фильмах он использовал в основном эффекты обратного просмотра, но умело подобранные объекты съёмки (льющаяся вода, мяч, скачущий по ступенькам), интересные комментарии, таинственная атмосфера, созданная актёрской игрой художника, делали фильмы необычными образцами арт-хауса. Дали снимался в рекламах, причём даже в подобной коммерческой деятельности не упускал возможности для самовыражения. Телезрителям надолго запомнилась реклама шоколада, в которой художник откусывал кусочек плитки, после чего у него от эйфорического восторга закручивались усы, и он восклицал, что сошёл с ума от этого шоколада.

Отношения Дали с Галой достаточно сложны. С одной стороны она продвигала его, находила покупателей для его картин, убедила его писать работы, более понятные массовому зрителю. Когда не было заказа на картины, Гала заставляла мужа разрабатывать товарные бренды, костюмы. В частности, Дали был автором дизайна упаковки Чупа-Чупса. Её сильная, решительная натура была очень нужна слабовольному художнику. Гала наводила порядок в его мастерской, терпеливо складывала холсты, краски, сувениры, которые Дали бессмысленно разбрасывал, ища нужную вещь. С другой стороны она постоянно имела отношения на стороне, из-за чего в поздние годы супруги нередко ссорились. Любовь Дали была скорее дикой страстью, а любовь Галы не была лишена расчёта, с которым она "вышла замуж за гения".

В 1968 Дали купил для Галы замок Пуболь, в котором она жила отдельно от мужа, и который он сам мог посещать лишь по письменному разрешению супруги. В 1981 у Дали стала развивается болезнь Паркинсона. В 1982 умерла Гала. После смерти жены Дали впал в глубочайшую депрессию. В его картинах стал преобладать мотив скорби. Болезнь Паркинсона мешала Дали рисовать. Его последние работы ("Петушиные бои") представляют собой простые закорючки, в которых угадываются тела персонажей.

Ухаживать за больным и обезумевшим стариком было трудно, он бросал в медсестёр то, что подворачивалось под руку, кричал, кусался. В 1984 в замке Пуболь, куда он переехал после смерти жены, произошёл пожар. Парализованный старик безуспешно звонил в колокольчик, пытаясь позвать на помощь. В конце концов он превозмог немощь, свалился с кровати и пополз к выходу, но потерял сознание у двери. Дали получил тяжёлые ожоги, но выжил. После пожара он покинул замок и переехал в театр-музей, где оставался до конца своих дней. Сальвадор Дали умер 23.01.1989. Художник завещал похоронить его так, чтобы по могиле могли ходить люди, поэтому тело Дали замуровано в пол в одной из комнат театра-музея Дали в городе Фигерас. Все свои работы он завещал Испании.

В 2007 испанка Мария Пилар Абель Мартинес заявила, что является внебрачной дочерью Сальвадора Дали. Она даже добилась эксгумации тела Дали для проведения экспертизы. Однако проведенные тесты ДНК опровергли предположения о родстве этих людей.

На главную страницу