Гуго Великий.

Герцог Французский, сын графа Рóберта Парижского. Помог завладеть престолом опекаемому им Луи IV Заморскому, за что получил половину герцогства Бургундского.

Когда Луи удалил его за властолюбие, Гуго завладел остальной частью Бургундского герцогства и Нейстрией (942), изменнически взял в плен короля Луи и принудил его к сдаче Лана, но император Оттон I Великий возвратил Людовику французский престол (950).

Гуго умер в 956, оставив трех сыновей: Гуго Капета, Оттона и Генриха, из которых первый получил герцогство Французское, а двое остальных — Бургундское.


Рено де Шатильон (ок.1123-1194).

Рено родился младшим сыном в благородной французской семье, но присоединился ко Второму крестовому походу в 1147 практически без средств и остался в Иерусалимском королевстве в качестве наёмника в армии Балдуина III.

Князь Антиохии Раймунд де Пуатье погиб вместе с армией в битве при Инабе (29.06.1149). Княжество осталось как почти без защиты, так и без предводителя. Балдуин III как минимум трижды приходил ему на помощь в течение следующих лет. Он пытался убедить вдову Раймунда и свою двоюродную сестру, Констанцию, повторно выйти замуж, но она отказывалась как от его кандидатов, так и от кандидата императора Мануила I Комнина.

В 1153 Рено де Шатильон женился на Констанции, став правителем Антиохии. Помолвка держалась в секрете до её одобрения Балдуином III. При этом, по замечанию Вильгельма Тирского, жители Антиохии были поражены тому, что их "известная, могущественная и благородная" княгиня вышла за "какого-то рыцаря-наёмника".

Рено поддержали венецианские купцы, которым он подтвердил привилегии при занятии трона Антиохии, а его главным оппонентом стал богатый патриарх Антиохии Эмери Лиможский. Эмери отказался платить Рено, за что тот посадил его в тюрьму и подверг пыткам, но был вынужден отпустить его по требованию Балдуина III, забравшего его в Иерусалим.

Император Византии Мануил предложил Рено признать его при условии, что тот отправится в поход против Киликийской Армении, восставшей против Византии, но обещал компенсировать затраты на поход. После победы над армянами при Искендеруне в 1155, отвоёванная территория Сирийских ворот перешла во владение тамплиеров, вероятно, она была передана им Рено де Шатильоном.

Мануил не выплатил обещанной компенсации, поэтому в начале 1156 Рено вместе с армянским правителем Торосом II напал на византийский Кипр, подвергнув его раззорению в течение трёх недель, от которого остров до конца не восстановился. Из-за угрозы прихода императорского флота они покинули остров, предварительно заставив всех жителей выплатить за себя выкуп и забрав наиболее обеспеченных в плен в Антиохию.

В 1160 во время рейда в долине Евфрата отряд де Шатильона попал в окружение и был перебит практически полностью. Сам князь попал в плен к сирийским мусульманам, в котором провёл следующие 16 лет. Вместе с ним находился граф Эдессы Жослен III, попавший в плен на несколько месяцев раньше. В отсутствие Рено его жена Констанция была отстранена от управления княжеством Балдуином III, назначившим патриарха Эмери регентом над её сыном от первого брака Боэмундом III. В 1163 Констанция умерла, и её смерть лишила Рено права на престол Антиохии. Тем не менее Рено сохранил своё влиятельное положение благодаря семейным связям. Его падчерица Мария в 1161 вышла за византийского императора Мануила I Комнина, а его родная дочь Агнесса позднее вышла замуж за будущего короля Венгрии Белу III.

В 1176 Рено вместе с Жосленом и другими пленными христианскими правителями был освобожден за выкуп Гюмюштекином, правителем Алеппо, в благодарность за помощь христиан против Саладина. Выкуп за Рено составил 120 тыс. золотых динаров, что показывало его высокое положение и, вероятно, был выплачен Мануилом Комниным. Пребывание в плену сделало Рено и без того суровый характер ещё более жестким. К этой жесткости прибавилась нешуточная обида на остальных крестоносцев, которые целых 16 лет не могли ни выкупить, ни освободить силой своего товарища по оружию. После освобождения Рено де Шатильон стал союзником Агнесы де Куртене, сестры Жослена и матери молодого короля Иерусалима Балдуина IV, больного проказой.

Из-за смерти жены Рено потерял право на княжество Антиохию, но женился на Стефании де Милли, наследнице Трансиордании, а также получил Хеврон от иерусалимского короля Балдуина IV, став одним из богатейших баронов Святой земли, а позднее и регентом больного проказой Балдуина IV.

Главной цитаделью Рено-де Шатильона стал замок Крак Моавский. Отсюда он непрерывно устраивал набеги на мусульманские земли. "Князь Арнаут" (так мусульмане называли де Шатильона, исказив имя Рено на свой манер) стал настоящим воплощением кошмара для мусульман. Для Шатильона не существовало никаких договоров или правил. Он грабил как торговые караваны, так и процессии паломников. Нападал и на крепости, и на обычные деревни. Пленных мусульман, по личному приказу де Шатильона, сбрасывали с высоких крепостных стен.

Рено контролировал караванные пути между Египтом и Сирией, владениями Саладина, из-за чего вёл с ним постоянные войны. Он победил Саладина в битве при Монжизаре (25.11.1177). Личная охрана Саладина, мамелюки, была уничтожена сокрушительной и неожиданной атакой рыцарской кавалерии и всё войско ударилось в панику. Саладин бежал в Египет, по пути беспокоимый бедуинами. Лишь десятая часть его армии вернулась в Египет. Балдуин последовал за ним на Синайский полуостров, но не сумел одержать верх.

Осенью 1182 он построил на Мертвом море несколько больших кораблей. Затем суда были перенесены в Красное море и на протяжении полугода наводили ужас на мусульманские территории, высаживая десанты в самых неожиданных местах. В 1183 Рено осуществил поход вдоль Красного моря — единственный случай, когда христианские войска угрожали святыням ислама - Мекке и Медине. Однако затем флот сельджуков смог уничтожить непрошеных гостей.

В конфликте вокруг престолонаследия Иерусалима Рено встал на сторону сестры Балдуина IV Сибиллы и её мужа Ги де Лузиньяна, которые благодаря его помощи смогли сохранить власть в королевстве.

Саладин был известен своим благородным поведением, за которое его уважали и крестоносцы. Поэтому он не мог терпеть разбойничьи выходки "франкского бедуина". Довольно скоро он стал считать Рено де Шатильона личным врагом и даже поклялся убить его собственными руками. Дважды Саладин приводил войско под стены Крака Моавского, но обе осады закончились для него неудачей.

В конце 1186 или начале 1187 Рено спровоцировал Саладина на войну с Иерусалимский королевством, ограбив караван, в котором находилась сестра самого Саладина. Эта провокация позволила султану двинуть войска. В битве при Хаттине (4.07.1187) крестоносцы потерпели страшное поражение, армия была практически уничтожена, а многие, в т.ч. король Ги де Лузиньян и Рено де Шатильон, попали в плен.

Знатных пленников привели в шатер султана. Видя, что Ги де Лузиньян мучается от жажды, Саладин дал ему кубок с водой. Тот отпил и передал воду стоявшему рядом де Шатильону. Саладин, увидев это, сказал: "Ты не просил у меня позволения дать ему напиться и потому я не обязан сохранить ему жизнь". Затем Саладин обратился к самому Рено: "Если бы вы держали меня в вашей темнице, как я ныне держу вас в моей, что бы вы сделали со мною?" "С Божьей помощью, я бы отрубил вам голову", - незамедлительно ответил де Шатильон, даже в такой ситуации не растеряв ни капли своей гордыни и ярости. Сразу же после этих слов Саладин схватил меч и отрубил Рено голову. Затем её долго возили по разным городам, чтобы показать подданным султана, что он держит свое слово и никто, даже страшный "князь Арнаут", не уйдет от его мести.

Через два месяца Саладин захватил Иерусалим. Королевство крестоносцев пало и никогда уже не смогло возродиться в прежних границах.


Ги (Гвидо) де Лузиньян (ок.1150-1194).

Ги был сыном Гуго VIII де Лузиньяна из французского графства Пуату, в то время бывшего частью герцогства Аквитания. В 1168 Ги и его братья напали из засады на Патрика Солсбери, 1-го графа Солсбери, который возвращался из паломничества, и убили его. За это они были изгнаны из Пуату их сюзереном, Ричардом Львиное Сердце, в то время — герцогом Аквитании.

Ги отправился в Иерусалим, куда прибыл изначально как паломник или крестоносец. В 1174 его старший брат Амори женился на дочери Балдуина де Ибелина и вошёл в круг придворных. Амори также получил покровительство короля Балдуина IV и его матери Агнес де Куртене. Он был назначен коннетаблем Агнес в Яффе, а затем — коннетаблем Иерусалимского королевства. Успех Амори, вероятно, способствовал и продвижению Ги.

Раймунд III и его союзник Боэмунд III Антиохийский готовились вторгнуться в королевство, чтобы заставить короля выдать свою старшую сестру Сибиллу за Балдуина де Ибелина. Тогда Ги и Сибилла поспешно поженились на Пасху, в апреле 1180, чтобы предотвратить этот переворот. После свадьбы Ги также стал графом Яффы и Аскалона и бальи Иерусалима. Сибилла родила Ги двоих дочерей — Алису и Марию. Родство Лузиньянов с французским и английским королём позволяло Иерусалиму рассчитывать на помощь извне.

В начале 1182 здоровье короля Балдуина IV заметно ухудшилось, и Ги был объявлен регентом. Видя амбициозность и властолюбие Ги, Балдуин IV пытался объявить брак его сестры с ним недействительным. По решению Высокого совета была установлена последовательность наследования, по которому власть после смерти короля перешла бы в руки его старшей дочери Изабеллы.

Когда 16.03.1185 Балдуин IV скончался от проказы, королём стал его племянник Балдуин V, однако он был юн и слаб здоровьем и умер через год после коронации. Ги вместе с Сибиллой прибыл в Иерусалим на похороны пасынка в сопровождении вооруженного эскорта, который по его приказу оперативно взял город под контроль. Раймунд III пытался защитить свои позиции и принял меры для созыва Высокого совета, однако это не помогло и патриарх Ираклий короновал Сибиллу королевой Иерусалима. Народную поддержку Сибилле во многом обеспечил Рено де Шатийон.

Чтобы получить поддержку оппозиционных членов Высокого совета, Сибилла согласилась расторгнуть брак с Ги, совет в свою очередь позволил ей самостоятельно провозгласить на коронации имя своего консорта. Однако неожиданно для всех на церемонии коронации Сибилла назвала имя Ги в качестве своего мужа. На второй коронации в сентябре 1186 в храме Гроба Господня королева сняла корону со своей головы и протянула её Ги.

Оппозицию Сибилле составила её сводная сестра Изабелла и её окружение, в частности муж Онфруа IV де Торон и Раймунд III. Однако вскоре Онфруа отмежевался от них и присягнул на верность Сибилле, став одним из ближайших союзников Ги.

Главной опасностью для королевства в этот период стал египетский султан Саладин (Салах-ад-дин — "Благочестие веры"), настроенный вернуть мусульманам контроль над Иерусалимом. В 1187 Ги под давлением баронов попытался снять египетскую осаду Тверии. Однако в битве при Хаттине (4.07.1187) армия крестоносцев была разбита, а Ги де Лузиньян, Рено де Шатийон и несколько знатных крестоносцев были взяты в плен.

Истощенные пленники были доставлены в палатку Саладина, где Ги был подан кубок с водой в знак милосердия султана. Когда Ги предложил кубок своим собратьям по несчастью, Саладин упрекнул его, указав, что милость султана не распространяется на других пленников. Саладин обвинил Рено де Шатийона в нарушении условий перемирия (по его приказу крестоносцы начали грабить мусульманские караваны), но Рено ответил, что "короли всегда действовали таким образом". Саладин лично обезглавил Рено де Шатийона. Когда Ги был доставлен к султану вновь, он упал на колени при виде трупа Рено. Султан велел ему встать, сказав: "король не убивает короля".

Ги был отправлен в Дамаск, в то время как Сибилла вместе с Балианом де Ибелином остались защищать Иерусалим. Город был сдан египтянам 2.10.1187. Сибилла писала Саладину и просила об освобождении мужа, и Ги, наконец, был отпущен на свободу в 1188. Ги и Сибилла нашли убежище в Тире, единственном городе, остававшимся в руках христиан благодаря усилиям Конрада Монферратского (младшего брата первого мужа Сибиллы).

Конрад отказал Сибилле и Ги в убежище, и они были вынуждены располагался лагерем за пределами городских стен в течение многих месяцев. Вскоре Ги взял на себя инициативу и начал осаду Акры в ожидании подхода войск Третьего крестового похода. Королева последовала за ним, но умерла летом 1190 во время эпидемии вместе со своими маленькими дочками. Со смертью Сибиллы Ги потерял авторитет, и корона перешла к Изабелле. Ибелины поспешно организовали развод Изабеллы с Онфруа IV де Тороном и выдали её за Конрада Монферратского, который теперь получил права на корону. Однако Ги продолжал требовать признания себя в качестве короля.

В 1191 Ги покинул Акру с небольшим флотом и высадился в Лимассоле, чтобы искать поддержки у Ричарда I Английского, чьим вассалом он был в Пуату. Он поклялся в верности Ричарду и присутствовал на его свадьбе с Беренгарией Наваррской. Ги также участвовал в кампании против Исаака Комнина Кипрского. В обмен на это, когда Ричард прибыл в Акру, он поддержал Ги в его борьбе с Конрадом, который в свою очередь получил помощь от своих родственников Филиппа II Французского и Леопольда V Австрийского.

Конфликт продолжался в течение осады Акры, хотя это не помешало Ги благородно спасти жизнь Конрада, когда тот попал в окружение. Временное урегулирование установило, что корону должен был получить Конрад, а его наследником должен был стать Ги. Тем не менее, в апреле 1192 Ричард, наконец, понял, что не сможет вернуться домой без окончательного решения этой проблемы, и поставил вопрос о престолонаследии на голосование среди баронов королевства. Конрад был единогласно избран, и Ги смирился с поражением. Несколько дней спустя Конрад был убит ассасинами, и Изабелла вышла замуж за племянника Ричарда Генриха II Шампанского. Когда в 1197 он умер, Изабелла вышла замуж за Амори, старшего брата Ги.

Ги компенсировал потерю иерусалимской короны, купив в 1192 у тамплиеров Кипр при условии возврата 40 тыс. сарацинских безантов, выплаченных как депозит королю Англии (тамплиеры получили Кипр от Ричарда, который вырвал его из рук Исаака Комнина по пути в Палестину). Ги обязался выплатить Ричарду I эту сумму в двухмесячный срок. Большую часть этой суммы Ги получил от Генриха II Шампанского в обмен на привилегию пожизненного управления Иерусалимским королевством, а оставшуюся сумму без труда собрал менее чем за месяц у триполийских купцов, получивших взамен особые торговые привилегии на острове Кипр. При этом формально Ги именовался сеньором Кипра, а не королём — он предпочитал (не совсем обоснованно) пользоваться титулом короля Иерусалима.

Ги умер 18.07.1194 и был похоронен в церкви тамплиеров в Никосии. Он не оставив потомства, и ему наследовал его брат Амори, который получил королевскую корону Кипрского королевства от Генриха VI, императора Священной Римской империи.


Симон де Монфор (1160-1218).

Симон IV де Монфор, граф Лестерский, граф Тулузский, виконт Безье и Каркассона.

В 1202-1204 Монфор был участником Четвёртого крестового похода. Прославился в основном тем, что отказался участвовать в штурме и разграблении Зары (Задара) — хорватского христианского города, куда направил крестоносцев дож Венеции Энрико Дандоло, желая таким образом использовать крестовый поход для расправы с конкурентами в торговле. Благодаря этому Монфор избежал отлучения от Церкви, которое постигло всех, участвовавших в захвате Зары.

В 1209 Монфор возглавил Альбигойский крестовый поход. Его военные акции отличались немалой жестокостью и не меньшей эффективностью. Благодаря этому он заслужил как жгучую ненависть аквитанцев, так и великое почтение в крестоносном войске.

12.09.1213 в битве при Мюре он разбил войска Педро II Арагонского и Раймунда  VI, графа Тулузского, после чего получил от Папы Иннокентия  III в лен владения последнего. Битва при Мюре была, пожалуй, самым знаменитым сражением Альбигойского крестового похода, потому что благодаря тактическим талантам Монфора ему удалось наголову разбить намного превосходящие его вражеские силы, изначально находясь в крайне невыгодной позиции.

В качестве графа Тулузского Монфор пытался активно заниматься законодательной деятельностью, но любви у подданных так и не сыскал. При первой же возможности тулузцы восстали против Монфора и снова подчинились прежнему графу.

25.06.1218 Монфор был убит выстрелом из камнемёта при осаде Тулузы и похоронен в городе Каркассон. Затем, согласно воле своего старшего сына и наследника Амори был перезахоронен в монастыре неподалёку от родового замка.


Гийом де Ногаре (умер в 1313).

Родители Ногарэ принадлежали к секте катаров. Его дед был осуждён в Тулузе как еретик во время Альбигойского крестового похода.

Гийом обучался праву в Монпелье, потом был призван ко двору и назначен капитаном жандармов. Он стал знаменитым легистом и играл большую роль в столкновении французского короля Филиппа IV с Бонифацием VIII, арестовать которого Ногарэ был послан.

Филипп Красивый в 1307 сделал его канцлером. Позже Ногарэ велел схватить всех евреев в Лангедоке и изгнать их, конфисковав их имущество. Большое рвение, угодное королю, выказал Ногарэ и в процессе тамплиеров. В сентябре 1307 Ногаре разослал от имени короля секретные письма сенешалям, бальи и прево с распоряжением о взятии под стражу рыцарей храма и 13.10.1307 по всей стране одновременно прошли аресты тамплиеров, включая их магистра Жака де Моле.

В романе Мориса Дрюона "Железный король" Жак де Моле во время своей казни 18.03.1314 проклинает Климента V, короля Филиппа и Ногаре и предсказывает им смерть в течение года. На самом деле к этому времени Гийома де Ногаре уже не было в живых, т.к. он умер в марте 1313. Возможно, в предании о проклятии смешались два Гийома: Ногаре и инквизитор Гийом Парижский, духовник короля Филиппа и деятельный участник процесса тамплиеров.


Жан де Дюнуа (1403-1468).

Жан де Дюнуа (Орлеанский Бастард) побочный, но признанный сын Луи Орлеанского, брата Карла VI Безумного.

До 1405 Жан воспитывался в замке герцога Орлеанского Боте-сюр-Марн, а позже, очевидно после смерти матери, Мариэтты д'Ангиен, воспитывался Валентиной Висконти, женой его отца, наравне с её собственными детьми. Именно Жану Валентина завещала отомстить за убийство герцога Орлеанского (23.11.1407).

Предназначенный для церковной карьеры Жан сбежал от своих учителей и поступил на службу к дофину. В 1418 Жан попал в плен к бургундцам, где провёл два года и был освобожден благодаря усилиям своего сводного брата Филиппа де Вертю, который вскоре умер от чумы.

Не считая малолетней дочери Шарля Орлеанского и его сестры Маргариты, Жан де Дюнуа был единственным представителем орлеанского дома, который находился на свободе. На его плечи легли заботы о владениях Орлеанов и сборе выкупа за сводных братьев. Благодаря благородству и бесстрашию уже в 19 лет Жана посвятили в рыцари. После победы в битве при Боже Дюнуа стал камергером дофина.

Его первый брак с Мари Луве (дочерью советника дофина), заключенный вероятно в 1422, был бездетным. Приход к власти коннетабля Ришмона, стоил Дюнуа королевского расоложения и он был отправлен в прованскую ссылку вместе с тестем. В 1427 освобождением Монтаржи, Жан вернул себе прежнее могущество. Назначенный генерал-лейтенантом Дюнуа оборонял Орлеан и сохранил город до прибытия Жанны д'Арк, для которой он был одним из немногих благожелательных советников.

Победный переход в Реймс, а также битва при Пате были осуществлены при его участии. По некоторым свидетельствам в 1431 Дюнуа выполнял секретный приказ короля по освобождению Жанны д'Арк из Руана. В 1436 Жана де Дюнуа назначили главным камергером короля, и он стал постоянным членом королевского совета, в том же году Жан принимал участие в освобождении Парижа.

В 1439 он женился на Мари д'Аркур, от которой у него было пятеро детей. Его супруга поступила точно также как Валентина Висконти, фактически усыновив незаконного сына Жана Дюнуа от Изабеллы де Дре.

Весьма привлекательный, Жан имел прозвище "Красавчик Дюнуа" и репутацию галантного кавалера. К тому же он обладал завидным красноречием, и король не раз поручал ему сложные дипломатические задания, а по словам современника, его осторожность вошла в пословицу. Жан проводил переговоры с англичанами в 1439 в Гравелине и активно занимался реструктуризацией французской армии. В 1443 Дюнуа получил титул графа де Лонгвиль от короля Карла VII. Он проводил переговоры с англичанами, которые завершились миром и браком Генриха VI Английского с Маргаритой Анжуйской.

После окончания перемирия Дюнуа руководил военной операцией в Нормандии (1449-1450) и Гиенни (1451). В 1456 Дюнуа свидетельствовал на процессе оправдания Жанны д'Арк. После смерти короля Карла, Дюнуа вступил в Лигу Всеобщего Блага, направленную против короля Людовика XII, но вскоре примирился с королём и верно служил ему. Имевший репутацию беспристрастного, бескорыстного и храброго рыцаря, Жан де Дюнуа был любим своими солдатами, королевским двором и дамами.

Жан де Дюнуа умер 24.11.1468 в Шатодене и был похоронен в Клери.


Жанна д'Арк — Орлеанская дева (1412-1431).

Жанна родилась 6.01.1412 в деревне Домреми, в Шампани, на границе Лотарингии. Её родители были крестьяне. Под влиянием тогдашних печальных обстоятельств (войны с Англией и внутренние раздоры) настроение большинства французского крестьянства было крайне религиозное. Одна часть Франции признавала королем английского короля Генриха VI, которого поддерживала бургундская партия, другая — дофина, под именем Карла VII, на стороне которого была партия орлеанская.

Крестьяне не понимали смысла борьбы партий бургундской и орлеанской, но они ясно видели зло междоусобий. Эти настроения сильнее всего отражались в пограничной области, которая разделяла сферу преобладания англо-бургундской партии от сферы преобладания партии орлеанской. Именно в такой пограничной области находилась деревня Домреми. Семейство Жанны не раз спасалось бегством от грабежей и насилий.

Жанна д'Арк пламенно молилась перед образом архангела Михаила, Св. Маргариты и Св. Екатерины, и ей стало приходить в голову, что Бог зовёт её на подвиг спасения короля и Франции.

Отец Жанны не хотел слышать о её призвании, но её дядя уверовал в неё. В 1428 он представил её коменданту замка Вокулёр Роберу де Бодрикуру, прося направить Жанну к королевскому двору, но комендант решительно отказывал в этой просьбе. Однако через год Жанна повторила свою попытку. На этот раз, капитан, поражённый её настойчивостью, был более внимателен, а когда Жанна точно предсказала печальный для французов исход т.н. "Селёдочной битвы", согласился дать ей людей, чтобы она смогла направиться к королю. К отряду Жанны присоединились два её верных спутника — рыцари Жан де Мец и Бертран де Пуланжи.

Под Орлеаном, где сосредоточивалась тогда борьба англо-бургундской партии с партией дофина, носились слухи, что скоро, в образе девственницы, явится спасительница Франции и дофина. 23.02.1429 в Шиноне Жанна&nbsn;д'Арк была представлена королю. Была назначена комиссия из теологов, чтобы испытать Жанну на счёт её призвания. Теологи засвидетельствовали её искренность, а дамский комитет, под председательством тёщи короля, засвидетельствовал её девственную чистоту. Многие требовали от неё чудес и знамений, но она отвечала, что прислана не для знамений, а для освобождения Орлеана.

Карл VII дал Жанне д'Арк небольшой отряд и знамя, на котором были изображены два ангела, держащие в руках лилии (герб короля). В рыцарском костюме белого цвета, на чёрном коне, высокая и стройная Жанна производила на толпу сильное впечатление. Под влиянием всего виденного и слышанного, в её сознании ясно обозначалась цель её подвига — освободить Орлеан, осаждённый англичанами, и короновать дофина в Реймсе (до этого коронования она называла Карла не королём, а дофином).

Ведущие французские военачальники: Этьен де Виньоль по прозвищу Ла Гир (фр. гнев), Потон де Сентрайль и граф Жан де Дюнуа, из последних сил отбивавший английские атаки в Орлеане, должны были пойти под её командование. Начальником её штаба стал принц Алансонский.

29.04.1429 французский отряд проник в Орлеан и доставил осаждённому городу съестные припасы и подкрепление гарнизона, но гораздо важнее было нравственное влияние этого события. Французы окончательно убедились, что Жанна&nbsn;д'Арк — посланница свыше, ангел Божий, и уверовали, что Франция будет спасена. Англичане же, считая её за демона и колдунью, были объяты ужасом.

Укрепления (бастилии), воздвигнутые англичанами вокруг Орлеана, были взяты одно за другим. 8 мая англичане были вынуждены снять осаду города, и вслед затем оставили без боя большую часть крепостей, воздвигнутых ими по берегам Луары. После освобождения Орлеана Жанну&nbsn;д'Арк прозвали "Орлеанской девой".

18 июня, в битве при Патэ, Жанна разбила сильный отряд англичан, под предводительством Джона Талбота и сэра Джона Фастольфа, которая закончилась полным разгромом англичан. Грозный Талбот попал в плен, а Фастольф бежал с поля боя. Все среднее течение Луары было очищено от неприятеля.

Оставалось привести короля в Реймс и короновать его. Советники Карла называли поход на Реймс безумством и только немногие понимали, что это народный крестовый поход и что в таком предприятии сила в энтузиазме, а не в расчете. И действительно, на пути все крепости сдавались. Даже Труа, наиболее укрепленный, и тот сдался после первого приступа.

16 июля Карл VII вступил в Реймс. Во время коронации Жанна д'Арк стояла возле короля. Бургундский герцог Филипп III Добрый не приехал на церемонию, и Жанна в тот же день написала ему письмо, призывая к примирению. В этот день она выпросила для Домреми освобождение от всех податей.

Но энтузиазм никогда не бывает продолжителен и с этого времени начались неудачи. Вместе с королём Жанна д'Арк выступила к северу. Компьень и Бовэ сдались без сопротивления, но при осаде Парижа Жанна&nbsn;д'Арк потерпела поражение и была ранена. В награду за её заслуги Карл VII возвёл её род в дворянство.

Весной 1430 англичане снова начали наступательные действия и осадили Компьень. Жанна&nbsn;д'Арк поспешила на помощь осажд`нному городу, но была разбита и попала в плен к бургундцам, которые продали её англичанам.

Англичане видела в ней только колдунью. Их вождям были чужды эти суеверия, но, чтобы ослабить впечатление её побед, охотно поддерживали нелепые взгляды, выдавая Жанну за ученицу и пособницу дьявола. Суд приговорил её сжечь живой, что и было исполнено в Руане 30.05.1431.

В 1450 Карл VII велел тщательно пересмотреть её процесс и, разумеется, никакой вины за ней не было найдено. В 1920 Жанна д'Арк была канонизирована католической церковью.


Франсуа Рабле (1494-1553).

Франсуа родился около 1494 года, в Шиноне, небольшом городке провинции Турень. где его отец работал адвокатом. В детском возрасте он был отдан послушником в монастырь францисканцев в Фонтене-ле-Конт. Там он изучал древнегреческий и латинский языки, естественные науки, филологию и право, заслужив своими изысканиями известность и уважение среди своих современников-гуманистов, включая Гийома Бюде. Из-за неодобрения орденом его изысканий, Рабле добился разрешения Папы Климента VII перейти в бенедиктинский монастырь в Мальезе, где он встретил более тёплое отношение к себе.

Позднее Рабле покинул монастырь для обучения медицине в университетах Пуатье и Монпелье. В 1532 он перебрался в Лион, один из культурных центров Франции. Там он совмещал врачебную практику с редактированием латинских трудов для печатника Себастьяна Грифа. Свободное время он посвящал написанию и публикации юмористических памфлетов, критиковавших устоявшиеся порядки и выражавших его понимание свободы личности.

В 1532 под псевдонимом Алькофрибас Назье (анаграмма от его собственного имени) Рабле опубликовал свою первую книгу — "Пантагрюэль", ставшую потом второй частью обессмертившего его имя "Гаргантюа и Пантагрюэля". В 1534 последовала её предыстория — "Гаргантюа", где рассказывалось о жизни отца протагониста предыдущей книги. Оба произведения были осуждены богословами Сорбонны и католическими клириками за своё сатирическое содержание. Третья часть, опубликованная Рабле в 1546 под его настоящим именем, также была запрещена.

Благодаря поддержке влиятельной семьи дю Белле Рабле получил разрешение короля Франциска I на продолжение публикаций. Однако после смерти монарха писатель вновь столкнулся с неодобрением академической элиты, а французский парламент приостановил продажи его четвёртой книги.

Рабле некоторое время преподавал медицину в Монпелье. Он часто путешествовал в Рим вместе со своим другом кардиналом Жаном дю Белле, также недолгое время (когда пользовался покровительством Франциска I) жил в Турине у его брата Гийома. Семейство дю Белле снова помогло Рабле в 1540 в легализации двух его внебрачных детей (Огюста Франсуа и Жюни).

В 1545—1547 годах Рабле жил в Меце, республиканском имперском вольном городе, где нашёл укрытие от осуждения парижских богословов. В 1547 он был назначен викарием Сен-Кристоф-дю-Жамбе и Мёдона. Рабле умер 9 .04.1553 и похоронен на кладбище этой церкви.

Один из замечательнейших писателей своей эпохи, Рабле является, вместе с тем, самым верным и живым её отражением. Наряду с величайшими сатириками, он занимает почётное место между философами и педагогами. Рабле — вполне человек своего времени, человек Возрождения по своим симпатиям и привязанностям, по своей страннической, почти бродячей жизни, по разнообразию своих сведений и занятий.

Орудие сатиры Рабле — смех, смех исполинский, часто чудовищный, как его герои. Его сатирический роман в пяти книгах о двух добрых великанах-обжорах, отце и сыне. Роман высмеивает многие человеческие пороки, не щадит современные автору государство и Церковь. В романе Рабле высмеивает, с одной стороны, многочисленные притязания Церкви, а с другой — невежество и лень монахов. Рабле красочно показывает все пороки католического духовенства, которые вызывали массовый протест во время Реформации.


Жан Кальвин (1508-1564).

Родился 10.07.1509 в городе Нуайон во французской провинции Пикардия. В возрасте 14 лет был послан отцом, адвокатом Жераром Ковеном, в Парижский университет для изучения гуманитарных наук и права. В Париже изучал диалектику. Владел церковным приходом, в котором в возрасте 18 лет выступал с проповедями.

По совету отца начал учиться на юриста и совершенствовал юридическое образование в Париже, Орлеани Бурж, но после смерти отца бросил занятия юриспруденцией и начал изучать теологию.

Став протестантом Кальвин был вынужден покинуть Францию и перебирается в Швейцарию. В Базеле он принимал участие в переводе Библии на французский язык и закончил свой труд "Наставление в христианской вере", в котором обосновывал, что каждая церковная община должна пользоваться самоуправлением в делах веры, самостоятельно организовывать свое церковное управление, охранять свою веру.

С авг.1536 Кальвин перебрался в Женеву, где читал лекции в соборе Св. Петра о Новом Завете, отказываясь от официальных должностей. Постепенно Кальвин приобрёл авторитет в городе, получил должность проповедника и жалование. В Женеве Кальвин написал "Катехизис" — краткое изложение своих взглядов на реформацию, который единогласно был принят городским советом, и граждане Женевы начали приносить присягу новой формуле веры, но в 1538 после выборов нового совета Кальвин был вынужден уехать в Страсбург, где также попытался установить строгие церковные порядки.

13.09.1541 по просьбе совета Женевы Кальвин возвратился в город. Под его влиянием всё государственное устройство Женевы получило строгий религиозный характер. За время жизни Кальвина в Женеве в городе постепенно установился режим, напоминавший теократическую диктатуру. Его так и называли "Женевский Папа". С 1542 по 1546 в Женеве было принято 58 смертных приговоров и 76 декретов об изгнании из города. Самым известным актом расправы над неугодными явилась казнь антитринитария Мигеля Сервета, который был сожжён на костре.

Несмотря на идею об угодности зажиточного человека Богу, Кальвин не считал достойным подчёркивать свою зажиточность. Постепенно в Женеве не осталось ни одного театра, зеркала разбивались за ненужностью, изящные причёски подвергались всеобщей обструкции.

В 1559 Кальвин открыл Женевскую академию — высшее богословское заведение для подготовки проповедников. Женева превратилась в центр реформации.

Реформаторские идеи Кальвина получили широкое распространение не только в Швейцарии, но вскоре стали популярны во многих странах мира. Его вероучение, отражавшее интересы развивающейся буржуазии, широко распространились во Франции, Англии, Швейцарии, Нидерландах, Венгрии, Скандинавии, и частично в Германии.

Жан Кальвин умер 27.05.1564 и был похоронен без церемоний, без памятника на могиле. Вскоре место его захоронения было утеряно.

Кальвин оставил большое количество трудов: комментарии почти ко всем книгам Библии, полемические сочинения, политические памфлеты и научно-богословские трактаты. Особое место в учении Кальвина занимала идея божественного предопределения.


Адмирал де Колиньи (1519-1572).

Гаспар II де Колиньи родился 16.02.1519. Его отец Гаспар I де Колиньи, маршал Франции, происходил из древнего, но не слишком знатного бургундского рода. Мать Луиза де Монморанси, сестра будущего коннетабля Франции Анна де Монморанси. Его братья — Оде, кардинал де Шатильон и Франсуа, сеньор д’Андело, — сыграли важную роль во время Религиозных войн во Франции.

В 1537 Гаспар был представлен ко двору Франциска I, где скоро подружился с молодым герцогом Франсуа де Гизом. Уже в 1543 оба они провожали короля на войну, а вскоре после этого Колиньи вступил в ряды действующей армии и сразу обратил на себя внимание мужеством и полководческим талантом, умением организовать войска, держать солдат в дисциплине и воодушевлять их. Во время войны с Карлом V Испанским и Генрихом VIII Английским Гаспар выказал способности и на дипломатическом поприще, успев путём переговоров сохранить за Францией графство Булонь.

В 1547 Колиньи был назначен генерал-полковником французской пехоты, с 1551 — губернатором Парижа и Иль-де-Франса, с 1555 — губернатором Пикардии. В 1552 он был назначен Адмиралом Франции. В чине адмирала Колиньи принимал участие в войне с Лотарингией, где способствовал завоеванию трёх епископств и победе при Ренти. Последняя была причиной его разрыва, а затем и глубокой вражды с Франсуа де Гизом, который хотел приписать себе честь этой победы. Но особенно Колиньи прославил себя в этой войне обороной Сен-Кантена (1557), там он был взят в плен испанцами, переправлен в Гент, где и пробыл около двух лет.

