Предшественник
Преемник

Французская революция и
Первая республика

(1792-1799)


В связи с финансовыми трудностями, вследствие неумелого управления финансами, расточительности королевы и щедрых даров, которые король расточал принцам и придворным, в 1789 было решено созвать Генеральные штаты.

Когда 5.05.1789 Генеральные штаты были уже в сборе, привилегированные сословия не хотели подчиниться третьему сословию, требовавшему совместных заседаний. 17.06.1789 третье сословие объявило себя Национальным собранием на основании того, что они представляют интересы подавляющего большинства нации. Вскоре к ним присоединились приходские священники и некоторые дворяне, а затем почти все представители привилегированных сословий вошли в состав Национального собрания..

Когда депутаты узнали, что вокруг Парижа и Версаля стали собираться военные силы, а министр финансов Неккер, пользовавшийся громадной популярностью, получил отставку, в Париже произошло восстание. 14.07.1789 народные толпы, разгромив арсенал и оружейные лавки, взяли и разрушили государственную тюрьму Бастилию. Для прекращения начавшихся грабежей и отражения королевских войск парижская буржуазия тоже вооружилась и образовала национальную гвардию, избрав своим главным начальником Лафайета, одного из депутатов от дворянства.

Луи XVI был вынужден уступить. Он даже съездил в Париж, где показался народу, имея на шляпе трехцветную национальную кокарду (красный и синий — цвета парижского герба, белый — цвет королевского знамени).

Взятие Бастилии послужило сигналом для целого ряда восстаний в провинциях. Особенно сильно волновались крестьяне, отказывавшиеся платить феодальные повинности, церковную десятину и государственные налоги. Они нападали на замки, разрушали их и жгли, а дворян и их управляющих убивали.

Народные волнения вызывали поток эмигратов из Франции, которые в качестве недовольной политической партии стали искать за границей союзников для восстановления старого порядка на родине.

Однако в первые годы революции Австрия, Пруссия и Россия были заняты польскими делами. Кроме того, Австрия и Россия воевали с Турцией. Россия вела войну со Швецией. Австрии приходилось усмирять Бельгию и Венгрию.

Ещё до разрушения Бастилии Национальное собрание приняло название учредительного, признав за собой право дать государству новые учреждения. 26 авг. была принята Декларация прав человека и гражданина, составленная по примеру Америки.

Слухи о подготовке Луи XVI к военному перевороту вызвали второе парижское восстание. 5-6 окт. толпа ворвалась в Версаль, требуя переезда короля в Париж. Туда же перенесло свои заседания и Национальное собрание.

В столице образовались политические клубы, занимавшиеся обсуждением вопроса о будущем устройстве Франции. Один из таких клубов, получивший название якобинского, стал играть особенно влиятельную роль.

В 1789 во Франции возникла масса газет, как либерального направления, так и роялистких. Эта пресса, отражая всеобщее брожение, ловя слухи, ходившие в обществе, бросая тень подозрения в неблагонадежности на своих политических противников, подливала масло в огонь.

В июне 1791 Луи XVI с семьёй тайно покинул Париж, но был задержан по дороге (в Варенне), и возвращён в Париж, где был взят под стражу до принятия конституции. В Париже даже началась агитация, требовавшая низложения Луи XVI. Митинг, собравшийся по этому поводу на Марсовом поле 17 июля был разогнан национальной гвардией.

Выработанная Учредительным собранием Конституция 1791 года была основана на идеях представительного народовластия и с разделением властей. Прежний сословный строй общества был заменён гражданским равенством. Дворянское звание, со всеми аристократическими титулами и гербами, было отменено.

Рассматривая короля, как представителя нации, она основывала все другие власти на народном избрании. При этом политическими правами пользовались только т.н. "активные" граждане, платившие прямой налог в размере трехдневной рабочей платы. Король, был облечён исполнительной властью и мог действовать через ответственных перед собранием министров, которые не могли быть избраны из членов собрания.

Учредительное собрание разделило страну на 83 департамента (с подразделением на округа); вся администрация, а также члены департаментских трибуналов и мировые судьи, в силу идеи народного верховенства должна быть выборными.