В это время, благодаря уединению, чтению Библии, переписке с братом (д’Андело), уже принадлежавшим к реформатской церкви, Колиньи присоединился к кальвинизму и убедил сделать то же и свою жену. В октябре 1559 Колиньи был освобождён из испанского плена и вернулся во Францию. На родине он стал одним из лидеров протестантского движения, принял активное участие в Религиозных войнах. Ещё до своего обращения адмирал Колиньи содействовал основанию гугенотских колоний в Америке.

В 1560 на съезде нотаблей Колиньи открыто объявил себя кальвинистом, подав королю от имени реформатов записку с просьбой дать им несколько церквей для богослужения. В 1562, во время первого периода Религиозных войн, он был помощником Луи де Бурбона, принца Конде, начальствовавшего над войсками гугенотов, а после битвы при Дрё (19.12.1562), когда Конде был взят в плен, принял на себя главное начальство, укрывшись в Орлеане. Франсуа де Гиз осадил город, но вскоре погиб от руки убийцы. После смерти Гиза начались переговоры о мире.

В марте 1563 лидеры гугенотов и католиков при посредничестве Екатерины Медичи заключили Амбуазский мир. Но в 1567 гугеноты опять взялись за оружие и, благодаря стратегическому искусству Конде и Колиньи, быстро занявших все окрестности Парижа и Сен-Дени, успешно вели эту войну.

В 1569, в битве при Жарнаке, Конде был взят в плен и убит. Колиньи совместно с Генрихом Наваррским возглавил дальнейшую борьбу гугенотов. В июне 1569 они соединились с немецкими наёмниками во Вьенне и осадили Пуатье. Отчаянная оборона города, которой руководили сыновья Франсуа де Гиза (Генрих Гиз и Шарль Майеннский), заставила гугенотов отступить. 3 октября они потерпели поражение при Монконтуре от герцога Анжуйского. К весне 1570 Колиньи набрал новую армию и двинулся на Париж. Разбив королевские отряды в Бургундии, он спустился по долине Луары и стал угрожать Орлеану и Парижу. Карл IX был вынужден заключить с ним Сен-Жерменский мир.

Во всех религиозных войнах того времени Колиньи принимал самое деятельное участие, тем самым возбудив к себе глубокую ненависть всех католиков и, особенно, Гизов. Колиньи сблизился с Карлом IX, мечтавшим с помощью адмирала, который пользовался большим уважением у реформатов во всей Европе, присоединить к Франции Нидерланды. В 1571 Колиньи вошел в состав Королевского совета. Став ближайшим советником Карла IX, Колиньи побуждал его к войне с католической Испанией (которую считал основным врагом Франции) в союзе с Англией.

Екатерина Медичи увидела в сближении короля с Колиньи опасность для своей власти и решилась избавиться от адмирала: 22.08.1572, когда он поздно вечером ехал из Лувра мимо дома, принадлежавшего Гизам, из окна в адмирала выстрелил наёмный убийца Франсуа де Лувье де Морвель. Пуля только ранила Колиньи в руку и его отвезли домой, а убийца успел скрыться. Но в Варфоломеевскую ночь (24.08.1572) Колиньи погиб одним из первых. Его убийцей стал чешский наёмник Карел Яновский-з-Яновиц, известный в Париже по кличке Бем.


Сюлли, Максимильен де Бетюн, барон Рони (1560-1651).

Родился 13.12.1560. Сын католика, Максимильен де Рони был воспитан матерью в протестантской вере. 24.08.1572 12-летним ребенком пережил в Париже Варфоломеевскую ночь, проявив при этом удивительную находчивость и самообладание. Воспитывался при дворе королевы Наваррской и прочно сошёлся с Генрихом Наваррским. Вместе с ним Сюлли переживал войну с католической лигой, оказывая на Генриха большое влияние.

Будучи усердным кальвинистом и пользуясь огромным авторитетом среди гугенотов, Сюлли сам посоветовал Генриху IV принять католичество и убедил гугенотов примириться с вероотступничеством короля.

С 1594, т.е. со времени вступления Генриха IV в Париж, Сюлли занимал первое место в государстве, взяв на себя управление всеми отраслями государственных дел, кроме дипломатических.

Подготовленные Сюлли указы 16.05.1595, 24.05.1597, 4.08.1598 не только защищали личность земледельца от администрации и кредиторов, но и охраняли его имущество, запрещая продажу за долги земли и земледельческих орудий. Подать, платимая крестьянами, была уменьшена благодаря привлечению к платежу налогов буржуазии.

В 1597 Сюлли был поставлен во главе финансов, а в 1599 Генрих назначил его главным смотрителем над путями сообщения. Сюлли требовал от сборщиков дорожных пошлин надзора за содержанием дорог и мостовых, ежегодно финансировал улучшение дорог, постройку плотин и мостов вместо паромов, а также станции пассажирские и товарные. Он задумал даже соединить Средиземное море с Северным и составил план соединения Луары с Сеной.

Эдикт 1600 года обеспечил крестьянам право пользования выгоном, предоставив приходам право за незначительную цену выкупать общинные земли. Сюлли заботился об улучшении культуры земледелия, вводил новые сорта хлебных растений.

В 1601 Сюлли был назначен главным начальником артиллерии и инспектором всех крепостей.

12.10.1604 Сюлли заключил мирный договор, восстановивший мирные сношения между Францией и Испанией и отменивший введённые Филиппом II 30 % пошлины на французские товары. По договору 1606 года с Англией было условлено оберегать свободу и равноправность торговли, учреждены торговые компании и заведены колонии.

Так как источник богатства Сюлли видел в звонкой монете, то все его меры клонились к привлечению денег путём земледелия. Он запретил вывозить из Франции какую бы то ни было монету под страхом конфискации всего, что будет найдено в транспорте, и всего имущества виновных, как тех, которые способствовали преступлению, так и тех, которые совершили его.

В 1606 Генрих IV наградил его титулом герцога. Честный, бережливый, сурово-прямодушный, неутомимо деятельный, Сюлли удержался во главе управления до самой смерти Генриха IV, несмотря на придворные интриги. Генрих ценил его преданность и нередко отказывался по его совету от легкомысленных затей.

Во время религиозных войн земледельческие работы почти всюду прекратились, поля были заброшены, деревни обнищали. Сюлли поставил себе целью поднять французскую нацию, облегчить положение земледельцев и не только восстановить сельское хозяйство, но и увеличить его производительность. Восставая в своих взглядах на народное хозяйство против промышленности, Сюлли явился предшественником физиократов.

Сюлли был против введения культуры шелковичного дерева, говоря, что шелковые фабрики только приучат французов к роскоши, но не сделают их богатыми: Франция может даже лишиться здоровых хлебопашцев и солдат, так как приучится к изнеженности.

Вся деятельность Сюлли была направлена против коммерческого и промышленного меркантилизма.

После убийства Генриха IV (14.05.1610) Сюлли вынуждён был удалиться в деревню. Расточительность Марии Медичи приводила его в негодование. Против Сюлли были настроены граф Суассонский, герцог Бульонский и Кончино Кончини, которые восстановили и королеву против него. В январе 1614 он написал королеве письмо и вышел в отставку. С его падением рушилась почти вся его система; однако и в изгнании он подавал иногда советы министрам Людовика XIII.

Сюлли умер 22.12.1641. Он оставил "Мемуары", хотя и не вполне достоверные, но тем не менее они передают дыхание эпохи, воссоздают реальные картины событий, живые образы исторических личностей.


Мария Медичи (1575-1642)

Мария Медичи родилась 26.04.1575 во Флоренции. Она была шестым ребёнком в семье великого герцога Тосканы Франческо I и его первой жены Иоанны Австрийской, дочери императора Фердинанда I. Таким образом по материнской линии Мария Медичи приходилась праправнучкой Изабелле I Кастильской.

Когда Марии было два года, её мать погибла в результате несчастного случая, а отец женился на своей многолетней любовнице Бьянке Каппелло, властной и хитрой женщине, имевшей при тосканском дворе прозвище Колдунья. 17.10.1587, когда Марии было 12 лет, её отец и мачеха внезапно умерли и главой дома Медичи стал её дядя Фердинандо I, которого подозревали в отравлении Франческо и его жены.

Единственной подругой Марии Медичи, несмотря на значительную разницу в социальном положении и происхождении, была её камеристка и молочная сестра Леонора Дори Галигай.

В 1599 Генрих IV Французский после аннулирования брака с бездетной Маргаритой де Валуа и смерти своей официальной фаворитки Габриэль д’Эстре, на которой он хотел жениться, вступил в переговоры с представителем Фердинанда I Медичи, о возможном браке с его племянницей, Марией Медичи, которой к тому времени уже исполнилось 24 года. Дед Марии, Козимо Медичи, был троюродным братом королевы Франции Екатерины Медичи, бывшей тещи Генриха IV. После длительных переговоров, закончившихся в марте 1600 года, обе стороны пришли к согласию, и Фердинанд I дал приданое в шестьсот тысяч крон. Таким образом, Мария Медичи принесла своему жениху самое большое приданое за всю историю Франции.

В октябре в палаццо Питти во Флоренции в отсутствие жениха (по доверенности) состоялось венчание. Среди гостей на церемонии присутствовал молодой Рубенс, впоследствии написавший цикл картин, отобразивших значимые события биографии Марии. По прибытии принцессы во Францию, 17.12.1600 в Лионе была сыграна свадьба. 27.09.1601 Мария Медичи родила сына, будущего французского короля Людовика XIII. Вслед за ним родились ещё пятеро детей: два сына и три дочери, из которых один умер в детстве.

Мария обладала красотой, но отвратила от себя супруга слишком властным характером и постоянными, хотя и вполне заслуженными, сценами ревности. Особенно ненавистно было Генриху IV влияние на королеву прибывшей во Францию в качестве придворной дамы в её свите Леоноры Галигай и её мужа, Кончино Кончини.

Когда Генрих в 1610 хотел отправиться с войском в Германию для поддержки протестантов, стремящаяся к власти Мария Медичи, которую не устраивало положение жены короля, и которая сама мечтала управлять страной, уговорила его короновать её в Сен-Дени. Коронация состоялась 13.05.1610, а на следующий день король был убит Равальяком. Подозрение, что Мария была соучастницей этого заговора, так и не было с неё снято.

Мария приняла регентство за своего несовершеннолетнего сына, Людовика XIII, при затруднительных обстоятельствах. Высшая аристократия была ею недовольна, и Мария стала опираться на клерикальную и испанскую партии. Главными её советниками сделались испанский и римский посланники, а также Кончини, которого она в 1614 пожаловала в маркизы д’Анкр. Принцы крови и знать неоднократно поднимали восстания, подавлять которые Марии удавалось лишь ценой больших усилий.

В 1614, после провозглашения молодого короля совершеннолетним Мария недолго смогла удерживать в своих руках бразды правления: Людовик, подстрекаемый своим любимцем Альбером де Люинь, велел убить Кончини (24.04.1617) и удалить мать в Блуа. Вслед за королевой-матерью в ссылку был отправлен и её советник, будущий кардинал Ришельё.

В феврале 1619 Мария бежала в Ангулем, помирилась с сыном и после смерти Люиня (15.12.1621) вернулась в Париж, где снова встала во главе государственного совета. Чтобы упрочить своё влияние, она помогла своему советнику Ришельё стать кардиналом и первым министром Франции, но вскоре была им же отстранена от дел. Напрасно она приводила в движение все рычаги, чтобы удалить ненавистного министра от двора. В т.н. "день обманутых" (11.11.1630) она окончательно должна была признать себя побеждённой своим противником, и в июле 1631 бежала в Брюссель. Удалённая оттуда по требованию Ришельё (1638), она переселилась в Англию, затем прибыла в Амстердам, где была торжественно принята, а потом перебралась в Кёльн, где и умерла в одиночестве и бедности 3.07.1642.

Париж обязан Марии Люксембургским дворцом, бульваром Cours la Reine, хорошими водопроводами и собранием аллегорических картин Рубенса в Лувре.


Кончино Кончини (1575-1617).

Родился во Флоренции 23.11.1569 в семье нотариуса. Кончини сопровождал Марию Медичи во Францию, где женился на её молочной сестре, Леоноре Дори Галигаи. Благодаря влиянию Леоноры на королеву приобрёл у неё такое расположение, что король Генрих IV несколько раз грозил выслать его за пределы Франции.

После убийства последнего королева сделалась правительницей государства, а Кончини был назначен первым камер-юнкером малолетнего короля Людовика XIII, губернатором Амьена, маршалом Франции и фактически держал в своих руках бразды правления.

Своим властолюбием он вооружил против себя вельмож, а разными злоупотреблениями сделался ненавистным народу. Кончини сумел возбудить против себя враждебные чувства даже в молодом короле, к которому относились с пренебрежением. С ведома последнего самый близкий к королю человек, Шарль д’Альбер, устроил заговор против Кончини.

Когда утром 24.04.1617 Кончини вошёл в Лувр, гвардейский капитан Витри убил его выстрелом на месте. Тело Кончини тайно похоронили, но через несколько дней народ вырыл его, протащил по всему Парижу, разрубил на куски и бросил в пламя перед статуей Генриха IV.

Галигай разделила участь мужа: обвинённая в колдовстве, она была обезглавлена 8.07.1617. После смерти супругов Кончини Париж захлестнула волна памфлетов, оправдывавших их убийство и порочивших их имена.


Кардинал Ришельё, Арман Жан дю Плесси (1585-1642)

Родился в Париже 9.09.1585. Он был младшим сыном в семье. По причине "тщедушного, болезненного" здоровья его крестили только через полгода после рождения.

Семья отца принадлежала к родовитому дворянству Пуату. Франсуа дю Плесси де Ришельё был видным государственным деятелем во времена правления Генриха III, а после его гибели служил Генриху IV. Отец Ришельё неожиданно умер от лихорадки в 1590, оставив после себя лишь долги. За заслуги отца Армана зачисляют в Наваррский коллеж, в котором обучались и Генрих III, и Генрих IV. В коллеже Арман изучал грамматику, искусства и философию. После окончания коллежа Арман по решению семьи поступает в военную Академию Плювинеля.

Но внезапно обстоятельства меняются, и в 1602 Арман Ришельё должен был занять место епископа Люсона, церковного диоцеза, пожалованного семье Ришельё ещё Генрихом III. Арман вынужден сменить военный мундир на сутану, т.к. этот диоцез единственный источник дохода его семьи.

29.10.1607 Арман защитил в Сорбонне диссертацию на степень доктора философии по богословию и по личному ходатайству Генриха IV 21.12.1608 был посвящён в сан епископа Люсонского. Люсонский диоцез был одним из беднейших во Франции. Ришельё приложил огромные усилия, чтобы исправить эту ситуацию. При его руководстве был восстановлен кафедральный собор Люсона, отреставрирована резиденция епископа.

В Люсоне состоялась первая встреча Ришельё с отцом Жозефом дю Трамбле, монахом-капуцином. Впоследствии отец Жозеф получит прозвище "серый кардинал" и будет играть огромную роль во внутренней и особенно внешней политике Ришельё.

В 1614, в качестве депутата от духовенства провинции Пуату, Ришельё принял участие в собрании Генеральных штатов. Мария Медичи, управлявшая тогда Францией, познакомилась с молодым епископом и сделала его членом государственного совета. Она назначила Ришельё духовником Анны Австрийской, а в ноябре 1616 назначила его на пост военного министра.

После убийства 24.04.1617 Кончино Кончини, фаворита королевы, король Луи (Людовик) XIII вступил в свои законные права и отстранил от власти всех, кто был связан с матерью. Ришельё последовал за Марией Медичи, которую сослали в замок Блуа. В Блуа Ришельё начинает свой самый знаменитый письменный труд — "Политическое завещание", которое считается гениальным трудом и учебником по управлению государством.

В 1622 (в 37 лет) Ришельё стал кардиналом. Положение в государстве оставалось плачевным. Королю был нужен человек, способный найти выход из тупика. В 1624 кардиналу Ришельё было поручено заведование иностранными делами. Вскоре он совершенно подчинил себе короля и сосредоточил в своих руках всё управление государством. Холодный, расчетливый, весьма часто суровый до жестокости, подчинявший чувство рассудку, Ришельё крепко держал в своих руках бразды правления.

Его заветной мечтой было заставить дворян служить государству за те привилегии и земли, которыми они владели, при этом он всячески унижал политическое значение дворянства и усмирял своеволие отдельных членов этого сословия. Укрепленные замки дворянства в провинциях были срыты. Дуэли, сильно распространившиеся среди дворян, были запрещены под страхом смертной казни. Такие меры располагали народ в пользу кардинала, но дворяне его ненавидели. Против него велись придворные интриги и заговоры за другим составлялись против Ришельё, но они всегда кончались самым плачевным образом для его врагов, участью которых было изгнание или казнь.

Мария Медичи в 1631 довела дело до открытого боя с правительственными войсками, но Ришельё взял в плен одного из начальников враждебной армии, Монморанси, и казнил его, после чего королева смирилась.

После этого власть Ришельё стала уже окончательно безграничной. Сам король чувствовал себя орудием в руках кардинала и был вынужден по требованию Ришельё казнить в 1642 своего друга и любимца, Сен-Марса, за попытку низвергнуть Ришельё.

Своей властью Ришельё постоянно пользовался для усиления монархической власти и централизации внутри страны и для ослабления габсбургского влияния в Европе.

Он не мог помириться и с гугенотской организацией, представлявшей собой государство в государстве. Последовала война с гугенотами, в которой они получили помощь со стороны английского короля Карла I. Ришельё взял их главную крепость, Ла-Рошель. Он оставил за ними все их религиозные права, отняв только крепости, бывшие в их руках со времён Генриха IVи право политических собраний (1629).

Суды он поставил под самый бдительный контроль правительства, церковное управление сделал гораздо более зависимым от правительства, чем от римской курии. Он учредил зависимый от правительства государственный совет для решения всех важнейших дел. В некоторых провинциях он уничтожил местные штаты, состоявшие из представителей духовенства, дворянства и горожан, и везде, при помощи интендантов, вводил строгое подчинение провинций центру.

Ришельё создал Французскую академию, которая должна была направлять поэзию и критику в желательном для правительства направлении.

Во время Тридцатилетней войны Ришельё вёл неустанную борьбу с императором Фердинандом II и поддерживал протестантов, помогая датчанам и шведам деньгами, а после смерти Густава II Адольфа с 1635 ввёл в Германию французские войска. Но эту войну окончил уже не он, а его преемник, Мазарини.

Ришельё стремился ослабить Испанию, связанную родственными узами и политическими стремлениями с австрийскими Габсбургами и с этой целью поддерживал восставшую Каталонию.

Его внешняя политика подняла Францию на ту высоту, о которой мечтал Генрих IV, только наметивший политику противодействия Габсбургам. Неуклонное служение ясно сознанным целям, широкий практический ум, ясное понимание окружающей действительности, уменье пользоваться обстоятельствами — все это обеспечило за Ришельё видное место в истории Франции.


Рене Декарт (1596-1650).

Рене родился 31.03.1596 в городе Ла-Э-ан-Турен (ныне Декарт) в департаменте Эндр и Луара. Его мать умерла, когда ему был 1 год. Отец, Жоаким Декарт, был судьёй и советником парламента в городе Ренн и дома появлялся редко. Воспитанием мальчика занималась бабушка по матери. В детстве Рене отличался хрупким здоровьем и невероятной любознательностью. Начальное образование Декарт получил в иезуитском коллеже Ла Флеш. Религиозное образование только укрепило в молодом Декарте скептическое отношение к тогдашним философским авторитетам. Позже он сформулировал свой метод познания: дедуктивные (математические) рассуждения над результатами воспроизводимых опытов.

В 1612 Декарт закончил коллеж, некоторое время изучал право в Пуатье, затем уехал в Париж, где несколько лет чередовал рассеянную жизнь с математическими исследованиями. Затем он поступил на военную службу — сначала в революционной Голландии (в те годы — союзнице Франции), затем в Германии, где во время Тридцатилетней войны участвовал в недолгой битве за Прагу.

В 1618 в Голландии Декарт познакомился с выдающимся физиком и натурфилософом Исааком Бекманом, оказавшим значительное влияние на его формирование как учёного. Несколько лет Декарт провёл в Париже, предаваясь научной работе, где, помимо прочего, открыл принцип виртуальных скоростей, который в то время никто ещё не был готов оценить по достоинству. Во время пребывания во Франции Декарт несколько лет участвовал в осаде Ла-Рошели.

Свободомыслие Декарта стало известно иезуитам, и те обвинили его в ереси. Поэтому в 1628 Декарт переехал в Голландию, где провёл 20 лет в уединённых научных занятиях. Он вёл обширную переписку с лучшими учёными Европы, изучал самые различные науки — от медицины до метеорологии. Наконец, в 1634 он заканчил свою первую, программную книгу под названием "Мир", состоящую из двух частей: "Трактат о свете" и "Трактат о человеке". Но момент для издания был неудачным — годом ранее инквизиция осудила Галилея. Поэтому Декарт решил при жизни не печатать этот труд.

Вскоре одна за другой, появились другие книги Декарта, в т.ч. "Размышления о первой философии…" (1641), в которой Декарт сформулировал главные тезисы:

Кардинал Ришельё благожелательно отнёсся к трудам Декарта и разрешил их издание во Франции, а вот протестантские богословы Голландии наложили на них проклятие (1642) и без поддержки принца Оранского учёному пришлось бы нелегко.

В 1649 Декарт, измученный многолетней травлей за вольнодумство, поддался уговорам шведской королевы Кристины (с которой много лет активно переписывался) и переехал в Стокгольм. Почти сразу после переезда он серьёзно простудился и 11.02.1650 умер предположительно от пневмонии.

Существует также гипотеза о его отравлении, поскольку симптомы болезни Декарта были сходны с симптомами, возникающими при остром отравлении мышьяком. Поводом для отравления, по этой версии, послужило опасение католических агентов, что вольнодумство Декарта может помешать их усилиям по обращению королевы Кристины в католичество.

К концу жизни Декарта отношение Церкви к его учению стало резко враждебным. Вскоре после его смерти основные сочинения Декарта были внесены в "Индекс запрещённых книг", а Людовик XIV специальным указом запретил преподавание философии Декарта ("картезианства") во всех учебных заведениях Франции.

Спустя 17 лет после смерти учёного его останки были перевезены из Стокгольма в Париж и захоронены в часовне аббатства Сен-Жермен-де-Пре.

В 1637 в свет вышел главный философско-математический труд Декарта, "Рассуждение о методе". В приложении "Геометрия" к этой книге излагались аналитическая геометрия, многочисленные результаты в алгебре и геометрии, в другом приложении — открытия в оптике (в т.ч. — правильная формулировка закона преломления света) и многое другое. Предложенная им математическая символика сохранилась до настоящего времени. Символическую алгебру Декарт называл "Всеобщей математикой", и писал, что она должна объяснить "всё относящееся к порядку и мере".

Создание аналитической геометрии позволило перевести исследование геометрических свойств кривых и тел на алгебраический язык, т.е. анализировать уравнение кривой в некоторой системе координат. Этот перевод имел тот недостаток, что теперь надо было аккуратно определять подлинные геометрические свойства, не зависящие от системы координат (инварианты). Однако достоинства нового метода были исключительно велики, и Декарт продемонстрировал их в той же книге, открыв множество положений, неизвестных древним и современным ему математикам.

В приложении "Геометрия" были даны методы решения алгебраических уравнений (в т.ч. геометрические и механические), классификация алгебраических кривых. Новый способ задания кривой — с помощью уравнения — был решающим шагом к понятию функции. Декарт сформулировал точное "правило знаков" для определения числа положительных корней уравнения, хотя и не доказывал его. Он исследовал алгебраические функции (многочлены), а также ряд "механических" (спирали, циклоида). Для трансцендентных функций, по мнению Декарта, общего метода исследования не существует.

Комплексные числа Декартом ещё не рассматривались на равных правах с вещественными, однако он сформулировал (хотя и не доказал) основную теорему алгебры: общее число вещественных и комплексных корней многочлена равно его степени. Отрицательные корни Декарт по традиции именовал ложными, однако объединял их с положительными термином действительные числа, отделяя от мнимых (комплексных). Этот термин вошёл в математику.

Все неотрицательные вещественные числа, не исключая иррациональные, рассматривались Декартом как равноправные; они определялись как отношения длины некоторого отрезка к эталону длины. Позже аналогичное определение числа приняли Ньютон и Эйлер. Декарт пока ещё не отделял алгебру от геометрии, хотя и менял их приоритеты. Его "Геометрия" сразу сделала Декарта признанным авторитетом в математике. Эта книга содержала изложение нового раздела математики — аналитической геометрии, которая позволяла с помощью системы координат перевести геометрические задачи на алгебраический язык и тем самым существенно упрощала их исследование и решение. С тех пор система прямоугольных координат получила название "декартовых".

Физические исследования Декарта относятся главным образом к механике, оптике и общему строению Вселенной. Физика Декарта, в отличие от его метафизики, была материалистической. По его пониманию Вселенная целиком заполнена движущейся материей и в своих проявлениях самодостаточна. Неделимых атомов и пустоты Декарт не признавал и в своих трудах резко критиковал атомистов, как античных, так и современных ему. Кроме обычной материи, Декарт выделил обширный класс невидимых тонких материй, с помощью которых пытался объяснить действие теплоты, тяготения, электричества и магнетизма.

Основными видами движения Декарт считал движение по инерции, которое сформулировал (1644) так же, как позднее Ньютон, и материальные вихри, возникающие при взаимодействии одной материи с другой. Взаимодействие он рассматривал чисто механически, как соударение. Декарт ввёл понятие количества движения, сформулировал (в нестрогой формулировке) закон сохранения движения (количества движения), однако толковал его неточно, не учитывая, что количество движения является векторной величиной (1664).

В 1637 вышла в свет его книга "Диоптрика", где содержались законы распространения света, отражения и преломления, идея эфира как переносчика света, объяснение радуги. Декарт первым математически вывел закон преломления света на границе двух различных сред. Точная формулировка этого закона позволила усовершенствовать оптические приборы, которые тогда стали играть огромную роль в астрономии и навигации (а вскоре и в микроскопии).

Декарт исследовал законы удара. Он высказал предположение, что атмосферное давление с увеличением высоты уменьшается. Теплоту и теплопередачу Декарт совершенно правильно рассматривал как происходящую от движения мелких частиц вещества.

Крупнейшим открытием Декарта, ставшим фундаментальным для последующей психологии, можно считать понятие о рефлексе и принцип рефлекторной деятельности.

Философия Декарта была дуалистической. Декарт признавал наличие в мире двух родов субстанций: протяжённой (res extensa) и мыслящей (res cogitans), при этом проблема их взаимодействия разрешалась введением общего источника (Бога), который, выступая создателем, являющийся высшей субстанцией, формирует обе субстанции по одним и тем же законам. Бог, сотворивший материю вместе с движением и покоем и сохраняющий их.

Главным вкладом Декарта в философию стало классическое построение философии рационализма как универсального метода познания. Конечной целью определялось знание. Разум, по Декарту, критически оценивает опытные данные и выводит из них скрытые в природе истинные законы, формулируемые на математическом языке. Могущество разума ограничено лишь несовершенством человека по сравнению с Богом, который как раз несёт в себе все совершенные характеристики. Учение Декарта о познании было первым кирпичом в фундаменте рационализма.

Другой важнейшей чертой подхода Декарта был механицизм. Материя (включая тонкую) по его представлению состоит из элементарных частиц, локальное механическое взаимодействие которых и производит все природные явления. Для философского мировоззрения Декарта характерен также скептицизм, критика предшествующей схоластической философской традиции.


Кардинал Мазарини (1602-1661)

Джулио Мазарини родился 14.07.1602 в семье мелкого землевладельца Пьетро Маззарини в городке Пешине (Абруццо, Италия). Дворянский род Мазарини служил могущественному роду Колонна, в т.ч и сам молодой Джулио Мазарини.

В 1608—1616 Джулио вначале учился в Римском колледже, а в 1619—1621 находился в Испании, где изучал право в университете в Алькала-де-Энарес, где изучал флософию, теологию и каноническое право. Получив звание доктора прав, он поступил в папские войска, где дослужился до чина капитана.

В 1628, после того, как несколько лет прослужил под началом нескольких итальянских кондотьеров, Маззарини стал секретарём папского нунция в Милане. Уже тогда он выказывал элегантность, обаяние и показывал необыкновенно тонкий и быстрый ум.

В Турине, куда он был отправлен в качестве папского интернунция для решения вопроса о мантуанском наследстве. В 1630 Мазарини впервые вступает на историческую сцену, притом довольно эффектно: две армии (французская и испанская) уже готовы вступить в сражение, но тут между ними с криком "Pace! Pace!" ("Мир! Мир!") скачет молодой дипломат Мазарини с документом о мире в руках.

В 1634 Мазарини был назначен папским нунцием в Париж. В 1639 по совету Ришельё Мазарини оставил папскую службу и принял французское подданство. В 1640 он был назначен послом в Шамбери, где ему удалось прекратить гражданскую войну.

В 1641 Ришельё помог Мазарини стать кардиналом и перед смертью (4.10.1642) указал на негои, как на своего преемника. На следующий день Луи XIII ввёл Мазарини в королевский совет.

От него ожидали более мягкое отношение к деятелям оппозиции, так как он выпустил из Бастилии маршала Бассомпьера и других, заключенных туда по приказанию Ришельё, призвал в парламент многих из изгнанных членов и устроил примирение между герцогом Орлеанским и королём. В то же время он сумел войти в милость к королеве, которую больной монарх назначил по его совету регентшей.

После смерти Луи XIII королева-регентша, всецело подчинившаяся влиянию Мазарини, 14.05.1643 назначила его первым министром к великому неудовольствию принцев и других вельмож, которые устроили заговор, быстро подавленный Мазарини. К числу недовольных вскоре присоединился и парижский парламент, который не одобрял финансовую политиу Мазарини и отказался зарегистровать некоторые из его указов.

В ответ Мазарини 16.08.1648 велел арестовать вожаков парламента. В Париже немедленно были воздвигнуты баррикады и вспыхнуло восстание, известное под названием "фронды". Во главе движения стояли наиболее видные представители французской аристократии — принц Конде, его сестра, герцог Орлеанский, кардинал де Рец, герцог Ларошфуко и другие аристократы, ненавидевшие Мазарини, — старавшиеся вырвать власть из рук ненавистного министра.

Пять лет Мазарини выдерживал борьбу против соединенных сил аристократии, парламента и народа, действовавших против него не только оружием, но и целым рядом памфлетов и брошюр, известных под именем Мазаринад. Несколько раз он был вынужден бежать из Парижа вместе с королём, а в 1651 и 1652 дважды покидал Францию, изгнанный по указу парламента, но даже из-за границы Мазарини продолжал руководить французскими делами.

Глава фронды, принц Конде, разбитый королевским войском под начальством Тюренна, бежал в Испанию и продолжал вести войну в союзе с последней. В конце концов Мазарини одержал верх благодаря разногласиям среди вожаков оппозиции, перессоривщихся между собой. 3.02.1653 Мазарини торжественно въехал в Париж. С этих пор он стал управлять ещё более деспотично, чем прежде, и с удвоенным рвением трудиться над утверждением абсолютизма.

Он возобновил военные действия против Испании и в 1656 заключил союз с Оливером Кромвелем, обеспечивший Франции поддержку Англии. Испания, доведённая до полного истощения, была вынуждена заключить в 1659 т.н. "Пиренейский мир" и уступить Франции часть Люксембурга, Руссильон, Артуа и Геннегау. Заключение брака между Луи XIV и инфантой Марией-Терезией окончательно подчинило Испанию влиянию Франции.

По окончании Тридцатилетней войны в 1648 по Вестфальскому миру Франция получила бóльшую часть Эльзаса, а заключённая в 1658 Рейнская лига обеспечила Франции большое влияние в Германии и подорвала значение Австрии.

Покровительствуя наукам и искусствам, Мазарини собрал громадную библиотеку, открыл академию художеств, устроил итальянскую оперу, однако ничего не смог сделать для поднятия экономического благосостояния страны. Финансы приходили в расстройство, в земледелии, торговле и промышленности царил полный застой, народ изнемогал в нищете, и при этом Мазарини умирая, оставил огромное состояние.

При гибком и остром, чисто итальянском уме и хитрости, при замечательной проницательности и глубоком знании людей Мазарини обладал большим трудолюбием и несокрушимой энергией. Безгранично эгоистичный от природы, жадно домогаясь влияния и богатства, он не забывал интересов королевской власти и всегда ставил их на первом плане. И хотя в сранении с Ришельё он был более мягок со своими противниками, заменив казнь на эшафоте при Ришельё заключением в Бастилию, народ не любил его.


Тюренн, Анри де-ла-Тур д'Овернь (1611-1675)

Родился 11.09.1611. Младший сын Анри де Ла Тур д’Овернь, герцога Буйонского, по матери — внук Вильгельма I Оранского.

14 лет от роду, лишившись отца, он отправился в Голландию, чтобы изучить военное искусство под руководством своего дяди Морица Оранского.

Начав службу во время Тридцатилетней войны простым рядовым, Тюренн благодаря своим выдающимся способностям и отваге быстро стал возвышаться в чинах и в 1634 он уже командовал полком, а в 1644 за взятие крепости Трино (в Пьемонте) был произведён в маршалы.

В 1645 он искусно командовал Верхнерейнской армией; в 1646 соединился в Гессене со шведскими войсками Врангеля и их совместные успехи понудили баварского курфюрста заключить мир с Францией.

В 1647 Тюренн действовал в Нидерландах, в 1648, вместе с Врангелем — снова в Баварии.

Во время фронды Тюренн участвовал вместе с Конде в действиях против правительства, но в мае 1651 ему была дарована амнистия, а в начале следующего года поручены действия против Конде. Успехи, одержанные над последним и над союзными с ним испанцами, доставили Тюренню в 1660 звание главного маршала.

До 1666 он находился при Луи XIV и с ним в 1667 совершил поход во Фландрию. Во время первой нидерландской войны Тюренн действовал на Рейне и оборонял Эльзас, причём выказал большое искусство в маневрировании и одержал несколько успехов над имперскими войсками.

27.07.1675 он был убит наповал ядром во время рекогносцировки неприятельской позиции у Засбаха.

Тюренн принадлежал к числу лучших полководцев своего времени, отличался необыкновенной скромностью и простотой как в одежде, так и в обращении. Особенную любовь в армии он заслужил своей заботой о нуждах солдат, участью которых тогда все пренебрегали. Военное искусство многим обязано Тюренну, особенно в области тактики и стратегии.


Франсуа де Ларошфуко (1613-1680).

Родился 15.09.1613. Принадлежал к южнофранцузскому роду Ларошфуко. Его прадед был убит в ночь Св. Варфоломея. Франсуа воспитывался при дворе и с юности был замешан в разные интриги, враждовал с герцогом Ришельё и только после смерти последнего стал играть видную роль при дворе.

Принимал участие в движении "фронды" и был тяжело ранен. Ларошфуко занимал блестящее положение в обществе, имел множество светских интриг и пережил ряд личных разочарований, оставивших неизгладимый след в его творчестве.

В течение долгих лет в личной жизни Ларошфуко большую роль играла герцогиня Лонгевилль. Разочарованный в своей привязанности, он сделался мрачным мизантропом. Единственным его утешением была дружба с мадам Мари Мадлен де Лафайет, которой он оставался верным до самой смерти. Последние годы жизни Ларошфуко были омрачены разными невзгодами, смертью сына, болезнями.

Результатом его обширного жизненного опыта явились его "Максимы" — сборник афоризмов, составляющих кодекс житейской философии. Ларошфуко крайне пессимистически смотрел на природу человека. Его основной афоризм: "все наши добродетели — скрытые пороки". В основе всех человеческих поступков он усматривал самолюбие, тщеславие и преследование личных интересов. Общий тон его афоризмов — крайне ядовитый. Особенно удавались ему жестокие определения, меткие и острые как стрела, например изречение: "все мы обладаем достаточной долей христианского терпения, чтобы переносить страдания... других людей".

Другим важным трудом Ларошфуко явились его "Мемуары", которые считаются ценным источником сведений о временах Фронды. В них Ларошфуко подробно описывает политические и военные события, о себе он говорит в третьем лице. Историю о подвесках королевы Анны Австрийской, лёгшую в основу романа "Три мушкетера", Александр Дюма взял из "Мемуаров" Франсуа де Ларошфуко.


Жан-Батист Кольбер (1619-1683).

Сын купца в Реймсе. Поступив на государственную службу, Кольбер вскоре обратил на себя внимание Мазарини, назначившего его своим управляющим. На этом посту он ревностно отстаивал интересы своего патрона, и тот рекомендовал его Луи XIV.

Молодой король назначил Кольбера интендантом финансов и он открыл ряд злоупотреблений главного интенданта Фукэ и стал в 1661 его фактическим преемником, а восемь лет спустя он стал главным интендантом королевских построек, изящных искусств и фабрик.

Прежде всего, он обратил внимание на злоупотребления в финансовых делах. Особая судебная палата занялась их расследованием и поступала с виновными без малейшего снисхождения. Откупщики налогов, фискальные чиновники были обложены громадным штрафом, а менее высоко стоявшие преступники приговаривались к смерти.

Кольбер уменьшил прямой налог (талию), лежавший на низших классах населения. Другой мерой было уменьшение государственного долга за счёт опротестования займов, под предлогом, что король при их заключении был обманут.

Государственные земли, проданные или раздаренные веками назад, насильственно забрались обратно по покупной их цене, без учёта изменившейся ценности денег. Многие дворянские титулы были кассированы и их владельцы стали платить налоги. Правилом Кольбера было облегчать повинности бедных за счёт богатых. Вследствие этого он стоял за косвенные налоги, платимые всеми подданными.

В 1664 Кольберу удалось провести отмену внутренних таможен между северными и южными провинциями. По отношению к промышленности и торговле он с самого начала был сторонником системы покровительства и контроля за промышленностью и торговлей со стороны государства.

Кольбер был сторонником меркантилизма и последовательно следовал ему во всех своих начинаниях. Введением чрезмерных таможенных пошлин на иностранные товары, а также полным запретом вывоза сырья он содействовал развитию промышленности в ущерб земледелию. Для развития промышленности в страну привлекались иностранные фабриканты и рабочие.

Кольбер ввёл матросскую повинность и увеличил число военных судов. Некоторое время все провинности наказывались ссылкой на галеры. Он издал образцовую для того времени инструкцию для флота.

Финансовые меры Кольбера суровым своим характером были обусловлены войнами Людовика, требовавшими громадных затрат. Благодаря его искусству сумма процентов, уплачивавшихся государственным кредиторам была не более чем при начале войн. Большие суммы тратились на поощрение отечественной промышленности.

Поднятию сельского хозяйства не номогло развитие шелководства и выписка улучшенных пород скота. Новые отрасли фабричного труда часто оказывались убыточными и вели за собой банкротства. Эдикт 1673 назначал для злостных банкротов смертную казнь.

Зато преуспевала морская торговля французов, до Кольбера совершенно незначительная. Гавани были исправлены и улучшены, назначена премия за постройку новых судов или за покупку судов за границей. Французский торговый флот сделался третьим в мире. Вест-индская компания приобрела в монополию торговлю с Америкой. Для колонизации Мадагаскара была основана Ост-индская компания, получившая беспроцентную ссуду и ряд привилегий (1664). Одновременно были основаны другие колонии для севера, Леванта, Сенегала, Пиреней.

Неумелое руководство повело за собой неудачу многих из этих начинаний, но все-таки к концу карьеры Кольбера Франции принадлежали обширные колонии в разных частях света.

В 1681 был закончен громадный лангедокский канал. В прекрасном состоянии содержались шоссейные дороги, которые были одним из могущественнейших средств полной государственной централизации.

Кольбер старался содействовать поднятию искусств и наук. Им были основаны академия надписей, академия наук и академия пластических искусств и музыки. Он увеличил королевскую библиотеку, ботанический сад, устроил и снабдил средствами обсерваторию, ввёл размежевание земли и снаряжал экспедиции ученых, особенно натуралистов.

Педантичная регламентация правительства во всех мелочах жизни сильно ожесточили население против Кольбера. Когда он умер 6.09.1683, народ, ожесточённый тяжёлыми налогами, напал на похоронное шествие и военной силе пришлось охранять его гроб от народного гнева.


Луи II де Бурбон-Конде (1621-1686).

Родился 8.09.1621. Сын Луи I Бурбона, брата Антона Наваррского. При жизни отца Конде носил титул герцога Энгиенского и в 1641 вступил в брак с племянницей Ришельё, Майе-Брезе.

Начав военную карьеру 17 лет, он в 22 года начальствуя над войсками в войне с испанцами, одержал 19.05.1643 блестящую победу при Рокруа (составившую эпоху в военной истории), взял Тионвилль и несколько других городов.

В следующем году Конде, командуя войсками в Германии, в 1644 одержал победу при Фрейбурге над баварским генералом Мерси, взял Майнц и Филиппсбург, в 1645 ореджал победу при Нёрдлингене. В 1646 Конде овладевает Дюнкирхеном.

Командированный в Каталонию (1647), Конде неудачно осаждает Лериду, но, вызванный в 1648 в Нидерланды, уничтожает при Лансе остатки некогда грозной испанской инфантерии (пехоты) и способствует этим заключению Вестфальского мира.

Во время парламентской фронды Конде сначала принял сторону Мазарини и овладел Парижем, но вследствие столкновения между честолюбивым и заносчивым полководцем и властолюбивым министром, Конде был заключён в замок Венсенн.

Освобожденный через год, Конде становится во главе новой фронды. Сплотив вокруг себя в Бордо остатки феодалов, Конде явился под Парижем, но Тюреннь двинулся на защиту двора и разбил Конде, спасшегося в самом Париже.

Великий полководец оказался неискусным политиком. Анархия в столице, раздоры между ним и остальными вождями фронды заставили Конде в 1653 бежать в Нидерланды к испанцам. Победитель при Рокруа обращает своё оружие против отечества и опустошает северные французские провинции.

В этой войне на долю Конде, которому Испания собиралась предоставить самостоятельное княжество у северной французской границы редко выпадали удачи.

Мазарини, при заключении Пиренейского мира (1659), примирился с Конде и он был восстановлен в своих титулах и правах, но в течение 8 лет оставался не у дел и участвовал в борьбе за польский престол (1660-1669).

В 1668 Конде, по поручению Луи XIV, завоевал Франш-Конте, в 1672-1673 командовал войсками в Нидерландах, в 1674 дал союзникам три кровопролитных битвы без решительного результата. В 1675 Конде, после смерти Тюрення, был послан в Эльзас против Монтекукколи.

Это была его последняя кампания. Престарелый, больной ревматизмом, Конде последние годы жизни провёл в своем владении Шантильи, окружённый просвещённейшими умами Франции. Он умер в Фонтенбло 11.12.1686. За свои многочисленные победы он остался в Истории под именем Великий Конде.

Отличительной чертой военного гения Конде является быстрота замысла, нисходившего на него среди сражения. Но его справедливо винят за то, что он не щадил крови. Как человек, Конде отличался надменностью, скупостью, жестокостью, оскорбительной грубостью. Войска Конде особенно отличались грабежами и насилиями.


Шарль Перро (1628-1703).

Шарль Перро родился 12.01.1628 в семье судьи Парижского парламента Пьера Перро и был младшим из его шести детей. Он учился в университетском коллеже Бовэ, который, однако, бросил, не доучившись. Купил лицензию адвоката, но вскоре оставил эту должность и поступил клерком к своему брату архитектору Клоду Перро.

Шарль пользовался доверием Жана Кольбера, который в 1660-х годах во многом определял политику двора Людовика XIV в области искусств. Благодаря Кольберу, Перро в 1663 был назначен секретарем вновь образованной Академии надписей и изящной словесности. Он также был генеральным контролером сюринтендатства королевских строений. После смерти своего покровителя (1683) Шарль впал в немилость и потерял выплачивавшуюся ему как литератору пенсию, а в 1695 лишился и места секретаря.

Перро был довольно плодовитым литератором, но его художественные произведения, за исключением сказок, вскоре были забыты. В историю литературы он вошёл как главный идеолог движения "новых" в споре о древних и новых. Основные программные тексты Перро — поэма "Век Людовика Великого" (1687) и диалоги "Параллели между древними и новыми в вопросах искусства и наук".

Перро считал, что искусство века Людовика намного превзошло античное и должно развиваться и далее. Представлению о неизменном идеале он противопоставил идею поступательного прогресса искусства, идущего рука об руку с прогрессом наук и ремёсел. Он отдавал предпочтение прозе перед поэзией и считал, что преемником античного эпоса является роман.

В 1697 Шарль Перро опубликовал сборник "Сказки матушки гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями". Сборник содержал 8 сказок, представлявших собой литературную обработку народных сказок (как полагают, услышанных им от кормилицы сына Перро) — кроме одной ("Рике-хохолок"), сочиненной самим Перро. Эта книга широко прославила Перро за пределами литературного круга. Фактически Перро ввёл народную сказку в систему жанров "высокой" литературы.

"Сказки" способствовали демократизации литературы и оказали влияние на развитие мировой сказочной традиции (братья Вильгельм и Якоб Гримм, Людвиг Тик, Ханс Кристиан Андерсен). На сюжеты сказок Перро созданы оперы "Золушка" Джузеппе Россини, "Замок герцога Синяя Борода" Белы Бартока, балеты "Спящая красавица" Петра Ильича Чайковского, "Золушка" Сергея Сергеевича Прокофьева и др., снято множество художественных и мультипликационных фильмов.

Свои сказки Перро издал не под собственным именем, а под именем своего 19-летнего сына Перро д’Арманкура, видимо, пытаясь уберечь свою уже сложившуюся литературную репутацию от обвинений в работе с "низким" жанром сказки. Сын Перро, прибавивший к своей фамилии название купленного отцом замка Арманкур, пытался устроиться секретарем к племяннице короля, принцессе Орлеанской, которой и была посвящена книга. Поэтому в XX веке возникла дискуссия об авторстве сказок, в ходе которой пытались доказать, что сказки на самом деле написаны Перро-сыном. Однако традиционная версия об авторстве более вероятна.

На русском языке сказки Перро впервые вышли в Москве в 1768 под названием "Сказки о волшебницах с нравоучениями". В СССР Шарль Перро был четвёртым после Х. К. Андерсена, Джека Лондона и братьев Гримм по издаваемости зарубежным писателем.


Шарль-Луи де Монтескьё (1671-1729).

Шарль Луи (полное имя Шарль Луи де Секонда, барон де Ля Брэд и де Монтескьё) родился 18.01.1689 в родовом замке Ла-Бред под Бордо в семье чиновника из рода Секонда. В 1705 он окончил колледж ораторианцев. Изучал право в Бордо и Париже.

В 1714 Монтескьё стал советником парламента Бордо. В 1715 он женился на Жанне де Лартиг протестантского вероисповедания, которая родила ему троих детей. В 1716 после смерти дяди Монтескьё унаследовал должность вице-президента парламента Бордо и титул барона. Но вскоре государственная служба стала его тяготить.

В 1721 вышел сатирический роман "Персидские письма" в котором Монтескьё устами персидский вельможи комментирует различные аспекты западного общества, особенно французскую политику и нравы.

В 1726, оставив должность президента парламента Бордо, Монтескьё посвятил себя занятиям наукой.

В 1734 вышел философско-исторический трактат Монтескьё "Размышления о причинах величия и падения римлян". На примере римской истории автор доказывает, что только там, где граждане свободны и независимы, там, где весь народ участвует в управлении государством, общество в состоянии успешно развиваться. В прочих случаях государство теряет своё величие и в конечном счете терпит поражение от внутренних и внешних врагов.

В 1748 Монтескьё издал свой фундаментальный философско-политический труд "О духе законов", в котором изложил основные принципы представительной демократии.

Монтескьё вёл простую уединённую жизнь и с полной душевной силой и глубокой серьёзностью концентрировался на задаче наблюдателя, думающего и ищущего нормы. Как владелец замка Ла-Бред, он сохранял корпоративные убеждения парламентской аристократии. Он представлял собой уже редко встречавшийся в то время тип французского аристократа, не дававшего уловить себя соблазнам версальского двора, и стал учёным в духе дворянской независимости. Большие путешествия по Европе, предпринятые Монтескьё в 1728—1731 годах, имели характер серьёзных исследовательских поездок.

Инициация Монтескьё в лондонскую масонскую ложу "Горн", досточтимым мастером которой на тот момент являлся герцог Норфолкский, состоялась 12.05.1729. Монтескьё активно посещал литературные салоны и клубы, был знаком со многими литераторами, учёными, дипломатами, среди которых был французский исследователь спорных вопросов международного права Габриэль Мабли.

Незадолго перед смертью в 1752 Монтескьё написал самое последнее произведение "Опыт о вкусе", посмертно опубликованное в 7 томе "Энциклопедии" (1757). Монтескьё умер 10.02.1755.

Наряду с Генри Боклем, немецким географом Фридрихом Ратцелем и российским социологом Львом Мечниковым Монтескьё был приверженцем географической школы, сторонники которой приоритет в развитии цивилизации отдавали условиям географической и биологической сред. Монтескьё был предтечей количественной теории денег, которую развивали Дэвид Юм, Джон Кейнс, Ирвинг Фишер, Милтон Фридман, Артур Пигу и др.

В трудах и воззрениях Монтескьё усматриваются истоки либерализма как государственной идеологии, ранее успешно разработанной в публикациях английского философа Джона Локка и далее утвердившейся в учении шотландского экономиста Адама Смита.

Монтескьё, а также Джон Локк и Жан-Жак Руссо считаются основоположниками современных теорий представительной демократии. Монтескьё сформулировал идею разделения властей, которая лежит в основе создания любого современного демократического государства.

Политические и правовые идеи Монтескьё оказали непосредственное влияние на составителей Конституции США, конституционное законодательство периода Великой французской революции, на Гражданский Кодекс Франции 1804 года. Ещё при жизни Монтескьё обрёл европейскую известность благодаря работе "О духе законов". Среди многих продолжателей учения Монтескьё был и итальянский мыслитель Чезаре Беккариа.


Вольтер (1694-1778).

Родился 21.11.1694 в Париже в семье нотариуса и сборщика налогов Франсуа Аруэ. Имя при рождении — Франсуа Мари Аруэ. Его мать Мари Маргерит Демар была дочерью секретаря уголовного суда.

По настоянию отца молодой Вольтер пошёл учиться в иезуитский лицей, где в течение семи лет (1704-1711) изучал право. Но свободолюбивая натура юноши взяла своё и он бросил изучать скучные закона и принялся за сочинение дерзких, свободолюбивых стихов и бросился в водоворот светской жизни.

Свою литературную деятельность начал во дворцах аристократов. Родственник матери аббат Шатонеф, ввёл молодого человека в аристократический круг. Это было т.н. "общество Тампля", объединившееся вокруг герцога Вандома — главы Ордена мальтийских рыцарей.

16.05.1717 за сатирические стишки в адрес регента Филиппа II Орлеанского и его дочери попал в Бастилию, но один год тюремного заключения не заставил юного поэта пересмотреть своё мировоззрение и поведение.

В 1718 в парижском театре была поставлена его первая пьеса "Эдип", по мотивам греческих мифов, но на самом деле это был первый укол существующей системе власти и общественных законов. В это время драматург выступил впервые под псевдонимом "дю Вольтер". По одной из версий псевдоним является анаграммой слов "Аруэ младший" в латинском написании (AROVETLI => VOLTAIRE). Следующая крупная пьеса "Лига", вскоре переименованная в "Генриаду" принесла молодому Вольтеру успех как борцу за идею и гражданские вольности.

В 1726 произошла ссора между Вольтером и шевалье Роганом, который упрекнул литератора в том, что за псевдонимом он прячет низкое происхождение. Молодой человек дерзко ответил дворянину, но тот не счёл нужным вызвать его на дуэль, а просто приказал своим лакеям избить драматурга. Вольтер хотел вызвать его на дуэль, но был вновь арестован и брошен в Бастилию.

Через несколько месяцев молодой человек покинул Францию и уехал в Англию. Пребывание в Англии в течение двух лет в условиях веротерпимости и борьбы за политические свободы, сильно изменило молодого человека и помогло закончить формирование его убеждений. Новые взгляды нашли свое отражение в сборнике статей "Философские письма", которые были изданы в 1733 на английском языке, а в 1734 – на французском.

По возвращению Вольтера на Родину, книгу признали еретической и по приговору Французского парламента сожгли, издатель поплатился Бастилией, а сам автор долго находился под следствием. Над ним опять нависла угроза заключения в Бастилию. Чтобы не искушать судьбу, Вольтер уехал в Шампань, в замок Сирей, принадлежавший его любовнице маркизе де Шатле, у которой прожил 10 лет.

Годы, проведённые в уединенном замке, были чрезвычайно плодотворными. Именно здесь были написаны драмы "Альзира", "Магомет", большой "Трактат о метафизике", "Основы философии Ньютона" и почти закончен большой исторический труд "Жизнь и век Людовика ХIV". Эдесь была написана наделавшая много шума драма "Орлеанская девственница", посвященная одному из самых тяжёлых периодов французской истории и ее национальной героине Жанне д'Арк. В этом произведении драматург попытался развенчать двуличие и лицемерие иезуитов. В страшной гибели девушки на костре он прямо обвиняет короля и иезуитов, он с гневом клеймит её палачей и предателей.

В 1746 Вольтер был назначен придворным поэтом и историографом, а в 1746 его назначили действующим членом Французской Академии наук, но, возбудив недовольство маркизы де Помпадур, порвал с двором.

Вечно подозреваемый в политической неблагонадёжности, не чувствуя себя во Франции в безопасности, в 1750 Вольтер принял приглашению прусского короля Фридриха II, с которым давно (с 1736) находился в переписке, и поселился в Берлине (Потсдаме). Но при прусском дворе Вольтер пробыл всего три года. За это время он обнаружил в своем "друге" не только широту взглядов и острый ум, но и деспотичность, чванcтво и неприятие чужих точек зрения. Поэтому в 1753 он выехал из Пруссии и почти целый год путешествовал по Европе, пока в 1754 не осел в Швейцарии.

Здесь он купил имение около Женевы, переименовав его в "Отрада". Именно здесь совместно с Дени Дидро и Жаном Д'Аламбером была создана знаменитая "Энциклопедия", прославившая имена этих философов на весь мир.

В 1757 вышла статья "Женева", в которой Вольтер ополчился против теоретиков реформаторской Церкви и, в частности, Жана Кальвина. С одной стороны он воспевал свободолюбивых швейцарцев и их политический строй, и это звучало как критика французской политики. Но с другой стороны Вольтер показывал Кальвина и его последователей как людей, опьяненных одной идеей и ради этого способных инициировать еще одну "Варфоломеевскую ночь".

Опасаясь репрессий со стороны швейцарского духовенства, Вольтер решил себя обезопасить и приобрел два небольших поместья по обе стороны Женевского озера, вблизи границы с Францией (Турнэ в Швейцарской Лозанне и Ферней во Франции).

К этому времени материальное положение Вольера значительно улучшилось, и он смог позволить себе почти роскошный образ жизни. Он получал несколько пансионов от власть имущих из разных стран мира. Плюс полученное наследство от родителей, переиздание его литературных произведений, и умение правильно вести финансовые операции – все это к 1776 превратило некогда бедного философа в одного из богатейших людей Франции.

Поместье Ферней стало местом паломничества философов изо всех стран мира. Здесь Вольтер провёл почти двадцать счастливых лет. Все просвещённые путешественники считали своим долгом посетить философа – отшельника. Именно отсюда он вёл обширную переписку со многими августейшими особами: прусским королём Фридрихом II, российской императрицей Екатериной Великой, польским монархом Станиславом Августом, королём Швеции Густавом III и королём Дании Кристианом VII.

По заказу российского правительства он написал "Историю Российской империи при Петре Великом", опубликованную в 1763 году. Его произведение показывало Петра I, как великого реформатора, сумевшего порвать с варварством и невежеством.

В фернейский период были написаны известнейшие повести "Кандид" и "Простодушный", показывающие ложь и лицемерие современного общества. 1.07.1766 по обвинению в оскорблению святынь был казнён 16-летний шевалье Ла-Барр. В письме к Жану д'Аламберу Вольтер написал знаменитые слова "ecrasez l’infame" ("уничтожьте подлую", часто переводят как "раздавите гадину"), направленые против католицизма и абсолютной власти иезуитов. В годы Великой французской революции эти слова станут лозунгом, под которым во Франции начнется борьба с Церковью.

В 1778 Вольтер — 83-летний старик — вернулся в Париж, где ему была устроена восторженная встреча. Он приобрёл себе особняк на улице Ришелье, активно работал над новой трагедией "Агафокл". Постановка его последней пьесы "Ирен" превратилась в его апофеоз. Назначенный директором Академии, Вольтер приступил, несмотря на преклонный возраст, к переработке академического словаря.

Незадолго до своей смерти, 7.04.1778, Вольтер вступил в парижскую масонскую ложу Великого Востока Франции — "Девять сестёр". При этом в ложу его сопровождал Бенджамин Франклин (в то время — американский посол во Франции).

Сильные боли, происхождение которых поначалу было неясно, вынуждали Вольтера принимать большие дозы опия. 30.05.1778 Вольтер скончался во сне. Понимая перед своей кончиной, что католическая Церковь попытается отомстить ему за все нападки, он формально исповедовался и причастился. Но архиепископ Франции Кристоф де Бомон посчитал, что раскаяние еретика было явно недостаточным, и отказал философу в христианском погребении. Тело Вольтера было тайно вывезено и захоронено в Сельерском соборе, в тридцати лье от Парижа.

В 1791 Конвент постановил перенести останки Вольтера в Пантеон, где он находится и в настоящее время. Перенос останков Вольтера в Пантеон превратился в грандиозную революционную демонстрацию.

Вольтер был противником существующей материалистической школы, и придерживался эмпирического (опытного) направления в науке. Философ отстаивал естественные права и свободы каждого человека: жизнь, свободу, безопасность, право собственности и всеобщее равенство без классов и сословий. При этом он понимал, что люди лживы и злы по своей природе, поэтому общество должно создать разумные законы для гармонизации общественных отношений. Отстаивая равенство, Вольтер, тем не менее делил общество на две большие группы: богатых и образованных людей и необразованных и небогатых, которые должны трудиться на высший класс. При этом бедным и трудящимся не обязательно давать образование, поскольку их ненужное образование и неверные рассуждения могут погубить весь государственный строй.

В своих философских трудах Вольтер причиной всех зол в обществе считал католическую Церковь и ее абсолютную власть над миром. Именно Церковь уничтожает свободу совести и свободу слова. Христианское мифотворчество Вольтер считал обманом.

Борясь против Церкви и клира, Вольтер был вместе с тем врагом атеизма; критике атеизма Вольтер посвятил специальный памфлет ("Homelie sur l’atheisme"). Деист в духе английских буржуазных вольнодумцев XVIII века, Вольтер всевозможными аргументами старался доказать существование божества, сотворившего вселенную, в дела которой однако не вмешивается. Известна его крытая фраза: "Если бы Бога не было, его бы следовало придумать". Он считал, что только религия может сдерживать народ, и держать в узде третье сословие.

При всех свободолюбивых взглядах Вольтер не был сторонником демократии, он ратовал за "просвещенную монархию". Он боялся народовластия и считал, что народ нужно держать в узде. При этом философ резко критиковал устои феодального общества, его законы и сословные предрассудки. Все произведения его пронизаны гуманизмом и толерантностью. Наиболее ярко характер Вольтера отражён в скульптуре, созданной французским скульптором Жаном-Франсуа Гудоном (1741-1828) для Екатерины II.


Мориц Саксонский (1696-1750).

Родился 28.10.1696. Побочный сын короля польского и курфюрста саксонского Августа II Сильного от Авроры фон Кёнигсмарк.

В 14 лет Мориц был отправлен отцом служить под начальством Евгения Савойского в войне за испанское наследство. Он принимал участие в боевых действиях против французов во Фландрии. В 1711 получил титул графа саксонского. В 1719 отец отдал под его начальство немецкий полк, и молодой Мориц сумел приобрести уважение старших произведёнными в нём улучшениями, особенно по части строевой подготовки и мушкетного огня.

Когда около 1720 года в Европе наступило затишье, Мориц предался беспутной жизни, не прекратившейся и с переходом его во французскую армию, но не мешавшей ему заниматься серьёзным изучением математики, фортификации и вообще военного дела. Избрание его герцогом курляндским не состоялось вследствие противодействия России, опасавшейся его брака с вдовствующей герцогиней Анной Иоанновной.

С особенным отличием Мориц действовал в войне, вызванной спорами о польском престоле. Но в полной силе его предводительский талант проявился лишь в войне за австрийское наследство, при осаде и штурме Праги (1741) и взятии Эгера (1742), а также в военных действиях на юго-западе Германии. Вопреки интригам завистников Луи XV в марте 1744 возвёл Морица в звание маршала Франции и поручил ему командование французской армией во Фландрии.

Здесь под влиянием царивших тогда взглядов на военное искусство Мориц обратился в весьма осторожного главнокомандующего, тщательно избегавшего сражений и преимущественно занимавшегося осадою крепостей, но в кампаниях 1745-1747 годов, когда он уже вполне самостоятельно командовал армией, назначенной для завоевания австрийских Нидерландов, маршал искал сражений в открытом поле и, несмотря на тяжкую болезнь (водянку), одержал победы при Фонтенуа (11.05.1745), Рокуре (11.10.1746) и Лауфельде (2.07.1747). В эту войну талант Морица проявился в полной силе и он был возведён в звание главного маршала.

Перу Морица принадлежит замечательный трактат о войне и военном деле, служивший в XVIII веке главной основой для изучения военного искусства. В этом сочинении немало мыслей, значительно опередивших своё время. В частности ему принадлежит идея об общеобязательной воинской повинности, об оружии, заряжаемого с казённой части, о замена хлеба сухарями и шляп касками.

Умер Мориц Саксонский 30.11.1750. Поскольку он был протестантом, его похоронили не в Париже, а в Страсбурге, в церкви Св. Фомы (главной лютеранской церкви города). Пышная гробница Морица Саксонского служит одной из местных достопримечательностей. Одна из дочерей Морица стала бабушкой писательницы Жорж Санд.


Шарль Мари де ла Кондамин (1701-1774).

Шарль Кондамин родился в Париже 28.01.1701 в богатой дворянской семье. Благодаря своему происхождению он учился в Коллеж Луи-ле-Гран, где обучался гуманитарным наукам, а также математике. После окончания учебы, он поступил на службу в армию и участвовал в осаде Розаса во время войны с Испанией. Однако вскоре он оставил военную службу и посвятил себя исключительно науке. Он обратил на себя внимание предложением использовать пороховые вспышки для определения разностей долгот, которые на то время определялись с большими погрешностями. 12.12.1730 он стал членом Французской академии наук и был назначен помощником химика в Академии. Кондамин был одним из инициаторов введения метрической системы.

В 1731 он совершил путешествие в Константинополь.

В 1736 вместе с Луисом Годеном и Пьером Буге Кондомин принял участие в научной экспедиции в Южную Америку. Целью экспедиции было измерение дуги меридиана в районе экватора. Одновременно другая французская экспедиция под руководством Пьера Луи де Мопертюи отправилась в Лапландию; к последней присоединился ещё шведский ученый Цельсий. Эти экспедиции должны были доказать гипотезу Исаака Ньютона, что Земля не является правильным шаром, а под действием центробежной силы должна была принять фигуру эллипсоида вращения, сжатого у полюсов.

Практически с самого начала экспедиция пошла неудачно, из за того, что глава экспедиции (Годен) потратил почти все деньги экспедиции на личные нужды, в расчёте занять недостающую сумму по прибытии на место, однако это ему так и не удалось, и экспедиция, продлившаяся втрое дольше запланированного, на всём протяжении подвергалась тяжёлым лишениям, и необязательным при других обстоятельствах переходам по джунглям.

Когда измерение дуг меридиана было окончено (в Андах, в районе Кито-Куэнки, была измерена длина дуги меридиана на протяжении более 3°), некоторые члены экспедиции отправились обратно в Европу, некоторые остались в Перу для научных исследований, сам же Кондамин решил исследовать Амазонку до её устья. До Кондамина лишь очень немногим путешественникам удавалось проникнуть в глубь Бразилии. Ученый-исследователь надеялся поэтому, сняв на карту течение Амазонки и собрав сведения о жизни и обычаях индейцев этой области, принести существенную пользу науке.

Это путешествие было сопряжено с необыкновенными трудностями и лишениями. Кондамин отправился в своё путешествие 11.05.1743 и достиг Атлантического океана только 19.09.1743, преодолев более 4000 километров, делая по пути астрономические и топографические наблюдения. Река Амазонка была впервые действительно научно исследована и вместе с тем выяснена была вероятность сообщения Амазонки с рекою Ориноко через посредство реки Рио-Негро. Во время этого путешествия Кондамин собрал множество интересных наблюдений, явившихся ценным вкладом в естественную историю, физику, астрономию и только что зарождавшуюся тогда новую науку антропологию.

Он также сделал некоторые ботанические исследования, в частности, хинного и каучуковых деревьев. Им впервые был описан процесс изготовления каучуковых изделий, а также процесс лечения малярии хинином.

Кондамин‚ подвергавшийся тяжелым лишениям во время плавания по Амазонке, неоднократно находился на краю гибели; пробыв четыре месяца в сырости, он нажил сильнейший ревматизм, и когда вернулся во Францию, у него отнялись ноги; кроме того, за время своего путешествия Кондамин совершенно оглох (возможно из-за чрезмерного употребления хинина).

В 1751 результаты его десятилетнего путешествия в Южную Америку был опубликованы в Париже. Научные результаты экспедиции были однозначными: Земля действительно сфероид сплюснутый у полюсов, как это предполагали Исаак Ньютон и Христиан Гюйгенс. (Длина дуги на широте Лапландии оказалась больше, чем на экваторе. Впоследствии было установлено, что диаметр Земли в экваториальном сечении больше расстояния между полюсами на 42,72 км.)

Впоследствии Кондамин совершил ещё несколько научных поездок, например, для наблюдения прохождения Венеры перед диском Солнца. Во время своего визита в Рим Кондамин сделал тщательные измерения древних зданий с целью точного определения длины римской стопы.

В 1760 Кондамин был избран членом Парижской академии наук. Он являлся также почётным иностранным членом Петербургской, Берлинской и других академий наук.

Кондамин умер в Париже 4.02.1774 после операции по удалению грыжи.


Шетарди, Жак-Иоахим Тротти (1705-1758).

Родился 3.10.1705. Вступил в военную службу лейтенантом (в королевский полк). Выполнял дипломатические поручения: в 1727 он был послан в Лондон, затем в Голландию и Пруссию, дважды в Россию и в 1742 в Турин.

Назначенный в 1739 послом в Петербург, Шетарди искал способа ослабить пронемецкую партию, и интриговал против герцога Бирона, врага французов. Но и сменивший его Миних тоже был недругом Франции, как и правительница Анна Леопольдовна.

Поэтому Шетарди задумал возвести на престол Елизавету Петровну и свергнув немцев, враждебных Франции, надеялся сделать политику России более благоприятной для Франции. Он приобрёл расположение Елизаветы Петровны и, кроме того, влиял на неё через её доктора Лестока, подговаривая её к свержению правительницы Анны Леопольдовны.

Переворот 25.11.1741 совершился без всякого участия Шетарди, но тем не менее он стал одним из самых близких к императрице Елизавете людей.

В сентябре 1742 Шетарди был отозван во Францию, но по желанию императрицы в 1743 вновь был назначен в Россию послом. В это время благодаря канцлеру Бестужеву при русском дворе большое влияние приобрела партия союза с Австрией и Англией. Шетарди старался свергнуть Бестужева, действуя совместно с бывшей тогда при русском дворе принцессой Ангальт-Цербтской, прусским послом и Лестоком.

Бестужев перехватил французского курьера с бумагами, дешифрировал их и показал императрице, вследствие чего Шетарди 17.06.1744 был выслан из России.

Впав, вследствие неудачи, в немилость при французском дворе, Шетарди был заключён в цитадель Монпелье, но скоро был помилован и назначен в действовавшую в Италии армию.

В 1749 он был назначен посланником к туринскому двору, но с началом Семилетней войны вновь перешёл в армию, сражался в битве при Росбахе и был назначен комендантом города Ганау.

Шетарди был типичный великосветский француз своего времени. Одарённый живым умом, но самоуверенный и необдуманный, он готов был пожертвовать всем, чтобы блистать и играть роль. Иностранцам он мог давать уроки высшего этикета и утончённого изящества, но его политика часто имела вид салонной интриги.


Жан-Жак Руссо (1712-1778).

Руссо родился в Женеве 28.06.1712 в семье часовщика и учителя танцев Исаака Руссо (1672—1747). Его мать, дочь женевского пастора, умерла при родах. Из-за вооружённого нападения на согражданина его отец был вынужден бежать в соседний кантон и там вступил во второй брак. Жан-Жак, оставленный в Женеве под опекой дяди по линии матери, 1723-1724 годы провёл в протестантском пансионе Ламберсье, потом был отдан в учение к нотариусу, а в 1725 — к гравёру. В это время Жан-Жак много читал, даже во время работы, за что подвергался суровому обращению.

14.03.1728 Жан-Жак решился покинуть город. Священник соседней деревни предложил ему принять католицизм и дал ему письмо в Веве, к госпоже Франсуазе Луизе де Варан. Госпожа де Варан направила Руссо в Турин в монастырь, где обучали прозелитов, т.е. тех, кто о недавно принял новое вероисповедание. По истечении четырёх месяцев обращение совершилось и Руссо поступил лакеем в аристократический дом, где к нему отнеслись с участием. Сын графа, аббат, стал учить его итальянскому языку и читал с ним Вергилия. Встретившись с каким-то проходимцем из Женевы, Руссо вместе с ним ушёл из Турина, не поблагодарив своего благодетеля.