Тот же принцип народовластия был положен в основу т.н. гражданского устройства духовенства, которое также должно выбираться активными гражданами и получать казенное жалование наравне с чиновниками. Его сословные привилегии, а также право получения десятины были отменены. Земли Церкви были отобраны в казну и вместе с королевскими доменами составили национальные имущества, которыми был обеспечен государственный долг. В правах были уравнены все вероисповедания.

Для борьбы с цеховым принципом промышленного производства была объявлена свобода промышленности и труда, с запрещением устраивать какие бы то ни было корпорации.

В общем эта конституция имела демократический характер, но главные выгоды от неё получила буржуазия, которая сделалась первенствующим общественным классом и обогатилась путём покупки церковных имений, которые Учредительное собрание решило распродать для покрытия государственного долга.

14.09.1791 король присягнул конституции, после чего его освободили из-под стражи. Однако Луи XVI дал знать за границу, что его согласие было вынужденным.

Леопольд II предложил другим государям согласиться между собой насчет общих действий в пользу французского короля, что только ухудшило положение Луи XVI, которого теперь прямо стали обвинять в заговоре с иностранцами против отечества.

Тяжёлое экономическое состояние народа, недовольство беднейшей части нации устранением её от пользования политическими правами, а также вмешательство власти в религиозную жизнь, продолжали служить источником беспорядков. Это обусловило стремление якобинцев осуществить политическое учение Руссо, для чего необходимо продолжение революции. После того, как в якобинском клубе стали высказываться республиканские идеи, от него отделился конституционно-монархический клуб фельянов.

После того, как Учредительное собрание прекратило свою деятельность, его место заняло Законодательное собрание. Правую сторону в зале заседания заняли конституционные монархисты (фельяны); люди без резко определённых взглядов заняли средние места; левую сторону составляли две партии — жирондисты, среди которых особенно выделялись Верньо, Бриссо и Кондорсе, и монтаньяры, главная сила которых была в якобинском и других клубах, среди них самыми влиятельными были Робеспьер, Дантон и Марат, получивший прозвище "Друг народа" (он издавал газету под этим названием), хотя они не входили в состав собрания.

Для борьбы с наиболее упорными врагами революции — эмигрантами, злоумышлявшими против Франции за границей, и с духовными лицами, не хотевшими признавать церковной реформы учредительного собрания (не присягнувшие священники) законодательное собрание постановило конфисковать имущество эмигрантов, а непокорных священников наказывать лишением гражданских прав, высылкой и даже тюрьмой.

Луи XVI отказался утвердить эти декреты, но этим только возбудил против себя крайнее неудовольствие в народе. Короля все более и более подозревали в тайных сношениях с иностранными дворами. Жирондисты и в собрании, и в клубах, и в печати доказывали необходимость ответить на вызывающее поведение иностранных правительств "войной народов против королей" и обвиняли министров в измене.

Король дал отставку министерству и назначил новое из единомышленников "Жиронды". Весной 1792 новое министерство настояло на объявлении войны Австрии, где в это время царствовал уже Франц II. В союз с Австрией вступила и Пруссия и это было началом революционных войн, оказавших большое влияние на историю всей Европы.

Однако вскоре Луи XVI дал отставку министерству, что вызвало в Париже народное восстание. 20.06.1792 толпы инсургентов овладели королевским дворцом и, окружив Луи XVI, требовали от него утверждения декретов об эмигрантах и священниках и возвращения жирондистских министров.

Когда главнокомандующий союзной австро-прусской армией, герцог Брауншвейгский, издал манифест, в котором грозил французам казнями, сожжением домов, разрушением Парижа, в столице вспыхнуло 10 августа новое восстание, сопровождавшееся избиением стражи, которая охраняла королевский дворец. В Париже была образована коммуна, взявшая в свои руки муниципальнок самоуправление.

Луи XVI со своим семейством искал убежища в Законодательном собрании, но последнее в его же присутствии постановило отрешить короля от власти и взять под стражу, а для решения вопроса о будущем устройстве Франции созвать чрезвычайное собрание под названием национального Конвента.

Исполнительную власть Законодательное собрание поручило новому министерству, в котором пост министра юстиции достался Дантону, бывшему одним из организаторов восстания 10 августа.