Он снова появился в Анси у госпожи де Варан, оставившей его у себя и сделавшейся его "мамашей". Она научила его правильно писать, грамотно говорить и держаться по-светски. Заботясь о его будущем, она поместила Руссо в семинарию, а потом отдала в учение к органисту, которого он скоро бросил.

Более двух лет Руссо скитался, претерпевая всякую нужду. Однажды был даже в Париже, который ему не понравился. Он совершал свои переходы пешком, ночуя под открытым небом, но не тяготился этим, наслаждаясь природой. Весной 1732 Руссо снова встретился с госпожой де Варан, но его место было занято молодым швейцарцем Ане, что не помешало Руссо оставаться членом дружеского трио. После смерти Ане он оставался вдвоём с госпожой де Варан до 1737 года, когда она отправила его лечиться в Монпелье. По возвращении он нашёл свою благодетельницу близ города Шамбери. Её новым "фактотумом" был молодой швейцарец Винцинрид. Руссо называл его братом и снова приютился у "мамаши".

Жизнь Руссо была уже не так безмятежна: он тосковал, уединялся, и в нём стали проявляться первые признаки мизантропии. Руссо оказался в новом трио лишним и должен был позаботиться о заработке и крове. В 1740 он поступил домашним наставником в семью Мабли (брата писателя), жившую в Лионе, но он не умел вести себя ни с учениками, ни с взрослыми, тайком уносил к себе в комнату вино, "строил глазки" хозяйке дома. В итоге Руссо пришлось уйти.

Руссо отправился в Париж, чтобы представить академии изобретённую им систему обозначения нот цифрами, но она не была принята. Руссо получил место домашнего секретаря у графа Монтегю, французского посланника в Венеции. Посланник смотрел на него как на слугу, Руссо же воображал себя дипломатом и стал важничать. Впоследствии он писал, что спас в это время Неаполитанское королевство. Однако, посланник выгнал его из дома, не уплатив жалованья. Руссо вернулся в Париж и подал жалобу на Монтегю, увенчавшуюся успехом.

Не имея средств к существованию, Руссо вступил в связь с Терезой Левассёр, служанкой парижской гостиницы, в которой жил — молодой неграмотной крестьянкой. Он признавался, что никогда не питал к ней ни малейшей любви, но обвенчался с ней спустя двадцать лет. Вместе с ней он должен был держать у себя её родителей и их родню. По утверждению Руссо, у него было 5 детей, которые все были отданы в воспитательный дом. Он оправдывал это тем, что не имел средств их вскормить, что они не давали бы ему спокойно заниматься и что он предпочитает сделать из них крестьян, чем искателей приключений, каким был он сам.

Получив место секретаря у откупщика Франкёля, Руссо стал домашним человеком в кружке, к которому принадлежали известная мадам д'Эпине, её друг Гримм и Дидро. Руссо часто гостил у них, ставил комедии, очаровывал их своими наивными, хотя и разукрашенными фантазией рассказами из своей жизни.

Летом 1749 Руссо прочёл объявление дижонской академии о премии на тему "Содействовало ли возрождение наук и художеств очищению нравов". Ответ Руссо, что "просвещение вредно и сама культура — ложь и преступление" был удостоен премии; всё просвещённое и утончённое общество рукоплескало своему обличителю. Для него наступило десятилетие самой плодотворной деятельности и непрерывного торжества.

Два года спустя его оперетта "Деревенский колдун" была поставлена на придворной сцене. Людовик XV напевал его арии; его хотели представить королю, но Руссо уклонился от чести, которая могла создать ему обеспеченное положение. Он объявил, что хочет жить сообразно со своим принципом, отказался от выгодного места у Франкёля и стал переписчиком нот, чтобы жить трудом своих рук. Руссо оставил щегольской костюм тогдашних салонов, оделся в грубое сукно, благословляя вора, укравшего его тонкие сорочки; отказался от вежливой речи, отвечая оскорбительными выходками на любезности своих аристократических друзей. Во всём этом было много театрального.

Руссо стал популярен. Со всех сторон ему приносили для переписки ноты, чтобы иметь повод поглядеть на него; светские дамы посещали его и осыпали приглашениями на обеды и ужины. Тереза и её жадная мать пользовались случаем, чтобы принимать от посетителей всевозможные подарки. Руссо нашёл своё призвание: он стал, как удачно было сказано, "Иеремией" современного ему культурного общества.

Дижонская академия объявив конкурс на тему "О происхождении неравенства между людьми и о том, согласно ли оно с естественным законом". В 1755 в печати появилось ответное "Рассуждение" Руссо, посвящённое женевской республике. Если в первом рассуждении он обличал науки и художества за их развращающее влияние, то в новом фантастическом сказании о том, как люди утратили своё первобытное блаженство, Руссо предал анафеме всю культуру, всё что создано историей, все основы гражданского быта — разделение труда, собственность, государство, законы.

Светское общество опять с ликованием приветствовало своё осуждение. Госпожа д’Эпине, идя навстречу вкусам Руссо, построила для него в саду своего загородного имения близ Сен-Дени дачу. Весной 1756 Руссо переехал в свой "Эрмитаж". В это время 44-летний Руссо страстно влюбился в 26-летнюю графиню Софи д’Удето, "подругу" Сен-Ламбера, дружески расположенного к Жан-Жаку. Сен-Ламбер был извещён анонимным письмом и вернулся из армии. Руссо заподозрил в разглашении госпожу д’Эпине и написал ей неблагородно-оскорбительное письмо.

Оставив "Эрмитаж", Руссо нашёл новый приют у герцога Люксембургского, владельца замка Монморанси, предоставившего ему павильон в своём парке. Здесь Руссо провёл 4 года и написал "Новую Элоизу" и "Эмиля". "Новая Элоиза" имела невероятный успех; ею везде зачитывались, над нею проливали слезы, обоготворяли её автора.

Парижский парламент, готовясь произнести приговор над иезуитами, счёл нужным осудить и философов, и приговорил "Эмиля", за религиозное вольнодумство и неприличия, к сожжению рукой палача, а его автора — к заключению. Руссо бежал в Швейцарию, но Женевское правительство постановило сжечь не только "Эмиля", но и "Общественный договор", и издало приказ арестовать автора. После скитаний Руссо нашёл убежище в княжестве Невшательском, принадлежавшем прусскому королю, и поселился в местечке Мотье. Он прожил там три с небольшим года; затем для него настали новые бедствия и скитания.

Ещё в 1754, прибыв в Женеву Руссо пожелал вновь приобрести право женевского гражданства, утраченное с переходом в католицизм, и снова присоединился к кальвинизму, но в "Письмах с горы" он глумился над авторитетом Кальвина и обвинял кальвинистское духовенство в отступлении от духа реформации. К злоключениям Руссо присоединилась ссора с Вольтером и с правительственной партией в Женеве. Отношения обострились, когда Руссо, в "Письме о зрелищах", сильно восстал против введения в Женеве театра. Вольтер, живший близ Женевы и развивавший посредством своего домашнего театра в Фернее вкус к драматическим представлениям среди женевцев, понял, что письмо направлено против него. Вольтер возненавидел Руссо и то глумился над его идеями и сочинениями, то выставлял его сумасшедшим.

Руссо стал подвергаться оскорблениям и угрозам, а местный пастор произнёс против него проповедь. Руссо принял приглашение Юма и поехал к нему в Англию. Но и здесь Руссо не ужился. Руссо отказался от пенсии, которую ему выхлопотал Юм у английского правительства. Для него наступило новое 4-летнее скитание, отмеченное только выходками психически больного человека.

Руссо уехал в Париж, где, несмотря на тяготевший над ним приговор, его никто не трогал. Он прожил около года в замке принца Конти и в разных местностях южной Франции. Отовсюду он бежал, терзаемый своим больным воображением. С 1770 он поселился в Париже, подозревая заговоры против него или против его сочинений. Главой заговора он считал герцога де Шуазеля, который приказал завоевать Корсику будто бы для того, чтобы Руссо не стал законодателем этого острова.

Желая оправдаться путём искреннего, всенародного покаяния и тяжёлого унижения самолюбия, Руссо написал свою "Исповедь". Но себялюбие взяло верх: исповедь превратилась в страстную самозащиту. Раздражённый ссорой с Юмом, Руссо изменил тон и содержание своих записок, вычеркнул невыгодные для себя места и стал писать вместе с исповедью обвинительный акт против лучших и искреннейших друзей Руссо.

2.07.1778 Руссо внезапно скончался на руках Терезы. Его могила на острове "Ив" (в Шато де Эрменонвиль) стала привлекать сотни поклонников, видевших в нём жертву общественной тирании и мученика гуманности. Во время Конвента тело Руссо, одновременно с останками Вольтера, было перенесено в Пантеон, но 20 лет спустя, во время реставрации, два фанатика тайно ночью похитили прах Руссо и бросили его в яму с известью.

Руссо впервые в политической философии попытался объяснить причины социального неравенства и его виды, иначе осмыслить договорный способ происхождения государства. Он полагал, что государство возникает в результате общественного договора. Согласно общественному договору, верховная власть в государстве принадлежит всему народу. Суверенитет народа неотчуждаем и неделим, непогрешим и абсолютен.

Не без влияния идей Руссо возникли такие новые демократические институты, как референдум, народная законодательная инициатива и такие политические требования, как возможное сокращение срока депутатских полномочий, обязательный мандат, отзыв депутатов избирателями.

Судьба Руссо, во многом зависевшая от его личных свойств, в свою очередь бросает свет на его личность, темперамент и вкусы, отразившиеся в его сочинениях. Разрыв с обществом был для него тем более неминуем, что он, под влиянием глубокой, врождённой подозрительности и вспыльчивого самолюбия, легко порывал с самыми близкими людьми. Разрыв оказывался непоправимым вследствие поразительной "неблагодарности" Руссо, весьма злопамятного, но склонного забывать оказанные ему благодеяния.


Граф Сен-Жермен (1712-1784).

Этого человека по праву можно назвать самой загадочной личностью Западной Европы. Появившись в канун Великой Революции при французском дворе в прямом смысле слова из ниоткуда, он принял самое активное участие в политических событиях того времени.

Он владел всеми европейскими и многими древними языками, был прекрасно образован, сказочно богат, демонстрировал навыки в алхимии и не старел. Знавшие его лично неизменно подпадали под его обаяние, прочие же либо восхищались им, либо его ненавидели. Он исчез так же таинственно, как и появился. Он использовал более десяти имен; история сохранила самое известное: граф Сен-Жермен.

В 1743 году слухи донесли, что в Версаль только что прибыл некий несметно богатый, судя по украшавшим его драгоценностям, чужеземец. Откуда он прибыл? Об этом никто не знал. Самообладание, достоинство, интеллект поражали с первой минуты общения с ним. Он обладал гибкой и элегантной фигурой, руки его были нежны, ступни ног по-женственному малы, изящность икр ног подчеркивалась облегающими шелковыми чулками. Очень узкие панталоны также свидетельствовали о редчайшем совершенстве его телесных форм. Его улыбка обнажала прекраснейшие зубы, симпатичная ямочка красовалась на подбородке, волосы его были черны, а глаза — добры, взгляд — проницателен. На вид он казался лет сорока пяти".

Так описывает первое впечатление от встречи с Сен-Жерменом графиня д'Адемар, придворная фрейлина и близкая подруга французской королевы Марии-Антуанетты. В XVIII веке в среде аристократии было принято вести дневники, и именно воспоминания графини стали впоследствии одним из основных источников информации о Сен-Жермене.

Вспоминает Дьедонне Тьебо: "Во внешности Сен-Жермена сквозили изящество и интеллект. В нём чувствовалось благородное происхождение и знание светских условностей… История же Сен-Жермена являет нам образцовый пример истории человека мудрого и предусмотрительного, остерегавшегося нарушить правила общепринятого поведения или оскорбить мораль. Чудес о нем рассказывают великое множество, однако они не скандальны и не низменны".

О чудесах, действительно, заговорили сразу же. Будучи прекрасным собеседником, граф поражал всех своей эрудицией. Мало того, что он свободно говорил на всех европейских и многих восточных языках, но он, казалось, обладал безграничными познаниями в области естественных наук и истории, о большинстве событий которой он говорил как… их очевидец. Некоторые истории о Сен Жермене уже напоминают легенды, которыми всегда окружена жизнь выдающихся людей. Коллэн де Планси вспоминает: "Однажды, когда он рассказывал, что хорошо знавал Понтия Пилата в Иерусалиме, он описал подробно дом римского наместника и начал перечислять блюда, поданные к столу в один из тех вечеров, когда Сен-Жермен у него ужинал. Никто конечно не мог опровергнуть эти подробности, поскольку слушатели на обеде у Понтия Пилата не были.

Кардинал де Роган (тот, что был замешан в скандальной истории с ожерельем королевы), подумав, что все это бредни, обратился к камердинеру графа, седому старику с честным лицом:– Друг мой, мне трудно поверить тому, что говорит Ваш хозяин. Может быть, он и в самом деле чревовещатель, я могу согласиться и с тем, что он делает золото. Но тому, что ему 2000 лет и что он виделся с Пилатом, – нет, этому верить не могу. Вы там тоже были? Нет, что вы, Ваше Высокопреосвященство, – ответил прямо слуга, – я всего лишь около 400 лет служу господину графу". По воспоминаниям барона Глейхена, Сен-Жермен рассказывал о Франциске  I с подробностями, которые мог знать только очевидец, и, заворожив слушателей, якобы проговаривался: "И тут я сказал ему…" Или: "Я всегда говорил Христу, что он плохо кончит". Сказав нечто подобное, он затем спохватывался как человек, сболтнувший лишнее. Впоследствии те же приёмы использовал и Калиостро.

Этим, однако, необычные способности графа не ограничивались. Один современник рассказывал о Сен-Жермене: "Его память была удивительной. Прочитав однажды газету, он мог свободно пересказать всё её содержание от начала до конца. К прочим способностям относится и его умение писать обеими руками каллиграфическим почерком. Он мог, например, писать любовное письмо правой рукой, а левой переписывать стихи, и это с большой легкостью". Или, как свидетельствовали другие очевидцы, он мог одновременно обеими руками на двух листах бумаги под диктовку записать один и тот же текст, и два листа были абсолютно идентичными – совпадение можно было сличать на просвет.

Граф Сен-Жермен был богат. Ни разу ни у кого он не одалживал ни су. Его же подарки отличались всегда не только изысканным вкусом, но и высокой стоимостью. Никто не знает происхождения его состояния, но зафиксировано несколько случаев, когда, находясь в затруднительном положении, граф расплачивался не золотом, а бриллиантами, которые, казалось, всегда имел при себе. Ходили легенды о его способности устранять дефекты в драгоценных камнях и "плавить" алмазы, из нескольких маленьких создавая большой камень чистейшей воды. Такого рода услуги, в частности, он оказывал королю Франции Людовику XV. В 1757 граф взял у короля большой алмаз с трещиной, значительно снижавшей его ценность, а через пару дней вернул камень уже безо всякого изъяна. Не исключено, что Сен-Жермен просто подменил алмаз собственным похожим камнем, чтобы войти в милость к французскому монарху.

Рассказывали и об алхимических способностях графа. Однажды знаменитый сердцеед Казанова посетил Сен-Жермена в собственной химической лаборатории за разработкой новых красителей для шляп. Граф взял у него монету в 12 су, положил её на древесный уголь, сверху положил маленькое чёрное зернышко и разогрел его с помощью паяльной трубки. Спустя две минуты раскалилась и монета. Когда она остыла, Сен-Жермен дал её Казанове. "Я стал рассматривать монету. Теперь она была золотой. Сен-Жермен просто не мог незаметно подменить одну монету другой". Спустя два месяца Казанова подарил её в Берлине фельдмаршалу Кейту, проявившему большой интерес к необычной золотой монете. Возможно граф владел технологией создания покрытия, напоминающего золото, как например покрытия из нитрида бора в современной стоматологии.

Граф хорошо рисовал и потрясающе играл на скрипке. Краски для своих полотен он создавал сам, никому не раскрывая секрета. По свидетельствам современников, они отличались "особым блеском".

Сен-Жермен постоянно присутствовал на званых обедах и ужинах, но никто и никогда не видел, чтобы он ел. Сам он объяснял это особой диетой, предписанной ему. И он предпринимал чрезвычайные меры предосторожности, чтобы не простудиться в холодное время года. Впечатление, произведенное им на аристократию того времени, было действительно ошеломляющим и породило множество слухов и легенд.

Дата рождения графа Сен-Жермена неизвестна, как неизвестно и место рождения. Существует более пяти версий его происхождения, из которых заслуживающей внимания является одна. Согласно этой версии, его отцом является Ференц II Ракоци, князь Трансильвании. Ландграф Карл Гессенский передает со слов Сен-Жермена: "Он поведал мне о том, что, вне всякого сомнения, был плодом брачного союза принца Ракоци из Трансильвании с первой его женой по имени Текели. Совсем ещё ребенком отдан он был на попечение в дом Джованни-Гасто де Медичи."

Чезаре Канту, библиотекарь главного Миланского книгохранилища, имевший доступ к Миланским архивам, также сообщает, что Сен-Жермен был сыном князя Ракоци Трансильванского, и что ему покровительствовал последний великий герцог Тосканский из рода Медичи, который и дал Сен-Жермену хорошее образование в Сиенском университете.

С 1737 по 1742 год Сен-Жермен находился в Персии при дворе Надир-шаха и занимался научными исследованиями. В 1745 в Англии он был арестован по подозрению в шпионаже в пользу якобитов, но после дачи объяснений был освобождён и впоследствии принят на высоком уровне лордом Харрингтонским. С 1745 по 1746 год Сен-Жермен жил в Вене, где занимал высокое положение и дружил с премьер-министром Фердинандом Лобковицем. Именно он познакомил графа с французским маршалом Бель-Илем, который пригласил Сен-Жермена посетить Париж.

Во Франции Сен-Жермен очень быстро заслужил расположение короля Людовика XV и его фаворитки маркизы де Помпадур. В разгар Семилетней войны в 1760 именно он был отправлен королем в Гаагу с секретной миссией – заключить сепаратный мир с Англией и Пруссией. Действуя таким образом, король вступил в противоречие с политикой собственного министра иностранных дел маркиза де Шуазеля, чем вызвал противодействие и интриги с его стороны. Но маркиз де Шуазель в итоге убедил короля прекратить его полномочия.

С 1760 по 1762 год Сен-Жермен находился в России, где якобы содействовал восхождению на престол императрицы Екатерины II, с чьей матерью принцессой Анхальт-Цербстской был ранее знаком. Он дружил с Алексеем и Григорием Орловыми и пользовался большим их уважением. С графом Алексеем Орловым он потом неоднократно встречался в Европе, причем тот называл Сен-Жермена "caro padre" (дорогой отец) и "caro amico" (дорогой друг). Однажды Сен-Жермен предложил Григорию Потёмкину увеличить втрое его наличность при условии, что 1/3 он отдаст графу. Потёмкин был достаточно богат, но ради эксперимента согласился. Сен-Жермен действительно утроил количество золотых монет, которые ему дал Потёмкин. Ради пиара граф мог пожертвовать и своими монетами, тем более, что Потёмкин вряд ли таскал в карманах много денег.

Между 1763 и 1769 годами у Сен-Жермена был годичный визит в Германию, где с ним изъявила желание познакомиться принцесса Амелия, дочь Георга II, который летом жил в Ганновере (он был курфюрстом Ганновера). Между 1770 и 1773 годом Сен-Жермен шесть раз останавливался в Голландии, а именно в городах Убергене, Амстердаме и Гааге. В Гааге граф жил в старинном замке Цоргфлит, который стоял на том самом месте, где теперь построен Дворец мира. В 1773 он побывал в Мантуе. В 1779 Сен-Жермен остановился в Эккернферде, в герцогстве Шлезвиг, у знаменитого покровителя алхимиков князя Карла Гессен-Кассельского. Там он занимался изготовлением стойких красителей и лекарств из трав. Именно там 27.02.1784 он умер и был похоронен на местном кладбище.

Но на этом его история не закончилась. 12.05.1821 графиня д'Адемар написала: "Я виделась с Сен-Жерменом ещё не раз, и каждая встреча сопровождалась обстоятельствами, которые повергали меня в крайнее удивление: в день убийства королевы (16.10.1793); накануне 18 Брюмера (9.11.1799); день спустя после кончины герцога Энгиенского (21.03.1804); в январе 1813 года; и в канун убийства герцога Беррийского (14.02.1820). Жду с нетерпением шестой встречи, если на то будет Воля Божия".

В своей книге "Воспоминания о Марии-Антуанетте" графиня д'Адемар сообщает об историческом предупреждении Сен-Жерменом французской королевской семьи. Это было, вероятно, между 1766 и 1777 годами, когда он посетил Париж под именем графа Сен-Ноэля. Сен-Жермен просил графиню срочно свести его с королевой: приближались трагические события. Королева дала свое согласие на встречу, но при одном условии: "Я разрешаю привести его завтра в Версаль переодетым в ливрею Ваших слуг. Он будет ждать в Вашем апартаменте, и как только я смогу его принять, я вас обоих вызову. Я послушаю его в Вашем присутствии – это мое непреложное условие".

В назначенное время Сен-Жермен предстал перед Марией-Антуанеттой. Судя по воспоминаниям графини д’Адемар, он совершенно открыто и практически без церемоний предупредил королеву о грядущем падении монархии, гражданской войне, разврате, грабеже и повальном изгнании граждан. Королева отнеслась к сказанному без должного внимания и ответственности. Сен-Жермен просил её о встрече с королем, она же просто передала ему услышанное. Король, в свою очередь, пересказал содержание беседы своему министру графу Морепа, давнему недругу и завистнику Сен-Жермена, и тот сразу распорядился о мерах по задержанию и аресту неугодного ему графа.

Чтобы узнать его местонахождение, граф Морепа без предупреждения явился в покои графини д’Адемар. Каково же было его удивление, когда в эту же комнату тотчас зашёл… сам Сен-Жермен! Его гневные слова запечатлены рукой королевской фрейлины: "Граф Морепа, король изволил испросить у вас совета, а вы думаете лишь о сохранении своего собственного авторитета. В вашей борьбе против моей встречи с королём вы теряете монархию, так как осталось совсем немного времени, чтобы спасти её. По истечении же этого срока я не появлюсь в этих краях, пока не сменят друг друга три следующих поколения. Я рассказал королеве всё, что мне позволено было сказать. Мои откровения королю могли быть более подробными. Но, к сожалению, вы встали между мной и его величеством. Мне не в чем будет себя упрекнуть, когда ужасная анархия опустошит Францию. Что же касается ожидаемых бедствий, то вам не суждено их увидеть, но подготовка к ним будет достойным для вас памятником… Не ждите благодарности от потомков, пустой и беспомощный министр! Вы встанете в ряд тех, кто послужит причиной гибели империи". Это его предсказание также сбылось: Морепа не дожил до революции, так как умер в 1781.

Графиня д'Адемар писала свои "воспоминания" уже после свершившихся событий и вероятно выдумала эту историю для привлечения интереса к ней самой и её сочинениям.

Сен-Жермена уже в его время считали либо опытным шпионом, либо профессиональным авантюристом. Кем, как не авантюристом, может быть человек, публично утверждающий, что может "переплавить" несколько маленьких бриллиантов в один большой? Да, это утверждение действительно чересчур экстравагантно, если бы не одно небольшое "но": Сен-Жермен действительно умел не только "плавить" бриллианты, но и устранять их дефекты. Это было неоднократно подтверждено авторитетными людьми вплоть до французского короля. И зачем вообще человеку редкого богатства (которое он неоднократно демонстрировал) подобного рода авантюры?

Если не авантюрист, то тогда уж точно шпион, ведь ему удавалось втереться в доверие ко многим весьма высокопоставленным особам своего времени. Но не существовало ни одного документального свидетельства подобной деятельности. Более того, не Сен-Жермен искал общества умнейших и виднейших государственных мужей того времени, а они искали его расположения.

Настороженное и порой подозрительное отношение к Сен-Жермену во многом было вызвано неясностью целей, во имя которых он действовал. Он стремительно перемещался между европейскими городами, уезжал в Индию и возвращался, но всегда оказывался в том или ином месте накануне важных и судьбоносных событий: в Англии — перед восстанием якобитов, в России — в момент восшествия на престол Екатерины II, во Франции — в преддверии революции. Подобно буревестнику, он устремлялся в ту часть мира, где было неспокойно, где назревали серьезные события.

Ответить на этот вопрос отчасти может помочь его имя. Известно, что в Европе он в разное время появлялся под разными именами: маркиз де Монферра, граф Белламар или Аймар в Венеции, шевалье Шёнинг в Пизе, граф Уэлдон в Милане и Лейпциге, граф Салтыков в Генуе и Ливорно, граф Цароги в Швабахе и Тройсдорфе, принц Рагоци в Дрездене, граф де Сен-Жермен в Париже, Гааге, Лондоне и Санкт-Петербурге. Сен-Жермен появлялся также инкогнито как господин де Сен-Ноэль, купец Нобле, господин де Сюрмон и, наконец, просто "американец из Фелдерхоффа". Основным же его именем и тем именем, под которым он вошёл в историю, было Сен-Жермен. Латинское Sanctus Germanus в дословном переводе означает "святой брат", в литературном же – "член святого братства".

Граф Сен-Жермен — почитаемая фигура среди оккультистов и теософов XX—XXI веков, которые считают его одной из важнейших фигур европейской истории XVIII века. Крупнейшие деятели теософского движения Елена Петровна Блаватская и Елена Ивановна Рерих полагали, что эпитет "авантюрист", прилагаемый к Сен-Жермену, является инсинуацией, и что он действительно был учеником индийских и египетских иерофантов, знатоком тайной мудрости Востока.

Указания на принадлежность Сен-Жермена к тайному братству и его возможные цели встречаются в письмах Елены Рерих, в частности, в ее письме президенту Рузвельту 10.10.1934: "История всех времен и всех народов несет свидетельства… помощи, которая, скрытая от публичной известности, обычно предлагается на поворотных пунктах истории стран. Принятие или отвергание этой Помощи неизбежно сопровождалось соответствующим процветанием или упадком страны… Со времен опубликования дневника графини д'Адемар, фрейлины несчастной Марии-Антуанетты, факт частых предупреждений письмами, личными визитами, в которых передавались предупреждения об опасности, грозящей стране, королевскому двору и их друзьям, теперь хорошо известен. Эти предупреждения неизменно шли из одного Источника – от графа Сен-Жермена, члена Гималайской Общины. Однако все его спасительные предупреждения и советы рассматривались как оскорбления и мошенничество".

Елена Блаватская, называвшая Сен-Жермена "величайшим Восточным Адептом, когда-либо появлявшимся в Европе", пишет об этой Гималайской Общине: "В последней четверти каждого века упомянутыми мною ранее Учителями предпринимается попытка помочь духовному прогрессу Человечества. В завершение любого столетия вы неизбежно обнаружите присутствие мощной волны всенарастающей духовности – или же, если Вам угодно, назовите мистицизмом. Один или несколько из этих Учителей появляются в мире как проводники этой духовности…"

Дешан говорит о Сен-Жермене как о тамплиере. Сообщается также и о том, что Калиостро получил посвящение в рыцари тамплиеров от Сен-Жермена. Скандал вокруг Калиостро и ожерелья королевы в 1785 году привлёк внимание к Сен-Жермену как к "крёстному отцу" итальянского авантюриста: памфлетисты изображали плутовскую и даже сексуальную инициацию Калиостро Сен-Жерменом и приписывали Сен-Жермену место в целой династии авантюристов, идущей с начала XVII века. Согласно Каде Сен-Жермен являлся странствующим тамплиером, путешествовавшим от ложи к ложе с целью установления и укрепления между ними духовных связей. Эпизоды своих легенд он заимствовал из агиографии розенкрейцеров.

В архивах Великого востока Франции Сен-Жермен (также как и Руссо) числится в списках членов масонской ложи "Великого востока Франции" с 18.08.1775 по 19.01.1789. Есть сведения о "появлении" графа Сен-Жермена на масонских собраниях и был одним из избранных представителей французских масонов, присутствовавших в Париже на Великом Конгрессе в 1785 году, то есть позже общепринятой даты его смерти.

Сен-Жермен предстаёт также как композитор. Значительная часть музыкальных произведений графа была опубликована при жизни автора в Великобритании. Среди вокальных произведений Сен-Жермена: английские песни и итальянские арии. Связь между ними отсутствует, они не образуют циклов и не предназначены для несохранившейся оперы, несмотря на то, что некоторые из них носят подчёркнуто драматический характер. Иногда вокальные произведения были написаны на собственный текст. Высказывалось предположение, что они предназначались для занятий музыкой в качестве упражнений. Инструментальные произведения графа: шесть трио-сонат для двух скрипок и бассо континуо (инструментальный аккомпонимент, который являлс неотъемлемым атрибутом музыки барокко) и семь сольных сонат для скрипки и бассо континуо. Есть свидетельства о его близком знакомстве с Кристофом Виллибальдом Глюком, Франческо Саверио Джеминиани и другими крупными композиторами и музыкантами его времени.


Дени Дидро (1713-1784).

Дени Дидро родился 5.10.1713 в Лангре (Шампань) в семье метрдотеля Дидье Дидро (1685—1759). Сначала Дидро обучался в иезуитском колледже в Лангресе, где в 1732 получил степень магистра гуманитарных наук в области философии. Затем он поступил в Парижский университет на юридический факультет. Однако изучение права было недолгим, и в начале 1740-х Дидро решил стать писателем и переводчиком. Из-за этого отец отрёкся от него, и следующие десять лет Дидро вёл богемную жизнь.

В 1742 Дидро подружился с Жаном-Жаком Руссо, с которым познакомился, наблюдая за играми в шахматы и попивая кофе в "Cafe de la Regence". В 1743 Дидро женился на набожной католичке Антуанетте Чампион. Родителями этот брак был признан нежелательным из-за низкого социального положения Чампион, плохого образования, отсутствия отца и отсутствия приданого. Кроме того она была примерно на три года старше Дидро. В браке родилась девочка, которую назвали Анжеликой, в честь умершей матери и сестры Дидро.

В 1765 Дидро с целью улучшить своё материальное положение и собрания средств для приданого дочери выразил желание продать свою знаменитую библиотеку. Екатерина II по совету Дмитрия Голицина, бывшего послом в Париже, купила это собрание с сохранением за Дидро права на пожизненное пользование книгами и сделав его её библиотекарем. Это история получила значительный резонанс, который Екатерина Великая удачно использовала в свою пользу. В октябре 1785, уже после смерти Дидро, его библиотека была привезена в Санкт-Петербург и выставлена в одном из залов Эрмитажа.

В благодарность за великодушный жест императрицы Дидро выполнял многочисленные её распоряжения. В литературе неоднократно отмечались заслуги Дидро перед русской культурой и искусством, а его авторитет в своё время был в России очень велик. Дидро переписывался с императрицей, помогал советами и консультациями в области художественного образования и практики России, выполнял различные поручения императорского двора по приобретению произведений искусства, тем самым заложив основу западноевропейской коллекции Эрмитажа. По рекомендации Дидро и при участии Голицына в Россию для возведения памятника Петру I был приглашён скульптор Этьен Фальконе (1716-1791).

Дидро умер в Париже 31.07.1784 от эмфиземы лёгких.

Дидро отрицал дуалистическое учение о раздвоении материального и духовного начала, признавая, что существует только материя, обладающая чувствительностью, а сложные и разнообразные явления — лишь результат движения её частиц. Человек представляет собою только то, что из него делают общий строй воспитания и смена фактов. Каждое действие человека есть акт, необходимый в сцеплении актов, и каждый из этих последних так же неизбежен, как восход солнца. Также он являлся сторонником деизма.

По своим политическим воззрениям Дидро был сторонником теории просвещённого абсолютизма. Подобно Вольтеру, он не доверял народной массе, неспособной, по его мнению, к здравым суждениям в "нравственных и политических вопросах", и считал идеальным государственным строем монархию, во главе которой стоит государь, вооружённый всеми научными и философскими знаниями. Дидро верил в благотворность союза монархов и философов, и подобно тому как его материалистическое учение было направлено против духовенства и имело целью передать власть над "душами" философам, так его просвещённый абсолютизм стремился передать этим же философам власть государственную.

В своих литературных произведениях Дидро проложил во Франции путь буржуазно-сентиментальной драме, ещё раньше зародившейся в Англии. Сюжетом его пьес "Внебрачный сын" и "Отец семейства" послужили семейные отношения. В первом Дидро защищал права незаконнорождённых детей, во второй — права сына выбирать себе жену по указанию сердца, а не отца. В рассуждениях, сопровождавших эти пьесы, Дидро представил публике новый вид драматического искусства, средний между трагедией и комедией, который получил впоследствии распространение под именем драмы. Новый жанр снимал границы, отделявшие аристократические классы от низших, возвышенные чувства от будничных. Право на трагическое перестало быть исключительным правом придворного общества.

Новый жанр вполне соответствовал задачам Просветительного века, театр стал проводником освободительных идей, вернулся к человеческой природе, отменил все условности, этикет, торжественный стих и высокий стиль классического направления, вполне отвечая вкусам буржуазии, которая не имела героических предков и воспоминаний, любила семейный очаг и жила в атмосфере своих будничных забот.

Эти же взгляды — верность природе, непригодность классических условностей и важное значение нравоучительного элемента в искусстве — Дидро отстаивает и в качестве критика и теоретика искусства. Дидро рассматривал изобразительные искусства как своеобразное средство воздействия на умы.

Из беллетристических произведений Дидро наибольшей известностью пользуется "Жак Фаталист", в котором он вывел вереницу характерных фигур того времени, подвергнул критике распущенность, эгоизм, бессодержательность, мелочность и отсутствие глубоких интересов в так называемом "обществе", которому противопоставил примеры добродетели, искренность и чувствительность — качества, обретённые Дидро в буржуазной среде.

Герой другой повести — "Племянник Рамо" — талантливый циник, одновременно отталкивающий своей беспринципностью и привлекающий своими парадоксальными суждениями. В его лице Дидро воплотил всё отвратительное, что таилось в недрах старого общества.

В повести Дидро "Монахиня" изображены развращённые нравы женского монастыря. Тонкое сочетание чувствительности, смелого натурализма и психологической правды делает "Монахиню" одним из лучших произведений французской прозы XVIII века. Благодаря своей остро проведённой антиклерикальной тенденции эта повесть является великолепным образцом антирелигиозной пропаганды XVIII века.

Дидро обладал широким и всесторонним образованием, солидными знаниями в области философии и естествознания, социальных наук, литературы, живописи, театра и т. п. Это позволило ему вместе с Д’Аламбером, Руссо, Вольтером и др. видными учёными стать организовать издание "Энциклопедии наук, искусств и ремёсел" (1751-1780). Дидро был главным редактором и автором большинства статей по точным наукам, экономике, механике, философии, политике, религии. Он был идеологом третьего сословия и создателем тех идей Просветительного века, которые подготовили умы к Великой французской революции.


Жан-Лерон Д’Аламбер (1717-1783).

Д’Аламбер был незаконным сыном маркизы де Тансен и, по всей вероятности, австрийского герцога Леопольда Филиппа Аренберга. Вскоре после рождения младенец был подкинут матерью на ступени парижской "Круглой церкви Св. Иоанна", которая располагалась у северной башни Собора Парижской Богоматери. По обычаю, в честь этой церкви ребёнок был назван Жаном Лероном. Вначале ребёнка поместили в Больницу Подкидышей. Затем доверенное лицо герцога артиллерийский офицер Луи-Камю Детуш, получивший деньги для воспитания мальчика, устроил его в семье стекольщика Руссо. Фамилия Д’Аламбер, по одним сведениям, произведена из имени его приёмного отца Аламбера. Д’Аламбер жил в доме приёмных родителей до 1765 года.

Детуш привязался к мальчику, часто навещал его, помогал приёмным родителям и оплатил образование Д’Аламбера. Мать-маркиза никакого интереса к сыну так и не проявила. Позднее, став знаменитым, Д’Аламбер никогда не забывал стекольщика и его жену, помогал им материально и всегда с гордостью называл своими родителями.

Рано проявившийся талант позволил мальчику получить хорошее образование — сначала в коллегии Мазарини, где Д’Аламбер получил степень магистра свободных наук, затем в Академии юридических наук, где он получил звание лиценциата прав. Однако профессия адвоката ему была не по душе, и он стал изучать математику. Он также интересовался медициной.

Уже в возрасте 22 лет Д’Аламбер представил Парижской академии свои сочинения, а в 23 года был избран адъюнктом Академии. В 1746 он был избран в Берлинскую академию, а в 1748 членом Лондонского Королевского общества.

В 1743 вышел "Трактат о динамике", где сформулирован фундаментальный "Принцип Д’Аламбера", сводящий динамику несвободной системы к статике. Здесь он впервые сформулировал общие правила составления дифференциальных уравнений движения любых материальных систем. Позже этот принцип был применен им в трактате "Рассуждения об общей причине ветров" (1774) для обоснования гидродинамики, где он доказал существование — наряду с океанскими — также и воздушных приливов.

В 1748 Д’Аламбер исследовал задачи о колебаниях струны. С 1751 он работал вместе с Дени Дидро над созданием знаменитой "Энциклопедии наук, искусств и ремёсел". Статьи 17-томной "Энциклопедии", относящиеся к математике и физике, написаны Д’Аламбером. "Энциклопедия" сыграла большую роль в распространении идей Просвещения и идеологической подготовке Французской революции.

В 1754 Д’Аламбер становится членом Французской Академии.

В 1764 в статье "Размерность" (для Энциклопедии) им впервые высказана мысль о возможности рассматривать время как четвёртое измерение.

Д’Аламбер вёл активную переписку с российской императрицей Екатериной II. В середине 1760-х годов Д’Аламбер был приглашён ею в Россию в качестве воспитателя наследника престола, однако приглашения не принял. В 1764 он был избран иностранным почётным членом Петербургской академии наук.

В 1772 Д’Аламбер избран непременным секретарём Французской Академии. В 1781 он был избран иностранным почётным членом Американской академии искусств и наук. 29.10.1783 после долгой болезни Д’Аламбер умер. Церковь отказала "отъявленному атеисту" в месте на кладбище, и его похоронили в общей могиле, ничем не обозначенной.

Основные математические исследования Д’Аламбера относятся к теории дифференциальных уравнений, где он дал метод решения дифференциального уравнения 2-го порядка в частных производных. Эти работы Д’Аламбера, а также последующие работы Леонарда Эйлера и Даниила Бернулли составили основу математической физики.

В 1752 году, при решении одного дифференциального уравнения с частными производными эллиптического типа (модель обтекания тела), встретившегося в гидродинамике, Д’Аламбер впервые применил функции комплексного переменного. У Д’Аламбера (а вместе с тем и у Эйлера) встречаются те уравнения, связывающие действительную и мнимую части аналитической функции, которые впоследствии получили название условия Коши — Римана, хотя по справедливости их следовало бы назвать условиями Д’Аламбера — Эйлера. Позже те же методы применялись в теории потенциала. С этого момента начинается широкое и плодотворное использование комплексных величин в гидродинамике.

В теории рядов имя Д’Аламбера носит широко употребительный достаточный признак сходимости.

Д’Аламбер дал первое (не вполне строгое) доказательство основной теоремы алгебры. Во Франции она называется теоремой Д’Аламбера — Гаусса.

Выдающийся вклад Д’Аламбер внёс также в небесную механику. Он обосновал теорию возмущения планет и первым строго объяснил теорию предварения равноденствий и нутации — небольшие колебания земной оси, налагающиеся на е` прецессионное движение и обусловленные притяжением Солнца и Луны.

Опираясь на систему Фрэнсиса Бэкона, Д’Аламбер классифицировал науки, положив начало современному понятию "гуманитарные науки".

Д’Аламберу принадлежат также работы по вопросам музыкальной теории и музыкальной эстетики.

Из философских работ наиболее важное значение имеют вступительная статья к "Энциклопедии", "Очерк происхождения и развития наук", в которой дана классификация наук, и "Элементы философии" (1759).

В теории познания вслед за английским философом Джоном Локком (1632-1704) Д’Аламбер придерживался сенсуализма, считая ощущения и восприятия — основной и главной формой достоверного познания. В решении основных философских вопросов Д’Аламбер склонялся к скептицизму, считая невозможным что-либо достоверно утверждать о Боге, взаимодействии его с материей, вечности или сотворённости материи. Сомневаясь в существовании Бога и выступая с антиклерикальной критикой, Д’Аламбер, однако, не встал на позиции атеизма. Взгляды Д’Аламбера по вопросам теории познания и религии были подвергнуты критике со стороны Дени Дидро в произведении: "Сон Д’Аламбера" (1769), "Разговор Д’Аламбера и Дидро" (1769) и др.


Шарль-Огюстен де Кулон (1736-1806).

Шарль де Кулон родился 14.06.1736 в Ангулеме, в семье правительственного чиновника. Учился в "Коллеже четырёх наций" (Коллеж Мазарини), одной из лучших школ для молодых людей дворянского происхождения. После окончания этого заведения сдал экзамены и в феврале 1760 поступил в Военно-инженерную школу в Мезьере, одно из лучших высших технических учебных заведений XVIII века, окончив которую в 1761 получил чин лейтенанта и был направлен в Брест, где чуть больше года занимался картографическими работами.

В течение нескольких лет Кулон служил в инженерных войсках на принадлежавшем Франции острове Мартиника в Форте Бурбон. Много раз тяжело болел и по состоянию здоровья был вынужден вернуться во Францию, служил в Ла-Рошели и Шербуре.

Вернувшись с Мартиники, Кулон активно занялся научными исследованиями. Он публиковал работы по технической механике (статика сооружений, теория ветряных мельниц, механические аспекты кручения нитей и т.п.). Кулон сформулировал законы кручения; изобрёл крутильные весы, которые сам же применил для измерения электрических и магнитных сил взаимодействия.

В 1773 Кулон опубликовал статью, ставшую основанием теории Мора — Кулона, описывающей зависимость касательных напряжений материала от величины приложенных нормальных напряжений.

В 1781 Кулон обосновался в Париже. Он становится консультантом по различным техническим вопросам, а также "смотрителем вод и фонтанов короля Франции". В это время Кулон описал опыты по трению скольжения и качения, сформулировал законы сухого трения. В том же году он стал членом Парижской академии наук.

С 1785 по 1789 Кулон опубликовал семь мемуаров, где сформулировал закон взаимодействия электрических зарядов и магнитных полюсов (закон Кулона), а также закономерность распределения электрических зарядов на поверхности проводника. Кулон ввёл в науку понятия магнитного момента и поляризации зарядов. В 1789 вышел труд Кулона по теории трения скольжения.

После начала революции в 1789 Кулон ушёл в отставку и перебрался в своё поместье в Блуа. Академия наук неоднократно вызывала учёного в Париж для участия в определении метрических мер и весов (инициатива революционного правительства). Кулон стал одним из первых членов Национального института, заменившего академию. В 1802 он был назначен инспектором общественных сооружений, но здоровье, подорванное на службе, не позволило учёному существенно проявить себя на этой должности.

Скончался Кулон 23.08.1806 в Париже. В честь выдающегося ученого была названа единица электрического заряда — "кулон, Кл". Его имя внесено в список величайших учёных Франции, помещённый на первом этаже Эйфелевой башни.


Жозеф-Луи Лагранж (1736-1813).

Лагранж родился 25.01.1736 в Турине, в богатой семье. Его отец, полуфранцуз, полуитальянец, служил в итальянском городе Турине военным казначеем Сардинского королевства. Занявшись рискованными спекуляциями, он потерял как своё личное состояние, так и состояние своей жены.

Из-за материальных затруднений семьи Жозеф был вынужден рано начать самостоятельную жизнь. Сначала Лагранж заинтересовался филологией. Его отец хотел, чтобы сын стал адвокатом, и поэтому определил его в Туринский университет. Но в руки Лагранжа случайно попал трактат по математической оптике, и он стал увлечённо изучать литературу по математике.

В 1755 году Лагранж был назначен преподавателем математики в Королевской артиллерийской школе в Турине, где пользовался, несмотря на свою молодость, славой прекрасного преподавателя. Лагранж организовал там научное общество, из которого впоследствии выросла Туринская академия наук. В это время он издал труды по механике и вариационному исчислению. Здесь же он впервые применил анализ к теории вероятностей, развил теорию колебаний и акустику.

Лагранж послал Эйлеру свою работу об изопериметрических свойствах, ставших впоследствии основой вариационного исчисления. В этой работе он решил ряд задач, которые сам Эйлер не смог одолеть. Эйлер включил похвалы Лагранжу в свою работу и (вместе с Д’Аламбером) рекомендовал молодого учёного в иностранные члены Берлинской Академии наук.

В 1762 вышло первое описание общего решения вариационной задачи. Оно не было ясно обосновано и встретило резкую критику. Эйлер в 1766 дал строгое обоснование вариационным методам и в дальнейшем всячески поддерживал Лагранжа.

В 1764 Французская академия наук объявила конкурс на лучшую работу по проблеме движения Луны. Лагранж представил работу, посвященную либрации Луны, которая была удостоена первой премии. В 1766 Лагранж получил вторую премию Парижской Академии за исследование, посвященное теории движения спутников Юпитера, а до 1778 был удостоен ещё трёх премий.

В 1766 по приглашению прусского короля Фридриха II Лагранж переехал в Берлин (тоже по рекомендации Д’Аламбера и Эйлера). Здесь он вначале руководил физико-математическим отделением Академии наук, а позже стал президентом Академии. В её "Мемуарах" Лагранж опубликовал множество выдающихся работ.

В 1767 Лагранж женился на Виттории Конти, своей кузине по матери, но в 1783 его жена умерла.

Берлинский период (1766—1787) был самым плодотворным в жизни Лагранжа. Здесь он выполнил важные работы по алгебре и теории чисел, в т.ч. строго доказал несколько утверждений Ферма и теорему Вильсона. Он опубликовал мемуар "О решении числовых уравнений" и затем ряд дополнений к нему. Позднее Абель и Галуа черпали вдохновение в этой блестящей работе. Впервые в математике появилась конечная группа подстановок. Лагранж высказал предположение, что не все уравнения выше 4-й степени разрешимы в радикалах. Строгое доказательство этого факта и конкретные примеры таких уравнений дал Абель в 1824—1826, а общие условия разрешимости нашёл Галуа в 1830—1832.

В 1772 Лагранж был избран иностранным членом Парижской академии наук.

В Берлине была подготовлена и "Аналитическая механика", ставшая вершиной научной деятельности Лагранжа. Гамильтон назвал этот шедевр "научной поэмой". В основу всей статики положен т.н. "принцип возможных перемещений", в основу динамики — сочетание этого принципа с принципом Д’Аламбера. Введены обобщённые координаты, разработан принцип наименьшего действия. Впервые со времён Архимеда монография по механике не содержит ни одного чертежа, чем Лагранж особенно гордился.

В 1787, после кончины Фридриха II, Лагранж по приглашению Людовика XVI переехал в Париж, где был принят с королевскими почестями и стал членом Парижской Академии наук (уже не иностранным членом).

Революция отнеслась к Лагранжу снисходительно. Ему пожаловали пенсию и оплачиваемое место в комиссии, занимавшейся разработкой метрической системы мер и весов и нового календаря. К большому своему облегчению, ему удалось заблокировать революционный проект всеобщего перехода на двенадцатиричную систему.

В 1792 Лагранж вновь женился, на Рене-Франсуазе-Аделаиде Лемонье, дочери друга-астронома. Брак оказался удачным.

30.10.1794 (9 брюмера III года Республики по революционному календарю) Национальным конвентом в Париже была основана Высшая нормальная школа. Лагранж стал преподавать там математику. В 1797, после создания Политехнической школы, вёл и там преподавательскую деятельность, читал курс математического анализа.

В эти годы Лагранж опубликовал свою знаменитую интерполяционную формулу для приближения функции многочленом, издал книгу "Теория аналитических функций", без актуальных бесконечно малых. Эта работа позже вдохновляла Коши при разработке строгого обоснования анализа. Там же Лагранж дал формулу остаточного члена ряда Тейлора, указал метод множителей Лагранжа для решения задач на условный экстремум. В 1801 Лагранжем опубликованы "Лекции об исчислении функций".

Наполеон любил обсуждать с деликатным и ироничным Лагранжем философские вопросы. Он пожаловал Лагранжу титул графа, должность сенатора и орден Почётного легиона.

Лагранж умер 10.04.1813 и был похоронен в Пантеоне. Он умер спокойно, как и жил, сказав друзьям: "Я сделал своё дело… Я никогда никого не ненавидел, и не делал никому зла".

Лагранж внёс существенный вклад во многие области математики, включая вариационное исчисление, теорию дифференциальных уравнений, решение задач на нахождение максимумов и минимумов, теорию чисел (теорема Лагранжа), алгебру и теорию вероятностей. Формула конечных приращений и несколько других теорем названы его именем. В двух своих важных трудах — "Теория аналитических функций" и "О решении численных уравнений" Лагранж подытожил всё, что было известно по этим вопросам в его время, а содержавшиеся в них новые идеи и методы были развиты в работах математиков XIX века.


Жан-Франсуа Лаперуз (1741-1788).

Родился 22.08.1741 в замке Гюо близ Альби в Лангедоке. Выходец из небогатого дворянского рода де Гало, известного с 1558 года, основатели которого были альбигойцами. Учился в иезуитском колледже. В возрасте 15 лет поступил в Королевскую военно-морскую Академию в Бресте. В 17 лет, ещё до окончания обучения, принял участие в Семилетней войне, побывав в различных сражениях близ берегов Северной Америки.

20.11.1759, во время битвы при Кибероне, был ранен и взят в плен. Впоследствии провёл пять лет на островах Иль-де-Франс (ныне Маврикий), где осуществлял различные поручения. В качестве капитана "Сены" совершил два плавания в Индии, во время которых встретил свою будущую жену Элеонору Бруду, креолку по происхождению. В 1783, несмотря на противодействие семьи, женился на ней.

В 1777, после возвращения во Францию, был возведён в чин лейтенанта и награждён крестом Св. Людовика за спасение крепости Маэ (Французская Индия) от нападения флота правителя индийского княжества Малабара.

В качестве офицера военно-морского флота Франции принял участие в войне за независимость США и в битвах против англичан на пространстве от Антильских островов до Лабрадора. В 1780 был возведён в чин капитана 1-го ранга. В 1782 году, во время экспедиции в Гудзонов залив, блестяще доказал свои способности, захватив два английских форта.

После подписания мирного Парижского договора между США и Великобританией (3.09.1783) военно-морской министр Франции маркиз де Кастри и лично король Людовик XVI предложили Лаперузу возглавить кругосветную морскую экспедицию, целью которой стало бы упорядочивание открытий, сделанных Джеймсом Куком в Тихом океане, и "снискание дружбы вождей далёких племен". Иными словами — нет ли там ещё чего-нибудь не открытого, чем можно поживиться. Подтверждением этому является наличие в составе экспедиции нескольких священников.

1.08.1785 Лаперуз вышел из Бреста на двух фрегатах "Буссоль" и "Астролябия" в 500 тонн водоизмещения каждый, имея команду в 220 человек, в состав которой помимо собственно офицеров и матросов входили: астроном, врач, три натуралиста, математик, три художника и даже несколько священников с техническим образованием.

Перед экспедицией стояли многочисленные задачи — географические, этнологические, экономические (изучение возможности охоты на китов и сбора пушнины), политические — возможность основания французских баз и совместной с испанскими союзниками колонизации Филиппин. Программа экспедиции включала плавания в северной и южной частях Тихого океана с посещением Дальнего Востока и Австралии.

"Буссоль" и "Астролябия" обогнули мыс Горн, побывали в Чили, на острове Пасхи, в Гавайском архипелаге. В конце июня 1786 они достигли Аляски, где Лаперуз обследовал окрестности горы Св. Ильи. 13 июля здесь же, в бухте, получившей название Порт Французов (ныне бухта Литуйя), из-за сильного течения были потеряны барка и две шлюпки с 21 человеком. Отсюда "Буссоль" и "Астролябия" направились в порт Монтерей (Калифорния), где Лаперуз сделал описание францисканских миссий и составил критическую заметку о дурном приёме со стороны индейцев.

Далее Лаперуз снова пересёк Тихий океан, совершив остановку в Макао, где была продана приобретённая на Аляске пушнина, а прибыль от её реализации поделена между экипажем. В следующем году, после стоянки в Маниле, Лаперуз направился к берегам северо-восточной Азии, где заново открыл остров Квельпарт (Чеджу), известный европейцам только по факту крушения подле него в 1653 году нидерландского судна.

После обследования берегов Корейского полуострова Лаперуз направился к Оку-Йесо, нынешнему Сахалину. Здесь экспедицией был открыт пролив длиной 101 км между Сахалином и островом Хоккайдо (ныне пролив Лаперуза).

Несмотря на полученную от жителей Хоккайдо информацию, Лаперузу не удалось совершить ещё одно открытие: поднимаясь выше 51 градуса северной широты, он был введён в заблуждение постоянным уменьшением глубин и решил, что Сахалин является полуостровом, соединённым с материком песчаным перешейком. Лаперуз назвал это место Татарским заливом, поскольку полагал, что на материке живут татары. Татарами тогда называли всех жителей Азии севернее Китая. Впоследствии Геннадий Иванович Невельской доказал, что Сахалин является островом и теперь северная часть Татарского пролива носит имя Невельского.

Переждав начавшийся шторм в удобной бухте, которую Лаперуз назвал заливом Де Кастри в честь инициатора экспедиции (ныне залив Чихачёва), Лаперуз пошёл на юг, по дороге дав название южной оконечности острова — мысу Крильон.

6.09.1787 "Буссоль" и "Астролябия" бросили якорь в Петропавловске, где Лаперуз и его люди встретили самый радушный приём со стороны гарнизона порта под командованием прапорщика Хабарова. "Я не мог бы в собственной стране, у моих лучших друзей, встретить более тёплый приём, чем здесь, на Камчатке", — писал Лаперуз в письме французскому послу в Петербурге. В Петропавловске экспедицию покинул Бартелеми де Лессепс (дядя будущего строителя Суэцкого канала), через всю Сибирь отправившийся в Санкт-Петербург и далее во Францию с почтой и документами.

Выйдя в море 30.09.1787, Лаперуз направился на Самоа, где в стычке с самоанцами потерял 12 человек, в т.ч. капитана "Астролябии" Флёрио де Лангля.

24.01.1788 "Буссоль" и "Астролябия" зашли в Ботанический залив (Австралия), где обнаружили стоящий там Первый флот с полутора тысячами английских каторжников, направленный для начала колонизации Австралии. Хотя Лаперуз и не повстречал командующего флотом Артура Филлипа, ушедшего в Порт-Джексон в поисках лучшего места, англичане встретили Лаперуза любезно, но отказались снабдить его корабли большей частью необходимого ввиду того, что он не имел достаточных средств для оплаты.

Лаперуз отдал письма, принял на борт свежую воду и 10.03.1788 вышел в море, чтобы посетить Новую Каледонию, острова Санта-Крус, Соломоновы острова и восточный и южный берега Австралии. Больше его и его людей никто не видел.

Исчезновение экспедиции Лаперуза глубоко взволновало всех, кто так или иначе был связан с ней или испытывал чувство уважения к французскому мореплавателю. Существует предание, что даже последними словами Людовика XVI на эшафоте был обращённый к палачу вопрос: "Нет ли вестей от Лаперуза?"

Поиски продолжались около сорока лет, пока, наконец, в 1826 английский капитан Питер Диллон не обнаружил на острове Ваникоро (Соломоновы Острова) следы кораблекрушения. В 1828 остров посетил французский мореплаватель Жюль Дюмон-Дюрвиль, корабль которого в честь корабля Лаперуза назывался "Астролябией". Он подтвердил сообщение капитана Диллона и поставил на месте крушения памятник.

В 1964 научная экспедиция во главе с бельгийским вулканологом Гаруном Тазиевым записала передававшиеся из поколения в поколение рассказы островитян о гибели экспедиции Лаперуза. Из них следовало, что часть команды спаслась, а четверо матросов прожили достаточно долго и умерли в 1825. В мае 2005 был окончательно идентифицирован секстант, найденный среди сохранившихся обломков близ берегов Ваникоро, на одной из планок которого удалось прочитать выгравированную надпись "Mercier". Согласно инвентарной описи "Буссоли", на её борту находился взятый из Королевской военно-морской Академии секстант, изготовленный "господином Мерсье".

Лаперуз, пожалуй единственный из иностранцев, не считая тех, кто находился на Российской службе, кто удостоился в России памятника. В Петропавловске-Камчатском и на Сахалине в честь него устанолены памятные камни.


Жан-Поль Марат (1743-1793).

Родился в Швейцарии 24.05.1743 и получил хорошее образование. Более 10 лет прожил в Англии и Голландии, изучая медицину, физику и философию, занимаясь публицистикой. С 1776 Марат проживал в Париже, занимаясь медицинской практикой.

Его младший брат Давид в 1784 уехал на постоянное жительство в Санкт-Петербург, где преподавал в Царскосельском лицее, где тогда учился Пушкин.

В 1774 была издана первая политическая книга Марата "Цепи рабства", в которой он выступал непримиримым врагом деспотизма, прослеживая эволюцию разных его форм на отдельных этапах истории общества. Марат в значительной мере следовал за Руссо, но в отличие от последнего утверждал, что антагонизм между феодальным дворянством и либеральной буржуазией является менее острым по сравнению с противоречием между богатыми и бедными, которое гораздо острее.

С самого начала революции Марат выступил страстным её защитником. В своих статьях и памфлетах он обличал абсолютизм и обосновывал право бедных путём восстания противостоять своим угнетателям. 12.09.1789 Марат начал издавать газету "Друг народа", в которой резко обрушивался на королевскую семью, на министров и отдельных членов Национального собрания. Ожесточённый тон газеты вызвал против Марата преследования и он был вынужден скрываться в подвалах и один раз даже бежал в Англию.

После попытки Луи XVI бежать из Парижа Марат выступил с требованием низложения короля и ареста министров. Растрел демонстрации на Марсовом поле 17.07.1791 и наступившая реакция опять заставили Марата скрываться.

В 1791 Марат предложил собственный проект Конституции и Декларации прав человека, в которых утверждалось главенство права на жизнь перед правом на собственность. Этот документ существенно повлиял на конституцию 1793 года.

Отвергая предложение покарать короля без суда Марат настаивал на организации судебного процесса с соблюдением революционной и демократической процедуры. Марат добился, чтобы решение Конвента о короле было поставлено на поимённое голосование. В результате за казнь короля проголосовало 387 депутатов из 721 голосовавших.

Избран от Парижа в Конвент, Марат вместе с Робеспьером и другими монтаньярами повёл ожесточённую и непримиримую борьбу с жирондистами. 12.04.1793 жирондистам удалось добиться предания Марата суду Револющионного трибунала, но суд не нашёл в его действиях состава преступления, Марат был оправдан и с триумфом приведён обратно в Конвент.

Марат был в числе главных вдохновителей выступлений народных масс 31.05-2.06.1793, приведших к казням жирондистов и установлению якобинской диктатуры.

В 1793 начала прогрессировать кожная болезнь, которой Марат заразился, когда лечил и выхаживал английских бродяг. Для облегчения страданий Марат постоянно принимал ванны, писал там и даже принимал посетителей. Именно там 13.07.1793 Жан-Поль Марат и был заколот ярой поклонницей жирондистов, дворянкой Шарлоттой Корде.

После Октябрьской революции имя Марата было увековечено в названии многих объектов в СССР. Улицы Марата есть в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Новороссийске, Севастополе, Калининграде, Екатеринбурге и многих других городах России. Сохранились улицы Марата и в Украине: в Донецке, Одессе, Краматорске. Улица Марата есть и в Минске. Такм образом имя Марата оказалось, пожалуй, самым популярным из всех зарубежных деятелей.


Антуан-Лоран Лавуазье (1743-1794).

Антуан родился в Париже 26.08.1743 в состоятельной буржуазной семье. Его отец был одним из 400 адвокатов, находившихся в ведении Парижского парламента, и хотел, чтобы сын тоже стал адвокатом. Однако Лавуазье больше привлекали естественные науки, поэтому одновременно с юриспруденцией он изучал математику, астрономию, ботанику, минералогию, геологию и химию. Первоначальное образование он получил в коллеже Мазарини, а затем прошёл курс юридического факультета. В 1764 Антуан получил степень лиценциата прав.

Одновременно с прохождением курса юридических наук и по окончании его Лавуазье занимался естественными и точными науками под руководством лучших парижских профессоров того времени.

В 1765 Лавуазье представил работу на заданную Парижской академией наук тему "О лучшем способе освещать улицы большого города". При выполнении этой работы сказалась необыкновенная настойчивость Лавуазье в преследовании намеченной цели и точность в изысканиях — достоинства, которые составляют отличительную черту вообще всех его работ. Именно, чтобы увеличить чувствительность своего зрения к слабым изменениям силы света, Лавуазье провёл шесть недель в тёмной комнате. Эта работа Лавуазье в 1766 была удостоена золотой медали академии. В период 1763—1767 годов Лавуазье совершил ряд путешествий с Жано Этьеном Геттаром (1715-1786), помогая последнему в составлении минералогической карты Франции.

18.05.1768 Лавуазье был избран в академию адъюнктом по химии. В 1778 он был избран действительным членом академии, а с 1785 года он состоял её директором. Во время Конвента Лавуазье явился самым деятельным защитником академии и прилагал все усилия, чтобы спасти её. Однако это ему не удалось, и в 1793 академия была упразднена.

В 1768, когда Лавуазье был избран в академию, он вступил в Генеральный откуп, пайщиком откупщика Бодона, а в 1779 после смертью последнего Лавуазье стал самостоятельным членом откупа. Откупная система с полным основанием была ненавидима народом, но личная деятельность Лавуазье по откупам была вполне безупречна. Участие в откупах не было для Лавуазье синекурой; оно требовало постоянных разъездов, отнимало у него много времени и внимания. Значительную часть больших доходов, которые Лавуазье получал от откупов, он тратил на научные опыты. Для своих исследований он не щадил средств. Он добивался самой тщательной постановки опытов и стремился к устройству наиболее точных и совершенных приборов: в этом отношении научная техника во Франции обязана ему многим.

В 1775 министр Тюрго, преобразовав пороховое дело во Франции, назначил Лавуазье одним из четырёх управляющих этим делом. Благодаря энергии Лавуазье производство пороха во Франции к 1788 более чем удвоилось. Лавуазье организовывал экспедиции для отыскания селитряных местонахождений, вёл исследования, касающиеся очистки и анализа селитры. Приёмы очистки селитры, разработанные Лавуазье и Боме, дошли и до нашего времени. По инициативе Лавуазье, академия наук в 1773 назначила премию за лучшую работу, касающуюся способа наиболее выгодного производства селитры.

Пороховым делом Лавуазье управлял до 1791 года. Он жил в пороховом арсенале; здесь же помещалась и его лаборатория, из которой вышли почти все его химические работы. Лаборатория Лавуазье была одним из главных научных центров Парижа того времени. В ней сходились представители различных отраслей знания для обсуждения научных вопросов, сюда же приходили и начинающие молодые работники науки учиться у Лавуазье.

Помимо научных работ, занятий по откупам и по управлению пороховым арсеналом, Лавуазье принимал участие в различных комиссиях. Так, например, в 1783 Лавуазье, по поручению академии, составил доклад о "месмеризме", в 1784 — доклад об "аэростатах". В министерство Неккера он участвовал в исследовании тюрем.

В 1783—1788 годах Лавуазье состоял членом общества и комитета земледелия в Париже. В целом ряде докладов он указывал на необходимость изменения положения земледельческого класса податной реформой и распространения лучших способов земледельческой культуры.

Будучи в 1787 году представителем третьего сословия в Орлеанском провинциальном собрании, он выступил и там с докладами об изменении натуральной дорожной повинности, об организации различного рода благотворительных учреждений для народа, страховой кассы на случай обеднения и старости и т.п. Став с 1778 года владельцем собственного имения, Лавуазье занялся агрономическими опытами из желания подать "пример агрикультуры, основанной на лучших принципах". В 1788 Лавуазье мог уже представить в комитет земледелия отчёты о плодотворных результатах своих агрономических опытов.

По его почину устраивались школы пряжи и ткачества; до того времени лён и пенька в сыром виде шли за границу, откуда Франция получала готовое полотно. Лавуазье широко пропагандировал способ беления тканей хлором, открытый Бертолле, настаивал на необходимости устроить около Парижа опытное поле для агрономических экспериментов. Как результат основательного знакомства Лавуазье с экономическим положением родины явился его мемуар, касающийся вычисления территориальных богатств Франции. Мемуар был представлен Лавуазье национальному собранию в 1791 году и имел целью дать основание наиболее рациональному расчёту налогов, какие страна может выплачивать, не изнемогая под их бременем.

Во время революции Лавуазье состоял членом "Национального Казначейства", в котором установил строгий и образцовый порядок. Эти обязанности он нёс безвозмездно. В 1790 Национальное Собрание поручило академии наук выработать рациональную систему мер и весов. Лавуазье вместе с Гюйо было поручено определить вес в пустоте единицы объёма дистиллированной воды при 0 °C; а впоследствии вместе с Жан-Шарлем Борда Лавуазье определял расширение меди и платины для устройства эталлона метра.

С 1791 года Лавуазье принимал участие в "совещательном бюро искусств и ремёсел", имевшем задачей указывать правительству на полезные для страны технические изобретения и поощрять наградами лучшие из них. Плодом участия Лавуазье в совещательном бюро осталась записка, касающаяся организации народного просвещения.

Хотя в 1791 Генеральный откуп был уничтожен, нападки на откупщиков не прекратились. В 1793 депутат Бурдон потребовал в Конвенте немедленного ареста и предания суду бывших участников откупа. В конце ноября Лавуазье вместе с другими откупщиками был заключён в тюрьму. Революционный трибунал приговорил всех откупщиков (31 человека) к смерти, кроме одного, вычеркнутого из списка Робеспьером. Ни петиция от совещательного бюро, ни всем известные заслуги перед родиной, ни научная слава не спасли Лавуазье от смерти. 8.05.1794 (19 флореаля II года республики) Антуан Лоран Лавуазье был гильотинирован по решению революционного трибунала. Останки Лавуазье были захоронены в общей могиле на кладбище Эрранси. Лагранж сказал по этому поводу: "Всего мгновение потребовалось им, чтобы срубить эту голову, но возможно и за сто лет Франция не сможет произвести ещё такой." Имя Лавуазье внесено в список величайших учёных Франции, помещённый на первом этаже Эйфелевой башни.

Важное достоинство, отличающее работы Лавуазье, состоит в точном научном методе, в духе которого они произведены. Лавуазье внёс в химию тот метод строгой критики и отчетливого анализа явлений, который до него уже оказался столь плодотворным в других областях точного знания, в механике, физике, астрономии. Лавуазье первый придал важное значение количественной стороне химических превращений веществ и сделал весы необходимой принадлежностью химической лаборатории.

Лавуазье в 1772 установил химическую природу алмаза. Приобретя несколько алмазов на свои собственные средства, он вместе с сотрудниками накалили их до температуры горения, после чего определили состав получившегося газа.

В 1775 Лавуазье представил в академию мемуар, в котором определил роль кислорода в образовании металлических "известей" (как тогда называли окислы) и признал кислород одной из составных частей воздуха. В целом ряде мемуаров Лавуазье развил свою новую теорию окисления и горения, диаметрально противоположную по своим основаниям теории "флогистона", которая была тогда общепринятой. Прибегая в своих исследованиях постоянно к точному взвешиванию, Лавуазье показал, что при процессе горения вещество не выделяется из горящего тела, а присоединяется к нему. Установив свой новый взгляд на процессы горения и окисления, Лавуазье вместе с тем правильно понял состав воздуха.

Путём анализа и синтеза он показал, что воздух есть смесь двух газов: один из них — есть газ, преимущественно поддерживающий горение или "здоровый воздух" (кислород), другой газ — "нездоровый воздух" (азот). Лавуазье произвёл анализ и синтез воздуха, нагревая ртуть с определённым объёмом воздуха и разлагая затем образовавшуюся красную окись ртути. В 1783 Лавуазье и Лаплас определили, что продуктом горения водорода оказалась чистая вода. Учение о кислороде, как о главном агенте горения, было встречено очень враждебно.

Найдя, что при сжигании органических соединений образуются вода и углекислый газ, Лавуазье дал указания относительно состава органических веществ, признав составными частями их углерод, водород и кислород. Вместе с тем Лавуазье дал первые примеры органического анализа, производя сжигание спирта, масла и воска в определённом объёме кислорода и определяя над ртутью объём образующегося углекислого газа. Лавуазье занимался также процессами брожения и установил факт расщепления виноградного сахара на алкоголь и углекислый газ. Он пытался даже выразить это превращение количественным уравнением и по поводу его ясно формулировал истину о неизменяемости веса вещества.

Лавуазье первый дал классификацию тел, известных в то время в химической практике. Основой его классификации служили, вместе с понятием о простых телах, понятия — окись, кислота и соль. Эта классификация, как показали скоро дальнейшие исследования, была узка и потому неправильна: некоторые кислоты, как например синильная кислота, сероводород, и отвечающие им соли, не подходили под эти определения. Тем не менее, это была первая классификация, давшая возможность с большой простотой обозреть целые ряды известных в то время в химии тел. Новая номенклатура внесла бóльшую простоту и ясность в химический язык, очистив его от сложных и запутанных терминов, которые были завещаны алхимией.

Явления тепла, тесно связанные с процессом горения, составляли также предмет изучения Лавуазье. Вместе с Лапласом, будущим творцом "Небесной механики", Лавуазье даёт начало калориметрии; они устраивают ледяной калориметр. С помощью его они измеряют теплоёмкости многих тел и тепло?ты, освобождающиеся при различных химических превращениях. Этими работами они кладут основание новой области исследования — термохимии.