Франция переживала очень тревожное время. Начиналось иностранное нашествие, а между тем французское войско оказалось никуда не годным, а его начальники — ненадежными. После 10 августа Лафайет, командовавший одной из армий, хотел двинуться на Париж, чтобы подавить мятеж, но солдаты его не послушались, и он бежал в Германию.

В Париже только и говорили о заговорах и изменах; раздражение народа перешло всякие границы. В течение трёх дней, в первых числах сентября толпы народа хватали всех, кто казался подозрительным, и расправлялись с ними без суда.

Выборы в Конвент совершились под впечатлением этих ужасов и неблагоприятных известий с восточной границы, через которую во Францию вступила австро-прусская армия. Иноземное нашествие вызвало во французской нации бурный взрыв патриотизма. Для пополнения армии из разных городов являлись толпы волонтеров. Молодой офицер Руже де Лиль сочинил военную песню для волонтёров Рейнской армии. Позднее эта песня в исполнении добровольцев из Марселя прозвучала в Париже и стала национальным гимном Франции под названием "Марсельеза".

Накануне открытия в Париже заседаний национального Конвента (21.09.1792), Дюмурье отбил при Вальми атаку пруссаков. Французы перешли в наступление и даже стали занимать территорию противника (Бельгию, левый берег Рейна и Савойю с Ниццой).

Соперничество между жирондистами и якобинцами, которое началось в первые же месяцы Законодательного собрания продолжилось и в национальном Конвенте, в котором жирондисты занимали уже правую сторону; левая состояла из якобинцев-монтаньяров, а центр ("равнина") — из колебавшихся между двумя крайними партиями. И жирондисты, и якобинцы были поклонниками Руссо и идеализированных республик классической древности, но в то же время расходились между собой в весьма важных вопросах.

Жирондисты были горячими защитниками свободы личности и боялись всемогущества государства, и не сочувствовали насилию народных масс. Поэтому они вступили в борьбу с коммуной и с Дантоном, которых обвиняли в сентябрьской резне.

Наоборот, монтаньяры стояли за политику устрашения ("террор") против врагов революции, за активное участие в ней санкюлотов, за облечение государственной власти самыми неограниченными полномочиями и за подавление стремления к личной свободе.

Конвент объявил Францию республикой. Вслед за тем жирондисты подняли вопрос о суде над королем. Начался процесс, в результате которого "Луи Капет" был признан виновным в заговоре против свободы нации и против общей безопасности государства и приговорён к смертной казни на гильотине. Приговор был приведен в исполнение 21.01.1793.

Это событие произвело страшное впечатление во всей Европе. Против революции образовалась громадная коалиция, поставившая своей целью восстановить во Франции монархию и прежние порядки. В то самое время, когда Франции грозило новое нашествие иностранцев и нация готова была подняться против внешних врагов, внутри шла борьба между жирондистами и монтаньярами.

Весной 1793 Дюмурье, который считался креатурой жирондистов, бежал за границу с сыном герцога Орлеанского ("Филиппа Эгалите"), которого хотел, при помощи войска, посадить на французский престол. В это же время в Вандее и Бретани против Конвента вспыхнуло восстание под предводительством священников и дворян. Для спасения отечества Конвент передал исполнительную власть комитету общественного спасения с самыми неограниченными полномочиями.

Революционный суд, который решал дела быстро и без формальностей, приговаривал к смертной казни на гильотине часто на основании одних лишь подозрений. В конце мая и начале июня толпы народа дважды врывались в Конвент и требовали исключения жирондистов, как изменников, и предания их революционному суду. Конвент исключил наиболее видных жирондистов. Одни из них бежали из Парижа, другие были арестованы и преданы революционному суду.

Террор усилился ещё более, когда поклонница жирондистов, Шарлотта Корде, убила Марата, а в Нормандии и некоторых крупных городах (в Бордо, Лионе, Марселе, Тулоне) вспыхнули восстания, в которых приняли участие и бежавшие жирондисты. Это дало повод обвинять их в федерализме.

После падения жирондистов, из которых многие были казнены, а некоторые кончили жизнь самоубийством, власть оказалась в руках якобинцев во главе с Робеспьером. Францией управлял комитет общественного спасения, распоряжавшийся государственной полицией (комитетом общей безопасности) и конвентскими комиссарами в провинциях, которые везде организовали из якобинцев революционные комитеты.