Лавуазье открыл новую эру и в опытном исследовании жизненных процессов — физиологии. Эти исследования показали, что дыхание животных есть медленное горение, за счёт которого в организме поддерживается всегда постоянный запас тепла. Лавуазье представил против витализма, царившего в то время в науках биологических, столь же сильные доводы, как исследованиями над горением тел и над составом воды против учения о флогистоне. Лавуазье нанёс, кроме того, окончательное поражение учению о четырёх стихиях (огонь, воздух, вода и земля), ведущему своё начало от времён глубокой древности.

Лавуазье был выдвинут вопрос о трёх состояниях тел, близко связанный с учением о стихиях. Он признавал теоретически возможность превращения понижением температуры (и увеличением давления) всех газообразных тел в жидкости и в твёрдые тела.


Клод-Луи Бертолле (1748-1822).

Клод Луи родился 9.12.1748 в Таллуаре (Савойя, с то время в составе Сардинского королевства).

Окончил Туринский университет и в 1770 получил степень доктора медицины и работал практикующим враччём и аптекарем. С 1772 практиковал в Париже, где приобрел некоторую известность и стал лейб-медиком при дворе герцога Орлеанского. Одновременно Бертолле занимался изучением естественных наук и исследованиями в области химии, организацией химических и металлургических производств.

С 1780 Бертолле стал членом Парижской Академии наук. В 1784 он получил должность правительственного инспектора государственных красильных фабрик, а в 1792 был назначен главным смотрителем монетного дела. В 1794 Бертолле стал профессором Высшей нормальной школы и Политехнической школы в Париже.

В период Революции и Империи Бертолле много занимался вопросами, связанными с национальной обороной. В 1798—1799 в качестве научного консультанта Наполеона Бонапарта принимал участие в Египетском походе. 24.12.1799 он стал сенатором.

В 1807 Бертолле оставил официальную службу и поселился в парижском предместье Аркёй, где основал своеобразное научное общество, просуществовавшее 10 лет (1807—1817). Общество регулярно собиралось под председательством Бертолле или Лапласа и обсуждало различные научные проблемы. "Мемуары Аркёйского общества" получили широкую известность в учёном мире.

В отличие от многих своих коллег — современников и деятелей эпохи Французской революции, Бертолле избежал опалы после падения Наполеона и реставрации Бурбонов. Он даже получил от Людовика XVIII титул пэра Франции. В последние годы жизни Бертолле полностью отошёл от научной работы из-за тяжёлой болезни. Он умер 6.11.1822.

Основные исследования Бертолле относятся к неорганической химии, химии растворов и сплавов. Он установил состав аммиака (1785), болотного газа (1786), синильной кислоты (1786), сероводорода (1788). Бертолле открыл соли хлорноватистой и хлорноватой кислот (1786), в частности, хлорат калия ("бертолетова соль"), в 1788 открыл нитрид серебра ("бертолетово гремучее серебро").

В 1787 Бертолле описал метод окислительно-восстановительного титрования. Он занимался также прикладной химией (например, крашением ткани) и первым применил хлор для отбеливания бумаги и тканей.

Как все современники, Бертолле начинал научную деятельность, опираясь на теорию флогистона, но после 1785 перешёл на позиции кислородной теории. В 1786—1787 он вместе с Лавуазье и другими учёными-химиками разработал новую химическую номенклатуру и классификацию тел. Совместно с Лавуазье и другими учёными в 1789 основал журнал "Annales de chimie".

На основании наблюдений за процессами выпадения осадков из растворов Бертолле пришёл к выводу о зависимости направления реакций и состава образующихся соединений от массы реагентов и условий протекания реакций. Эти взгляды он высказал в своем "Опыте химической статики" (1803), в котором утверждал, что элементы могут соединяться друг с другом в любых пропорциях в зависимости от массы реагирующих веществ. По вопросу о непостоянстве состава соединений и изменчивости сил химического сродства Бертолле вёл длительную полемику с Жозефом Луи Прустом (1754-1826).

В начале XIX века эта дискуссия завершилась в пользу Пруста и закон постоянства состава получил признание большинства химиков. Однако в начале XX века русский физикохимик Николай Курнаков (1860-1941) открыл существование предвиденных Бертолле химических индивидуальных веществ переменного состава, которые в память Бертолле назвал бертоллидами. Это открытие разрешило противоречие между казавшимися несовместимыми взглядами Бертолле и Пруста на состав тел.


Пьер-Симон Лаплас (1749-1827).

Пьер-Симон родился в зажиточной крестьянской семье в Бомон-ан-Ож, в Нормандии. Отец Лапласа некоторое время был мэром этого городка. Мальчик учился в школе бенедиктинцев, из которой вышел, однако, убеждённым атеистом. Состоятельные соседи помогли способному юноше поступить в 1765 в университет города Кан. Посланный университетом в Турин Лаплас издал там мемуар "О интегральном исчислении бесконечно малых разностей и конечных разностей", чем обратил на себя внимание учёных, и был приглашён в Париж. Там он послал Д?Аламберу мемуар "Об общих принципах механики". Тот сразу оценил юношу и помог ему устроиться преподавателем математики в Военную академию.

Лаплас сразу приступил к штурму "главной проблемы небесной механики": исследованию устойчивости Солнечной системы. Одновременно он публиковал важные работы по теории определителей, теории вероятностей, математической физике и др.

В 1773 году, виртуозно применив математический анализ, Лаплас доказал, что орбиты планет устойчивы, и их среднее расстояние от Солнца не меняется от взаимного влияния (хотя испытывает периодические колебания). Даже Ньютон и Эйлер не были в этом уверены. Правда, позже выяснилось, что Лаплас не принял во внимание приливное трение, замедляющее вращение, и другие важные факторы. За эту работу 24-летний Лаплас был избран адъюнктом Парижской Академии наук.

В 1785 Лаплас был избран действительным членом Парижской Академии наук. В этом же году, на одном из экзаменов, Лаплас высоко оценил знания 16-летнего абитуриента Бонапарта. Впоследствии их отношения были неизменно тёплыми. Спустя 12 лет Лаплас рекомендовал генерала Бонапарта в Институт Франции (так тогда называлась Академия наук).

В революционные годы Лаплас принял руководящее участие в работах комиссии по введению метрической системы и читал лекции в Высшей нормальной школе. На всех этапах бурной политической жизни тогдашней Франции Лаплас никогда не вступал в конфликты с властями, которые почти неизменно осыпали его почестями. Простонародное происхождение Лапласа не только предохранило его от репрессий революции, но и позволило занимать высокие должности. Свои политические взгляды он никогда не афишировал.

Во время якобинского террора 1793—1794 годов Академия наук была закрыта, а из Комиссии мер и весов изгнали всех "умеренных", включая Лапласа. Астроном Жан Байи, близкий друг Лапласа, был схвачен и казнён на гильотине. Лаплас вместе с семьёй уехал из Парижа в Мелён, где начал работу над "Небесной механикой" и "Изложением системы мира". После падения и казни Робеспьера Академия была восстановлена (под названием "Национальный институт наук и искусств"). Лапласу поручили руководить Бюро долгот (Астрономический институт). Комиссия мер и весов возобновила работу и благополучно завершила её в 1795 году, основная единица длины по предложению Лапласа была названа метром.

С 1795 года Лаплас читал лекции по теории вероятностей в только что открытой Высшей нормальной школе, куда он был приглашён как профессор математики, вместе с Лагранжем.

В 1796 опубликовано "Изложение системы мира" — популярный очерк результатов, позднее опубликованных в "Небесной механике", без формул и ярко изложенный. Книга получила широкую известность, и только при жизни автора переиздавалась 4 раза, и была переведена на многие языки мира. Опередив своё время, Лаплас фактически предсказал наличие "чёрных дыр". Однако из четвёртого издания эта смелая гипотеза была удалена.

В 1799 вышли первые два тома главного труда Лапласа — классической "Небесной механики" (именно Лаплас ввёл этот термин). Работа над монографией продолжалась 26 лет: третий том вышел в 1802, четвёртый — в 1805, пятый — в 1823—1825. Стиль изложения был излишне сжатым, однако глубина анализа и богатство содержания сделали этот труд настольной книгой астрономов XIX века. В одном из примечаний Лаплас мимоходом изложил знаменитую гипотезу о происхождении Солнечной системы из газовой туманности, ранее высказанную Кантом.

В "Небесной механике" Лаплас подвел итоги как собственным исследованиям в этой области, так и трудам своих предшественников, начиная с Ньютона. Он дал всесторонний анализ известных движений тел Солнечной системы на основе закона всемирного тяготения и доказал её устойчивость в смысле практической неизменности средних расстояний планет от Солнца и незначительности колебаний остальных элементов их орбит. Наряду с массой специальных результатов, касающихся движений отдельных планет, спутников и комет, фигуры планет, теории приливов и т. д., важнейшее значение имело общее заключение, опровергавшее мнение (которое разделял и Ньютон), что поддержание настоящего вида Солнечной системы требует вмешательства каких-то посторонних сверхъестественных сил.

Лаплас доказал устойчивость солнечной системы, состоящую в том, что благодаря движению планет в одну сторону, малым эксцентриситетам и малым взаимным наклонам их орбит, должна существовать неизменяемость средних расстояний планет от Солнца, а колебания прочих элементов орбит должны быть заключены в весьма тесные пределы.

Лаплас предложил первую математически обоснованную космогоническую гипотезу образования всех тел Солнечной системы, называемую его именем: гипотеза Лапласа. Он также первый высказал предположение, что некоторые наблюдаемые на небе туманности на самом деле — галактики, подобные нашему Млечному Пути.

Лаплас далеко продвинул теорию возмущений и убедительно показал: все отклонения положения планет от предсказанных законами Ньютона (точнее говоря, предсказанных решением задачи двух тел) объясняются взаимовлиянием планет, которое можно учесть с помощью тех же законов Ньютона. Ещё в 1695 Галлей обнаружил, что Юпитер в течение нескольких веков постепенно ускоряется и приближается к Солнцу, а Сатурн, наоборот, замедляется и удаляется от Солнца. Некоторые учёные полагали, что в конце концов Юпитер упадёт на Солнце. Лаплас открыл причины этих смещений (неравенств) — взаимовлияние планет, и показал, что это не более чем периодические колебания, и всё возвращается в исходное положение каждые 929 лет.

Лаплас первый построил точную теорию движения галилеевых спутников Юпитера, орбиты которых из-за взаимовлияния постоянно отклоняются от кеплеровских. Он также дал объяснение "соотношению Варгентина" между орбитальными углами спутников с точки зрения законов Ньютона. Это объяснение получило название "резонанса Лапласа".

Вычислив условия равновесия кольца Сатурна, Лаплас доказал, что они возможны лишь при быстром вращении планеты около оси, и это действительно было доказано потом наблюдениями Уильяма Гершеля.

Лаплас открыл, что ускорение в движении Луны, приводившее в недоумение всех астрономов (вековое неравенство), тоже является периодическим изменением эксцентриситета лунной орбиты, и возникает оно под влиянием притяжения крупных планет. Рассчитанное им смещение Луны под влиянием этих факторов хорошо соответствовало наблюдениям. По неравенствам в движении Луны Лаплас уточнил сжатие земного сфероида. Вообще исследования, произведённые Лапласом в движении нашего спутника, дали возможность составить более точные таблицы Луны, что, в свою очередь, способствовало решению навигационной проблемы определении долготы на море.

Наполеон наградил Лапласа титулом графа Империи и всеми мыслимыми орденами и должностями. Он даже пробовал его на посту министра внутренних дел, но спустя 6 недель предпочёл признать свою ошибку. Лаплас внёс в управление, как выразился позднее Наполеон, "дух бесконечно малых", то есть мелочность. Впрочем, взамен утраченной должности министра Наполеон назначил Лапласа сенатором. Среди распоряжений, которые успел сделать министр Лаплас, был приказ о назначении пенсии вдове казнённого Байи. Титул графа, данный ему в годы империи, Лаплас сменил вскоре после реставрации Бурбонов на титул маркиза (1817) и члена палаты пэров.

В 1812 появилась последняя монография 63-летнего Лапласа — "Аналитическая теория вероятностей", в которой Лаплас также подытожил все свои и чужие результаты. В 1814 он опубликовал популярное изложение этого труда: "Опыт философии теории вероятностей", второе и четвёртое издания которого послужили введением ко второму и третьему изданию "Аналитической теории вероятностей".

Лаплас расширил и систематизировал математический фундамент теории вероятностей, ввёл производящие функции. Первая книга "Аналитической теории вероятностей" посвящена математическим основам; собственно теория вероятностей начинается во второй книге, в применении к дискретным случайным величинам. Там же — доказательство предельных теорем Муавра—Лапласа и приложения к математической обработке наблюдений, статистике народонаселения и "нравственным наукам". Лаплас развил также теорию ошибок и приближений методом наименьших квадратов.

Умер Лаплас 5.03.1827 от простудного заболевания и был похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже. В 1888 его останки были перенесены в Сен-Жюльен-де-Майок в кантоне Орбек и перезахоронены в родовом имении.

Для решения прикладных задач Лаплас разработал методы математической физики, широко используемые и в наше время. Особенно важные результаты относятся к теории потенциала и специальным функциям. Его именем названо преобразование Лапласа и уравнение Лапласа. Он далеко продвинул линейную алгебру; в частности, Лаплас дал разложение определителя по минорам.

Используя результаты двадцатилетних наблюдений уровня океана в Бресте Лаплас разработал теорию приливов.

Лапласу принадлежит барометрическая формула, связывающая плотность воздуха, высоту, влажность и ускорение свободного падения. Лаплас занимался также геодезией и теорией рефракции.

Совместно с Антуаном Лавуазье в 1779—1784 годах учёный занимался вопросами теории теплоты, и изобрёл ледяной калориметр. Лаплас опубликовал ряд работ по теории капиллярности и установил закон для капиллярного давления.

В 1809 Лаплас занимался проблемами акустики; он вывел формулу для скорости распространения звука в воздухе. Также важные исследования относятся к гидродинамике.

Лаплас облёк закон Био-Савара в математическую форму элементарного взаимодействия между элементом электрического тока и намагниченной точкой.

Кроме того Лаплас предложил способ определения скорости распространения гравитационного взаимодействия тел.

Современники отмечали доброжелательность Лапласа по отношению к молодым учёным, всегдашнюю готовность оказать помощь. Отношение его к коллегам было гораздо более сдержанным.

Лаплас являлся одним из выдающихся деятелей французского масонства. Он был почётным великим мастером Великого востока Франции.


Шарль-Морис де Талейран-Перигор (1754-1838).

Родился 2.02.1754 в знатной, но небогатой аристократической семье. Несмотря на собственное нежелание, он был посвящён в духовное звание, так как хромота делала его негодным для военной карьеры. В 1788 он был назначен епископом и в 1789 избран членом от духовенства в Генеральные штаты. где убедил значительную часть духовенства присоединиться к третьему сословию.

В Национальном собрании он был одним из самых даровитых и решительных сторонников демократического направления. Он принял деятельное участие в выработке декларации прав человека и гражданина, немало содействовал отмене десятины, первый предложил продажу духовных имуществ для государственных целей, а также cоставил очень либеральный план народного просвещения. Кроме того Талейран способствовал установлению метрической системы мер и весов.

При первом праздновании годовщины взятия Бастилии (14.07.1790) Талейран служил мессу на Марсовом поле перед алтарём Отечества и привёл короля к присяге на верность конституции. В 1791 он отказался от епископства и не принял предложенного ему apxиепископства Парижского.

В феврале 1792 он дважды отправлялся в Лондон, чтобы склонить Англию к союзу с Францией, но эти миссии успеха не имели и он уехал в Америку, а потом в Гамбург. В начале 1796 он вернулся на родину и при содействии Барраса 15.07.1797 получил пост министра иностранных дел.

Талейран угадал будущее значение Бонапарта и сделался ревностным сторонником его политики. Он отстаивал экспедицию в Египет, обращение папских владений в Римскую республику, Швейцарии — в республику Гельвеция.

Выйдя в отставку, Талейран принял участие в перевороте "18 брюмера" (19.11.1799), после которого вновь получил от Бонапарта портфель министра иностранных дел. С тех пор до 1809 его судьба и деятельность тесно связана с деятельностью первого консула, потом императора.

Талейран был главным его советником по всем вопросам иностранной политики, вёл мирные переговоры в Люневиле, Амьене, Пресбурге, Тильзите. Даже конкордат, на основании которого в 1802 во Франции был восстановлен католицизм как государственная религия, в значительной степени был его делом. В благодарность за это Папа Пий VII снял с него церковное отлучение, наложенное во время революции.

В 1804 Талейран принял участие (от которого он впоследствии отрекался) в аресте и расстреле герцога Энгиенского. После провозглашения империи Наполеон пожаловал ему в 1804 титул обер-камергера, а в 1806 — княжество Беневент.

Создание Рейнского союза было в значительной степени делом Талейрана. После Тильзитского мира между ним и Наполеоном произошли некоторые разногласия. В 1808 Талейран открыто высказался против захвата Испании, который прежде сам советовал Наполеону. Это привело к окончательному разрыву. В начале 1809 Талейран должен был отказаться от всех своих должностей, и с тех пор жил, как бы в изгнании, в своем имении.

После поражения Наполеона в России Талейран вступил в тайные сношения с Бурбонами. Когда союзники вступили в Париж, Талейран принимал в своём богатом отеле имп. Александра I, и подал мысль о восстановлении Бурбонов. Александр I уступил его настояниям, в особенности когда тот склонил на свою сторону французский сенат.

Луи XVIII пожаловал Талейрану княжеский титул и послал его представителем Франции на Венский конгресс. Здесь он сумел сделаться одним из главнейших вершителей судеб Европы. С величайшим искусством он ссорил монархов и дипломатов и направлял решения конгресса в нужном ему направлении.

Ему удалось склонить Англию и Австрию к тайному соглашению с Францией против Пруссии и России, но возвращение Наполеона с острова Эльбы положило конец всем этим интригам. Наполеон сделал попытку привлечь Талейрана на свою сторону, но тот был настолько проницателен, что даже в минуты всеобщей растерянности и первых успехов Наполеона правильно оценил его шансы на успех и остался верен делу Бурбонов.

После второй Реставрации Талейран вновь получил портфель министра иностранных дел и председательство в министерстве. Но крайние реакционеры не могли простить ему его революционного прошлого и он был вынужден выйти в отставку.

В 1815 княжество Беневент перешло к Церковной Области, но как бы в вознаграждение за эту потерю король Обеих Сицилий в 1817 пожаловал Талейрану титул герцога Дино. Во Франции он в том же году получил наследственное пэрство.

Однако он оставался не у дел, а в последние годы Реставрации вступил даже в ряды оппозиции и завязал сношения с Луи-Филиппом. После Июльской революции 1830 года Талейран был отправлен посланником в Лондон, где устроил соглашение по греческим и бельгийским делам. В 1834 он вышел в отставку.

Он обладал искусством понимать людей, с которыми имел дело, угадывать их слабости и играть на них. Блестящий оратор на трибуне, он был замечательно остроумным собеседником в салоне. Его остроты облетали Париж, Францию и даже Европу и становились пословицами.

Убеждений Талейран не имел; он руководствовался исключительно жаждой богатства, власти и денег. Наполеон не раз уплачивал его громадные долги и делал ему очень щедрые подарки.


Жильбер де Лафайет (1757-1834).

Родился 6.09.1757. Он был назван в память об знаменитом предке — Жильбере де Ла Файет, маршале Франции, соратнике легендарной Жанны д’Арк и ближайшем советнике короля Карла VII. В 1768 он был зачислен в одно из самых аристократических учебных заведений тогдашней Франции — Коллеж Плесси, которое закончил в 1772.

В 1771 13-летний маркиз был зачислен во вторую роту королевских мушкетеров — элитную гвардейскую часть, известную под названием "чёрные мушкетеры" (по масти коней) и со временем стал её лейтенантом. В 1775 Жильбер получил повышение по службе и в чине капитана перевёлся в гарнизон города Мец.

После провозглашения независимости британских колоний в Северной Америке Лафайет, молодой и богатый дворянин, снарядил на собственные средства корабль и во главе отряда добровольцев отправился в Америку. Там он был произведён в генерал-майоры и обнаружил весьма серьёзные военные способности.

Выбранный в 1789 представителем от дворянства в собрание Генеральных штатов, он присоединился к третьему сословию. 12.07.1789 он предложил учредительному собранию проект "декларации прав человека и гражданина", составленный им по образцу американской декларации 1776 года.

После взятия Бастилии Лафайет был назначен начальником национальной гвардии. Он считал возможным совмещение монархии и порядка со свободой и торжеством демократических начал. В результате он возбудил против себя крайнюю неприязнь короля и в особенности королевы — и вместе с тем сильные подозрения якобинцев, а Марат многократно требовал его повешения.

17.07.1791 он принял участие в подавлении восстания на Марсовом поле, после чего его влияние пошло на убыль. В конце 1791 Лафайет был послан к границе начальником одного из отрядов северной армии. После свержения короля Лафайет отказался присягать на верность республике, был объявлен изменником, бежал, но попал в руки австрийцев и был заключён в Ольмюцскую крепость, где провёл 5 лет.

В 1797 он был освобождён и после "переворота 18 брюмера" (19.11.1799) вернулся во Францию, где жил до 1814, не принимая участия в политике. После реставрации он был выбран в палату депутатов, в которой стоял в решительной оппозиции к правительству Луи XVIII.

29.07.1830 Лафайет, по требованию народа, взял на себя командование национальной гвардией и прекратил уличную борьбу. Одновременно он был членом муниципальной комиссии, исполнявшей обязанности временного правительства и был самым популярным человеком в Париже. Он высказался против республики, считая, что Франция ещё не созрела для республики, и поддержал Луи-Филиппа Орлеанского.

Новый король утвердил его в звании главнокомандующего национальной гвардии, но уже в сентябре 1830 Лафайет, недовольный общим направлением политики Луи-Филиппа, вышел в отставку. Во время Польского национального восстания 1830 года он горячо ратовал за вооруженное выступление Франции на стороне восставших поляков. В 1833 он основал оппозиционный "Союз защиты прав человека".

Лафайет умер в Париже 20.05.1834. В 1883 ему был воздвигнут памятник в его родином городе (Пюи).


Максимилиан Робеспьер (1758-1794).

Максимилиан (полное имя Максимилиан-Мари-Исидор) родился в Аррасе 6.05.1758. Отец — адвокат, мать — дочь пивовара. Учился в коллегии города Арраса, в колледже Людовика Великого в Париже и на юридическом факультете в Сорбонне. Его мировоззрение формировалось под воздействием Монтескьё и Руссо.

В 1789 он был избран директором аррасской академии наук и искусств. Выбранный в Генеральные штаты депутатом от третьего сословия, Робеспьер постепенно сделался наиболее влиятельным членом якобинского клуба и в июне 1790 был выбран одним из секретарей собрания.

После попытки бегства Луи XVI из Парижа Робеспьер предложил предать короля суду и спросить страну о форме правления. При обсуждении "Декларации прав человека и гражданина" Робеспьер требовал всемерного расширения политических свобод и всеобщего избирательного права.

Во время народного мятежа на Марсовом поле (17.07.1791) Робеспьер, опасаясь за свою жизнь, скрылся у одного из якобинцев. В ноябре 1791 Робеспьер был избран в Париже публичным обвинителем и стал главой якобинского клуба.

21.08.1792 Робеспьер был выбран в Конвент, в котором сразу началась борьба между монтаньярами и жирондистами, обвинявшими друг друга в стремлении к диктатуре. В Конвенте Робеспьер требовал смерти короля во имя защиты республики.

Робеспьер съыграл крупную роль в событиях 31.05-2.06.1793 в результате которых жирондисты пали и была установлена якобинская диктатура. 27.07.1793 он был избран членом Комитета общественного спасения и вскоре стал его фактическим руководителем. Под его влиянием Конвент декретировал целый ряд чрезвычайных мер. Робеспьер вместе с Кутоном и Сен-Жюстом издавали декреты о проскрипциях и казнях аристократов (в т.ч. Марии Антуанетты и герцога Орлеанского) и жирондистов.

Нанося удары феодальной и буржуазной контрреволюции, Робеспьер проявлял враждебность к требованиям социального характера сельской и рабочей бедноты и настаивал на строгом соблюдении "максимума" заработной платы рабочих и на введении принудительного труда для с.-х. рабочих.

С разгромом жирондистов в Конвенте началась борьба между умеренными во главе с Дантоном (дантонистами) и левыми якобинцами (эбертистами). Обвиняя и тех и других Робеспьер добился их осуждения и казни в марте-апреле 1794.

С этого времени популярность диктатуры и Робеспьера начинают падать. В Комитете общественного спасения он оказался в меньшинстве. Переворот "9 термидора" (27.07.1794) привёл к падению якобинской диктатуры. При аресте Робеспьера один из жандармов выстрелом из пистолета раздробил ему челюсть. На следующий день Робеспьер и его ближайшие соратники были казнены без суда.


Жорж-Жак Дантон (1759-1794).

Деятель французской революции. Сын прокурора. В 1787 он купил место адвоката при королевском совете.

С 1789 Дантон высказывает крайние революционные и республиканские идеи, играет видную роль в событиях 14.07.1789 и в основании клуба Кордильеров. 17.07.1791 он призывал народ на Марсовом поле подписывать петицию о низложении короля. После расстрела демонстрации Дантон скрылся в Англии и вернулся только к выборам в законодательное собрание.

После свержения монархии (10.08.1791) Дантон был назначен министром юстиции. Опираясь на Парижскую коммуну, он сделался вождём в борьбе против роялистов внутри и обороне границ против Австрии и Пруссии. Он предложил декретировать смертную казнь всем уклоняющимся от защиты отечества.

21.09.1792 Дантон был выбран депутатом в Конвент от Парижа и подвергался здесь нападкам жирондистов за свою предыдущую деятельность в министерстве. В Конвенте он выступал за свободу печати, за законы против эмигрантов, за осуждение короля. Был одно время председателем клуба якобинцев, а 7.04.1793 был избран членом первого Комитета общественного спасения.

При обострении борьбы внутри Конвента Дантон занял примирительную позицию и пытался помешать разгрому жирондистов. В вопросах внешней политики он расчитывал на возможность компромиссного мира с отдельными участниками антифранцузской коалиции.

После установления якобинской диктатуры Дантон 9.07.1783 был устранён из Комитета общественного спасения и стал ядром группы ("дантонистов"), которая выступала с призывами к умеренности, отказу от политики террора и ослаблению революционной диктатуры, к примирению с антифранцузской коалицией.

31.03.1794 Дантон и его единомышленники, в т.ч. Демулен, были арестованы, преданы суду Революционного трибунала и 5.04.1794 казнены.

В 1891 парижский городской совет поставил Дантону статую.


Камилл Демулен (1760-1794).

Камил (полное имя Люси-Семплис-Камилл-Бенуа) родился 2.03.1760. Образование получил в парижском лицее Людовика Великого, где был товарищем Робеспьера и проникся уважением к античному республиканскому духу. В 1785 стал адвокатом при парижском парламенте.

12.07.1789, когда известие об отставке Неккера вызвало волнение в Париже, Демулен обратился в Пале-Рояле к толпе, призывая её к оружию. Он первый прикрепил к своей шляпе зеленую ленту (цвет надежды). Этот призыв дал первый толчок к разрушению Бастилии. В своём трактате "Свободная Франция" Демулен требовал провозглашения республики.

С осени 1789 до июля 1791 Демулен выпустил собрание зажигательных памфлетов. Основав клуб кордельеров, Демулен лично руководил предместьями и занял место секретаря при министре юстиции Дантоне.

В звании депутата от Парижа Демулен принадлежал в Конвенте к партии монтаньяров, но не играл влиятельной роли вследствие излишней доверчивости и неустойчивости, с которой он поочередно следовал за всеми вождями революции, от Мирабо до Робеспьера.

В процессе Людовика XVI он стоял за казнь короля. Он содействовал гибели жирондистов, но во время борьбы Комитета общественного спасения против эбертистов Демулен призывал к милосердию. Тогда Робеспьер перестал поддерживать его и Демулен был осуждён революционным трибуналом и казнён 5.04.1794 вместе с Дантоном.

Его вдова, Люсиль Демулен была гильотинирована 13.04.1794 вместе с вдовой Жака Эбера, Франсуазой Эбер, по голословному обвинению в заговоре против Революционного трибунала.


Жозеф Фуше (1763-1820).

Родился 21.05.1759. Отец Фуше был моряком и купцом-судовладельцем, однако Жозеф, старший из его сыновей, по состоянию здоровья не мог унаследовать профессию отца. Жозеф учился в Париже в конгрегации ораторианцев и по окончании курса был в разных учебных заведениях профессором математики и философии. Несмотря на принадлежность к духовному ордену, он постоянно и очень охотно глумился над религией и выставлял напоказ свой атеизм, в особенности, когда началась революция.

После начала революции Фуше выступил адвокатом в Нанте и стал членом крайних радикальных клубов. В 1792 Фуше был выбран в Конвент, где примкнул к партии монтаньяров. В числе прочих он голосовал за казнь Луи XVI.

В марте 1793 Фуше был отправлен Конвентом в департамент Нижней Луары для сбора ополчения, а в июне отправился в западные и центральные департаменты, чтобы участвовать в подавлении мятежа роялистов в Вандее.

В октябре 1793 он вместе с Колло д'Эрбуа подавил в Лионе роялистское восстание, казнив множество народа. Он вернулся в Париж незадолго до казни Дантона и был избран председателем клуба якобинцев.

Однако неожиданно для многих он стал выступать против крайности террора. Робеспьер добился удаления его из клуба якобинцев, но падение и казнь Робеспьера, в котором Фуше принимал деятельное участие, совершенно изменило взаимные отношения партии.

Хотя после "9 термидора" (27.07.1794) Фуше оказался в рядах умеренных, он все-таки в августе 1795 был арестован, как участник террора, но общая амнистия 4 брюмера освободила его.

В августе 1799 он был назначен министром полиции. Издавна посвящённый в интриги различных партий и отдельных личностей, Фуше прекрасно знал их отношения и умел искусно пользоваться своими знаниями. Он превосходно организовал шпионство и провокаторство, благодаря чему в значительной степени руководил деятельностью многих лиц и властвовал над ними.

При появлении Наполеона Фуше стал на его сторону и энергично поддержал его при совершении им переворота "18 брюмера" (19.11.1799). В первые же дни после переворота Фуше принял крутые меры против якобинцев, клуб которых был им закрыт ещё до 18 брюмера.

После покушения на жизнь Наполеона в 1800 Фуше впал в немилость и в сентябре 1802 был отправлен в отставку и назначен сенатором.

В июле 1804 Наполеон вновь назначает его министром полиции. В 1806 Фуше получил титул герцога Отрантского и значительное поместье.

С 1809 Фуше, предвидя падение Наполеона, вступил в тайные переговоры и с легитимистами, и с республиканцами, а также с английским правительством. Наполеон скоро почувствовал это и в 1810 опять отправил Фуше отставку. Перед уходом Фуше уничтожил или спрятал наиболее важные документы. Опасаясь за это преследования Фуше скрылся за границу.

В 1811 он получил позволение вернуться в Париж и скоро добился назначения на пост посланника в Неаполь (1813).

Как только Луи XVIII вернулся в Париж, Фуше оказался в числе горячих сторонников Бурбонов. Но когда Наполеон покинул остров Эльбу и высадился во Франции, тот же Фуше приветствовал его как избавителя отечества, и Наполеон, ради собственной безопасности, должен был в 3-й раз назначить его министром полиции.

Фуше и на этот раз продолжал свои тайные переговоры с Луи XVIII и Меттернихом. После Ватерлоо он настаивал на отречении Наполеона и был членом временного правительства, назначенного палатами. В этой должности он содействовал второй реставрации. Луи XVIII в награду назначил его на тот же пост министра полиции.

Однако нападки на него ультрароялистов, не желавших простить ему его революционного прошлого, вынудили Луи XVIII переместить его в сентябре 1815 на пост французского посланника в Дрездене.

После декрета 6.01.1816 об изгнании из Франции цареубийц Фуше потерял свое место и уехал в Австрию, где и умер 25.12.1820, оставив своим детям значительное наследство.


Арман-Эммануэль дю Плесси де Ришельё (1766-1822)

Родился в Париже 14.09.1766. Последний представитель рода дю Плесси, 5-й герцог (дюк) де Ришельё, прапраправнучатый племянник широко известного кардинала Ришельё.

В 1783 Ришелье получил придворную должность — стал камергером короля Луи XVI. В годы Великой французской революции эмигрировал, сначала в Австрию, потом в Россию. Прибыв в Россию в 1790 Ришелье принял участие в войне против турок. Он участвовал во взятии Измаила и был удостоен ордена Св.Георгия 4-го класса и именного оружия.

В 1792 Ришельё предложил Екатерине II проект переселения французских эмигрантов на земли Приазовья, однако проект не получил развития, поскольку бежавшие аристократы попросту отказались селиться в неизвестной им провинции, далекой от Санкт-Петербурга и Москвы. Не получив поддержки своему проекту за границей, герцог некоторое время занимал место при губернаторе Волыни.

В 1796, после воцарения Павла I, Ришелье подал в отставку, уехал в Вену. 17.09.1797 был назначен императором Павлом I командиром лейб-Кирасирского Его Величества полка. Находился на этой должности до 1.12.1800.

В 1803 Александр I, с которым он был в дружеских отношениях, назначил Ришельё генерал-губернатором Одессы и Новороссийского края. В России его называли Эммануил Осипович де Ришельё. Ришельё много сделал для благоустройства Одессы прокладкой новых улиц, постройкой больших каменных зданий, улучшением порта. Герцог добился сумел доказать целесообразность свободного транзита для всех товаров, привозимых морем в Одессу и даже направляемых в Европу. Его стараниями город превратился в крупный торговый порт, получивший статус порто-франко.

В 1804 Ришелье добился права открыть в Одессе гимназию и коммерческое училище, ряд частных пансионов. При нём был основан благородный институт, послуживший основой для открытия в 1817 Ришельевского лицея. По его заказу известный архитектор Тома де Томон создает проект здания оперного театра, строительство которого завершилось в 1809. В честь многочисленных заслуг в Одессе ему был воздвигнут памятник и его именем названа улица.

В 1806 началась война с турками и Ришельё в чине генерал-лейтенанта и командовал пехотной дивизией, посланной для взятия Измаила. Однако на этот раз штурм был неудачным.

В 1811 по инициативе Ришелье организован Никитский ботанический сад.

С 1814 герцог вновь во Франции. В сентябре 1815, Луи XVIII, по совету Александра I, предложил Ришельё сформировать кабинет. Ему удалось сократить общую сумму денежных требований иностранных держав к Франции и освободить французскую территорию от иностранных войск, занимавших её по Второму парижскому трактату.