Декретом 10.12.1793 временное правительство Франции было объявлено "революционным до заключения мира". Якобинцы опирались главным образом на мелких ремесленников и на рабочих столицы, в пользу которых Конвент издал закон о максимуме цен на продукты, угрожая обвинением в государственном преступлении всякого, кто стал бы продавать продукты дороже или вовсе не пускать их на рынок.

Конвент быстро подавил восстания в провинциях. При осаде Тулона, предавшегося англичанам, особенно отличился молодой артиллерийский поручик Наполеон Бонапарт. При усмирении восстаний и заговоров революционный суд действовал безостановочно, приговаривая к гильотине ежемесячно сотни "подозрительных" или уличенных в противодействии Конвенту. Особенно отличился в Лионе эмиссар Конвента Фуше.

Кроме многих жирондистов, от топора гильотины погибли Мария-Антуанетта (16.10.1793), химик Лавуазье, бывший прежде откупщиком, поэт Андре Шенье и многие другие известные и выдающиеся люди.

31.07.1793 Конвент принял декрет о введении во Франции метрической системы мер и весов. Это одно из немногих, что не только сохранилось во Франции после всех последующих переворотов, но и впоследствии было принято большинством государств мира.

Из среды якобинцев выделилась группа "гербертистов", враждебная христианству. Ей удалось осенью 1793 провести в Конвенте замену христианского календаря календарём республиканским, в котором летосчисление велось с дня провозглашения Франции республикой.

Вместо католицизма гербертисты предлагали ввести во Франции культ Разума. Робеспьер, разделявший деистические воззрения Руссо, был против этого и произносил и в конвенте, и в якобинском клубе речи против атеистов. Дантон также восставал против "религиозных маскарадов", как он называл празднества в честь Разума.

Для Робеспьера гебертисты были слишком крайними, дантонисты, наоборот, чересчур умеренными, и против тех и других он повёл компанию в конвенте. Весной 1794 сначала Гебер и его последователи, потом и Дантон со своими сторонниками были арестованы, преданы революционному суду и казнены.

После этих казней Робеспьер (декретом Конвента) установил во Франции почитание Верховного Существа, по мысли "гражданской религии" Руссо. Новый культ был торжественно объявлен во время церемонии, устроенной Робеспьером, который разыграл при этом роль первосвященника "гражданской религии".

В это время революционный суд получил право судить членов самого Конвента без разрешения последнего. Однако когда Робеспьер потребовал новых казней, не называя имен тех, против кого готовился выступить обвинителем, напуганное этим большинство членов Конвента 27.07.1794 (9 термидора по новому календарю) совершило т.н. "Термидорианский" государственный переворот, приведший к свержению якобинской диктатуры и установлению Директории. На следующий день Робеспьера и главных его приверженцев (Сен-Жюста, Кутона и др.) казнили без суда.

После падения Робеспьера якобинский клуб был закрыт, в Конвент были возвращены уцелевшие жирондисты. В 1795 оставшиеся в живых якобинцы ("последние монтаньяры") дважды поднимали на Конвент население Парижа (12 жерминаля и 1 прериаля), но Конвент усмирил оба восстания с помощью военной силы и приказал казнить зачинщиков.

Летом 1795 Конвент составил новую конституцию. Законодательная власть поручалась уже не одной, а двум палатам — совету пятисот и совету старейшин, причем был введен значительный избирательный ценз. Исполнительная власть была отдана в руки Директории — пяти директоров, которые назначали министров и агентов правительства в провинциях.

Боясь, что выборы в новые законодательные советы дадут большинство противникам республики, Конвент решил, что две трети "пятисот" и "старейшин" будут на первый раз обязательно взяты из членов Конвента. Когда была объявлена указанная мера, 5.10.1795 (13 вандемьера) в Париже вспыхнул мятеж, в котором главное участие принадлежало буржуазии, боявшейся возвращения якобинского правления. Этот мятеж был подавлен благодаря распорядительности Бонапарта, встретившего инсургентов картечью.