Ришельё упорно боролся с ультрароялистами, получившими перевес в палате. Его главным помощником в этой борьбе был Деказ. Когда, в 1818 в палате усилилась оппозиционная партия, Ришельё пробовал сблизиться с правыми, чтобы вести борьбу на два фронта — против ультрароялистов и крайне левых, но встретил препятствия со стороны Деказа и 25.12.1818 подал в отставку.

После убийства герцога Беррийского, когда рассвирепевшая реакция потребовала отставки Деказа, Ришельё вновь возглавил кабинет министров, но был вынужден входить во временные соглашения с крайней правой, из-за чего его популярность окончательно упала и он должен был уступить место реакционному кабинету Виллеля.

Ришелье был женат на Розалии, дочери герцога де Рошешуар, но почти всю жизнь супруги жили порознь. 17.05.1822 Ришелье умер бездетным и был похоронен в церкви Сорбонны в Париже, построенной его предком кардиналом Ришельё.


Жан-Батист Жозеф Фурье (1768-1830)

Жан-Батист родился 21.03.1768. Он был 12-м из 15 детей в семье портного Жозефа Фурье. Его мать Эдме умерла, когда Фурье было девять лет, в том же году скончался и отец.

В своей первой школе, которой руководил церковный музыкант, Фурье показывал успехи в изучении французского и латыни. В возрасте 12 лет при содействии епископа Осера Фурье устроили в военную школу при бенедиктинском монастыре. К 13 годам Жозеф заинтересовался математикой, а в возрасте 14 лет он освоил шеститомный "Курс математики" Безу. Он собирал свечные огарки в здании школы, чтобы иметь возможность заниматься по ночам. В 1782—1783 Фурье получил множество призов по риторике, математике, механике и пению. Последовавшая продолжительная болезнь, возможно, объяснялась этими усиленными занятиями.

В 17-летнем возрасте Фурье грезил военной карьерой и хотел стать артиллеристом или военным инженером. Несмотря на поддержку школьных учителей и инспекторов Фурье получил отказ, связанный с его незнатным происхождением. В 1787 Фурье поступил в бенедиктинское аббатство на Луаре, где собирался принять сан, но в 1789 покинул аббатство и отправился в столицу. В Париже в Королевской Академии Наук Фурье представил работу о численном решении уравнений любой степени.

Революционный декрет октября 1789 года отменил религиозные обеты, а вскоре имущество церкви и монашеских орденов было конфисковано. Фурье вернулся в Осер и стал преподавать математику, риторику, историю и философию в школе, которую закончил сам.

До февраля 1793 Фурье не занимался политикой, несмотря на то, что в Осере располагалось самое воинствующее региональное отделение партии якобинцев. В 1793 в Осере состоялись бурные дебаты по принципам выделения людей от региона по требованию Конвента. Фурье выступил на этих дебатах и предложил план, который был в конечном итоге поддержан.

В марте 1793 Фурье вступил в местный комитет надзора. К сентябрю того же года комитет, который изначально был призван пресекать контрреволюционную деятельность иностранцев и путешественников, стал частью революционного террора. Фурье, не желавший участвовать в этом, подал письменное заявление о выходе из комитета, но оно было отклонено.

По делам комитета Фурье отправился в департамент Луары. Проезжая мимо Орлеана, он вступил в конфликт с представителем Конвента, высказавшись в защиту нескольких человек, осуждённых на гильотинирование. В результате 29.10.1793 его полномочия были отозваны, а сам Фурье в страхе вернулся в Осер. Тем не менее, в июне 1794 он стал президентом революционного комитета в Осере. После этого Фурье направился в Париж на встречу с Робеспьером, с которым повидимому у него были разногласия, вследствие чего 4 июля, сразу после возвращения в Осер, он был арестован. Он уже ожидал гильотины, но в результате переворота 9 термидора (27.07.1794) Робеспьер был арестован и казнён, после чего Фурье освободили.

30.10.1794 (9 брюмера III года Республики по революционному календарю) Национальным конвентом в Париже была основана Высшая нормальная школа, где обучалось 1500 студентов, которым предстояло стать школьными учителями. Одним из студентов был Фурье. В школе преподавали такие выдающиеся учёные как Лагранж, Лаплас, Монж, Бертолле. Однако в мае 1795 школа приостановила свою деятельность под тем предлогом, что нельзя готовить учителей для детей из тех кандидатов, кто был выбран ещё при Робеспьере. 7 июня Фурье, который в это время получил должность в Политехнической школе, был арестован и отправлен в тюрьму, но уже в августе был освобождён (возможно по ходатайству Лагранжа).

1.09.1795 Фурье восстановился на работу в Политехнической школе, которая занималась подготовкой военных и директором которой был Монж. Фурье преподавал начертательную геометрию, некоторые области математического анализа (совместно с Лагранжем), а также занимался подбором учеников. Через два года он стал руководить кафедрой анализа и механики, сменив на этом посту Лагранжа. В своих лекциях в 1796 он изложил теорему о числе действительных корней алгебраического уравнения, лежащих между данными границами, названную впоследствии его именем.

В 1798 Наполеон начал свой египетский поход, в который пригласил Фурье, Монжа и Малуса. Во время оккупации Египта Фурье работал во французской администрации, руководил археологическими раскопками, а также занимался формированием системы образования. Он принимал участие в создании Каирского института и был одним из 12 членов математического отделения, наряду с Монжем, Малусом и самим Наполеоном. Кроме того, Фурье был избран секретарём института и оставался на посту всё время пребывания в Египте.

Фурье вернулся во Францию в 1801 году и восстановился в должности профессора в Политехнической Школе. Однако Наполеон предложил ему пост префекта департамента Изер. Фурье не мог отказаться от предложения и отправился в Гренобль. Основными достижениями Фурье на посту является руководство осушением болот в Бургуэне, а также строительство новой дороги, соединившей Гренобль с Турином. В то же время Фурье работал над сборником "Описание Египта". Помимо подборки материала, он написал историческую справку по Древнему Египту. Эта деятельность Фурье была высоко оценена Наполеоном: Фурье был награждён орденом Почётного легиона, а в 1809 получил титул барона.

К 1807 Фурье подготовил доклад "О распространении тепла в твёрдом теле", который представил 21 декабря того же года в Париже. Доклад получил очень противоречивую оценку. Лагранж и Лаплас не могли смириться с тем, что Фурье разлагал функции в тригонометрические ряды, впоследствии названные его именем. Дальнейшие разъяснения Фурье также не могли поколебать их точку зрения. Кроме того, Жан-Батист Био (1774-1862) выступал против сформулированного Фурье уравнения распространения тепла. Фурье в своей работе не ссылался на аналогичный труд Био, опубликованный им в 1804. С Био были согласны Лаплас и позднее Пуассон. Позднее, в 1812, аналитическая теория теплопроводности, представленная Фурье, получила Большую премию Академии.

Свои методы (ряды и интегралы Фурье) он использовал в теории распространения тепла. Но вскоре они стали исключительно мощным инструментом математического исследования самых разных задач — особенно там, где есть волны и колебания. А этот круг чрезвычайно широк — астрономия, акустика, теория приливов, радиотехника и др.

В 1814 Наполеон потерпел поражение и отправился в ссылку на остров Эльба. Его путь должен был проходить через Гренобль, однако Фурье послал записку, что в городе может быть небезопасно. Когда же Наполеон покинул Эльбу и проследовал со своей армией через Гренобль, Фурье в спешке покинул город, чем вызвал недовольство Наполеона. Фурье смог позднее заручиться расположением императора, который назначил его префектом Роны. Однако вскоре Фурье оставил свой пост. 10.06.1815 Наполеон назначил Фурье пенсию, но Фурье не получил её ни разу, так как к 1 июля Наполеон был свергнут. После этого Фурье вернулся в Париж, где некоторое время работал директором Статистического бюро, а в 1817 благодаря работам по египтологии и вопреки давлению Бурбонов стал членом Академии.

В 1818 Фурье был занят вопросом об условиях применимости метода численного решения уравнений, разработанного Ньютоном. Результаты данной работы были изданы только в 1831 году, уже после смерти учёного.

В 1822 после смерти Деламбра Фурье смог занять пост секретаря математической секции. Вскоре после этого была опубликована его работа "Аналитическая теория тепла". В это время Фурье отошёл от математических исследований и был больше занят публикацией своих работ как в чистой, так и в прикладной математике. Его теория тепла всё ещё вызывала споры, Био приписывал себе первенство в этом вопросе, а Пуассон критиковал математический подход Фурье и разрабатывал альтернативную теорию.

Умер Фурье 16.05.1830. Его имя внесено в список величайших учёных Франции, помещённый на первом этаже Эйфелевой башни.


Мишель Ней (1769-1815)

Мишель родился 10.01.1769 в семье бондаря Пьера Нея (1738—1826) и Маргарет Гревелингер. После окончания коллежа работал писцом у нотариуса, потом надзирателем на литейном заводе.

В 1788 Мишель рядовым вступил в гусарский полк, участвовал в революционных войнах Франции, получил ранение при осаде Майнца. В августе 1796 он стал бригадным генералом в кавалерии. 17.04.1797 в бою под Нойвидом Ней попал в плен к австрийцам и в мае того же года вернулся в армию в результате обмена на австрийского генерала.

В марте 1799 Ней был повышен в звании до дивизионного генерала. Позже в том же году, посланный для подкрепления Массена в Швейцарию, близ Винтертура он был тяжело ранен в бедро и кисть. В 1800 Ней отличился в сражении при Гогенлиндене.

После Люневильского мира Бонапарт назначил Нея генерал-инспектором кавалерии. В 1802 Ней был послом в Швейцарии, где 19.02.1803 подписал мирный договор и медиационные акты.

Получив при провозглашении империи маршальский жезл, Ней в войне 1805 года с Австрией разбил эрцгерцога Фердинанда при Гюнцбурге и 14 октября штурмом на Эльхингенские бастионы вынудил австрийцев к капитуляции Ульма. В битве при Йене он довершил поражение пруссаков, потом принудил к сдаче Эрфурт и Магдебург. В 1807 решил участь сражения при Фридланде, заслужив здесь прозвание le brave de braves — храбрейший из храбрых.

Посланный в 1808 в Испанию, он совершил ряд блестящих подвигов. 3.01.1809, в бою у Какабелоса, погиб друг маршала — генерал Кольбер, о котором Ней говорил: "Когда Кольбер на аванпостах, я сплю спокойно". В 1811 Ней поссорился с главнокомандующим Массена из-за плана кампании и вернулся во Францию.

В Русской кампании 1812 года Ней командовал корпусом. После оккупации Москвы он занимал Богородск, а его разъезды доходили до реки Дубны.

Во время отступления из России, после сражения при Вязьме, Ней встал во главе арьергарда, сменив корпус маршала Даву. После отступления главных сил Великой Армии из Смоленска Ней прикрывал её отход и распоряжался подготовкой укреплений Смоленска к подрыву. Промедлив с отступлением, он был отрезан от Наполеона русскими войсками под командованием Милорадовича. Он пытался пробиться, но, понеся большие потери, не смог осуществить своего намерения, отобрал лучшие части корпуса числом около 3 тыс. солдат и с ними перешёл Днепр севернее, у деревни Сырокоренье, бросив большую часть своих войск (в т.ч. всю артиллерию), которые на следующий день капитулировали. Во время переправы через Днепр войска Нея перебирались по тонкому льду; на участки открытой воды бросали доски. Значительная часть солдат при переходе через реку утонула, так что когда Ней соединился у Орши с главными силами, в его отряде оставалось лишь около 500 человек. С железной строгостью поддерживал он дисциплину, при переходе через Березину спас остатки войска. При отступлении остатков Великой армии руководил обороной Вильны и Ковно.

В 1813, после поражения Удино при Гросберене, Ней получил главное начальство над войсками, предназначавшимися к нападению на Берлин, но 6.09.1813 был разбит Бюловом у Денневица. В кампанию 1814 года он сражался у Бриенне, Монмираля, Краонна и Шалон-сюр-Марна. После взятия Парижа Ней уговорил императора отречься от престола.

Людовик XVIII назначил его членом военного совета и пэром и поручил ему начальство над шестой дивизией.

Когда Наполеон возвратился с острова Эльбы, Ней обещал Людовику XVIII привести Наполеона живым или мёртвым, но 17.03.1815, увлекаемый всей своей армией, перешёл на сторону Наполеона. "Словно плотина прорвалась, — говорил Ней, — я должен был уступить силе обстоятельств".

Ней из рук Наполеона принял начальство над 1-м и 2-м корпусами. 16 июня он сражался у Катрбра с герцогом Веллингтоном и при Ватерлоо с большой храбростью руководил центром. Под ним было убито пять лошадей, но Ней в изодранном мундире, с лицом, почерневшим от пороховой гари, всё ещё пытался собрать оставшихся солдат для атаки с криком: "Смотрите, как умирает маршал Франции!".

Вернувшись после поражения в Париж, он в палате пэров советовал призвать Бурбонов обратно, а сан попытался скрыться в Швейцарию, но был арестован и привезён в Париж.

Ни один генерал не хотел судить полководца. Ней отрицал компетенцию военного суда в этом деле и требовал передачи его в палату пэров. Военный суд, который состоял из бывших соратников Нея, вынес решение о своей некомпетентности в данном деле. Палата же только и ждала случая проявить своё усердие. Из всех пэров в числе ста шестидесяти одного нашёлся только один, высказавшийся за невиновность маршала: это был молодой герцог де Брольи, лишь за девять дней до этого достигший возраста, дававшего ему право заседать в палате пэров. Сто тридцать девять голосов было подано за немедленную смертную казнь — без права обжалования приговора.

7.12.1815 Ней был расстрелян как государственный изменник неподалёку от Парижской обсерватории. Своим расстрелом руководил сам. В 1853 на этом месте была воздвигнута статуя Нея.

Наполеон на острове Св. Елены вспоминал Нея: "Ней был человеком храбрым. Его смерть столь же необыкновенна, как и его жизнь. Держу пари, что те, кто осудил его, не осмеливались смотреть ему в лицо."


Шарль Фурье (1772-1837)

Шарль (полное имя Франсуа Мари Шарль Фурье) родился 7.04.1772 в Безансоне (на востоке Франции) в семье богатого купца. Слабый и болезненный, он с раннего детства отличался наклонностью к мечтательности и всему предпочитал занятия музыкой и чтение книг. Систематического образования он не получил, школу посещал до 12—13, но самостоятельно, хота и безсистемно изучал логику, географию, физику, математику. Он обладал отличной памятью, художественным и сатирическим талантом.

После смерти отца Шарлю рано пришлось добывать средства к жизни. Сначала он служил приказчиком в чужих лавках, переменил несколько хозяев, и посетил многие города Франции — Лион, Руан, Марсель, Бордо, Париж. По поручениям разных торговых фирм он предпринимал заграничные путешествия — в Германию, Бельгию, Голландию. Эти годы странствования были для него и годами учения.

В 1793, во время восстания Лиона, Фурье, бывший в это время собственником магазина колониальных товаров, лишился всего своего имущества, два раза подвергался аресту и едва не был расстрелян. После декрета от 23.08.1793 он был завербован в действующую армию, но в 1795 по болезни вышел в отставку и поступил приказчиком к хлебному торговцу в Марселе, а затем был биржевым маклером в Лионе.

Изучая науки, наблюдая окружающие явления, Фурье становится прожектёром и предлагает всевозможные проекты и усовершенствования. В 1803 Фурье выпустил небольшой политический трактат, паправленный против Англии. В 1808 появилось первое большое сочинение Фурье "Теория четырёх движений и всеобщих судеб" , положившее начало всему его общественно-экономическому учению. Издание книги навлекло на него одни только насмешки. В 1822 Фурье издал двухтомное сочинение: "Трактат о домашней и земледельческой ассоциации", представляющий полное изложение его системы.

Фурье всю жизнь прожил одиноким холостяком в жалкой обстановке. Единственной его любовью были комнатные цветы, он питал пристрастие к кошкам, которых кормил во дворе по часам. Никто никогда не видел его смеющимся. Под конец жизни он был вынужден взяться за ремесло переписчика, мечтая при этом осчастливить всех нуждающихся и обременённых и для низведения на землю всеобъемлющей гармонии.

Фурье обращался к французскому правительству с предложением осуществить его систему, но получил сдержанный ответ, что его проект будет рассмотрен впоследствии. Он рассылал свои сочинения выдающимся людям того времени, учёным, писателям, государственным деятелям, наконец, пробует заинтересовать короля Луи-Филиппа. И только под конец надежда было улыбнулась ему, и он приступил к долгожданному опыту. Нашлись и люди, обладавшие значительными средствами и готовые поступиться ими ради торжества нового учения.

Боде-Дюлари, член палаты депутатов, человек очень богатый, увлёкшись фурьеризмом, отказался от своего звания, чтобы заниматься исключительно пропагандой новых идей. С его помощью была учреждена акционерная компания. Боде-Дюлари и братья Деве уступили за акции по низким ценам 500 гектаров земли в Конде-сюр-Вегр (недалеко от Парижа). Немедленно приступили к работам, воздвигли монументальные постройки, начали разводить дорогие экзотические растения, но до конца дела довести не смогли за недостатком средств, а главным образом вследствие крайней непрактичности распорядителей.

Неудачный исход этого предприятия отравил последние годы жизни Фурье. Он умер 10.10.1837 и был похоронен на парижском кладбище Монмартр.

В свои произведениях Фурье обращается к критике положения дел в современном обществе. "Нищета и разврат" — вот как кратко, по мнению Фурье, характеризуются все те печальные экономические и нравственные условия, в которых живёт в его время большая часть человечества. Обращаясь, в поисках причин такого положения, он замечает, что ведь только какая-нибудь 1/3 населения действительно трудится, а остальные или ничего не делают, или даже служат делу разрушения.

Негодность современной ему промышленной организации сводится, по Фурье, к полному отсутствию кооперации в земледелии, кустарном производстве и мелкой промышленности, а также в незаинтересованности рабочих в выгодах предприятия.

При этом интересы покупателя противоположны интересам продавца, интересы фабриканта — интересам рабочих, интересы всех управляемых, часто, — интересам правительства. Результат — всеобщее недовольство, хаос и сплошной эгоизм. Врач заинтересован, чтобы его сограждане часто и длительно болели, архитектору нужен пожар, который превратил бы в пепел четверть города, а стекольщик радуется граду, который перебил бы все стекла. Портной, сапожник желают, чтобы платье и обувь износились как можно скорее — ради блага торговли.

Говоря о бесполезной трате труда, Фурье особенно часто и подробно останавливается на торговле. Всю жизнь имевший с нею дело, хорошо знакомый с её уловками, он ожесточённо нападает на неё. Все, что создается руками тружеников, попадает посредникам-торговцам. Они же, став хозяевами продукта, бесчеловечно обирают и производителя и потребителя. Мелкий фабрикант работает, в сущности, только на торговца. Каждый коммерсант — это корсар, который живет за счёт грабежа. Анализируя историю развития торговли, он отмечает, что во все века, начиная с глубокой древности, торговцев презирали. Еще в Евангелии, обращаясь к торговцам, Иисус Христос сказал: "Вы превратили дом мой в воровской притон".

С не меньшей силой обрушивается Фурье на другой "бич человечества" — разврат. "Современное законодательство, — говорит он, — любовные отношения организует таким образом, что создаёт всеобщую лживость, толкает оба пола к лицемерию и тайному возмущению против законов". Несмотря на нерасторжимость брака или, вернее, именно благодаря ей, недозволенная любовь процветает в современном ему обществе.

Критикуя, Фурье приходит к мысли, что вся судьба человечества предначертана Богом, им же установлены законы, по которым движутся все тела небесные и земные, и человеку нужно только познать эти законы и покорно следовать им. По мнению Фурье "Бог сделал хорошо всё, что сделал", и человеку остаётся только понять указания природы и следовать им. Нужно создать такие условия общественной жизни, при которых ни одна страсть человека не оставалась бы неудовлетворённой и не оказалась бы в антагонизме со страстью другого индивидуума.

По мнению Фурье таким условиям отвечают фаланстеры, в которых живут и трудятся фаланги — самодостаточные коммуны. В основу фаланстера положена идея производительной и потребительной ассоциации. Поселяне, соединившись в ассоциацию, смогут использовать более лучшие высокопроизводительные машины. Их труд будет значительно продуктивнее благодаря энтузиазму и соревнованию, которые охватят членов ассоциации, — тем более, что конкуренция не исчезнет, а только потеряет свой острый характер, который придаёт ей противоречие интересов.

Каждый избирает себе то занятие, которое его больше всего привлекает, для всех найдутся любимые занятия, и никто не захочет предаваться безделью. Результаты труда всех членов фаланги будут стекаться в общие хранилища, откуда они могут получать всё необходимое. Таким образом не будет нужды ни в каких посредниках при обмене товаров, и сама внутренняя торговля исчезнет. Вместе с тем в фаланге сохраняются частная собственность и неравенство состояний.

Каждый будет владельцем продуктов своей работы. Несмотря на общность жизни и труда, деятельность каждого будет оплачиваться по количеству затраченного труда, по свойству работы, по силе его таланта и по величине вложенного в предприятие капитала. Для более правильной оценки все работы будут распределены по степени привлекательности, по степени трудности и полезности, и в зависимости от этих свойств оплачиваться. Только в распределении продуктов, полученных фалангой, Фурье не допускал индивидуальной свободы: во всём остальном она является верховным принципом.

В фаланстере всякий бедняк найдёт не только "весёлую работу,… но и беспечную жизнь, гарантированную известным минимумом, который будет создаваться индустриальным влечением". Симпатии Фурье к представителям рабочей силы сказались и в стремлении обусловить трудом самоё существование человека: уже одним тем, что труд в фаланстере не может не найти себе приложения, не может не получить оплаты, провозглашается право каждого человека на труд, право на получение таких занятий, которые обеспечивали бы удовлетворение потребностей человека, — и такое право в "земледельческо-промышленной ассоциации" гарантируется всем.

Иной власти, кроме власти выборной, иного авторитета, кроме авторитета знания или опытности, других преимуществ, кроме преимуществ ума, в фаланстере не может существовать, но и над всем этим парит свободное влечение. Предлагая план создания всемирной организации фаланстеров, Фурье во главе каждой фаланги ставил унарха, во главе трёх фаланстеров — дуарха, создавая целую "сферическую иерархию" триархов, тетрархов, пентархов, гекзархов и т.д. до осевого омниарха, столица которого будет в Константинополе.

На основе того же свободного влечения должна была быть преобразована и домашняя, и общественная жизнь. Каждый член фаланги свободно выбирает себе близких людей и друзей. Совместная работа и частые встречи юношей и девушек поведут к их взаимному сближению, а затем и к браку, но могут переменить до брака нескольких любовников или любовниц, а после, даже и заключив с кем-либо союз, они не обязаны оставаться верными друг другу. В этой свободе половых отношений ярче всего выразилась чисто сенсуалистическая мораль Фурье, не сдерживаемая никакими духовными мотивами. Саму идею долга он объявил выдумкой философов, самонадеянно взявшихся исправлять дело рук Божиих. В то же самое время Фурье предупреждает, что не следует понимать свободу любви как повальную оргию.

Всю предшествующую историю Фурье делит на периоды райский, дикий, патриархальный, варварский и период цивилизации, характеризуя их чисто экономическими явлениями. Каждый период, по его мнению, прежде чем уступить своё место новому, достигал высшего развития своих характеристических свойств, и затем, приходя в ветхость, доходил до окончательного разложения. Последний период цивилизации уже достиг ступени дряхлости, и отсюда Фурье заключает о необходимости наступления нового периода, названного им гарантизмом, когда и должен осуществиться его план постройки общества на основе полной и чистой ассоциации.

Необузданное воображение заставляет Фурье договариваться до прямых нелепостей. Предвкушая блаженство грядущей жизни, в восторге созерцая грандиозную картину всеобщего счастья, пылкий Фурье совершенно забывает здравый смысл и смело пускается в бесконечное море фантазии, доходя до безумного бреда. Гармонически устроенная земля, пророчит он, даст необходимые испарения солнцу, и это вызовет новые творения в животном и растительном царстве. Вредные и опасные звери исчезнут, а на их месте появятся антильвы, антикиты, антитюлени, антигиппопотамы, антиакулы и так далее, которые будут служить человеку, перевозить на морях корабли, а на суше людей с громадной быстротой и всевозможными удобствами. Болота высохнут, вулканы потухнут, море изменится и вода его превратится в нечто наподобие лимонада, роса сделается благовонной. Вся планетная система придёт в движение, и над полюсом появится Северная Корона — новое светило вроде кольца Сатурна. Когда её зажгут солнечные лучи, она станет нагревать полюс до температуры Андалузии и Сицилии. Организм человека, благодаря всему этому, преобразуется, и продолжительность его жизни достигнет 144 лет.

Измышляя формы будущего быта с такой яркостью и живостью, будто все это уже существует, Фурье почти нигде ничего не доказывает, а только вещает, вполне входя в роль пророка, которого вдохновляет сам Бог, вследствие чего его вера в истину своих слов доходит до фанатизма.

Для популяризации своей системы Фурье делал попытки соединения с Оуэном и сенсимонистами; но все они отвергли его предложения, за что Фурье обрушился на них с критикой, обвиняя последователей Сен-Симона и Оуэна в теократии.

Разделяя вместе с Адамом Смитом пристрастие к крупному производству и к широкому разделению труда, он в то же время решительно и грубо открещивается от неё за её чисто абстрактные, теоретические построения, называя её "лживой наукой", а экономистов — просто шарлатанами.

Ещё с середины двадцатых годов около Фурье начинает группироваться кучка учеников, страстно увлёкшихся созданной им социальной теорией. Жюст Мюирон уже в 1824 выступил с попыткой популяризации системы Фурье, за ним последовали Кларисс Вигурё и Виктор Консидеран, наиболее видный, талантливый и энергичный из всех последователей Фурье. Благодаря их усилиям в 1832 был создан первый фурьеристический журнал. К этому времени школа сильно разрослась: вследствие разложения сенсимонизма многие из его последователей сделались фурьеристами. Сгруппировавшись вокруг журнала, школа Фурье с чисто сектантским увлечением отдавала все свои силы на то, чтобы пропагандировать принципы фурьеризма. В школе были свои поэты и художники, сочинявшие песни, писавшие сатиры на современную цивилизацию, рисовавшие картины из жизни фаланстеров.

Прозелиты Фурье не ограничивались одной литературной пропагандой "социальной системы": они много раз пытались провести её в жизнь хотя бы в частичном виде. Во Франции и Америке было сделано до сорока попыток создания фаланстеров, но ни одна из них не просуществовала более двенадцати лет, а большинство вынуждены были прекратить свою работу после 3—5-летнего существования, полного борьбы с неблагоприятными внутренними и внешними условиями.


Андре-Мари Ампер (1775-1836).

Андре-Мари Ампер родился 20.01.1775 в Лионе в семье крупного коммерсанта и уважаемого гражданина Жан-Жака Ампера и Жанны-Антуанетты Сарсей-де-Сатьер. Вскоре после рождения сына семья Амперов прекратила заниматься торговлей и перебралась в своё имение в окрестностях Лиона. Ещё в детстве будущий великий физик проявил свои способности. Андре получил домашнее образование. Он быстро освоил чтение и начал буквально "глотать" все книги вокруг без разбора: стихи, романы, философские сочинения, исторические труды и т.п. Одной из главных книг его детства была французская энциклопедия Дидро и Д’Аламбера, которую он полностью прочел и после цитировал её уже в зрелом возрасте.

В 1793, когда Амперу было 18 лет, его отца гильотинировали по приговору комиссаров Конвента. Это событие глубоко потрясло юношу, и он почти год находился в состоянии близком к безрассудному.

В 1799 Ампер женился и стал подрабатывать репетитором в Политехнической школе в Париже. В 1801 он занимал кафедру физики в Бурке, где написал "Рассуждения о математической теории игр". Благодаря этому сочинению в 1805 Ампер получил предложение занять место на кафедре математики в парижской Политехнической школе. В этот период Ампер опубликовал ряд математических исследований, посвященных математическому анализу и теоретической физике, что принесло ему авторитет в научном мире.

В 1814 Ампер был избран членом Академии наук, а с 1824 занимал должность профессора экспериментальной физики в Коллеж де Франс.

Умер Ампер от пневмонии 10.06.1836 в Марселе. В честь выдающегося ученого была названа единица электрического тока — "ампер, А", а соответствующие измерительные приборы — "амперметрами". Его имя внесено в список величайших учёных Франции, помещённый на первом этаже Эйфелевой башни.

Математика, механика и физика обязаны Амперу важными исследованиями. Его основные физические работы выполнены в области электродинамики. В 1820 он установил правило для определения направления действия магнитного поля на магнитную стрелку, известное ныне как правило Ампера; провёл множество опытов по исследованию взаимодействия между магнитом и электрическим током; для этих целей создал ряд приборов; обнаружил, что магнитное поле Земли влияет на движущиеся проводники с током. В том же году открыл взаимодействие между электрическими токами, сформулировал закон этого явления (закон Ампера), развил теорию магнетизма, предложил использовать электромагнитные процессы для передачи сигналов.

Согласно теории Ампера, магнитные взаимодействия являются результатом происходящих в телах взаимодействий так называемых круговых молекулярных токов, эквивалентных маленьким плоским магнитам, или магнитным листкам. Это утверждение носит название теоремы Ампера. Таким образом, большой магнит, по представлениям Ампера, состоит из множества таких элементарных магнитиков. В этом заключается суть глубокого убеждения учёного в чисто токовом происхождении магнетизма и тесной связи его с электрическими процессами.

В 1822 Ампером был открыт магнитный эффект соленоида (катушки с током), откуда следовала идея эквивалентности соленоида постоянному магниту. Также им было предложено усиливать магнитное поле с помощью железного сердечника, помещаемого внутрь соленоида. Идеи Ампера были изложены им в работах "Свод электродинамических наблюдений" , "Краткий курс теории электродинамических явлений", "Теория электродинамических явлений". В 1826 им была доказана теорема о циркуляции магнитного поля. В 1829 Ампер изобрёл такие устройства как коммутатор и электромагнитный телеграф.

В механике ему принадлежит формулировка термина "кинематика". Именно Ампер в 1830 году ввёл в научный оборот термин "кибернетика".

Разносторонний талант Ампера оставил след и в истории развития химии, которая отводит ему одну из почётных страниц и считает его, совместно с Авогадро, автором важнейшего закона современной химии. Джеймс Максвелл назвал Ампера "Ньютоном электричества".


Франсуа-Эжен Видок (1775-1857).

Видок родился 23.07.1775 во французском городе Аррасе. Его отцом был пекарь. В возрасте 14 лет он, видимо случайно, убил своего учителя по фехтованию и решил сбежать из города. Первоначально он намеревался отправиться в Америку, но потратил все деньги на актрису, даму лёгкого поведения и через год был вынужден вступить в Бурбонский полк.

Во время службы в армии он участвовал в 15 дуэлях, убил двух противников и подвергался множеству дисциплинарных взысканий. В ходе войны Франсуа вынудили перейти на сторону австрийцев, но, не пожелав сражаться против своих, он перед битвой притворился больным.

В ходе Французской революции Видок спас двух дворянок от гильотины, но впоследствии сам был арестован. Его спас отец, обратившись за помощью к семье Шевалье. Франсуа влюбился в их дочь Луизу и женился на ней, когда она притворилась беременной. Узнав о её любовнике-офицере, Видок по фальшивым документам уехал в Брюссель, где ухаживал за баронессой старше его по возрасту и был членом банды налётчиков.

Переехав в Париж, он потратил все деньги на женщин лёгкого поведения и переехал в пограничный город Лилль, где начались его отношения с некой Франсиной. Однажды застав её с любовником, Видок избил его, за что был посажен на три месяца в Башню Св. Петра. За участие в освобождении своего сокамерника по поддельному прошению Видока осудили на 8 лет исправительных работ, но с помощью раскаявшейся Франсины Франсуа сбежал из Брестской тюрьмы, переодевшись полицейским инспектором.

В 1798 Видок переехал в Нидерланды, где помогал каперу Фромантену грабить английские суда. В Остенде он был вновь арестован и отправлен в тулонскую тюрьму, откуда сбежал благодаря помощи другого заключённого.

Перепробовав множество профессий, Видок не раз попадал в тюрьму, бежал и снова оказывался за решёткой, за что был прозван "королём риска" и "оборотнем". В 1799 Видок бежал из тюрьмы в очередной раз и 10 лет жил в Париже. Шантажируемый бывшими соседями по тюремной камере, он отправился в полицейскую префектуру Парижа и предложил свои услуги.

В 1811 он сформировал особую бригаду из бывших уголовников по принципу: "Только преступник может побороть преступление". Во многом по этой причине о его конторе ходили плохие слухи, что не мешало ему пользоваться расположением начальства. Бригада получила название "Сюрте" ("Безопасность").

Видок пробыл во главе "Сюрте" свыше 20 лет. Однако в 1827 он был вынужден уйти в отставку. Во время революционных выступлений 1832 года он вновь был призван возглавить "Сюрте", но после подавления выступлений опять получил отставку.

В 1833 Видок организовал "частную полицию" — собственное "Бюро расследований" (первое в мире). Видок считается одним из первых профессиональных частных детективов. Вершиной его карьеры стала должность руководителя канцелярии министра иностранных дел и фактического главы правительства А.Ламартина во время Революции 1848 года. Однако с приходом к власти императора Наполеона III Видок отошёл от дел. Он умер 11.05.1857.

Видок послужил прототипом Жан Вальжана и инспектора Жавера в "Отверженных" Виктора Гюго, Вотрена в "Человеческой комедии" Оноре де Бальзака, Родольфа Герольштейнского в "Парижских тайнах" Эжена Сю, Огюста Дюпена в "Убийстве на улице Морг" Эдгара Аллана По и в других художественных произведениях.


Жозеф-Луи Гей-Люссак (1778-1806).

Жозеф-Луи родился 6.12.1778. Его отец был королевским прокурором и судьёй в Сен-де-Нобляке. Когда Гей-Люссаку было 11 лет, произошла Великая французская революция, которая резко изменила жизнь семьи. В 1793 отец Гей-Люссака по "закону о подозрительных" был арестован и переведён в Париж. Туда же отправился Гей-Люссак с намерением хлопотать за отца. Здесь его пытались направить в армию, воевавшую в Вандее, однако Гей-Люссаку, благодаря его юридическим знаниям, удалось избежать призыва.

После государственного переворота "9 термидора" (27.07.1794), который сверг якобинскую диктатуру, отец Гей-Люссака был освобождён. В 1795 он отправил сына в пансион Савуре в Париже, который вскоре был закрыт по причине голода, и Гей-Люссак был переведён в пансион Сансье в окрестностях Парижа.

26.12.1798 (6 нивоза VI года), блестяще сдав экзамены, Гей-Люссак стал воспитанником Политехнической школы в Париже. В 1800 как один из лучших учеников он получил место в лаборатории известного химика Бертолле. Тогда же он стал репетитором (ассистентом) известного химика Антуана де Фуркруа (1755-1809) и, читая лекции, получил известность как один из лучших преподавателей Политехнической школы.

16.09.1804 Гей-Люссак предпринял подъём на воздушном шаре с целью определить зависимость магнитного поля Земли и температуры атмосферы от высоты подъёма. Проведённые до этого опыты (измерения Соссюра в Альпах и подъёмы на воздушных шарах Робертсона и Лоэ в Гамбурге 18.07.1803 и Робертсона и Захарова в Санкт-Петербурге 3006.1804) обнаружили некоторое снижение магнитного поля с высотой. Гей-Люссак достиг высоты 7016 метров, установив мировой рекорд высоты подъёма на воздушном шаре. Он не обнаружил изменения магнитного поля с высотой, что с учётом невысокой точности измерительных приборов того времени было практически верно.

Одновременно Гей-Люссак произвёл замеры температуры воздуха, которая оказалась значительно ниже, чем на поверхности земли. Тем самым Гей-Люссак доказал, что снега, покрывающие высочайшие вершины, не являются результатом действия гор на окружающий воздух. При помощи гигрометра Гей-Люссак измерил также относительную влажность воздуха, обнаружив, что она быстро уменьшается с высотой. Эти измерения, однако, были признаны ошибочными, так как использовавшийся прибор не учитывал снижение температуры.

Гей-Люссак получил образец атмосферного воздуха на высоте 6636 метров, в котором не обнаружил примесей водорода. Эти опыты опровергли бытовавшие в то время представления, что метеоры и другие сходные явления вызваны горением водорода в верхних слоях атмосферы.

В процессе подъёма Гей-Люссак исследовал физиологическое действие разреженного воздуха на организм человека, однако счёл условия на высоте 7016 м достаточно приемлемыми, чтобы не прерывать исследования.

12.03.1805 Гей-Люссак в сопровождении Александра фон Гумбольдта совершил путешествие по Италии и Германии. Основной целью путешествия было исследование состава воздуха и геомагнитного поля на различных географических широтах. Весной 1806, получил известие о смерти Бриссона, Гей-Люссак отправился в Париж, чтобы занять его место профессора Политехнической школы.

В 1806 Гей-Люссак начал исследования упругости газов в зависимости от температуры, а также процессов парообразования. Аналогичными исследованиями занимался в Англии Дальтон и в Италии Вольта, однако Гей-Люссак ничего не знал о их опытах. Гей-Люссак установил, что разные газы расширяются при нагревании различным образом.

В 1806 Бертолле организовал частное научное общество, названное аркёйским по названию общины в окрестностях Парижа, где жил великий химик. Гей-Люссак стал одним из первых его членов. В первом томе сборника, изданного обществом, он опубликовал результаты исследований, проведённых во время путешествия по Европе а 1805—1806 годах. Во втором томе Гей-Люссак опубликовал небольшую заметку "О взаимном соединении газообразных веществ". Он доказал, что газообразные тела соединяются друг с другом в очень простых отношениях и что уменьшение объема, наблюдаемое при реакциях, подчиняется определенному закону. Выводы, сделанные в этой статье, оказались настолько важными, что впоследствии получили название "закон Гей-Люссака". В те годы атомистическая теория делала только первые шаги, поэтому выводы Гей-Люссака были настоящим прорывом в области исследования структуры вещества. Открытие Гей-Люссаком газовых законов послужило импульсом для Амадео Авогадро (1776-1856) к проведению активных экспериментов, что в конечном счёте привело к открытию Числа Авогадро.

В 1807 шведские химики Йёнс Якоб Берцелиус (1779-1848), Вильгельм фон Хизингер (1766-1852) и английский химик Гемфри Дэви (1778-1829), используя вольтов столб в качестве источника электричества, получили из расплавов поташа и соды металлы (калий и натрий), обладавшие удивительными свойствами: были мягкими как воск, плавали в воде, самовозгорались и сгорали ярким пламенем. Император Наполеон, заинтересованный этим открытием, выделил Политехнической школе большую сумму денег на изготовление огромного вольтова столба. Проведя эксперименты, Гей-Люссак и Луи Жак Тенар (1777-1857) обнаружили, что калий и натрий можно получать химическим путём в количествах, достаточных для химического анализа. Результаты опытов были опубликованы 7.03.1808.

Гей-Люссак и Тенар исследовали химические свойства полученных металлов, проверив их взаимодействие со всеми известными в то время веществами. В процессе работы им удалось химически разложить борную кислоту и получить новый элемент, названный впоследствии бором. В это же время они попытались разложить на простые элементы вещество, которое тогда называлось "окисленной соляной кислотой". Потерпев неудачу, они предположили, что это вещество само является простым элементом. Ампер предложил назвать новый элемент хлором. В дальнейшем было установлено, что соляная кислота образуется путём соединения хлора с водородом.

В середине 1811 парижский селитровар Бернар Куртуа обнаружил в пепле морских водорослей новое вещество, разъедавшее котлы. По причине необычного фиолетового цвета его паров Гей-Люссак предложил назвать его йодом. Получив в своё распоряжение небольшое количество йода, Гей-Люссак исследовал его химические свойства и установил, что йод является простым веществом и взаимодействует с водородом и кислородом, образуя две кислоты. При этом Гей-Люссак обнаружил сходство химических свойств хлора и йода.

В 1815 Гей-Люссак предпринял исследование берлинской (прусской) лазури, красителя, широко применявшегося в живописи и текстильной промышленности. Доклад о химических свойствах берлинской лазури был сделан 18.09.1815. В докладе он остановился также на кислоте, которая была выделена из берлинской лазури и названа Гитоном де Морво синильной. Гей-Люссаку удалось выделить из синильной кислоты газ, который был назван синеродом или цианом. Он доказал, что циан является соединением азота и углерода, а синильная кислота — соединение циана с водородом. Кроме того, ему удалось получить хлорциан — соединение циана и хлора. При этом он опроверг широко распространённый предрассудок того времени, что углерод не может соединяться с азотом. Особенно удивительным было то обстоятельство, что синильная кислота оказалась сильнейшим ядом, несмотря на то, что составляющие его простые вещества считались совершенно безвредными.

В 1816 Гей-Люссак опубликовал описание ручного сифонного барометра, который затем долгое время широко использовался в метеорологии. В 1822 он высказал предположение, что облака состоят из маленьких пузырьков, наподобие мыльных, которые поднимаются вверх восходящими потоками воздуха. В 1818 в одном из писем Гумбольдту Гей-Люссак даёт достаточно наивное по нынешним временам объяснение грозы. По его мнению, электричество широко распространено в воздухе. В грозовых облаках, которые обладают свойствами твёрдых тел, электричество стремится выйти на поверхность. Скапливаясь в больших количествах на поверхности облаков, электричество преодолевает сопротивление воздуха и производит длинные электрические искры.

В 1823 Гей-Люссак излагает идеи, вызванные наблюдениями за вулканом Везувий в 1805 году. По мнению Гей-Люссака, извержения происходят за счёт действия морской воды на центральное тепло Земли. В результате этого взаимодействия в больших количествах образуется водород и соляная кислота, которые и обнаруживаются в выходящих из земли газах.

Начиная с 1820-х годов Гей-Люссак значительную часть своего времени посвящает работе по заказам промышленности и правительства. В 1822 он ввёл в употребление ареометр (алкогометр), принцип действия которого остался неизменным до настоящего времени. Создание таблиц градуировки ареометра для различных веществ заняло у него 6 месяцев напряжённого труда.

Гей-Люссак внёс большой вклад в развитие химической промышленности, предложив простой и безопасный способ производства серной кислоты. Он также является изобретателем простого способа отделения золота от меди. В 1827 Гей-Люссак изобрёл башню для улавливания окислов азота, выходящих из свинцовых камер при производстве серной кислоты. Башни, носящие его имя, впервые применены в 1842.

Гей-Люссак был прекрасным преподавателем, который мог излагать свои мысли просто и доходчиво, без принятых в то время напыщенных фраз. Простота и понятность были отличительной чертой всех его научных трудов. В своих лекциях и статьях он широко применял математику, хорошие знания которой получил в юности в Политехнической школе.

Гей-Люссак обладал прекрасным здоровьем, однако страдал от последствий травм, полученных при проведении химических опытов. 3.06.1808 он получил ожог одного глаза, из-за чего вскоре его и потерял в результате взрыва во время опытов с калием. В течение года Гей-Люссак не мог переносить яркого света. В последние годы жизни Гей-Люссак получил серьёзную травму руки в результате взрыва стеклянного сосуда с газообразными углеводородами.

Гей-Люссак был чрезвычайно счастлив в семейной жизни. Со своей женой Жозефиной он прожил 40 лет и умер у неё на руках 9.05.1850. Его имя внесено в список величайших учёных Франции, помещённый на первом этаже Эйфелевой башни.


Эжен Делакруа (1798-1863).

Эжен (полное — имя Фердинан Виктор Эжен Делакруа) родился в пригороде Парижа 26.04.1798. Официально его отцом считался Шарль Делакруа, политический деятель, бывший министр иностранных дел, однако ходили упорные слухи, что в действительности Эжен был незаконнорождённым сыном всесильного Шарля Талейрана, наполеоновского министра иностранных дел. Мальчишка рос сущим сорванцом. Друг детства художника, Александр Дюма, вспоминал, что к трём годам Эжен уже вешался, нечаянно обмотав вокруг шеи мешок, из которого кормили лошадей овсом, горел, когда над его детской кроваткой вспыхнула противомоскитная сетка, тонул во время купания в Бордо, травился, наглотавшись краски-медянки.

Более спокойными оказались годы учёбы в лицее Людовика Великого, где мальчик проявил большие способности в словесности и живописи и даже получал призы за рисунок и знание классической литературы. Художественные наклонности Эжен мог унаследовать от своей матери, Виктории, происходившей из семьи знаменитых краснодеревщиков, но настоящая страсть к живописи зародилась в нём в Нормандии — там он обычно сопровождал дядю, когда тот отправлялся, чтобы рисовать с натуры.

После смерти родителей Эжена отправили к сестре. Но она вскоре попала в труднейшее финансовое положение, а 1815 юноша оказался предоставлен сам себе. Эжен поступил в мастерскую известного классициста Пьера-Нарсиса Герена (1774—1833). В 1816 Делакруа стал учеником Школы изящных искусств, где преподавал Герен. Здесь царствовал академизм, и Эжен без устали писал гипсовые слепки и обнажённых натурщиков. Эти уроки помогли художнику в совершенстве освоить технику рисунка. Но настоящими университетами для Делакруа стали Лувр и общение с молодым живописцем Теодором Жерико. В Лувре он очаровался работами старых мастеров. Больше всего начинающего художника привлекали великие колористы — Рубенс, Веронезе и Тициан. Но самое большое влияние оказал на Делакруа Теодор Жерико.

В 1818 Жерико работал над картиной "Плот Медузы", положившей начало французскому романтизму. Делакруа, позировавший своему другу, стал свидетелем рождения композиции, ломающей все привычные представления о живописи. Первой картиной Делакруа стала "Ладья Данте", выставленная им в Салоне. Впрочем, особого шума, подобного тому фурору, что произвёл "Плот" Жерико, она не вызвала. Настоящий успех пришёл к Делакруа через два года, когда в 1824 он показал в Салоне свою картину "Резня на Хиосе", описывающую ужасы недавней войны Греции за независимость. Многие критики даже обвинили Делакруа в чрезмерном натурализме.

Следующая работа, выставленная в Салоне, называлась "Смерть Сарданапала", он словно намеренно злил своих хулителей, почти смакуя жестокость и не чураясь определённой сексуальности. Сюжет картины Делакруа позаимствовал у Байрона.

Но самую известную картину, которую можно отнести к первому периоду творчества Делакруа, художник посвятил современности. В июле 1830 Париж восстал против монархии Бурбонов. Делакруа симпатизировал восставшим, и это нашло отражение в его картине "Свобода, ведущей народ" (другой вариант названия — "Свобода на баррикадах"). Выставленное в Салоне 1831 года, полотно вызвало бурное одобрение публики. Эта картина принесла художнику мировую известность, став одной из узнаваемых картин в истории. Новое правительство купило картину, но при этом немедленно распорядилось снять её, слишком уж опасным казался её пафос.

К этому времени роль бунтовщика, похоже, надоела Делакруа. В 1832 художника включили в состав официальной дипломатической миссии, направленной с визитом в Марокко. Отправляясь в это путешествие, Делакруа и подумать не мог, насколько сильно повлияет поездка на всё его дальнейшее творчество. Африканский мир, который он видел в фантазиях цветистым, шумным и праздничным, предстал перед его глазами тихим, патриархальным, погружённым в свои домашние заботы, печали и радости. Это был затерянный во времени древний мир, напоминавший Грецию. В Марокко Делакруа сделал сотни эскизов, а в дальнейшем впечатления, полученные в этом путешествии, служили ему неисчерпаемым источником вдохновения. Картина "Арабы, играющие в шахматы" написана спустя 15 лет после поездки отражает отдельные стилистические элементы персидской и индийской миниатюры.

После возвращения во Францию его положение упрочилось. Последовали официальные заказы. Первой монументальной работой такого рода стали росписи, выполненные в Бурбонском дворце. После этого Делакруа работал над украшением Люксембургского дворца и росписью потолков в Лувре. Двенадцать лет он посвятил созданию фресок для церкви Сен-Сюльпис.

К работе над фресками художник относился с огромным энтузиазмом. С возрастом продуктивность Делакруа снижалась. В 1835 у него обнаружилась серьёзная болезнь горла, которая, то утихая, то обостряясь, в конце концов и свела его в могилу. Делакруа не чурался общественной жизни, постоянно посещая различные собрания, приёмы и знаменитые салоны Парижа. Его появления ждали — художник неизменно блистал острым умом и отличался элегантностью костюма и манер. При этом его частная жизнь оставалась скрытой от посторонних глаз. Долгие годы продолжалась его связь с баронессой Жозефиной де Форже, но их роман не увенчался свадьбой.

В 1850-е годы его признание стало неоспоримым. В 1851 художника избрали в городской совет Парижа, в 1855 наградили орденом Почётного легиона. В том же году была организована персональная выставка Делакруа — в рамках Всемирной парижской выставки. Сам художник немало огорчался, видя, что публика знает его по старым работам, и лишь они вызывают её неизменный интерес. Последняя картина Делакруа, выставленная в Салоне 1859 года, и законченные в 1861 фрески для церкви Сен-Сюльпис остались практически незамеченными.

Это охлаждение омрачило закат Делакруа. 13.08.1863 он скончался от рецидива болезни горла в своём парижском доме и был похоронен на кладбище Пер-Лашез.


Наполеон II, герцог Рейхштадский (1811-1832).

Родился 20.03.1811. Единственный сын Наполеона I и Марии-Луизы, дочери императора Австрии Франца I. При своём рождении получил титул короля Римского. После первого падения Наполеона I (1814) он был привезён в Австрию и поселён, вместе с матерью, около Вены, в замке Шенбрунн.

Когда Наполеон I вернулся в 1815 во Францию, он потребовал от австрийского правительства возвращения жены и сына, но безуспешно. После поражения при Ватерлоо Наполеон отрёкся от престола в пользу сына, которого провозгласил императором под именем Наполеона II, но отречение, при тогдашних условиях, не имело практического значения.

Когда в 1816 Мария-Луиза переехала в Парму, её сын остался в Вене у деда. Договор, заключённый между союзниками в 1817, лишил его наследственных прав на Парму, но в виде компенсации австрийский император вознаградил его герцогством Рейхштадским.

С 12-летнего возраста герцог Рейхштадский считался на военной службе, на которой к 1830 он дослужился до майора. При австрийском дворе хорошо понимали, что в случае каких-либо осложнений имя Наполеона II можно использовать в политической игре.

Сам герцог Рейхштадский, знавший о своем происхождении, тщательно изучал военное дело и постоянно мечтал о славе и подвигах. Но он был очень болезненным юношей и 22.07.1832 умер от быстро развившейся чахотки.


Жюль Габриэль Верн (1828-1905).

Жюль Верн родился 8.02.1828 на острове Федо на реке Луара, недалеко от Нанта, в доме своей бабушки. Его отцом был адвокат Пьер Верн (1798—1871), ведущий своё происхождение из семьи провенских юристов, а матерью — Софи(1801—1887) из семьи нантских кораблестроителей и судовладельцев.

С 6-ти лет Жюль проходил учение в пансионе в Нанте. Преподавательница мадам Самбин часто рассказывала ученикам, как её муж, морской капитан, потерпел кораблекрушение 30 лет назад и теперь, как она думала, выживает на каком-то острове, подобно Робинзону Крузо. Впоследствии тема робинзонады отложила отпечаток на творчестве Жюля Верна и отразилась в ряде его произведений: "Таинственный остров" (1874), "Школа Робинзонов" (1882), "Вторая родина" (1900).

Родной дядя Жюля Пруден Аллот совершил кругосветное плавание и работал мэром в Брене. По легенде, 11-летний Жюль тайно устроился юнгой на трёхмачтовый корабль "Coralie", чтобы раздобыть коралловые бусы для кузины Каролины, но отец вовремя успел перехватить сына и взял с него обещание впредь путешествовать только в своём воображении.

В 1836 по желанию религиозного отца Жюль поступил в семинарию, где учил латинский, греческий, географию и пение. В период обучения в семинарии 14-летний Жюль зачитывался произведениями Виктора Гюго, особенно полюбил "Собор Парижской Богоматери" и к своим 19 годам пытался писать столь же объёмные тексты (пьесы "Александр VI", "Пороховой заговор").

С 1842 Жюль продолжил обучение в другой семинарии и после двухгодичного изучения с братом риторики и философии в Королевском лицее в Нанте 29.07.1846 получил степень бакалавра с отметкой "Довольно хорошо".

К 19 годам Жюль пытался писать объёмные тексты в стиле Виктора Гюго, но отец ожидал от первенца серьёзной работы на поприще адвоката и отослал Жюля в Париж изучать юриспруденцию.

Сдав экзамены после первого года обучения, Жюль Верн вернулся в Нант, где влюбился в Розу Эрмини Арно Гроссетьер. Но родители девушки предпочли выдать её замуж не за студента с туманным будущим, а за богатого землевладельца. Эта новость повергла молодого Жюля в печаль и вызвала отвращение к родному Нанту и местному обществу. Тема несчастных влюблённых, брака против воли прослеживается в нескольких работах автора.

В Париже Жюль Верн поселился со своим нантским другом Эдуардом Бонами. Воспользовавшись родственными узами, он вошёл в литературный салон. Это было в период революции 1848 года, когда Вторую республику возглавил её первый президент Луи-Наполеон Бонапарт. По сотоянию здоровья Жюля не призвали в армию, о чём он с радостью написал отцу. В январе 1851 Жюль Верн окончил обучение и получил разрешение вести адвокатскую деятельность.

В литературном салоне Жюль Верн познакомился с Александром Дюма, с сыном которого стал очень дружен. Вместе со своим новым другом-литератором Верн закончил свою пьесу "Сломанные соломинки", которая благодаря ходатайству Александра Дюма-отца была поставлена 12.06.1850 в Историческом театре.

В 1851 Верн встретился с одним из знакомых по Нанту, который был главным редактором журнала "Musee des familles ("Музей семьи")". Тот искал автора, способного увлекательно писать о географии, истории, науке и технологиях, не теряя образовательный компонент. Верна это заинтересовало. Первое предоставленное для печати произведение "Первые корабли Мексиканского флота" было написано под влиянием приключенческих романов Фенимора Купера. Затем он написáл новый рассказ — "Драма в воздухе". С этого времени Жюль Верн в своих произведениях сочетал авантюрный роман, приключения с историческими экскурсами.

Благодаря знакомству через Дюма-сына с Жюлем Севестом, директором театра, Верн получил там должность секретаря. Его не беспокоила низкая оплата, Верн надеялся поставить ряд комедийных опер, написанных вместе с Гиньяром и либреттистом Мишелем Карре. Со своими театральными приятелями Верн организовал обеденный клуб "Одиннадцать холостяков".

В 1852 Жюль Верн решительно отказался от юридической практики, на которой настаивал его отец. Он проводил исследования в Национальной библиотеке Франции, составляя сюжеты своих произведений, удовлетворяя свою тягу к познаниям. В это время он встретил путешественника Жака Араго (1790-1855), который продолжал странствовать, несмотря на ухудшившееся зрение. Они подружились, а оригинальные и остроумные рассказы Араго о путешествиях подтолкнули Верна к развивающемуся жанру литературы — путевому очерку.

В 1856 Верн познакомился с Онориной де Виан-Морель — 26-летней вдовой с двумя детьми. Чтобы выправить своё финансовое положение и получить возможность жениться на Онорине, Жюль Верн согласился на предложение её брата — заняться брокериджем. Верн оставил работу в театре, занялся облигациями и работал полный день биржевым брокером на Парижской фондовой бирже. В свободное время он продолжал ходить в библиотеку, составляя свою картотеку из разных областей знаний, и встречался с членами клуба "Одиннадцать холостяков", которые к этому времени уже все женились.

В июле 1858 Верн и его друг Аристид Гиньяр отправились в морское путешествие из Бордо в Ливерпуль и Шотландию. Первое путешествие Верна за пределами Франции произвело на него огромное впечатление. По мотивам поездки он написáл "Путешествие в Англию и Шотландию задом наперёд". Второе морское путешествие друзья предприняли в 1861 до Стокгольма. Это путешествие легло в основу произведения "Лотерейный билет № 9672".

В 1862 Верн познакомился с известным издателем Пьером-Жюлем Этцелем. Этцелю понравился стиль Верна гармонично соединять художественную литературу с научной детализацией, и он согласился сотрудничать с писателем. 31.01.1863 был издан роман "Пять недель на воздушном шаре".

Этцель подписал с Верном договор, по которому писатель обязался предоставлять для его нового журнала три тома ежегодно за фиксированную плату. Верна порадовала перспектива стабильного заработка при занятии любимым делом. Большинство его произведений появлялись сначала в журнале, прежде чем выйти в виде книг.

В 1866 Этцель предложил издать серию произведений Верна под названием "Необыкновенные путешествия", где мастер слова должен "обозначить все географические, геологические, физические и астрономические познания, накопленные современной наукой, и пересказать их в занимательной и живописной форме". Верна увлекла амбициозность затеи.

В 1869 между Этцелем и Верном разгорелся конфликт из-за сюжета "Двадцать тысяч льё под водой". Верн создавал образ Немо, как польского учёного, который мстил Российскому самодержавию за смерть своей семьи во время Польского восстания 1863—1864 годов. Однако Этцель не желал терять прибыльный российский рынок и потому потребовал сделать героя абстрактным "борцом против рабства". В поисках компромисса Верн окутал тайнами прошлое Немо.

В 1865 в посёлке Ле-Кротуа у моря Верн приобрёл старый парусный бот "Сен-Мишель", который перестроил в яхту и "плавучий кабинет". Здесь Жюль Верн провёл значительную часть своей творческой жизни. Он много путешествовал по миру, в т.ч. и на своих яхтах "Сен-Мишель I", "Сен-Мишель II" и "Сен-Мишель III".

16.03.1867 Жюль Верн с братом Полем отправились на пароходе "Грейт Истерн" из Ливерпуля до Нью-Йорка. Путешествие на самом крупном в то время пароходе вдохновило писателя на создание произведения "Плавающий город". В Париж они возвратились к началу Всемирной выставки.

Затем на Вернов обрушилась череда несчастий: в 1870 от эпидемии оспы скончались родственники Онорины (брат и его жена), 3.11.1871 в Нанте умер отец писателя, в апреле 1876 едва не скончалась от кровотечения Онорина, которую удалось спасти с помощью редкой в те времена процедуры переливания крови. В 1872 по желанию Онорины семейство Вернов переезжает в Амьен. Здесь Верн подписывается на несколько научных журналов и становится членом Амьенской академии наук и искусств, где его выбирали председателем в 1875 и 1881 годах.

Немало проблем своим родственникам доставлял единственный сын писателя Мишель. Он отличался крайним непослушанием и цинизмом, отчего в 1876 провёл шесть месяцев в исправительном учреждении в Метре В феврале 1878 Мишель сел на корабль до Индии в качестве ученика штурмана, но морская служба не исправила его характер. В это же время Жюль Верн написал роман "Пятнадцатилетний капитан". Вскорости Мишель вернулся и продолжил свою беспутную жизнь. Жюль Верн оплачивал бесконечные долги сына и, в конечном итоге, выставил его из дома.

В 1884 Жюль Верн с семьёй и друзьями совершил своё последнее большое путешествие. В Риме Жюля Верна пригласили на аудиенцию к Папе Льву XIII. В 1886 Жюль Верн неожиданно продал свою яхту "Сан-Мишель III" за полцены, и никогда более не выходил в море.

9.03.1886 в Жюля Верна дважды выстрелил из револьвера психически больной 26-летний племянник Гастон Верн (сын Поля). Одна из пуль ранила лодыжку писателя, отчего тот начал хромать. Инцидент удалось замять, но Гастон остаток жизни провёл в психиатрической лечебнице.

В 1888 Верн избрался в городское управление Амьена, где внедрил несколько преобразований и проработал 15 лет. Его стараниями в городе был построен большой цирк, носящий в настоящее время имя Жюля Верна. В 1892 писатель стал кавалером ордена Почётного легиона.

В 1902 Верн ощутил творческой упадок, ответив на просьбу Амьенской академии, что в его возрасте "слова уходят, а идеи не приходят". Жюль Верн умер от сахарного диабета 24.03.1905 в своём амьенском доме и был похоронен на кладбище Мадлен в Амьене. На похороны пришли более пяти тысяч человек. Немецкий император Вильгельм II выразил соболезнования семье писателя через посла, присутствовавшего на церемонии. Ни один делегат французского правительства не приехал.

В творчестве Жюля Верна чётко прослеживается борьба добра и зла. Автор категоричен, выводя практически во всех произведениях абсолютно однозначные образы героев и злодеев. За редким исключением читателю предлагается симпатизировать и сопереживать главным героям — образцам всех добродетелей и испытывать антипатию ко всем отрицательным героям, которые описываются исключительно как негодяи. Какие либо полутона в образах, как правило, отсутствуют.

Живой интерес к научно-техническому прогрессу подали некоторым читателям повод преувеличенно называть Жюля Верна "предсказателем", кем он в действительности не был. Сделанные им смелые предположения в книгах являются лишь творческой переработкой существовавших в конце XIX века научных идей и теорий.

После смерти писателя осталось большое количество неопубликованных рукописей, которые продолжают выходить в свет и поныне. Например, роман "Париж в XX веке", написанный в 1863 в стиле антиутопии опубликован лишь в 1994 году благодаря правнуку писателя.

Жюлю Верну не довелось побывать в России, но действие некоторых его романов полностью или частично разворачивается на её территории. В Российской империи почти все романы Жюля Верна появлялись сразу вслед за французскими изданиями и выдерживали по нескольку переизданий. Дмитрий Иванович Менделеев называл Верна "научным гением". Лев Толстой любил читать детям книги Верна и сам рисовал к ним иллюстрации.

Однако издание романа Жюля Верна "Путешествие к центру Земли", в котором духовные цензоры нашли антирелигиозные идеи, а также опасность уничтожения доверия к Священному писанию и духовенству, было запрещено.

Жюль Верн был пятым (после Х.К.Андерсена, Джека Лондона, братьев Гримм и Шарля Перро) по издаваемости в СССР зарубежным писателем. Многие произведения писателя были экранизированы.


Эйфель, Александр Гюстав (1832-1923).

Гюстав родился 15.12.1832 во французском департаменте Кот-д’Ор (Бургундия). Он был потомком Жана-Рене Бёникхаузена, эмигранта из германского городка Мармаген (под Кёльном), переселившегося в Париж в начале XIX века. Фамилию Эйфель семья приняла в напоминание о родных горах Eifel (нем. Айфель). Хотя члены семьи пользовались фамилией Эйфель, Гюстав был зарегистрирован под фамилией Бёникхаузен и официально не менял её до 1880 года.

Он учился в Королевском лицее в Дижоне, но учёба тяготила его до старших классов, когда он под влиянием учителей истории и литературы взялся за занятия и успешно сдал экзамены на звание бакалавра по естественным и гуманитарным наукам. Важную роль в обучении мальчика играли его дядя Жан-Батист Моллерат, владелец крупного химического завода близ Дижона, автор метода перегонки уксуса, и один из дядиных друзей химик Мишель Перре, обучавшие Гюстава всему от химии и горного дела до богословия и философии.

Для последующей учёбы Гюстав уехал в Париж, где поступил в Коллеж Сен-Барб, по окончании которого он хотел поступить в Политехническую школу, но преподаватели сочли уровень его подготовки недостаточным, и он поступил в более прикладную Центральную школу искусств и мануфактур. На втором курсе он решил специализироваться по химии и в 1855 получил диплом инженера. В тот год Париж принимал Всемирную выставку, и мать купила Гюставу абонементный билет для посещения зрелища.

Эйфель быстро прославил себя как строитель-новатор, оригинально и с успехом применявший новые методы проектирования и монтажа. В 1858 в возрасте двадцати шести лет при строительстве своего первого сооружения - 510-метрового железного моста через Гаронну в Бордо - он одним из первых во Франции использовал гидравлический пресс для установки свай, которые были погружены таким образом на глубину 25 метров от зеркала воды. Идея была успешной и принесла ему первое признание в области строительства металлоконструкций. Воодушевленный успехом первого большого проекта, он основал собственную компанию.

Эйфель получил известность как автор расчета конструкции покрытия Галереи машин на Всемирной выставке 1867 года. Павильон выставки был сделал в форме вложенных друг в друга эллипсов. Наружный, самый высокий павильон, предназначался для экспонирования промышленного оборудования.

В 1869 Эйфель принял участие в проекте универсального парижского магазина "Бон Марше" (фр. "Удачная покупка"). "Бон Марше" стал образцом для следующих поколений универсамов вплоть до нашего времени, поскольку он был первым современным универсальным магазином из стекла и металла, пронизанным насквозь солнечным светом.

В 1874—1877 компанией Эйфеля была осуществлена реконструкция вокзала Ньюгати в Будапеште. Строительство велось без сноса старого вокзала прямо над ним. Этот вокзал считается самым красивым в Европе. Особенно впечатляет стеклянный дебаркадер, нависший над платформами поездов.

В 1876 Эйфель принял участие в создании статуи Свободы, которую Франция собиралась подарить Соединённым Штатам к 100-летнему юбилею принятия Декларации Независимости. Эйфелю было поручено спроектировать массивную стальную опору и промежуточный поддерживающий каркас, на котором должна крепиться медная оболочка статуи. Однако работы по созданию статуи начались слишком поздно и в 1876 на Всемирную выставку в Филадельфии была привезена толко рука, держащая факел. Сама статуя была установлена только через 10 лет. Торжественное открытие состоялось 28.10.1886.

В 1877 по проекту Эйфеля в Португали был сооружён железнодорожный мост через реку Дору. Эйфель воплотил при строительстве новые инженерные решения: мост всего в один пролёт длиной 160 м, опирающийся на ажурную металлоконструкцию в форме параболы, перекинут через реку, нависая над ней на высоте 60 метров. Семь лет этот мост держал мировое первенство по наибольшей длине пролёта. Мост был назван в честь жены короля Луиша I — Марии Пиа Савойской.

Аналогичное конструктивное решение Эйфель использовал при строительстве в 1880—1884 железнодорожного моста в департаменте Канталь (южная Франция). Виадук Гараби представляет собой металлическую сетчатую конструкцию в виде огромной серповидной арки, перекинутую через реку Трюйер на высоте 122 м (длина пролета 180 м, высота 60 м). В своё время этот виадук был самым высоким в мире.

Эйфель прославился как непревзойденный строитель мостов, в т.ч. поворотных. По проектам Эйфеля было построено много мостов в разных частях света. Только в Каталонии их восемь. Проектируя в своем бюро дерзкие конструкции мостов через глубокие реки Европы и Африки, а также через огромные водные артерии Индокитая, он стремился учитывать факторы погоды, уровня воды, направления и силы ветра. В 1892 Эйфель принял участие в конкурсе на проект Троицкого моста в Петербурге. Хотя проект был признан лучшим, после долгих обсуждений подряд на строительство моста был отдан французской фирме "Батиньоль", которая хорошо зарекомендовала себя постройкой красивых и экономичных мостов.

В 1890 по заказу бразильского миллионера дон Ансельмо де Агила, разбогатевшего в период т.н. "каучуковой лихорадки", Эйфель спроектировал двухэтажный особняк. Иметь в преимущественно деревянном городе металлическое здание, отлитое в Европе, считалось верхом роскоши. Металлические конструкции, изготовленные по проекту Эйфеля, были отлиты в Бельгии, доставлены в Икитос пароходом и собраны на месте. Однако "Железный дом" оказался непригодным для жизни, т.к. солнце накаляло металл до невыносимых температур.

Эйфель был инженером Панамского общества и поставщиком для него оборудования, изготовлявшегося на его машиностроительном заводе в Леваллуа-Перре (близ Парижа). Разоблачения, касавшиеся Панамского общества, коснулись и Эйфеля: его обвиняли в получении от Панамского общества 19 млн франков за фиктивные работы. Преданный в 1893 суду вместе с отцом и сыном Лессепсами и другими причастными к делу лицами, Эйфель был приговорён к 2 годам тюрьмы и 20 тыс. франкам штрафа, но кассационный суд отменил приговор.

Имя Эйфеля можно было обнаружить среди создателей едва ли не всех крупных сооружений второй половины XIX века, и не только во Франции. Именно он заставил "плавать" стотонный купол обсерватории в Ницце, отчего для его передвижения нужны были усилия не более чем одного человека. Но главным делом его жизни, увековечившим его имя стала башня, сооружённая в Париже к Всемирной выставке 1889 года. Эйфелева башня воплотила в себе весь опыт, накопленный архитектором в области устройства фундаментов и возведения опор в зависимости от свойств грунта и величины ветровой нагрузки.

Строительство башни потребовало разработки специальных мобильных кранов, двигавшихся по рельсам,проложенным для будущих лифтов. Сложность состояла и в том, что подъёмное устройство должно было двигаться вдоль мачт башни по изогнутой траектории с меняющимся радиусом кривизны. Благодаря тому, что все детали башни (более 18 тыс.) были спроектированы и изготовлены так, что при сборке не требовали подгонки, через два года, два месяца и пять дней с начала строительства башня была готова.

Ещё в процессе строительства против возведения этого сооружения выступили многие деятели французской культуры, в т.ч. Александр Дюма-сын, Ги де Мопассан и композитор Шарль Гуно.

Башня не имевшая другого утилитарного назначения, кроме как служить главным входом на выставку и смотровой площадкой, должна была быть демонтирована через 20 лет после истечения срока аренды, полученной Эйфелем от муниципалитета Парижа. Однако отношение к башне изменилось с появлением эры радио. В 1903 генерал Феррье, пионер в области беспроволочного телеграфа, применил её для своих экспериментов. В 1921 состоялась первая радиопередача с Эйфелевой башни, а с 1935 началась передача регулярных телевизионных программ. Сейчас Эйфелева башня является сомволом не только Парижа, но и всей Франции.

Гюстав Эйфель скончался 27.12.1923 от пневмонии.

На главную страницу