В конце 1795 Конвент уступил место Советам пятисот и старейшин и Директории. В обоих Советах две трети членов были взяты из бывших жирондистов и более умеренных монтаньяров, не желавших ни реставрации монархии, ни возвращения террора. Остальную часть составляли роялисты и конституционные монархисты.

В страну стали возвращаться эмигранты и не присягнувшие священники, пропагандировавшие, вместе с местными роялистами, необходимость восстановления законной монархии. В 1797 на выборах прошло очень много роялистов, которые тотчас же открыли свой клуб. Встревоженные конституционные монархисты сблизились с республиканцами и основали общий клуб. В советах было уже прямо монархическое большинство, явно подготовлявшее реставрацию.

По просьбе директора Поля Барраса Бонапарт, находившийся в Италии, прислал генерала Ожеро, который арестовал главных депутатов-роялистов. Результаты выборов в большинстве департаментов были отменены, часть членов Совета пятисот и совета старейшин вместе с двумя директорами (Франсуа Бартелеми и Лазар Карно) отправлены в ссылку. На год была отменена свобода печати, возобновлялись прежние суровые законы против эмигрантов и не присягнувших священников. Этот переворот, известный под названием "18 фрюктидора", нанес удар возрождению роялизма, находившегося в сношениях с эмигрантами и европейской коалицией.

11.05.1799 в результате нового переворота ("22 флореаля") умеренные республиканцы снова получили перевес. Однако оба Совета были недовольны составом Директории и помогли двум директорам (Баррасу и Сийесу) устранить 18.07.1799 трех других, заменив их новыми (Роже-Дюко, Гойе и Муленом). Этот переворот известен под названием "30 прериаля". В общем эпоха Директории характеризуется непрочностью политического положения.

Тем не менее французская армия, в которую устремились наиболее деятельные, наиболее энергичные люди из всех классов общества, которые хотели защитить родину, стала одной из лучших в Европе. Доступ к высшим должностям в новой республиканской армии был открыт всякому способному человеку и немало знаменитых полководцев вышло в это время из рядов простых солдат.

Для поправлении финансов Директория придумала налагать большие денежные контрибуции на население завоёванных стран. Победам французов много способствовало то обстоятельство, что их встречали как освободителей от абсолютизма и феодализма. Голландия была превращена в демократическую Батавскую республику, вступившую с Францией в тесный союз.

Пруссия вышла из коалиции и заключила с Францией Базельский мир. За Пруссией отстали от коалиции многие другие союзники. Французы одержали ряд блестящих побед над Австрией и остававшимися ещё верными ей союзниками. Во главе итальянской армии Директория поставила молодого генерала Бонапарта, который в 1796-1797 принудил Сардинию отказаться от Савойи, занял Ломбардию, взял с Пармы, Модены, Папской области, Венеции и Генуи контрибуции и присоединил часть папских владений к Ломбардии, превращенной в Цизальпинскую республику.

В аристократической Генуе произошла демократическая революция, превратившая её в Лигурийскую республику. Франция превратила Папскую область, Швейцарию и Неаполитанское королевство в демократические республики: Римскую, Гельвецию и Партенопейскую, а Пьемонт и Тоскана были захвачены французами и присоединены к Франции.

Покончив с Австрией, Бонапарт дал Директории совет нанести удар Англии в Египте, куда и была отправлена под его начальством военная экспедиция.

Таким образом к концу революционных войн Франция владела Бельгией, левым берегом Рейна, Савойей и некоторой частью Италии и была окружена целым рядом "республик-дочерей". Но тогда же против неё составилась новая коалиция из Австрии, России, Сардинии и Турции.

Император Павел I послал в Италию Суворова, одержавшего над французами ряд побед и к осени 1799 очистившего от них всю Италию.

Узнав о том, что делается в Европе, Бонапарт поспешил во Францию. Его неожиданное прибытие было встречено нацией с восторгом: в нём видели будущего спасителя Франции. Солдаты боготворили Наполеона и называли его "маленьким капралом".

Бонапарт вошёл в соглашение с директором Сийесом, и оба очень быстро подготовили и 9.11.1799 совершили государственный переворот, который известен под названием "18 брюмера" и обыкновенно считается концом французской революции.

Предшественник
Преемник

На главную страницу